Англо-американские отношения и орегонская проблема (1815-1846)

Глава VIII из коллективной монографии "История внешней политики и дипломатии США. 1775-1870" (М., 1994)

По окончании англо-американской войны 1812 года Соединенные Штаты стремились утвердить равноправные отношения с Великобританией, которая к моменту завершения эры наполеоновских войн представляла собой мощнейшую промышленную державу, жизненно заинтересованную в расширении внешних рынков. Она обладала крупнейшим в мире торговым и военным флотом. В США, несмотря на отдельные успехи в области промышленности, торговли и транспорта, промышленный переворот только разворачивался. Быстро восстанавливались прерванные войной англо-американские торговые связи. В обмен на хлопок и другие сельскохозяйственные продукты главными статьями ввоза из Великобритании были разнообразные изделия, в частности из хлопка и шерсти. Это подрывало неокрепшие Мануфактуры. Засильем английских товаров и деятельностью британских купцов и их агентов были недовольны предприниматели, многие фермеры, плантаторы и торговцы, не связанные с заокеанской коммерцией. В 1815 году в Англии были приняты «хлебные законы», ограничивавшие ввоз в страну иностранного, в том числе и американского, зерна и муки. В 1816 году законодатели США одобрили протекционистский тариф.

Соединенные Штаты были заинтересованы в возобновлении и дальнейшем развитии торгово-экономических отношений с британскими колониями Северной Америки и Вест-Индии. Историк К. Дж. Брауэр утверждает, что к 1815 году «американские интересы относительно имперской экспансии Британии были глобальными и имели намного большее значение для американской внутренней и внешней политики, чем это понимали (до недавнего времени. — Авт.) исследователи»1.

США стремились заключить торговый договор с Великобританией. Такое поручение не случайно было дано посланнику в Лондоне Дж. К. Адамсу, который, по словам Н. Гребнера, считал мир с этой страной наиболее существенным фактором для безопасности и благополучия американцев2.

Со стороны Соединенных Штатов в переговорах участвовали также один из опытнейших дипломатов швейцарец по происхождению и нью-йоркский финансист А. Галлатин и видный политический деятель Г. Клей. Лишь ценой больших усилий 3 июля 1815 г. удалось подписать англо-американскую торговую конвенцию, в которой оговаривались отношения сторон лишь во владениях Великобритании на Европейском континенте и ее колониях в Ост-Индии и ряд других вопросов3. Если британская сторона имела основания быть довольной исходом переговоров, то Дж. К. Адамс не скрывал разочарования4. Он и его коллег не смогли добиться ликвидации дискриминации со стороны Великобритании в торговле США с британскими колониями в Америке. Именно этого в первую очередь ожидали от Дж. К. Адамса торгово-финансовые круги северо-восточных штатов.

Из-за специфики географического положения, особенностей экономического развития США всегда волновали проблемы свободы морей, судоходства, обороны побережья и внутренних районов, захвата американских торговых и военных моряков для службы в британском военно-морском флоте и др. Для защиты интересов купцов, судовладельцев, китобоев и рыболовов, а также для надежной обороны нужен был военно-морской флот. Встал вопрос о необходимости его укрепления как количественно, так и качественно, поощрялись технические изобретения в области судостроения (строительство пароходов и быстроходных парусников), усовершенствования корабельной артиллерии, береговых фортификаций.

Американский военно-морской флот в первой половине XIX века являлся очень важным орудием внешней политики и дипломатии США. Отдельные военные корабли и эскадры находились постоянно в разных районах Мирового океана: от Средиземного моря до бассейна Тихого океана. Они не только демонстрировали, но и применяли силу. Военно-морские офицеры уполномочивались правительством Соединенных Штатов вести научные исследования и торговые переговоры, выполняли другие дипломатические миссии, чтобы как можно шире распространить и закрепить влияние своей страны. При этом неизбежны были столкновения интересов Англии, европейских держав и США. Но в ряде случаев они могли действовать и единым фронтом.

После 1815 года в англо-американских отношениях возник вопрос урегулирования в районе Великих озер. Соглашение Раша — Бэгота 1817 года касалось только сокращения, но не полной ликвидации вооруженных судов. Н. Гребнер с удовлетворением назвал его первым в современной истории документом по взаимному военно-морскому разоружению5. Оно не затрагивало сухопутные войска и сооружения. Но многие годы соперники продолжали держать разоруженные суда и базы в «нафталине»6. Вопрос о возможной войне с Великобританией еще не сходил с повестки дня обсуждений в конгрессе США.

По окончании англо-американской войны 1812—1815 годов остались неразрешенными и приобретали особое значение вопросы пограничного урегулирования с британскими владениями в Северной Америке как на Северо-Востоке, так и на Северо-Западе, где помимо Великобритании США должны были иметь дело также с Россией и Испанией. В 1815—1846 годах территориальные проблемы оставались в центре внимания американской дипломатии: проводились переговоры, привлекались иностранные государства в качестве арбитров, работали двусторонние комиссии уполномоченных.

Огромный интерес стороны проявляли к проблеме Северо- Запада Америки. Это видно хотя бы по тому факту, что во время мирных переговоров в Генте там находился и с нетерпением ожидал результатов представитель Дж. Дж. Астора — крупнейшего нью-йоркского торговца пушниной и основателя в 1811 году поселения Астории в устье р. Колумбии. В 1816 году госсекретарь США Дж. Монро высказывал желание заключить американо-русский договор, согласно которому граница США с Россией проходила бы по 49-й параллели до Тихого океана7. Не теряя времени, в 1817 году на р. Колумбию был направлен специальный правительственный агент Дж. Б. Превост. По инструкции нового госсекретаря Дж. К. Адамса тот должен был символически или другим мирным путем объявить эту территорию под эгидой Соединенных Штатов8. Американцы требовали от Англии возврата торгового поста Астории в устье р. Колумбии, занятого в ходе войны 1812 года. Передача состоялась лишь в 1818 году9.

Пограничные вопросы были в поле зрения дипломатов в период подготовки англо-американской конвенции 1818 года, которая сыграла очень большую роль в развитии двусторонних отношений. В инструкции посланнику США в Англии Р. Рашу Дж. К. Адамс указывал на то, что если Соединенные Штаты не возражают против наличия у Великобритании уже имевшихся владений в Европе, Азии, Африке и Америке, то со стороны Англии немудрой и недружественной выглядит политика зависти и тревоги в отношении естественного расширения американского владычества в Северной Америке10. В последующих инструкциях он отмечал, что граница от наиболее выраженного северо-западного «угла» оз. Лесного должна проАвтать по 49° с. ш. до Скалистых гор. Американские участники переговоров уполномочивались признать ту линию границы от оз. Лесного на запад, которая не позволяла бы англичанам находиться в верховьях р. Миссисипи. Категорически запрещалось соглашаться на что-либо дававшее британским торговцам возможность участвовать в обмене с индейскими племенами на территории США.

В августе — октябре 1818 года в Лондоне проходили переговоры. Американские представители Р. Раш и А. Галлатин предложили рассмотреть 13 вопросов. По свидетельству первого, британская сторона стремилась увязать проблему границы между оз. Лесным и Скалистыми горами с допуском англичан на Миссисипи. В свою очередь, американцы требовали свободы навигации по всей р. Св. Лаврентия11.

Р. Раш отстаивал предложения своего правительства, подчеркивая значение географических открытий не столько со стороны побережья Тихого океана12, сколько внутренних районов, проведенных американскими исследователями М. Льюисом и У. Кларком в 1803—1806 годах, и их вклад в изучение р. Колумбии. Британская сторона привлекала внимание к результатам своих многочисленных морских и сухопутных экспедиций, в том числе Дж. Кука, Дж. Ванкувера, С. Фрейзера, Д. Томпсона и др. Утверждалось, что якобы еще до 1776 года британцы покупали у индейцев земельные участки южнее р. Колумбии. Хотя англичане не сделали формального предложения по демаркации, но предполагали, что этой линией станет данная река.

20 октября 1818 г. в Лондоне была подписана англо-американская конвенция. В ст. 2 говорилось, что 49° с. ш. является границей от оз. Лесного до Скалистых гор. Большое значение имела ст, 3, объявлявшая свободной и открытой для освоения гражданами США и подданными Англии огромную территорию за Скалистыми горами до побережья Тихого океана (Орегона) в течение 10 лет, независимо от претензий какой-либо другой страны. Северные и южные границы этого региона не определялись13.

Далеко не все в Соединенных Штатах были удовлетворены заключенной конвенцией. Т. Бентон, адвокат из Сент-Луиса, утверждал: «Колумбия (р. Колумбия,— Авт.) — наша; река Фрейзер — английское владение, куда не ступала нога американца, куда он едва ли когда-либо пойдет». Став вскоре сенатором, Бентон призывал правительство как можно скорее начать с Англией переговоры по четкому пограничному размежеванию в Орегоне14. Вопрос о Северо-Западе Америки, по существу, остался «открытым» и постепенно приобретал все большую остроту в англо-американских отношениях.

В 20-е годы XIX в. в Соединенных Штатах все настойчивее раздавались призывы раздвинуть границу на Северо-Западе Америки до Тихого океана. Конгрессмен Дж. Флойд принимал в этом самое активное участие. 19 декабря 1820 г. им был создан в конгрессе специальный комитет для изучения положения на Тихоокеанском побережье и целесообразности оккупации указанного района15. По окончании работы 25 января 1821 г. в конгресс был передан доклад, в котором признавались обоснованными претензии США на захват бассейна р. Колумбии16.

Это вызвало озабоченность и тревогу Англии и России. 26 и 27 января 1821 г. английский посланник в Вашингтоне Стрэтфорд- Каннинг имел беседу с госсекретарем США Дж. К. Адамсом. Он заявил последнему, что действия в конгрессе являются нарушением англо-американской конвенции 1818 года. Но Дж. К. Адамс одобрил экспансионистские устремления части конгрессменов17. А. Галлатин считал, что рано или поздно Северо-Запад Америки будет полностью независимым, так как торговля пушниной там будто бы не имеет для страны особого значения18.

4(16) сентября 1821 г. Россия обнародовала указ, регулировавший отношения своих владений в Америке с иностранцами. Южной границей Русской Америки определялся 51° с. ш.19

Торговцы и судовладельцы Новой Англии — «бостонцы» с конца XVIII века начали проникать на Северо-Запад, посылая корабли вокруг мыса Горн. Их интересы были сопряжены с вывозом мехов в Китай и торговлей с российскими владениями в регионе. Эта деятельность приносила предпринимателям огромные доходы. На территории Орегона образовывались главным образом посты и фактории британской Компании Гудзонова залива. В 1825 году она имела там 13 постов, где проживало 200 ее служащих, а в 1836 году их было уже 22 (около 450 служащих)20. Руководство компании преследовало цель не только промышлять и торговать мехами и препятствовать в этом американским трапперам, но и путем развития здесь сельского хозяйства прочно закрепить за Британской империей регион севернее р. Колумбии21. Основным районом деятельности американских охотников в 20-х годах были Скалистые горы, бассейн р. Миссури. Центром являлся город Сент- Луис.

В 1823 году была провозглашена доктрина Монро, которая во многом была направлена против Великобритании. Однако сменивший покончившего собой Каслри на посту министра иностранных дел Англии лорд Дж. Каннинг заявил американскому посланнику в Лондоне Р. Рашу, что это не ограничит британскую колонизацию Орегона22.

Претензии США способствовали тому, что на проходивших в Петербурге уже в 1823 году переговорах России с Англией и Соединенными Штатами по проблеме Северо-Запада Америки возникли затруднения. Как сообщал из Лондона Р. Раш, Каннинг считал лучшим для своего представителя на переговорах действовать сепаратно, «не смешивая свои переговоры с переговорами посланника Соединенных Штатов в Санкт-Петербурге»23. В результате длительных двусторонних переговоров 5(17) апреля 1824 г. Россия и США подписали конвенцию. Демаркационной линией на Северо- Западе признавалась граница по 54°40′ с. ш.24

Что же касается урегулирования англо-американских отношений в Орегоне в 20-х годах, то обеим странам удалось лишь продлить конвенцию 1818 года. Переговоры проходили в Лондоне в 1826—1827 годах, и очень большую роль играл в них А. Галлатин25. В ходе переговоров вырисовывались два подхода к проблеме размежевания. Соединенные Штаты предложили 49° с. ш., а Англия — середину течения р. Колумбии. 6 августа 1827 г. была подписана новая англо-американская конвенция. В ней на неопределенное время продлевалось действие конвенции 1818 года, и каждая сторона могла прервать соглашение, уведомив другую за 12 месяцев до этого момента. Договоренность по Орегону как совместной территории сохранялась. Конвенция была ратифицирована в США 21 февраля 1828 г., а в Англии —29 марта того же года.

Американская сторона подписала конвенцию, понимая, что на Северо-Западе пока фактически господствовала британская Компания Гудзонова залива. Ставший в 1825 году президентом США Дж. К. Адамс предпочитал временно сохранить в Орегоне статус-кво. Тогда для него большее значение приобретал вопрос об урегулировании положения на северо-восточной границе США26. Здесь было реальнее открытое столкновение, которое могло привести к дестабилизации как в свободных штатах, так и во всем союзе в целом, если бы возникла угроза войны с Англией.

В 1820 году в конгрессе США после упорной борьбы был достигнут так называемый Миссурийский компромисс, согласно которому в состав Соединенных Штатов были приняты новые штаты—Миссури (рабовладельческий) и Мэн (свободный).

Территория к западу от реки Миссисипи была поделена по линии 36о30′ на рабовладельческую к югу и свободную к северу. Еще с 1783 года спорными оставались часть территории, на которую претендовали Мэн и британская провинция Нью-Брансуик, и некоторые другие участки. В июне 1822 года двусторонняя комиссия США и Великобритании подписала декларацию о демаркации границы от р. Св. Лаврентия до оз. Гурон27.

В 1828 году было принято совместное решение об обращении к королю Нидерландов с просьбой установить границу в Мэне. Он дал формальное согласие 22 января 1829 г. Вынесенное решение гласило: 7908 кв. миль отходило Мэну и 4119 — Нью-Брансуику. Это произошло в 1831 году. Тем не менее такой поворот вызвал негодование в американском штате, претендовавшем на большее. Дебаты в Соединенных Штатах затягивались.

На президентских выборах в США в 1828 году победил Э. Джексон. Была образована демократическая партия. Главными объектами, вокруг которых в 30-е годы XIX в. шла острейшая внутриполитическая борьба, являлись тарифы и Второй банк США. К середине 30-х годов произошло окончательное оформление новой национальной партийной системы — демократов и вигов. Последние выражали главным образом интересы торгово-финансовых кругов Севера и связанных с ними промышленных предпринимателей, плантаторов и фермеров. В отличие от соперников, для этой партии и ее сторонников было характерно стремление к мирным отношениям с Великобританией, что в первую очередь было обусловлено их торгово-экономическими интересами внутри страны и за ее пределами. Новый президент — лидер демократов Э. Джексон вынужден был считаться с этим.

В своем послании конгрессу США от 8 декабря 1829 г. он заявил, что отношения с Англией должны развиваться мирно28. Думается, что такое высказывание было вызвано определенными надеждами на скорое благополучное для США решение проблемы границы Мэна, а также вопроса о торговле с британскими колониями в Вест- Индии и Северной Америке29. Нельзя не учитывать и того обстоятельства во внутренней жизни Соединенных Штатов, что, протестуя против принятия в 1828 году очень высокого протекционистского «тарифа ужасов», Автислатура рабовладельческой Южной Каролины обвиняла федеральные власти в нарушении прав штатов и угрожала выходом из состава союза30.

Накалялась обстановка на северо-восточной границе, особенно в районе Мадаваска. Однако 21 марта 1832 г. сенатский комитет по иностранным делам конгресса США большинством голосов одобрил решение короля Нидерландов. В самом же сенате «за» высказалось 8 человек, «против» — 35. 23 июня была принята резолюция, рекомендовавшая президенту начать новые переговоры с Великобританией, исходя из положений мирного договора 1783 года.

Почти одновременно проходили переговоры между представителями Мэна и федеральными властями. 18 мая — 2 июня 1832 г. было достигнуто соглашение, по которому признавалась целесообразность возобновления англо-американских переговоров по вопросу о границе на Северо-Востоке и судоходстве по некоторым рекам, включая р. Сент-Джон. Предполагались продажа правительством США земель в Мичигане и выплата сенату законодательного собрания Мэна компенсации за потерю части территорий, перешедших по арбитражу Голландии к другой стороне31. На весенней сессии 1833 года легислатура штата провалила и это предложение.

В начале 30-х годов перед британским правительством стояли сложные внутриполитические проблемы, связанные с борьбой в стране вокруг парламентской реформы. В 1832 году торгово-промышленная буржуазия при широкой народной поддержке одержала победу над земельной аристократией в вопросе представительства в законодательном собрании Англии. Обострились классовые противоречия. Сложными оставались отношения между протестантами и католиками.

Во внешней политике английские правящие круги пристально следили за развитием революционного и национально-освободительного движения в Европе. Уже долгое время внимание Англии было приковано к «восточному вопросу»32. Продолжали расширяться британские колониальные владения. В такой обстановке Великобритания намеревалась принять решения короля Нидерландов о северо-восточной границе.

Министр иностранных дел лорд Пальмерстон допускал в инструкции от 14 октября 1831 г. британскому поверенному в США Ч. Бэнкхеду, что в дальнейшем возможно было бы урегулировать на взаимоприемлемой основе детали англо-американского пограничного спора на Северо-Востоке33.

В связи с создавшейся в США обстановкой осенью 1832 года в беседе с американским поверенным в Лондоне А. Уэйлом лорд Пальмерстон заявил, что его страна не начнет новых переговоров, пока не будет четко сформулированных заявлений со стороны США34. Британский посланник в Вашингтоне Ч. Вон призывал в 1833 году министра иностранных дел решить англо-американский спор путем взаимных уступок при сохранении за Великобританией безопасных коммуникаций между Галифаксом и Квебеком35. Но начать переговоры не удалось. 28 декабря 1835 г. английское правительство формально отозвало свое предложение признать решение арбитра на основании того, что ранее так поступили США. Окончательное урегулирование пограничного конфликта было отложено.

События в британских провинциях Северной Америки в конце 30-х годов подвели англо-американские отношения к опасной черте. Как известно, в 1837 — 1838 годах в Верхней и Нижней Канаде разгорелась освободительная борьба против колониального господства Англии36. Преследуемые британскими войсками повстанцы и их руководители укрылись в США, в пограничной полосе штатов Нью-Йорк и некоторых других. 13 декабря 1837 г. губернатор Верхней Канады сэр Ф. Хид направил письмо губернатору штата Нью-Йорк Марси, в котором выражал недовольство антианглийскими настроениями и действиями жителей штата37.

Вместе с тем 7 декабря 1837 г. новый президент США М. Ван-Бюрен подтвердил приверженность дружественным отношениям с Великобританией и выразил уверенность, что пограничный спор на Северо-Востоке должен быть решен к обоюдному удовлетворению38. Когда обострились отношения на границе с Верхней Канадой, правительство США официально заняло нейтральную позицию. Госсекретарь Дж. Форсайт направил письма властям не только штата Нью-Йорк, но и Вермонта и Мичигана, в которых призывал не вмешиваться во внутренние дела соседних британских колоний и пресекать подобные попытки39.

Правящие круги США опасались, что несанкционированные действия экспансионистски настроенных жителей пограничных штатов послужат Англии поводом для большой войны с Соединенными Штатами. В конце 1837 года британский посланник в Вашингтоне Г. С. Фокс писал губернатору Нью-Брансуика сэру Дж. Харвею: «Если игра, которая ведется вокруг Техаса и всего, что с ним связано, будет предпринята в отношении Канады, две страны могут быть втянуты в войну, несмотря на лучшие намерения верховного правительства»40.

Английские колониальные власти решили вооруженным путем пресечь инциденты на канадо-американской границе. 28 декабря 1837 г. был уничтожен у острова Нейви американский пароход «Каролайн», который, по сведениям командующего английскими войсками в районе Ниагары полковника Макнаба, снабжал канадских повстанцев продовольствием и военным снаряжением41. В крайнее возбуждение пришли жители Буффало. Локальные стычки продолжались и в 1838 году.

Возрастало недовольство и на северо-восточной границе. Когда еще в 1835 году торговцы города Сент-Эндрюс в Нью-Брансуике образовали компанию для строительства железной дороги через спорную территорию, это вызвало яростные протесты в США. Поэтому британские власти запретили что-либо предпринимать до тех пор, пока не будет разрешен пограничный спор42.

Напряжение росло и в долине р. Арустук. Туда стали проникать поселенцы из Мэна, обнаружившие пригодные для сельского хозяйства земли. Американцев и жителей Нью-Брансуика интересовал также строевой лес. В связи с арестом британскими колониальными властями нескольких американских лесорубов зимой 1839 года началась так называемая Арустукская война. Конгресс США поддержал предложения направить в указанный район 50-тысячное войско и ассигновать 10 млн. долл.

Против обострения отношений выступили главным образом торговцы, связанные с внешним рынком, приверженцы вигов в Новой Англии и среднеатлантических портах. Член палаты представителей от Массачусетса из Сейлема Л. Солтонстолл заявил, что война с Англией не будет «детской игрой», и уверял, будто она может продлиться долго43.

Регулярные войска все же были приведены в готовность. Но действовать им не пришлось. 25 марта 1839 г. лейтенант-губернатор Нью-Брансуика Харвей и американский генерал Скотт сумели договориться на выгодных для США условиях44.

В сохранении мирных англо-американских отношений был заинтересован один из видных представителей вигов — госсекретарь США Д. Уэбстер. Он встретил в целом радушный прием в Великобритании, посетив страну летом 1839 года.

В начале 40-х годов в США и Англии сменились правительства. После неожиданной смерти 4 апреля 1841 г. вновь избранного президента—вига У. Г. Гаррисона его место занял ярый защитник прав штатов, сторонник рабства, противник политики высоких тарифов Дж. Тайлер. Сильное влияние на него оказывали взгляды южанина Дж. Кэлхуна. По мнению американского историка Д. Плетчера, Д. Уэбстер в такой обстановке предпочел остаться в правительстве Тайлера с целью улучшения англо-американских отношений45. В Лондон был направлен сторонник госсекретаря Э. Эверетт.

В 1841 году в Англии во главе нового кабинета встал Р. Пиль, который хотя и являлся тори, но был близок к либералам. Вместо Пальмерстона министром иностранных дел стал более умеренный политик лорд Абердин. Сторонники Р. Пиля («пилиты») выступали за полную отмену торговых ограничений. Однако последние преграды удалось устранить лишь в начале 50-х годов. Фритредеры стремились привлечь на свою сторону чартистов. В то же время тори и виги опасались принявших широкий размах самостоятельных народных выступлений.

Во внешней политике еще в 30-х годах образовалось англофранцузское «сердечное согласие». При Абердине Франция продолжала играть важную роль во внешней политике Великобритании, несмотря на противоречивый характер двусторонних отношений. В 1834—1836 годах Англия предлагала свое посредничество при урегулировании давнего американо-французского спора о компенсации убытков во время наполеоновских войн. В конце 30 — начале 40-х годов Францию не могло не беспокоить стремление британского правительства расширить колониальные владения в Азии и на Тихом океане.

После некоторого затишья вновь обострились англо-американские отношения в Канаде. 12 ноября 1840 г. в штате Нью-Йорк был арестован британский подданный Александр Маклеод, обвиненный в убийстве американца во время налета на «Каролайн». Ему угрожала смертная казнь. В США резко усилились антианглийские настроения. Спасая престиж Британии, Пальмерстон настаивал на освобождении Маклеода, отрицая его причастность к делу и не веря, что федеральное правительство не может повлиять на судебные власти штата Нью-Йорк в том случае, когда дело касалось иностранной державы46.

Д. Уэбстер делал все возможное, чтобы передать решение вопроса федеральным властям. Это вызвало резкий протест демократов в конгрессе США. Суд над Маклеодом состоялся в штате Нью-Йорк. Он был оправдан 12 октября 1841 г. После этого случая 12 августа 1842 г. конгресс США принял билль, по которому федеральный суд должен был рассматривать дела такого рода.

Дело Маклеода не было только юридическим казусом. Возникший кризис в англо-американских отношениях еще раз показал, что нерешенность важных проблем может привести к опасному столкновению. С одной стороны, мощная Британская империя стремилась запугать американцев. С другой — в Соединенных Штатах усиливались экспансионистские устремления. Для рабовладельцев главным направлением были Техас, Куба, а также некоторые районы Южной Америки. Жители свободных штатов и многочисленные иммигранты устремлялись главным образом на Северо-Запад. Историк К. Стивенс обратил внимание на то, что, невзирая на глубокие противоречия в подходах, провокационные действия определенных сил с обеих сторон и разное политическое устройство, США и Великобритания все же оказались способными разрешить конфликт вокруг Канады мирным путем. Кроме того, итоги дела Маклеода были очень важны для утверждения за федеральными властями Соединенных Штатов приоритета над штатами в области внешней политики и стремления на основе соблюдения международного права встать в один ряд с государствами Европы, с которыми в ту пору было принято считаться47.

На рубеже 30—40-х годов крайне обострились давние англо-американские противоречия в области работорговли, которые следует рассматривать в общем контексте европейской политики по данному вопросу. Правящие круги Англии стремились предстать как единственные честные и бескорыстные борцы с торговлей африканцами и добивались, чтобы другие страны подписывали договоры о прекращении работорговли с правом посещения и досмотра офицерами британских патрульных военно-морских кораблей судов других стран. Таким путем Великобритания стремилась контролировать побережье не только Африки, но и Южной Америки48. Несмотря на то что к 1841 году почти все державы, суда которых участвовали в работорговле, подписали соглашения о ее ликвидации, поток африканских рабов через Атлантику не прекратился.

В ноябре 1841 года на судне «Креолка», перевозившем невольников из Хамптон-Роудса в Новый Орлеан вдоль побережья США, произошло восстание. Был убит белый пассажир. Захватив корабль, рабам удалось дойти до английских владений — Багамских островов. Англичане освободили невольников и отказались вернуть их американским властям. По поводу случившегося консул США в Нассау Т. Дарлинг писал госсекретарю Д. Уэбстеру, что виновные в подобных преступлениях рабы не должны избежать суда и тем более быть освобождены49.

В такой обстановке вновь дала о себе знать орегонская проблема. Активная деятельность Компании Гудзонова залива вселяла в США озабоченность и тревогу. Постепенно часть английских мехоторговцев стала переключаться на более широкую коммерцию.

В начале 40-х годов компания заключила договор о снабжении продовольствием Русской Америки.

Что касается США, то, как известно, сначала на Северо-Запад проникали главным образом трапперы и торговцы, постепенно росло число китобоев. В 30-х годах основную роль в процессе освоения Орегона стали играть миссионеры. В долине р. Уилламетт — южного притока Колумбии — были основаны методистские и просвитерианские миссии. Не без их помощи началась пропаганда массового переселения, особенно в долину р. Уилламетт. В тот период США еще не оправились от экономического кризиса 1837 года, и многие жители Среднего Запада и Северо-Востока надеялись там разбогатеть. Принципиальное значение приобретал тот факт, что вслед за моряками, торговцами, трапперами, китобоями до Тихого океана дошла, наконец, фермерская переселенческая волна. На рубеже 30—40-х годов в конгрессе США неоднократно поднимался вопрос о присоединении Орегона к США. Особенно усердствовал сенатор Линн. В 1840 — 1846 годах по «Орегонской тропе» прибывало все больше и больше людей. Максимальное их число в 1845 году колебалось от 2 до 5 тыс.50

Весной 1843 года в долине р. Уилламетт была созвана общая ассамблея поселенцев, избравшая временный законодательный комитет в составе девяти человек с целью создать кодекс законов, эталоном которого служил аналогичный документ, принятый в Айове. Рабство было запрещено, и неграм разрешалось селиться в Орегоне. Чернокожие и мулаты стремились на Северо-Запад Америки в надежде обрести там большую степень личной независимости, чем это могло быть в свободных штатах. Близость английских владений вселяла в них уверенность в достижение своей цели, так как в их восприятии Великобритания выступала защитницей рабов и борцом за эмансипацию.

В связи с происшедшим в 1844 году инцидентом между негром-поселенцем и индейцами, приведшим к человеческим жертвам, временное правительство приняло акт, разрешавший изгонять чернокожих. В 1845 году он был отменен. Тем не менее был создан

прецедент, позволивший законодательному собранию уже американского штата Орегон принять в 1849 году билль, вновь запрещавший селиться там неграм и мулатам. Такой подход прямо или косвенно играл на руку рабовладельцам Юга. Тем не менее в 50-х годах наблюдался очень медленный, но неуклонный рост числа чернокожих и цветных поселенцев51.

В Орегон и другие районы Дальнего Запада в 20 — начале 40-х годов XIX в. отправлялись различные научные и военные экспедиции, специальные американские и британские правительственные агенты.

Торговые отношения США с Англией складывались следующим образом: в 1837 — 1845 годах доля британского импорта составляла от общего ввоза товаров в Соединенные Штату 28,5—41,6%, а от общеевропейского, соответственно, от 52,3% до 61 %52. В то же время большая часть американского хлопка, а также часть других продуктов, как и прежде, поступала на британские рынки. Существенное оживление англо-американской торговли после 1843 года, было важнейшей причиной

разрешения орегонского вопроса53.

Сложные и противоречивые обстоятельства привели Англию и США к пониманию необходимости заключения нового американо-английского договора.

Со специальной миссией в Вашингтон прибыл лорд Ашбертон (Александр Бэринг), которому предстояло вести переговоры с Д. Уэбстером по широкому кругу вопросов — от пограничного размежевания в Мэне и проблемы Орегона до запрета работорговли. Абердин вспоминал, что был «вполне готов к ссоре с Соединенными Штатами, если это было бы необходимо»54. Но, с другой стороны, в начале марта 1842 года он же, призывая своего эмиссара к стойкости, утверждал, что «мы не должны вступать в войну из-за нескольких миль жалкого, чахлого болота»55.

В связи с предстоящим решением проблемы границы в штате Мэн администрация президента Тайлера развернула там негласно пропаганду, оплачивавшуюся из специального фонда, который был одобрен конгрессом для тайного использования в сношениях с иностранными государствами56.

9 августа 1842 г. в Вашингтоне был подписан так называемый договор Уэбстера — Ашбертона57. США обязались участвовать вместе с Англией в военно-морском патрулировании с целью перехвата работорговых судов.

Важное место в англо-американском договоре 1842 года заняла проблема поимки и выдачи другой стороне преступников, обвиняемых в убийстве, грабеже и некоторых других преступлениях. Для США вопрос заключался не только в уголовных преступниках. Рабовладельцы Юга давно добивались от правительства принятия мер против бегства в Канаду чернокожих рабов. Британская сторона стремилась по возможности скорее предотвратить в будущем эксцессы, подобные тем, которые имели место на англо-американской границе в 1837 — 1841 годах, и использовать статью договора против участников национально-освободительного движения.

Реакция на подписание договора 1842 года была различной по обе стороны Атлантики. Бывший посланник США в Англии Р. Раш в своих мемуарах писал, что лорд Ашбертон покинул Соединенные Штаты, заслужив всеобщее уважение, но при этом будто почти всем не понравился сам договор58. Южан не устраивали статьи о работорговле. Ашбертон выразил лишь сожаление по поводу эпизода с «Каролайн», твердо настаивая на версии о том, что это был акт самозащиты со стороны британских колониальных властей. Такой подход вызвал недовольство на Западе. Кроме того, в ходе переговоров не удалось решить вопрос об Орегоне.

И все же в сенате 39 сенаторов проголосовали — «за»; девять — «против» договора. Против выступили лишь два сенатора из Новой Англии (Мэн и Коннектикут). По мнению американского историка Г. Джоунза, «страх конфликта с Соединенным Королевством, несомненно, был ведущим мотивом в сенате при признании договора» 59. Сыграли свою роль и такие внутренние факторы, как поддержка торгово-промышленных кругов Северо-Востока группой плантаторов-южан, лидером которых был Дж. Кэлхун, выступления в печати Д. Уэбстера и др. В данном случае столь разных людей объединила заинтересованность в тесных торгово-экономических контактах с Великобританией.

В ежегодном послании конгрессу США от 7 декабря 1842 г. президент Дж. Тайлер утверждал: «Вопрос о мире и войне между Соединенными Штатами и Великобританией является вопросом глубочайшего интереса не только для нас самих, но и для цивилизованного мира… Немедленный эффект договора для нас будет ощущаться в защите, предоставленной торговому предпринимательству…»60.

Удовлетворение подписанным англо-американским договором выразил и американский посланник в России У. С. Тодд61.

В Великобритании нашлись противники договора. Особенно резко возражал против него Пальмерстон. Он считал, что решение территориального спора на Северо-Востоке было уступкой со стороны Англии. С критикой договора Пальмерстон выступал вплоть до марта 1843 года. Он и позднее, в 1844 году, обвинял правительство Пиля в уступчивости, видя в этом опасность и в дальнейшем решать сложные проблемы — вопросы об Орегоне, аннексии Техаса и прав на осмотр в открытом море судов, команды которых подозревались в работорговле,— в ущерб британским интересам, что могло привести страну к войне62. Одобрил договор министр иностранных дел лорд Абердин. В Англии поговаривали и о том, что, хотя договор 1842 года не удовлетворял некоторых американцев и англичан, он все же устранял ряд трудностей в англо-американских отношениях, способных привести к войне. Именно в этом видели положительную сторону, и это давало основание думать о возможности решить орегонскую проблему так же мирно, как и пограничный спор в Мэне63.

Вопрос об Орегоне вступал в решающую фазу. Это осознавал и президент Тайлер. Реагируя на складывавшуюся в стране обстановку, он утверждал в ежегодном послании конгрессу от 5 декабря 1843 г., что США обладали правами на всю территорию Орегона, вплоть до Тихого океана, от 42° до 54°40′ с. ш.64

В стране усиливались экспансионистские настроения. Это особенно проявилось в ходе выборов нового президента. В 1844 году им стал ярый экспансионист, представитель демократической партии Дж. Полк. Во многом его победа над кандидатом от вигов Г. Клеем была обусловлена выдвинутым лозунгом аннексии Техаса и реоккупации всего Орегона. В США звучали утверждения типа: «Орегон более естественно зависит… от Калифорнии и Мексики, чем от Канады и скованных морозом регионов Британской Америки»65. Это отражало взгляды многих южан, жителей западных штатов и частично Северо-Востока. Кроме того, заинтересованные в ослаблении все еще высоких протекционистских тарифов 1842 года южане и фермеры Запада видели в Полке своего единомышленника. Он оправдал эти надежды.

В Англии проявляли определенную заинтересованность в разрешении давнего англо-американского вопроса о Северо-Западе. Руководство Компании Гудзонова залива считало вполне реальным, что граница пройдет по р. Колумбии, в связи с чем в начале 40-х годов XIX в. не рекомендовало заселять ее южный берег66. В британской прессе по-разному представляли себе решение орегонской проблемы. Если торийский ежемесячник «Фрэйзер мэгэзин» призывал защищать даже путем войны права Англии на территории к северу от р. Колумбии, то журнал радикалов «Вестминстер ревю» считал, что противоречие следует разрешать по типу договора 1842 года67.

В 1844 году лорд Абердин не считал территорию на Северо- Западе особенно ценной для Англии и не возражал против американского предложения о разделе по 49° с. ш. при сохранении за Великобританией о. Ванкувер и свободной навигации по р. Колумбии68. Ранее в ходе переговоров Уэбстера и Ашбертона последнему были сделаны предложения, по которым США соглашались на размежевание по р. Колумбии от того места, где ее пересекает 49° с. ш., и далее до устья. Но при этом выдвигались условия, чтобы Англия повлияла на Мексику с целью уступки США части мексиканской провинции Калифорнии, включая прекрасную гавань в Сан-Франциско. Такие условия не устраивали Великобританию.

В 1845 году, к величайшей радости плантаторов, Техас стал еще одним штатом Соединенных Штатов. Англия предпочитала, чтобы он вновь вошел в состав Мексики или по крайней мере был независимой республикой и чтобы на его территории было отменено рабство. После благоприятного для американцев завершения борьбы за Техас внимание экспансионистов сосредоточилось на Орегоне.

В июле 1845 года британский посланник в США Р. Пакенхэм без предварительной консультации с Форин оффис отказался от американского предложения разделить Орегон по 49° с. ш. Вскоре после этого Полк отозвал это предложение и опять подтвердил претензии США на весь Северо-Запад от 42° до 54°40′. В ноте госсекретаря Дж. Бьюкенена говорилось также, что американское предложение представляло собой, с одной стороны, дань уважения предшественникам, а с другой — настоятельное желание сохранить мир между двумя странами. Полк объяснил членам кабинета, что в случае войны Англия будет в глазах других стран неправой стороной69. Вместе с тем, как сообщал из Мексики американский агент У. С. Паррот, там надеялись, что война США и Великобритании изменит политику Мексики в отношении Соединенных Штатов из- за узурпации последними Техаса70.

Против англо-американской войны выступали плантаторы Юга. Их лидер Дж. Кэлхун считал, что Орегон перейдет к США в результате его естественного заселения американцами. Противниками войны оставались также виги. Полк был вынужден маневрировать, исходя из внутриполитической и внешнеполитической ситуации. Он полагал, что английская сторона сама предложит выгодные США условия раздела. Эти ожидания оправдались, когда американский посланник в Лондоне Маклейн в октябре 1845 года сообщил о беседе с Абердином, в которой тот сожалел о действиях Пакен- хэма, отвергшего американское предложение.

В конце 1845 года в США ожидали резкого ухудшения отношений с Англией. Госсекретарь Бьюкенен призывал готовиться к обороне, так как был убежден, что англо-американская война может начаться в ближайшие две недели71. Министерство иностранных дел Великобритании в 1844—1846 годах проводило тактику «демонстрации флага» английскими военно-морскими судами на р. Колумбии и в проливе Хуан-де-Фука72. Обострению обстановки, безусловно, способствовало ежегодное послание Дж. Полка конгрессу США, с которым он выступил 2 декабря 1845 г. Оно было выдержано в духе популярной в те годы в Соединенных Штатах идеи «предопределения судьбы» («Manifest Destiny»), что вызвало в стране воинственный экспансионистский ажиотаж вокруг проблемы Орегона, особенно среди фермеров, ремесленников, иммигрантов, части буржуазии и рабочих. Все они испытывали обоснованную тревогу в связи с усилением в США позиций рабовладельцев Юга. В то же время судовладельцев, торговцев, финансистов, китобоев Новой Англии73 и среднеатлантических штатов устраивал компромисс.

В конце декабря 1845 года Пакенхэм был уполномочен своим правительством предложить арбитраж с целью разделить Орегон, но президент Полк категорически отказался74. В начале 1846 года в течение пяти недель в конгрессе США шли острые дебаты вокруг Орегона. Президент в беседах с конгрессменами утверждал, что «единственным способом иметь дело с Джоном Буллем было смотреть прямо ему в глаза»75. Наиболее непримиримую к Англии позицию заняли демократы западных штатов, более других заинтересованных в экспансии на Северо-Запад. К ним присоединились и некоторые виги, опасавшиеся усиления рабовладельцев. Среди них был Дж. К. Адамс. Но в целом виги Севера и Юга, а также некоторые демократы Юга по разным экономическим и политическим причинам выступали за более умеренную политику в отношении Орегона. С этим Полк не мог не считаться. Он стремился побудить Англию согласиться на отвергнутые ранее предложения о границе по 49° с. ш. Это отвечало интересам США.

9 февраля 1846 г. палата представителей конгресса 163 голосами против 54 приняла резолюцию об уведомлении Великобритании о прекращении со стороны США действия конвенции 1827 года по Орегону. 23 апреля обе палаты конгресса США приняли резолюцию, которая предоставляла президенту право решать вопрос о денонсации конвенции 1827 года по его собственному усмотрению. В сенате за резолюцию проголосовало 42 против 10; в палате представителей, соответственно,— 142 и 46. Тогда же экстремисты выдвинули лозунг «54°40′ или война!»76.

В начале 1846 года стали резко обостряться отношения США с Мексикой. Зная о тесных связях последней с Англией и проявляя осторожность, Бьюкенен писал в Мексику американскому посланнику Дж. Сайделлу: «Орегонский вопрос быстро приближается к кризису… Перспектива такова, что наши различия с Великобританией могут быть мирно урегулированы, хотя это ни в коей мере не точно. Ваше возвращение в Соединенные Штаты до того, как будет известен результат, встревожит общественное мнение и, возможно, плохо повлияет на наши отношения с Великобританией»77.

Британские виги во главе с Расселом уверяли премьер-министра it том, что не будут возражать, если Англия пойдет на уступки США. Министр иностранных дел лорд Абердин еще 25 сентября 1844 г. предлагал Пилю согласиться на раздел по 49° с. ш. Сторонниками жесткого курса против Соединенных Штатов продолжали выступать Пальмерстон и его приверженцы. Как писал секретарь американского посольства в Лондоне Г. Мелвилл, была опасность, что Орегон используется в Англии как предлог для борьбы партий. Он отмечал также, что встречал в оппозиционной прессе обвинения Пиля в инертности при решении орегонского вопроса78.

В начале июня 1846 года в США была получена депеша от посланника в Лондоне Маклейна, в которой он сообщал о намерении лорда Абердина через Пакенхэма внести предложения по разделу Орегона. 6 июня 1846 г. Пакенхэм предложил линию раздела по 49° с. ш. от Скалистых гор до пролива Хуан-де-Фука и далее через его основной канал вплоть до океана. Предполагалось также сохранить права за британскими подданными и Компанией Гудзонова залива на имевшуюся у них собственность южнее этой линии. Кроме того, предусматривалось сделать р. Колумбию свободной для навигации для англичан.

10 июня 1846 г. предложения Англии вместе с запиской Полка были переданы в сенат. 12 июня там состоялось голосование: 38 сенаторов выступили за компромисс с Великобританией, 12 — против. 15 июня 1846 г. был подписан англо-американский договор79, который разделил Орегон по 49° с. ш. от Скалистых гор до Тихого океана. Остров Ванкувер оставался в английских владениях. Граница проходила также посередине пролива, отделявшего континент от этого острова, посередине пролива Хуан-де-Фука вплоть до океана80. Все проливы объявлялись свободными для плавания судов обеих стран. Судоходство по р. Колумбии становилось свободным для Компании Гудзонова залива и англичан, которые с ней торговали. Признавались права собственности компании и британских подданных южнее линии разграничения. Договор был практически сразу же ратифицирован, и обмен грамотами состоялся 17 июля 1846 г.

Мирное решение орегонской проблемы устраивало обе стороны. США в условиях начавшейся войны с Мексикой никак не хотели приобрести еще одного, на сей раз очень сильного врага в лице Англии. Кроме того, плантаторы Юга и фермеры Запада добивались понижения тарифов, и принятый 31 июля 1846 г. тариф Уокера принес победу этой коалиции81. Этому способствовало размежевание в Орегоне, удовлетворившее экспансионистские устремления жителей Запада и Северо-Востока. Но компромисс между рабовладельцами и частью населения свободных штатов не мог быть долговременным. В 1861 году в США разразилась гражданская война.

В Англии все отчетливее понимали, что массовая иммиграция в Орегон и сельскохозяйственное освоение региона американцами изменили там ситуацию настолько, что сохранить территорию в прежнем виде было для британской короны невозможно. Мирное размежевание на Северо-Западе объективно отвечало интересам английского правительства и с точки зрения его фритредерской политики. Показательно, что «хлебные законы» были отменены почти одновременно с подписанием в Вашингтоне договора об Орегоне. В свою очередь, это отчасти ускорило принятие в США умеренного тарифа Уокера.

Таким образом, завершился многолетний территориальный спор Соединенных Штатов и Великобритании, и граница стала трансконтинентальной. Обе стороны вышли к Тихому океану. Соглашаясь на компромисс, правящие круги США отнюдь не собирались расставаться с идеей экспансии. Они уже воевали с Мексикой. Укрепление позиций в Орегоне, а позднее в Калифорнии имело огромное стратегическое и экономическое значение82. Соединенные Штаты активизировали свою политику на Дальнем Востоке, в бассейне Тихого океана, в Южной Америке. Соперничество с Великобританией не исчезло. Одни проблемы и споры заменялись другими, подчас крайне усиливая напряжение. В то же время в 1854 году был заключен договор США и Англии, регулировавший торгово-экономические отношения в Канаде. Американо-канадская граница на Аляске была окончательно уточнена лишь в 1903 году.

Примечания

  • 1 Brauer К. J. The United States and British Imperial Expantion, 1815— 1860//Diplomatic History. —1988,- Vol. 12,- Winter.— No. 1.— P. 22.
  • 2 См. Graebner N. Founation of American Foreign Policy. A Realist Appraisal from Franklin to McKinley.—Wilmington (Del.), 1985.—P. 154.
  • 3 Treaties…— Vol. 2,— P. 595—599. Накануне подписания конвенции между А. Галлатином и Дж. К. Адамсом возникли разногласия из-за очередности подписей под документом. Последний настаивал на принципе альтерната, что подчеркивало бы равенство сторон. Англичане хотели видеть свои имена первыми. А. Галлатин поддержал их, опасаясь, что иначе сорвутся переговоры, и ссылался на отсутствие прецедента. Но Дж. К. Адамс был настроен решительно и победил. Таким образом, в этом эпизоде проявился небольшой, но значительный успех дипломатической позиции Соединенных Штатов (см. Walters R. (Jr.) Albert Gallatin: Jeffersonian Financier and Diplomat.— N. Y„ 1957,— P. 292—293).
  • 4 См. The Diary of John Quincy Adams 1794—1845. American Political, Social and Intellectuil Life from Washington to Polk/Ed. by A. Nevins.— N. Y. et. al., 1929,- P. 168.
  • 5 См. Graebner N. Op. cit.— P. 155.
  • 6 Bailey Т. A. A Diplomatic History of the American People. 10-th ed.— Englewood Cliffs (N. Y.), 1980.- P. 158.
  • 7 См. J. Monroe to W. Pinkney, May 10, 1816//Diplomatic Correspondence of the United States. Canadian Relations, 1784—1860/Ed. by W. R. Manning.— Vol. 1-4.-Wash., 1942,-Vol. 1.-P. 247 — 248 (далее DCCR).
  • 8 J. Q. Adams to J. B. Prevost, Sept. 29, 1817//DCCR.— Vol. 1,— P. 262- 263.
  • 9 В ноябре 1813 г. Асторией овладели англичане и переименовали ее в форт Джордж. Ссылаясь на то, что имела место продажа фактории, британский министр иностранных дел Дж. Каннинг охарактеризовал возврат Астории американцам как грубую ошибку англичан. В то же время он был вынужден признать, что «одно дело — отказываться от никому не нужного поселения и другое — покинуть половину континента» (Северо-Запад Америки,— Авт.) (см. Mr. Canning to Earl of Liverpool. Fairlight. July 7, 1826//Some Official Correspondence of George Canning/Ed. by E. J. Stapleton.—Vol. 1—2,—N. Y„ 1970.—Vol 2 —P 72—73- 1-st ed.-L„ 1887).
  • 10 J. Q. Adams to R. Rush, May 20, 1818//DCCR.— Vol. 1- P. 268-269.
  • 11 См. Rush R. A Residence at the Court of London.— L., 1833,— P. 337—339.
  • 12 Капитан бостонского торгового судна Р. Грей в 1792 г. открыл устье р. Колумбии. Утверждалось, что в 1791 г. американец Дж. Кендрик будто бы купил у индейцев большой участок в районе Нутка-Саунд (см. Ch. Rulfinch (of Boston) to Cushing (of the House of Perkins & Co.), Dec. 1, 1816//New York Historical Society. Albert Gallatin Papers (далее NYHS).— Reel 10.- Apr. 24, 1816.- Febr. 19, 1818; И away F. W. John Kendrick and His Sons//The Quarterly of the Oregon Historical Society.- 1922,- Vol. XXIII.- Dec.- No 4.- P. 288-289 (далее QOHS).
  • 13 22 февраля 1819 г. был заключен американо-испанский договор, определивший южную границу США по 42° с. ш. до Тихого океана.
  • 14 См. Benton Т. Thirty Years’ View: or, A History of the Working of the American Government for Thirty Years from 1820 to 1850…— Vol. 1—2,— N. Y., 1854,- Vol.- 1. P. 110, 111.
  • 15 Annals of Congress, 16th Congress, 2nd Session.— P. 679.
  • 16 Ibid.- P. 945-959.
  • 17 См. The Diary of John Quincy Adams.— P. 249 — 252; см. также Bemis S. F. John Quincy Adams and the Foundation of American Foreign Policy.— N. Y., 1949.- P. 367.
  • 18 Ф. В. Тейль — К. В. Нессельроде, 14(26) августа 1822 г.//Внешняя политика России XIX века и начала XX века.— Серия вторая, 1815—1830 гг./Отв. ред. А. Л. Нарочницкий,- М„ 1980,- Т. 4(12).- С. 580.
  • 19 См. подр. Болховитинов Н. Н. Русско-американские отношения, 1815— 1832.— М„ 1975,- С. 178-182 и др.
  • 20 См. Gibson J. R. Farming the Frontier: The Agricultural Opening of the Oregon Country, 1786-1846,- Seattle, L., 1985.- P. 18. В 1821 г. Компания Гудзонова залива объединилась с канадской Северо-Западной компанией и многие годы продолжала доминировать на Северо-Западе Америки.
  • 21 Ibid.— Р. 191. О деятельности Компании Гудзонова залива см. подр. Galbraith J. S. The Hudson’s Bay Company as an Imperial Factor 1821 — 1869.— Los Angeles, Berkley, 1957; Karamansky T. J. Fur Trade and Exploration. Opening the Far Northwest, 1821 —1852.—Norman, 1983, etc.
  • 22 См. Hinde W. George Canning.- L„ 1973,- P. 354.
  • 23 R. Rush to J. Q. Adams, Jan. 6, 1824//DCCR.- Vol. 2,- Wash., 1942.- P. 397.
  • 24 Эта же широта признавалась границей и в русско-английской конвенции 16(28) февраля 1825 г. См. подр. Болховитинов Н. Н. Русско-американские отношения, 1815-1832.- С. 244-307.
  • 25 См. Merk F. Albert Gallatin and the Oregon Problem. A Study in Anglo- American DipLomacy.— Cambr. (Mass), 1950.
  • 26 См. The Diary of John Quincy Adams.— P. 370.
  • 27 См. Jones H. To the Webster—Ashburton Treaty. A Study in Anglo-American Relations, 1783-1843.- Chapel Hill, 1977,- P. 11.
  • 28 The Addresses and Messages of the Presidents of the United States, Foni Washington to Tyler…— N. Y„ 1843,— P. 356 (далее The Addresses and Messages…).
  • 29Столкновение имперских интересов британских правящих кругов с интересами торговцев и предпринимателей США привело в 20-х гг. XIX в. к острейшей борьбе в законодательных органах обеих стран по вопросу о допуске в американские колонии Великобритании, особенно в Вест-Индию, судов и товаров Соединенных Штатов на равноправных с англичанами условиях. В 1830 г., хотя и с оговорками, британские колониальные рынки все же открылись для американских судовладельцев, торговцев, фермеров и промышленников. Это соответствовало внешнеторговой политике США, направленной в 20— 30-е гг. на заключение с различными странами равноправных торговых договоров. Достигнутый компромисс можно в целом оценить как успех внешней политики Соединенных Штатов. Но он едва ли был возможен без проведенных в начале 20-х гг. в Англии реформ кабинетом умеренных тори, в который входили Гескиссон, Пиль, Каннинг. Они выражали интересы британской промышленной и торговой буржуазии, стремившейся к ослаблению меркантилизма и протекционизма, так как это сковывало свободное развитие капитализма в стране (см. подр. Benns F. G. The American Struggle for the British West India Carrying Trade, 1815—183 .— Bloomington, 1923 etc.).
  • 30 В 20-е гг. XIX в. зависящие от британского рынка плантаторы Юга выступали против протекционистских тарифов 1824 и 1828 гг. В этом их поддерживали связанные с внешней торговлей крупные купцы и финансисты Северо-Востока, многие из которых имели тесные контакты с торгово-финансовыми и промышленными кругами Англии.
  • 31 См. Treaties…- Vol. 3,— P. 383—384.
  • 32 По мнению историка В. Н. Виноградова, «1829 г. явился отправной точкой нового этапа англо-русского соперничества на Ближнем Востоке и на Балканах, тянувшегося до Крымской войны…» (см. Виноградов В. Н. Великобритания и Балканы: от Венского конгресса до Крымской войны.— М., 1985.— С. 122). Обстановка была столь опасной, что генеральный консул России в Нью- Йорке А. Г. Евстафьев даже советовал Петербургу заключить русско-американский наступательно-оборонительный союз против Англии, полагаясь на воинственный характер президента США Э. Джексона и его враждебные чувства к Великобритании (см. Донесение А. Г. Евстафьева, 18(30) августа 1829 г.// АВПРИ.— Ф. Канцелярия,— Оп. 468,— Д. 3501,— Л. 11).
  • 33 См. Treaties…- Vol. 3,- P. 372.
  • 34 См. Callahan J. М. American Foreign Policy in Canadian Relations.— N. Y., 1937,— P. 155—156; Belohlavek J. M. The Foreign Policy of Andrew Jackson. «Let the Eagle Soar!» — Lincoln, L., 1985.— P. 68.
  • 35 См. Chaberlain M. E. British Foreign Policy in the Age of Palmerston. L„ 1980,- P. 119.
  • 36 См. подр. Тишков В. А. Освободительное движение в колониальной Ка- наде,- М„ 1978.
  • 37 F. Head to Marcy, Dec. 13, 1837//British Documents on Foreign Affairs: Reports and Papers from the Foreign Office Confidential Print/Gen. eds. K. Bourne and D. Cameron Watt.— Part 1. From the Mid-Nineteenth Century to the First World War.- Ser. C. North America, 1837-1914/Ed. by K. Bourne.- Vol. 1-8.- Vol. 1. McLeod and Maine, 1837-1842.- Wash., 1986.- P. 1 (далее BDFA).
  • 38 См. The Addresses and Messages…— P. 627-628.
  • 39 См. J. Forsyth to the New York District Attorney, Dec. 7, 1837//BDFA.— Vol. 1,- P. 1.
  • 40 Цит. по Bourne К. Britain and the Balance of Power in North America, 1815— 1908.- Berkley, Los Angeles, 1967.- P. 81.
  • 41 См. A. N. McNab to W. H. Rogers, Dec. 29, 1837//BDFA.- Vol. 1.— P. 4.
  • 42 См. MacNutt W. S. New Brunswick. A History: 1784—1867.— Toronto, 1963,— P. 298; см. также Милейковский А. Г. Канада и англо-американские противоречия.— М., 1958.— С. 137.
  • 43 См. Congressional Globe, 26th Congress, 3d Session.— P. 274.
  • 44 См. MacNutt W. S. Op. cit.- P. 267-270.
  • 45 См. Pletcher D. The Diplomacy of Annexation: Texas, Oregon and the Mexican War.— Columbia, 1973.— P. 18. Д. Уэбстер был англофилом, теснейшим образом связанным с британскими торгово-финансовыми кругами, особенно с домом братьев Бэрингов. Это семейство и его американские партнеры играли важную роль в экономике США.
  • 46 Viscount Palmers ton to Fox, Febr. 9, 1841//BDFA.- Vol. 1,— P. 115-116.
  • 47 См. Stevens K. R. Border Diplomacy. The Caroline and McLeod Affairs in Anglo-American-Canadian Relations, 1837—1842,— Tuscaloosa, L., 1989.— P. IX, X, XI.
  • 48 См. Абрамова С. Ю. Африка: четыре столетия работорговли,— М., 1978.— С. 151.
  • 49 Т. Darling to D. Webster, Apr. 16, 1841//BDFA.- Vol. 1.- P. 299-301.
  • 50 См. Gibson J. R. Op. cit.— P. 134.
  • 51 См. Taylor Q. Slaves and Free Men: Blacks in the Oregon Country, 1840—1860//Оregon Historical Quarterly.- Portland, 1982,- Vol. LXXXIII.- Summer.- No 2,- P. 153-170 (далее OHQ).
  • 52 Подсчитано no Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970.- Pt. 1-2,- Wash, 1975,- Pt. 2.- P. 907.
  • 53 См. Brauer K. J. 1821—1860: Economics and Diplomacy of American Expansionism//Economics and World Power. An Assessment of American Diplomacy Since 1789/Eds. by W. H. Becker, S. F. Wells (Jr.).- N. Y., 1984,- P. 100.
  • 54 Цит. no Jones W. D. The American Problem in British Diplomacy, 1841 — 1861,-Athens (Ga.), 1974,-P. 18.
  • 55 Цит. no Chamberlain M. E. Op. cit.— P. 119.
  • 56 См. подр. Merk F., Merk L. В. Fruits of Propaganda in the Tyler Administration.—Cambr. (Mass.), 1971.
  • 57 См. Treaties…—Vol. 4.—P. 363—372. В 1841 г. американский историк Дж. Спаркс, разыскал во французских архивах экземпляр географической карты, на которой граница США обозначалась красной линией. Предполагалось, что этой картой пользовался Б. Франклин в 1782 г. при переговорах с Англией. Согласно этой карте, а также той, что была у Д. Уэбстера, спорная территория должна была отойти большей частью к британским провинциям. По договору Уэбстера — Ашбертона из 12 027 кв. миль спорной территории США закрепили за собой 7015 кв. миль.
  • 58 См. Rush R. Memoranda of a Residence at the Court of London…— Philadelphia, 1845,- P. 272.
  • 59 Jones H. Op. cit.- P. 165.
  • 60 См. The Addresses and Messages…— P. 768.
  • 61 У. С. Тодд-К. В. Нессельроде, 2(14) февраля 1843 Г.//АВПРИ,— Ф. Канцелярия,— On. 469,— Д. 51.— Л. 2.
  • 62 См. Opinions and Policy of the Right Honourable Viscount Palmerston…— L„ 1852,- P. 454-455.
  • 63 См. The Progress of America from the Discovery by Columbus to the Year 1846/By J. MacGregor.- Vol. 1-2,- L„ 1847,- Vol. 1. Historical and Statistical.- P. 249.
  • 64 Messages… 1789-1902,- Vol. 1-10,- Wash., 1903,- Vol 4,- P. 258.
  • 65 Farnham Т. J. History of Oregon Territory/Ed. by Kowrach E. J.— Fairfield (Wash.), 1981,-P. 70 (reprint: 1844).
  • 66 См. Gibson J. R. Op. cit.- P. 114.
  • 67 См. подр. Cramer R. S. British Magazines and the Oregon Question//Pacific Historical Review.- Berkley etc.- Vol. 32,- Nov.- 1963.- No 4,- P. 369-382.
  • 68 См. Merk F. British Party Politics and the Oregon Treaty //AHR. 1932,— Jan.— Vol. 37.— No 4.— P. 654—655; Letter of Aberdeen to Pakenham, March 4, 1844. Concerning the Oregon Ouestion / Ed. by R. C. Clark // OHQ.— Portland, 1938.— Vol. XXXI,- March.- No 1,- P. 74-76.
  • 69 См. Polk J. The Diary of a President 1845-1849, Covering the Mexican War, the Acquisition of Oregon and the Conquest of California and the Southwest / Ed. by A. Nevins.- L. et. al„ 1952,— P. 2, 3.
  • 70 См. Diplomatic Correspondence of the United States. Inter-American Affairs 1831 —1860 / Ed. by W. R. Manning. Vol. 1-12.-Vol. 8. Mexico, 1831-1848 (Mid-Year).-Wash., 1937,-P. 724.
  • 71 Polk J. Op. cit.— P. 36. Сам Бьюкенен выступал за мирное размежевание по 49° с. ш.
  • 72 См. Gough В. М. Gunboat Frontier. British Maritime Authority and North-West Coast Indians, 1846—1890,— Vancouver, 1984,- P. 25.
  • 73 См. Kushner Н. I. «The Oregon Question is… Massachusetts Question» // OHQ.— Portland, 1974,- Vol. LXXV.- Dec.- No 4,- P. 317-335.
  • 74 См. Polk J. Op. cit.— P. 40; подр. см. McCabe J. O. Arbitration and the Oregon Question//Canadian Historical Review.—Toronto.—Vol. 41.—Dec.— I960,- No 4.- P. 308-327.
  • 75 Polk J. Op. cit.- P. 42.
  • 76 См Sperber H. «Fifty-four or Fight»: Facts and Fictions // American Speech. A Quarterly of Linguistic Usage.- Vol. XXXII,- N. Y„ 1957.- No 1- P. 5-11.
  • 77 J. Buchanan to J. Slidell, March 12, 1846 // Diplomatic Correspondence of the United States. Inter-American Affairs.— Vol. 8,— P. 192. Американский посланник не был официально принят мексиканскими властями.
  • 78 См. Gansevoort Melville’s 1846 Journal and Letters from England, 1845/Ed. by H. Parcer.— N. Y., 1966.— P. 47. Гейнсворт Мелвилл — брат известного американского писателя Германа Мелвилла и близкий друг Дж. Полка.
  • 79 См. Treaties…- Vol. 5,- P. 3-5.
  • 80 В 1872 г. был урегулирован англо-американский частный спор вокруг островов Сан-Хуан.
  • 81 См. James S. С., Lake D. A. The Second Face of Hegemony: Britain’s Repeal of the Corn Laws and American Walker Tariff of 1846 // International Organization — Stanford, 1989,- Vol. 43,- No 1,— Winter.- P. 1-29.
  • 82 В конце 50-х гг. началась «золотая лихорадка» на р. Фрейзер в провинции Британская Колумбия, куда с иссякавших калифорнийских копей хлынул поток буйных нравом старателей, особенно американцев. Это привносило в англо-американские отношения известную долю напряженности.

Опубликовано: История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877 / Отв. ред. Н. Н. Болховитинов - М. : Международные отношения. - . - C. 179-200 
OCR 2021 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать