Форт Росс

Вид Росса. Акварель И. Г. Вознесенского

Вид Росса. Акварель И. Г. Вознесенского

Источник: Военно-исторический журнал. – 2011. – № 2. – 4-я с. цв. вкл.


Эпоха русского присутствия в Калифорнии началась 30 августа 1812 года. В этот день служащий Российско-американской компании Иван Кусков и его сотрудники (25 русских и 80 индейцев) подняли флаг РАК в точке с координатами 38° 33′ с.ш. и 123°15’ в.д.

Окончательное решение о начале строительства русского поселения в Калифорнии главный правитель Русской Америки Александр Баранов принял в конце 1811 года. До этого он дважды отправлял исследовательские экспедиции на поиски подходящего места. Экспедиции возглавлял упомянутый Иван Кусков, который положил на создание и развитие Русской Калифорнии почти пятнадцать лет своей жизни. Его выбор пал на высокий берег небольшой бухты к северу от залива Бодега, в 15 верстах выше реки Славянки (современная Рашин-ривер) и в 70 милях к северу от Сан-Франциско.

В мае 1812 года там приступили к заготовке леса и строительству крепости. К концу августа место будущего поселения было обнесено бревенчатым частоколом и построены два двухэтажных бастиона, в которых первое время и жили поселенцы. 30 августа, после торжественной обедни, был вытянут жребий, давший поселению название «Росс» (термин «Форт Росс» придумали американцы в середине XIX века), и как уже говорилось, над крепостью взвился флаг РАК.

1. Главный вход / 2. Юго-восточный блокгауз3. Восточные ворота / 4. Колодец /5. Часовня / 6. Дом Ивана Кускова /7. Северо-западный блокгауз8. Западные ворота / 9. Дом Александра Ротчева / 10. КонтораНе сохранились: a)Торговый дом b)Мачта флагаc)Казармы d) Склады

1. Главный вход / 2. Юго-восточный блокгауз
3. Восточные ворота / 4. Колодец /
5. Часовня / 6. Дом Ивана Кускова /
7. Северо-западный блокгауз
8. Западные ворота / 9. Дом Александра Ротчева / 10. Контора
Не сохранились:
a)Торговый дом b)Мачта флага
c)Казармы d) Склады

Крепость представляла собой замкнутый квадрат высокой бревенчатой стены с двумя восьмиугольными башнями, в каждой из которых были орудийные амбразуры. За стеной, внутри укрепления, в первые два года были построены дом правителя, казармы, склады, кузница, мастерские и другие строения. Вне крепостной стены, постепенно разрастаясь и расширяясь со временем, располагались другие хозяйственные постройки: ветряная мельница, скотные дворы, пекарня, баня и многое другое. Традиционные для русских колоний заведения – церковь, больница и училище – в Россе отсутствовали из-за нежелания вступать в конфликт с испанскими властями. Наличие этих заведений означало бы окончательное закрепление в Калифорнии, а без международного признания Росса это было нереально.

Основными направлениями хозяйственной деятельности русских поселенцев Калифорнии были промысел морской выдры (калана) и сельское хозяйство. Вокруг крепости, на склонах гор раскинулись сельскохозяйственные угодья, где сеяли хлебные злаки, картофель и другие овощи. Именно здесь впервые в Калифорнии были заведены фруктовые сады и культурное виноградарство. Но топографические и климатические особенности Росса, а также отсутствие профессиональных агрономов в штате компании привели к тому, что надежды на калифорнийскую колонию как основного поставщика продовольствия на Аляску очень скоро не оправдались. Больший успех сопутствовал скотоводству, для чего у испанцев были приобретены лошади, коровы, свиньи и овцы.

В колонии развивались различные ремесла и подсобные промыслы, главным образом ориентированные на вывоз в Русскую Америку и Испанскую Калифорнию. Столяры и бондари Росса делали различную мебель, двери, рамы, черепицу из секвойи, телеги, колеса, бочки, «коляски о двух колесах». Выделывались кожи, обрабатывались железо и медь. Строились небольшие лодки для католических миссий. В 1816 году было начато крупное судостроение, но в силу разных причин через 8 лет оно прекратилось.

За всю историю Росса у него сменилось пять начальников – первым с момента основания до 1821 года был Иван Кусков, затем Карл Юхан Шмидт (1821-24), Павел Шелихов (1824-30), будущий консул России в Сан-Франциско Петр Костромитинов (1830-38) и Александр Ротчев (1838-1841).

В Россе проживали люди разных национальностей. Этнических русских в Русской Калифорнии было меньшинство (от 25 до 100 человек). Большую часть населения составляли «алеуты» (этим термином русские называли всех индейцев Аляски) (50-125 человек). Эти индейцы несли основную нагрузку на всех видах работ. В переписях также отмечались калифорнийские индейцы (преимущественно женщины – жены русских и «алеутов»), «креолы» – дети русско-индейских кровей (к середине 1830-х годов они составили треть всего населения), якуты-скотоводы, финны, шведы и даже полинезийцы. Русских женщин в селении почти не было, самой заметной из них была жена последнего правителя Елена Ротчева (урожденная княжна Гагарина).

Все мужчины Росса состояли на службе у РАК. Они подписывали семилетний контракт, ежегодное жалование по которому едва доходило до 360 рублей. Компанейские цены на продовольствие и другие товары были такими, что подавляющее число служащих Росса были многолетними должниками РАК.

Для сельскохозяйственных работ на сезон приглашались окрестные индейцы, с которыми рассчитывались скудной пищей и одеждой. Из-за ничтожной оплаты индейцы отказывались приходить добровольно и русские практиковали «пригоны», что не могло не сказаться негативно на русско-индейских отношениях. Недостаток квалифицированных рабочих рук для занятия земледелием был одной из главных проблем Росса. Главное правление РАК разрабатывало план, по которому предполагалось «купить по крайней мере до двадцати пяти семейств крестьянских, которым за переселение в Америку … дать свободу и обязать заниматься земледелием около крепости Росс»1. В феврале 1825 года план был представлен министру иностранных дел Карлу Нессельроде, который категорически отверг подобные предложения.

Русские колонисты продолжали географическое исследование Северной Калифорнии. Им было известно все побережье на север до залива Тринидад. Они открыли вулкан Шаста в верховьях реки Сакраменто. Расширялось и русское присутствие в Калифорнии – в 1841 году к «селению и крепости Росс» относили собственно крепость, порт Румянцева в заливе Бодега, несколько ранчо (русские называли их «ранчи») на побережье, Фараллонские острова и земли, уходившие в глубь материка между мысом Мендосино и мысом Дрейка.

В середине 1830-х годов колонию стали теснить американцы. Американец Джон Купер основал ранчо в 30 верстах вверх по реке Славянке и планировал основать еще одно – на мысе Дрейка.

В целом колония Росс оказалась для Российско-американской компании убыточной. На ее содержание в 1825-30 годах тратилось примерно 45 тысяч рублей в год, а доход в среднем составлял всего 12 833 рубля2.

Борьба за международное признание крепости Росс

Основывая колонию в Калифорнии, Российско-американская компания исходила из того, что «ни на каких картах точных и ясных пределов владений Испании к северу от Сан-Франциско нет, а обитающие там индейцы не покорены испанцами».3 Подобную позицию критиковал российский посланник в США Петр Полетика: «утверждая свои права отсутствием испанцев, компания упускает из виду, что дает оружие против себя англичанам и американцам, которые в свою очередь могут ей заметить, что на всем протяжении северо-западного побережья Америки, на которое она предъявляет исключительные права, начиная от 57° с.ш., существует только одна колония Новоархангельск».4

Испанцы, разумеется, считали всю Калифорнию своей. Получив известие о создании Росса, министр иностранных дел Испании Хосе Луйанд выразил надежду, что «русские основали временное поселение и скоро его покинут». Он просил вице-короля Новой Испании «проявить крайнюю деликатность, чтобы добиться ликвидации русского поселения без ущерба для дружественных отношений между двумя странами».5 Союз с Россией не позволял Испании применять военную силу, чтобы ликвидировать русское поселение, и она пыталась воздействовать на русских уговорами.

В октябре 1816 года Сан-Франциско посетил корабль «Рюрик» под командованием Отто фон Коцебу. Во время беседы с ним губернатор Верхней Калифорнии Пабло Висенте де Сола пожаловался на нежелание русских ликвидировать свое поселение. Коцебу пригласил к переговорам правителя Росса Ивана Кускова, который заявил,что «селение сие он основал по предписанию своего начальства, следовательно, и оставить его не должен, не может и не хочет иначе как по велению той же власти».6 Результатом переговоров стал протокол, в котором были зафиксированы позиции сторон. Когда протокол был доставлен в Санкт-Петербург Российско-американская компания выразила протест действиям Коцебу, обвинив того в превышении полномочий.

Поняв бесперспективность переговоров с Кусковым, де Сола ускорил испанскую колонизацию севера Калифорнии. В 1817 году была основана миссия Сан-Рафаель, а в 1823 — миссия Сан-Франциско Солано. Материалы для строительства обеих миссий закупались в Россе.

В 1817 году Леонтий Гагейместер, будущий главный правитель Русской Америки, встретился с вождями индейских племен, проживавших в округе Росса. В ходе беседы Гагейместер выразил вождям благодарность за уступку компании «земли под крепость, устроения и заведения». Вождям были сделаны подарки и вручены медали «Союзные России». Беседа была записана, под протоколом подписались Гагейместер, Иван Кусков и комиссионер РАК Кирилл Хлебников.7 Данным документом компания очень гордилась, называла его договором и часто на него ссылалась, хотя, как заметил Федор Литке, посетивший колонии в 1818 году в составе экипажа кругосветного шлюпа «Камчатка»: «договор с человеком, не знающим ни грамоты, ни языка, и вообще не имеющим ни малейшего понятия о том, что значит договор, может служить лишь придиркою, а не основательным правом». 8

Главное правление РАК пыталось воздействовать на испанское правительство через российский МИД, но неизменно получало оттуда отказ. Министр Нессельроде ссылался то на ситуацию в Испании, то на ситуацию в Испанской Америке, то на неопределенность международного статуса Мексики и непризнание Россией нового государства.

Обращаясь в МИД, директора компании не только ходатайствовали о закреплении прав на Росс, но и не забывали предложить предпочтительные границы Русской Калифорнии. В марте 1825 года они предлагали границу «округа, имеющего принадлежать Россу» со стороны испанских владений «определить речкою Ливантулою, впадающею в залив Большую Бодега». Восточные пределы оставить определять «местным начальникам обеих держав».«Вдоль же берега к северу полезно было бы выговорить протяжения земли на два градуса». (т.е. до 40-й параллели)9.

Возникшая в 1823 году на месте Новой Испании Мексика вновь попыталась вынудить русских покинуть Росс, хотя Петр Полетика был уверен, что «Мексика не станет себя упрашивать уступить нам местность, занятую колонией Росс».10 Переговоры каноника Агустина Фернандеса де Сан-Висенте и Кирилла Хлебникова закончились тем же результатом, что и переговоры 1816 года.

Свои попытки легитимизировать Росс Главное правление РАК оставило до 1835 года. В этом году барону Фердинанду Врангелю, закончившему свои полномочия на посту главного правителя Русской Америки, было поручено вернуться в Санкт-Петербург через Мехико, узнав «до какой степени акт нашего признания мог бы склонить мексиканское правительство к формальной уступке занятых нами в Калифорнии земель».11 Результат разочаровал барона: «Никто [в Мексике] не понимает или не верит, чтобы русское небольшое поселение, лежащее между владениями Англии, Североамериканских Соединенных Штатов и Мексикой не токмо не было опасным сей последней республике, но чтобы, напротив, оно может стать оплотом наступательным покушениям граждан Североамериканских Соединенных Штатов к занятию всей Северной Калифорнии».12

Бесплодность попыток признания своих прав на Росс отвратила Российско-американскую компанию от этой колонии и стала одной из причин ее продажи.

Продажа форта Росс

Впервые о ликвидации своего поселения в Калифорнии руководство Российско-американской компании задумалось в 1838 году. К этому его подвигли неисправимая убыточность Росса и прекращение пушного промысла на Фараллонских островах. Но окончательное решение было принято после заключения в марте 1839 года соглашения с Компанией Гудзонова Залива. По условиям договора англичане обязывались исполнять основную обязанность Росса и поставлять продовольствие и промышленные товары в северные пределы русских колоний.

31 марта Главное правление РАК обратилось к российскому правительству с ходатайством о разрешении упразднить колонию, на которую в свое время возлагались большие надежды. Правление писало в ходатайстве, что оно рассчитывало «на расширение своих владений и на занятие мест, удобных для разведения хлебопашества и скотоводства в таком объеме, чтобы, сверх содержания гарнизона, можно бы было снабжать и прочие отделы пшеницей, солониной и маслом. При нынешних же обстоятельствах надежда сия совершенно рушилась, и Главное правление не находит никакого основания и не усматривает уважительной цели для дальнейшего занятия селения Росс».13

Получив одобрение своим действиям, Главное правление в апреле того же года «признало за нужное оставить селение Росс, упразднить контору, снять гарнизон, вывезти промышленных, орудия и снаряды, а остальное продать жителям Сан-Франциско».14

Первое предложение о покупке имущества Росса представители РАК сделали весной 1840 года своему новому деловому партнеру — Компании Гудзонова Залива, но англичан это предложение не заинтересовало. В течение последующих полутра лет РАК вела переговоры с Мексикой, но цена в 30000 песо оказалась неподъемной для погрязшей в долгах страны. Посланник России в США Александр Бодиско считал, что Росс должен быть продан гражданам США, но ни с одним американцем переговоры о покупке не велись.

Покупатель на русское имущество нашелся в сентябре 1841 года. Им стал мексиканский гражданин швейцарского происхождения Иоганн Аугустус Зуттер (Джон Огаст Саттер). Последний правитель конторы Росс Александр Ротчев договорился с ним о цене в 30000 долларов США с рассрочкой на четыре года, начиная с 1842 года. Большую часть платежа Саттер должен был внести пшеницей.

Окончательное соглашение о сделке Саттер и консул России в Сан-Франциско Петр Костромитинов подписали 13 декабря 1841 года.

Неурожаи не позволили Саттеру исполнить свои обязательства и представтелям РАК пришлось прибегнуть к защите своих интересов. Они заручились согласием мексиканских властей погасить долг мексиканского гражданина, но Мексика очень скоро потеряла Калифорнию. В начале 1848 года Александр Бодиско беседовал по поводу возмещения долга с государственным секретарем США Джеймсом Бьюкененом. Бодиско намекнул собеседнику, что РАК для спасения своего капитала может вернуть себе права на Росс. Российский посланник сказал государственному секретарю: «Вы когда-то немного завидовали этому маленькому поселению, и вот представляется случай заплатить 30 тысяч долларов, чтобы лишить компанию повода для возвращения».15 Через некоторое время к правительству США с требованием о возмещении убытков, связанных с началом «золотой лихорадки» и потерей своего имущества, обратился Джон Саттер. Американское правительство ни одно обращение не удовлетворило, ограничившись признанием справедливости претензий.

В 1873 году остатки крепости и несколько ранчо вокруг нее приобрел у властей города Сан-Франциско некий Джордж Коул. Он открыл отделение связи, салун, гостиницу и склады. В последующие годы Росс переходил из рук в руки. Калифорнийское землетрясение 1906 года пощадило лишь дом последнего коменданта.

Примечания