Исследователи Орегона

Испанцы в Орегоне

Когда испанцы впервые оказались в Орегоне, достоверно не установлено. Возможно еще в XV веке экипажи манильских галеонов делали остановки на побережье севернее мыса Мендосино (39°20’ с.ш.). По крайней мере, легенды племени тилламук, относящиеся к этому времени, содержат указания на контакты с белыми, высадившимися с большого корабля в поисках воды и воска. Также вероятно Орегон посещали участники неудачных экспедиций Хуана Кабрильо (1543) и Себастьяна Вицкейно (1603).

Точные указания на активность испанцев в этом регионе относятся ко второй половине XVIII века, когда испанскому правительству стало известно о проникновении на северо-запад Америки русских промышленников и английских мореплавателей. Испанцы опасались, что те захотят захватить их поселения в Верхней Калифорнии, Аризоне и Новой Мексике. В 1769 году вице-король Новой Испании Антонио де Букарелли отправил две разведывательные экспедиции. Первую, отправленную морем, возглавил Гаспар де Портола. Вторую, сухопутную – Фернандо де Ривера-и-Монкада. В Орегоне ими не было сделано никаких поселений, но им удалось создать целую цепь миссий, президио (крепостей) и пуэбло (поселений) на побережье Калифорнии от миссии Сан-Диего до залива Сан-Франциско.

В течение 1773 — 1775 годов из Сан-Бласа (порт в Верхней Калифорнии) корабли в северном направлении в море выходили четырежды: дважды — фрегат «Santiago» (сначала под командой Хуана Переса, затем — Бруно де Эсета), по одному разу шхуна «Sonora» (капитан Хуан Франсиско де Бодега-и-Куадра) и пакетбот «San Carlos» (Хуан де Айяла). В ходе плавания корабли поднимались до 58° с.ш. и, как водится, объявляли все южные земли находящимися под властью испанской короны. Так же высоко в 1788 году поднимался на «San Carlos» капитан Гонсало Лопес де Аро.

В 1790 году между Испанией и Великобританией возникла конфликтная ситуация, которую в историографии называют «Нутка-зундский кризис (Nootka Sound Controversy)». Каждая из этих стран предъявила свои претензии на принадлежность залива Нутка (49° 35’ с.ш.). Дипломатический кризис зашел так далеко, что страны стали готовить военные эскадры для отправки к побережью. Военная мощь «владычицы морей» заставила Испанию капитулировать – признание за англичанами прав к северу от испанских селений фактически означало готовность мадридского двора ограничить свои притязания широтой упомянутого залива. Последнюю попытку исследовать американские берега севернее Нутки в 1791 году предприняла кругосветная экспедиция Алессандро (Алехандро) Маласпины.

12 апреля 1793 года вице-король Новой Испании граф Ревильяхихедо направил первому государственному секретарю Мануэлю Годою «памятную записку», в которой высказался за прекращение экспансии и усиление оборонных сооружений на северных границах Новой Испании. Границей владений предлагалось считать координаты залива Хуан-де-Фука (48°30’ с.ш.), а территорию от него до границ русских владений сделать «ничейной», закрытой для поселений, но открытой для любого вида промысла.

С этого момента испанцы перестали посещать орегонское побережье.

Открытие Колумбии

Корабль «Колумбия» на реке, названной в честь него

Корабль «Колумбия» на реке, названной в честь него

Долгое время в Европе считали, что на карте Северной Америки существует некий пролив, который пересекает континент с востока на запад. Моряки многих стран бросили все свои силы на его поиск. Одним из первых искателей пролива был знаменитый пират — кругосветник сэр Френсис Дрейк. В 1579 году, совершая набеги на испанские поселения, он поднялся до таких высоких широт, что там в июне земля была еще в снегу и снасти покрывались ледяной коростой. Не найдя никакого пролива, он повернул назад, высадился под 38° с. ш. и назвал земли выше этой параллели «Новым Альбионом».

Следующим мореплавателем, искавшим то, чего никогда не существовало, стал капитан Джеймс Кук. В 1778 году экипаж его корабля «Resolution» высадился в Орегоне, обменял у индейцев дешевые медные пуговицы на пушнину, и отправился картографировать «внешнее» побережье Северного Ледовитого океана.

Когда выяснилось, что пушнина орегонских выдр очень хорошего качества, за ней направились мехоторговцы. В 1788-92 годах на побережье торговал бостонский капитан Роберт Грей на корабле «Columbia Rediviva». В апреле 1792 года, в двух днях плавания к югу от мыса Разочарования, Грей встретил английский шлюп «Discovery» под командой капитана Джорджа Ванкувера. Американец рассказал о широкой реке, которую он заметил и нанес на карту в прошлом году и которая вполне может быть трансконтинентальным проливом. Ванкувера, искавшего тот самый легендарный пролив, рассказ абсолютно не вдохновил, и он продолжил свои безрезультатные поиски.

В мае Грей решил проникнуть в реку. Преодолев песчаную отмель, корабль вошел в ее устье. Вверх по течению Грей подниматься не стал, 11 мая назвал реку Колумбией и направился обратно в Бостон. (Справедливости ради стоит сказать, что эта река впервые была отмечена на испанских картах 1780-х годов, но до Грея никто в нее не заходил.)

Ванкувер, возвращаясь с севера, отправил лейтенанта Уильяма Бротона на тендере «Chatham» на поиски судоходных рек. Среди прочих Бротон зашел в Колумбию (разумеется, он тогда еще не знал её названия). Поднявшись по реке, Бротон пришел к выводу, что она не пересекает весь континент и не подходит для крупнотоннажных кораблей. На обратном пути он встретил испанского мореплавателя Бодегу-и-Kуадру, который также изучал русло реки.

Объединившись, экипажи двух английских кораблей и одного испанского произвели картографирование острова в устье реки. Решено было дать ему название в честь двух капитанов – Ванкувер-и-Бодега. Правда, очень скоро вторая часть названия острова отпала.

Таким образом были открыты и картографированы два наиболее заметных географических объекта в Орегоне, которые на долгое время стали его основными ориентирами.

Экспедиция Льюиса и Кларка

В XIX веке на смену морским экспедициями в Орегон пришли сухопутные, отправляемые с восточного побережья Северной Америки. Наиболее преуспели в этом американцы.
Первая американская сухопутная экспедиция в Орегон была организована в 1805 году по личному приказу президента США Томаса Джефферсона. Но за несколько лет до нее на Орегонское побережье вышел англичанин Александр Маккензи, и результаты его исследований во многом определили успех экспедиции Мериуизера Льюиса и Уильяма Кларка.

18-ого января 1803 года президент Джефферсон обратился к Конгрессу за разрешением исследовать обширные страны на запад от Миссисипи. Джефферсон утверждал, что экспедиция обеспечит возможности для расширения внешней торговли Соединенных Штатов.

В следующем месяце Конгресс одобрил предприятие, которое получило название Корпус Открытия (Corps of Discovery). Руководителями были назначены Мериуизер Льюис и Уильям Кларк.

В то время когда велась подготовка экспедиции, эмиссары Джефферсона в Париже были вовлечены в ведение переговоров по поводу покупки у Франции испанской колонии Луизиана. В апреле 1803 года они заключили договор об этом. За 15 миллионов долларов американское правительство купило 800 000 квадратных миль между Миссисипи и Скалистыми горами.

Льюис и Кларк собрали партию численностью 30 человек. Партия включала в себя охотников, моряков, плотников, солдат и кузнецов. В качестве переводчика был взят индеец из местного племени. Всех их везла 60-футовая баржа. Кроме того, на баржу было загружено огромное количество подарков для индейцев.

14 мая 1803 года экспедиция отплыла из Сент-Луиса.

Маршрут экспедиции Льюиса-Кларка

Маршрут экспедиции Льюиса-Кларка


Через одиннадцать недель экспедиция встретилась с первыми индейцами. В устье реки Тетон в Южной Дакоте их встретило племя Сиу. Индейцев нисколько не впечатлили американские подарки, и они попытались помешать дальнейшему продвижению американцев. Тогда Льюис приказал нацелить орудия на индейскую деревню, и индейцам пришлось отступить. Экспедиция продолжилась.

Следующая встреча экспедиции с индейскими племенами была более дружественной. Племя Манданс даже позволило ей зазимовать в своей деревне. Руководители путешествия всю зиму провели в расспросах индейцев, составляя карты дальнейшего пути. В индейской деревне к Корпусу Открытия присоединился Тусен Шарбонно, франкоканадец, много лет проживший в племени Манданс и владевший многими местными языками. 7 апреля 1805 года Корпус Открытия продолжил путь на запад. Через восемь месяцев, 7-ого декабря 1805 года, экспедиция достигла Тихого океана. Был построен форт, в котором было решено зимовать. За время зимовки американцам пришлось отразить нападение воинов племени Черноногих, которые хотели захватить винтовки. В результате один индеец был ранен и один — убит.

23 марта 1806 года экспедиция тронулась в обратный путь. В июле она разделяется на две части, чтобы исследовать как можно большую территорию. Группа Льюиса спустилась по реке Мариас, а группа Кларка — по реке Йеллоустон. 12 августа они встретились в точке слияния рек Йеллоустон и Миссури. 23 сентября 1806 года путешественники прибыли назад в Сент — Луис.

За 28 месяцев пути было собрано большое количество данных о топографических особенностях и природных ресурсах территории. Были привезены 178 экземпляров растений и 122 экземпляра животных и птиц, произрастающих и обитающих на исследованной территории.

Важность хорошо спланированной и хорошо проведенной экспедиции (за все время умер только один человек – Чарльз Флойд) была огромна. Хотя это было не первое пересечение континента в его северной части (первым был Александр Маккензи), оно открыло обширные новые территории, за которые Соединенным Штатам стоило побороться. Но в момент окончания экспедиции об этом никто не думал. В 1809 году русский консул в США Андрей Дашков сообщал главному правителю Русской Америки Александру Баранову, что отчеты ее участников «хотя, уже с год обязаны быть выданы в свет, до сих пор, не знаю, чего ради, [выделено Дашковым.- Авт.] еще и не печатаются»1. Первое издание журналов Льюиса и Кларка состоялось только в 1814 году.

В 1808 году свой путь на побережье нашел еще один англичанин Саймон Фрейзер. После него в научном исследовании Орегона наблюдалось некоторое затишье. Скалистые горы и побережье посещали только охотники на пушного зверя.

Охотники за пушниной

По разным подсчетам, охотой на пушного зверя в Орегоне занимались до 600 человек ежегодно. Так как основным оружием таких охотников были специальные ловушки, то их называли трапперами (от английского «trap» — ловушка).

В середине 1820-х годов спрос на пушнину был очень высок и опытный траппер за сезон весна-осень мог заработать до 2000 долларов, в то время как зарплата высококвалифицированного работника на Восточном побережье не превышала 500 долларов за год.

Сколь доходным был этот бизнес, столь же он был и опасен. На трапперов нападали индейцы и дикие звери, их кусали гремучие змеи и поражали дизентерия и оспа. Они тонули, погибали от заражения крови и от случайных огнестрельных ран. Существует статистика, что только в одном 1826 году из 116 человек, отправившихся на пушной промысел из Санта-Фе, обратно вернулись лишь шестнадцать.

В путь траппер отправлялся пешком и налегке. Его вооружение состояло из дробовика, ловушек и разделочных ножей. Из еды он нес только муку, кофе и соль. Все остальное пропитание он добывал охотой, рыбалкой и собирательством.

Технология охоты на пушного зверя (чаще всего — бобра) была очень простой. Ловушка заряжалась пучком травы, пропитанной веществом, добытым из гланд бобра. Заряженная ловушка опускалась слегка под воду. Через сутки ее проверяли. С пойманных бобров в дело шла только шкура, которую снимали и сушили, растянув на прутьях.

Обычно один раз за сезон у какой-нибудь реки происходила ярмарка, на которую съезжались торговцы и приходили трапперы. Здесь шкуры продавались и обменивались на припасы.

К концу 1830-х трапперов-одиночек вытеснили организованные партии из мехоторговых компаний. Наиболее опытные трапперы переквалифицировались в разведчиков троп и проводников многочисленных правительственных экспедиций и переселенческих поездов.

Научные экспедиции в Орегон

В 1825-м году в Орегон из Лондона прибыл представитель Королевского Садоводческого Общества шотландец Дэвид Дуглас. Его целью был сбор гербария из местных растений. Он объездил все побережье в поисках необычных растений и этот труд не остался незамеченным — одному из растений, обнаруженных Дугласом было присвоено его имя.

Когда переселенец Натаниель Виет в 1834 году собрался в свое второе путешествие в Орегон, к нему присоединились два естествоиспытателя из Гарвардского университета – Джон Кирк Тауншед и Томас Наттол. Их исследования закончились опубликованием книги с цветными иллюстрациями птиц и животных, выполненными известным американским художником-анималистом Джоном Джеймсом Одабоном.

Через пять лет на побережье отправилась американская правительственная экспедиция во главе с лейтенантом Чарльзом Уилксом. Уилксу удалось собрать уникальную команду исследователей, численностью более 100 человек. Каждый из них отвечал за определенную сферу исследований. Так, Джеймс Дуайт Дан возглавлял изучение геологического состава Скалистых гор, Тициан Рамсей Пил — зарисовывание орегонских пейзажей, Горацио Хейл — составление словарей индейских языков, а сам лейтенант Уилкс писал подробный отчет об увиденном. Отчеты четырехлетней экспедиции едва уместились в шести фолиантах и включали в себя бесчисленное количество карт, морских лоций и иллюстраций.

Отплытие Уилкса из Орегона не прекратило исследование побережья. Практически каждый переселенец был исследователем своей новой родины, а самые грамотные оставили свои дневники, которые становились неотъемлемой частью пропаганды переселения.

Американское правительство поддерживало научные экспедиции и публикацию их результатов, обоснованно надеясь, что это поможет в ответе на орегонский вопрос.

Примечания