Политика федерального правительства в отношении индейцев

,

VII глава из коллективной монографии "История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877"

Ко времени появления на Североамериканском континенте белых поселенцев, то есть в начале XVII века, там обитали не менее 272 племен, объединенных в десятки племенных союзов и говоривших на разных языках и диалектах1. Индейцы выращивали кукурузу, картофель, различные сорта тыкв, кабачков, другие культуры, занимались охотой и рыболовством. Постоянная вражда гуронов с ирокезами проявлялась в бесконечных мелких войнах и межплеменных стычках. Но даже самые мудрые вожди не могли предвидеть трагических последствий мирного общения с новыми соседями. В 1782 году выдающийся просветитель Томас Джефферсон в своих «Заметках о штате Виргиния» высказал сожаление, что никому не пришло в голову записать произведения устной народной традиции уже исчезнувших с лица земли индейских племен2. А еще через сто с небольшим лет от индейских владений остались лишь крошечные островки резерваций, едва заметные на политической карте огромной североамериканской республики, раскинувшейся от океана до океана.

Инициатива изгнания индейцев с мест их исконного обитания исходила, как правило, от белых переселенцев или от властей штатов и территорий. Федеральное же правительство брало на себя прежде всего юридическое оформление свершившихся захватов и лишь в случаях, когда индейцы оказывали серьезное сопротивление, посылало против них войска. До мексиканской войны 1846—1848 годов американские поселенцы имели дело в основном с оседлыми индейцами, и лишь позже, когда переселенческий поток перевалил через Скалистые горы, началась ожесточенная борьба с кочевыми охотниками. В этой борьбе белых поселенцев с индейцами далеко не сразу и не окончательно обозначилась полная победа белых. К тому же не во все периоды американская администрация одобрительно относилась к оттоку населения из старых промышленных штатов на вновь заселяемые территории. По этим причинам политика правительства США в отношении индейцев прошла несколько качественно разных этапов.

На первом этапе (до 1830 г.) правительство США в общем продолжало политику Великобритании и колониальных губернаторов и легислатур: отношения с индейцами регулировались системой договоров с племенами. Хотя американское правительство ни в одном документе официально не ставило индейские племена на одну доску с суверенными иностранными государствами, сами договаривающиеся племена зачастую считали, что они — такие же равные партнеры США, как Англия или Испания. Подобное понимание их статуса было не чуждо даже некоторым сенаторам США: в апреле 1830 года при обсуждении в сенате билля о перемещении индейских племен в таком духе высказывались Пелег Спрэг из Мэна и Теодор Фрелингайзен из Нью-Джерси3. С принятием 28 мая 1830 г. соответствующего закона о перемещении индейцев индейская политика федеральных властей вступила во второй этап (1830—1883 гг.): сегрегации индейцев путем их перемещения на специально создаваемую индейскую территорию или в резервации. Когда же Верховный суд США решением от 3 ноября 1883 г. признал всех индейцев гражданами США, эта политика вступила в третий этап — этап ассимиляции, продолжающийся поныне.

Начало индейской политике формирующегося буржуазного государства было положено актом Континентального конгресса от 12 мая 1775 г., который разделил населенную индейцами территорию на три административных района: северный, средний и южный. В 1786 году вместо трех было учреждено два района: северный и южный. Конгресс направил специальный адрес ирокезскому «Союзу шести племен», предложив ирокезам соблюдать нейтрали тет в англо-американской войне. Более того, индейцев агитировали, хотя и безрезультатно, служить в континентальной армии за жалованье, установленное для американских солдат. Таким образом, уже в этот ранний период руководители США смотрели на индейские земли как на неотъемлемую часть владений американского государства. Тогда же конгресс, вопреки возражениям Южной Каролины и Джорджии, получил исключительное право регулировать дела с индейцами (indian affairs), заключать с ними союзы и договоры.

Первый договор — с делаверами — был заключен в Форт-Пите 17 сентября 1778 г. Вождям племен отдавалась часть земли, зарезервированной для делаверов и ваяндотов. При этом правительство США отчуждало в свою пользу земли под торговые посты. Американским гражданам запрещалось поселяться в пределах индейских земель, а нарушителей индейцы имели право наказывать по своему усмотрению. Индейцы должны были признать протекцию США «и никакой иной державы». Земли, закрепленные за делаверами, ваяндотами, чиппева и оттава, ныне составляют значительную часть штатов Мичиган, Огайо, Индиана, а также западную часть Пенсильвании.

В 1789 году в Форт-Хармаре был подписан новый договор с северо-западными племенами. Установленные в 1785 году границы были несколько изменены в пользу федерального правительства. Индейцы, владея своими землями, лишались права передавать их в пользование кому бы то ни было, кроме Соединенных Штатов. В качестве «возмещения» за уступки они получили на 6 тыс. долл. разных товаров. Индейцы сохранили право охотиться на землях, принадлежащих федеральному правительству, при условии мирного поведения с их стороны. Индейцы и белые за нанесение любого ущерба друг другу должны были нести одинаковые наказания. Для поощрения взаимной торговли вновь учреждались торговые посты.

Одновременно был подписан договор с союзом ирокезских племен, обитавших на территории штата Нью-Йорк4.

Эти попытки урегулирования не дали сколько-нибудь долговременных результатов. Слишком сильны были межплеменные противоречия. Всякий раз, когда возникала необходимость пересмотра договоров, Соединенные Штаты, заключая сепаратные соглашения с вождями соперничавших племен, стремились извлечь максимальную выгоду из этой ситуации. Губернатору северовосточных территорий федеральное правительство прямо указывало: «Хотя покупка у индейцев прав на землю не является прямо целью договора с ними, все же не следует упускать никакой возможности такого рода, с тем чтобы отодвинуть на Запад, к р. Миссисипи, официальную границу индейских поселений»5.

В Северо-Западном ордонансе от 13 июля 1787 г. говорилось: «Что касается индейцев, то им должно внушить полную уверенность, что их земли и собственность никогда не могут быть отторгнуты у них без их согласия»6. Права индейцев на земли, таким образом, признавались. Но, с другой стороны, за конгрессом сохранялось право объявления «справедливой и законной» войны против индейцев, а каждая такая война неизменно оканчивалась захватом индейских земель.

Договоры не предотвратили новых столкновений с белыми поселенцами. Жители пограничных графств Кентукки, Виргинии, Пенсильвании просили конгресс защитить их от индейцев. Дорогостоящие карательные экспедиции генералов Хармера и Сен-Клэра (1794 г.) оказались безуспешными и к тому же понесли большие потери. Победой увенчался лишь поход Уэйна (первая половина 1795 г.). Летом того же года в присутствии 11 тыс. индейцев, представлявших 12 алгонкинских племен — делаверов, ваяндотов, шауни, оттава, чиппева и других, был подписан Гринвильский договор. США получили значительную часть нынешнего штата Огайо, земли к северу от Миссисипи и к западу и югу от Великих озер, а также «300 тыс. акров земли в четырнадцати различных местах Северо-Запада», район р. Детройт, земли вдоль побережья оз. Эри и т. д.7 Воюя и ведя переговоры, потратив 8 млн. долл. и приобретя значительную территорию, Соединенные Штаты добились временной стабилизации отношений с индейцами Северо-Запада.

На Юге же положение осложнилось вспыхивавшими одновременно конфликтами между федеральными властями, штатом Джорджия, Испанией и индейскими племенами чероков, криков, чокто, чикасо и семинолов, чьи объединенные силы составляли приблизительно 10 тыс. воинов. Владения чероков простирались от тогдашних границ Алабамы и Джорджии до р. Миссисипи и чуть ли не до р. Огайо. К 1789 году по сравнению с колониальными временами их территория значительно уменьшилась, но все же охватывала более 53 тыс. кв. миль. Основная часть ее была в нынешнем Теннесси, в западной части Северной Каролины и в прилегающей к Аппалачам части нынешних штатов Джорджия и Алабама. По договору в Хоупвиле (28 ноября 1785 г.) чероки признали «покровительство» США. Американцы по этому договору не приобрели сколько-нибудь значительных территорий, но фактически получили право контроля над племенами, а по договору в Холстоне (2 июля 1791 г.) — также монополию на торговлю с индейцами8.

Все же у чероков было достаточно оснований для недовольства. Белые поселенцы не считались с договорами и селились, где заблагорассудится. Индейцы своими силами пытались пресечь эти нарушения. Белые протестовали и обращались к федеральному правительству. Индейцы делали то же самое; правда, чаще обращались к властям штатов, находившимся ближе. Но правящие круги штатов не считали индейцев полноправными гражданами суверенных племен-государств. Г. Хармон упоминает о наивной попытке делаверов восстановить прежнюю границу по р. Огайо путем передачи денег, полученных за земли, белым поселенцам, с тем чтобы они покинули вновь захваченные территории (1783): «Деньги для нас не имеют никакой ценности и неизвестны большинству из нас,— говорили вожди.— Мы хотим мира. Верните нам нашу страну, и мы больше не будем вашими врагами»9.

В связи с обоюдными нарушениями Хоупвильского и Холстон- ского договоров правительство США заключило дополнительное соглашение в Филадельфии с чероками. Были заключены соглашения также с криками, чокто и чикасо10. Таким образом удалось достичь временного урегулирования и мира.

Представители правящей элиты США, придерживаясь просветительских убеждений, чувствовали свою моральную ответственность за судьбу индейцев. Но это находило выражение лишь в поддержке миссионерства да в словесном сочувствии. Единственную возможность сохранения индейцев они видели в скорейшей адаптации их к цивилизованному обществу. «Этот взгляд,— писал один из американских исследователей,— требовал полнейшей трансформации, так как опирался на незыблемую веру в то, что пришедшее новое во всех отношениях превосходит старое»11. Предполагалось, что индейцы откажутся от военно-охотничьей культуры, от племенного уклада и общинного владения землей и станут жить, руководствуясь стереотипами индивидуалистического мышления и образа жизни белых людей.

Начиная с 1819 года правительство ежегодно выделяло 10 тыс. долл. на приобщение индейцев к христианству, начальному образованию и другим благам цивилизации. В государственных бумагах США этого периода можно встретить таблицу, содержащую сведения о числе миссионерских школ у индейцев, их местоположении, количестве учителей и учеников и о затратах на содержание этих школ. В 1833 году в таких школах обучалось 1835 индейцев12. Индейцам оказывалась финансовая помощь в развитии сельского хозяйства. Чтобы предотвратить массовые заболевания животных, грозившие охватить и поголовье, принадлежавшее белым поселенцам, американские ветеринары за федеральный счет производили вакцинацию индейского скота13. По свидетельству американских авторов, после войны 1812 года «миссионеры различных протестантских толков работали среди чероков, чокто, чикасо, обучая сотни индейских детей сельскохозяйственным навыкам, ремеслам и домоводству, тем самым готовя как детей, так и родителей к будущему благословенному приобщению их к грамотности и христианству»14. Но поскольку камнем преткновения в отношениях между индейцами и белыми была проблема владения землей, то даже филантропические взгляды Джефферсона были окрашены прагматизмом, столь характерным для пуританской традиции. В специальном послании конгрессу в 1808 году Джефферсон предполагал: индейцы, перейдя от занятий охотой к земледелию и мануфактурному производству, увидят, что потребность в меньшей, чем прежде, земельной площади и труд лучше содействуют самосохранению, чем традиционный образ жизни15.

В тот период, когда независимость была только что завоевана, а соперничество с европейскими державами оставалось весьма серьезным, Джефферсон и другие американские лидеры больше всего беспокоились о том, как не дать утвердиться на индейских землях другим державам. В этой связи был выдвинут тезис: США имеют преимущественное (даже перед европейскими нациями, участвовавшими в заселении Нового Света) право (pre-emption) покупки индейских земель. В 1792 году британский посланник спросил Джефферсона, что он думает относительно права американцев на индейские земли. «Первое,— ответил Джефферсон,— право преимущественной покупки этих земель, то есть единственное и исключительное право покупки у них всех земель, которые они согласятся продать. Второе — право регулирования торговли между ними и белыми…» Джефферсон подразумевал введение (путем взаимной договоренности либо односторонней декларацией) особых правил торговли, нарушение которых со стороны любой европейской державы рассматривалось бы американцами как акт войны. Право преимущественной покупки индейских земель было для него главным образом правом «предотвращения захвата этих земель другими нациями». При этом он полностью признавал право индейцев владеть землей16.

Один из ведущих исследователей индейской проблемы приводит выдержку из письма военного министра Г. Нокса Вашингтону в июне 1789 года: «Индейцы обладают правом на землю вследствие приоритета своего владения ею,— писал Нокс.— Ее нельзя отторгнуть у них без свободного согласия». Правда, Нокс полагал, что моральное право владеть своей зёмлей индейцы уже утратили, поскольку во время войны не были союзниками США. Но тем более великодушными казались ему акты, которыми конгресс в 1788 и 1789 годах аннулировал свое право на эти земли, признав за индейцами приоритет владения ими17.

Однако «ничто не было и по сей день не является для аборигенов Америки столь важным, как сама земля». Для белых земля тоже была главной ценностью. По мере заселения новых территорий переселенцами из Европы и с восточного побережья обстановка на границах осложнялась. В этой связи возросла роль добровольческих отрядов (милиции), созданных специально для службы на границе белых поселений и вскоре выдвинувших такого выдающегося лидера, как Э. Джексон. Хотя объявленной целью создания милиции были мирное урегулирование отношений между белыми и индейцами и обеспечение точного соблюдения договоров, в действительности армия все чаще участвовала в так называемых «справедливых» войнах. Сам Джексон вообще был противником тактики заключения с индейскими племенами договоров, как и с иностранными державами. В письме Дж. Маски от 30 января 1793 г. он утверждал, что коренные жители Америки не способны соблюдать договоры и придерживаться установленных законов18. Он считал индейцев подданными Соединенных Штатов, сам же, требуя от них подчинения конгрессу и федеральному правительству, действовал сообразно обстоятельствам и порою вопреки законам и договорам, коль скоро на его противников — индейцев они не оказывали сдерживающего воздействия. Войны с индейцами, по его мнению, должны были стать важным элементом безопасности страны19.

Тем не менее правительство США тогда еще не могло обойтись без традиционных способов урегулирования все осложнявшейся индейской проблемы. Учреждение Первым конгрессом, в соответствии с конституцией США, военного министерства дало федеральному правительству и президенту возможность объявлять индейцам войны и вести все дела, касающиеся стабилизации земельных пожалований или связанные с пограничными, береговыми и другими службами, имеющими военно-стратегическое значение. 21 апреля 1806 г. в военном министерстве США было организовано суперинтендантство по индейской торговле. Этот орган ведал не только торговлей, но и принадлежавшими правительству мануфактурами, производившими товары специально для продажи индейцам, и был упразднен вместе с этими мануфактурами в 1822 году. В 1824 году военный министр Дж. Кэлхун без разрешения конгресса учредил в своем министерстве Бюро по делам индейцев, поставив во главе этого бюро полковника Т. Л. Мак-Кенни, выдающегося знатока истории и культуры индейцев (он занимал эту должность до 1 октября 1830 г., когда был смещен Джексоном). 30 июня 1834 г. актом конгресса вместо бюро было учреждено министерство по делам индейцев, руководитель которого не был членом кабинета, а подчинялся военному министру. Это учреждение в 1849 году влилось в новое министерство внутренних дел, где до начала XX века существовала должность комиссара по индейским делам20. Через эти официальные каналы правительство США вело свою индейскую политику.

Попытки цивилизовать индейцев и приобщить их к культуре белых если и имели некоторый успех, то не в том, что касалось их племенного строя и отношения к своим правам на землю. Политика насаждения торговых постов, предпринятая правительством США, дабы укрепить безопасность белых поселений через налаживание мирных торговых отношений с индейцами, не достигла цели.

В 1806 году у криков появился знаменитый вождь Текумсе из племени шауни, который задался целью остановить дальнейшее продвижение белых поселенцев на Запад. Он взялся за объединение вооруженных сил индейских племен, получая у англичан из Канады оружие и снаряжение.

В сентябре 1809 года в отсутствие Текумсе губернатор Индианы У. Г. Гаррисон навязал вождям ряда племен долины р. Огайо договор об уступке 3 млн. акров земли за мизерную плату. Текумсе, прослышав об этом, призвал племена покарать изменников и силой добиваться расторжения сделки. Он предупредил Гаррисона, что, если американцы попытаются занять полученные обманом земли,— быть войне. Выдающийся вождь индейцев стал, по сути дела, военным и политическим лидером шауни и криков. Теперь в его задачу входило создание великого союза воинов всех племен под эгидой индейского конгресса.

Английские агенты уговаривали Текумсе не начинать военных действий против американцев, пока их не начнут англичане21. Текумсе склонен был последовать этому совету. Но вечером 7 ноября 1811 г., когда Текумсе находился у криков, Гаррисон с отрядом в 1200 человек напал на поселок шауни у слияния рек Уобаш и Типпекано. Хотя нападение было внезапным, шауни оказали серьезное сопротивление. В двухчасовом рукопашном бою погибли 62 американца и 40 индейцев. Поскольку затем шауни отступили и Гаррисон на другой день смог безнаказанно сжечь их вигвамы, генерал в отчете изобразил битву победоносной для американского оружия. Этому так крепко поверили, что даже в 1840 году ореол победителя при Типпекано помог Гаррисону выиграть президентские выборы.

С началом в июне 1820 года англо-американской войны руководимые Текумсе племена, а также семинолы наносили американцам подчас очень чувствительные удары, используя поддержку испанцев и англичан. Но 5 октября 1813 г. в битве при Тэймсе (Верхняя Канада) Текумсе был убит в единоборстве с полковником Ричардом М. Джонсоном (впоследствии, в 1837 —1841 гг., вице- президент США). В ноябре 1813 года подавление восстания криков возглавил сам Э. Джексон. 28 марта 1814 г. он наголову разгромил криков в битве при Хосшу-Бенде (в Алабаме). За эту победу Джексон получил звание генерал-майора и прозвище «старик Хикори», В рядах победителей сражался и был ранен Сэм Хьюстон, будущий завоеватель Техаса. На стороне криков воевал небольшой отряд семинолов, где был и семилетний мальчик Оцеола, впоследствии знаменитый вождь этого племени. А чероки, наоборот, воевали на стороне американцев. Джексон сознательно использовал все возможности, чтобы вбить клин между племенами. «Я от всего сердца разделяю недоверие,— писал он одному адресату,— которое вы испытываете по отношению к индейцам как друзьям и союзникам, но я уверен, что интересы политики оправдывают использование одной нации в борьбе против другой — ведь кто не с нами на тропе войны, тот против нас»22.

Поражение при Хосшу-Бенде положило конец восстанию криков. Однако в девятом пункте Гентского мирного договора от 24 декабря 1814 г. США заявили о желании прекратить вражду с индейскими племенами и вернуть им «все владения, права и привилегии довоенного времени». Аналогичные условия ставились и перед Великобританией23.

Завершение англо-американской войны 1812 — 1815 годов открыло новые перспективы для экспансии. Воодушевленные успехами, американцы приложили немало усилии для так называемой «покупки» Флориды, по сути захваченной добровольческими отрядами под руководством Э. Джексона. Жестокая борьба будущего президента США с семинолами Флориды не оставляла сомнений в том, что действия США по отношению к индейцам все в меньшей степени будут напоминать политику и превратятся, наконец, в слабо замаскированную необъявленную войну. Трагические коллизии борьбы двух рас, столь красочно описанные Фенимором Купером и Майном Ридом, отнюдь не были плодами писательского воображения. Достаточно ознакомиться с перепиской Э. Джексона, чтобы погрузиться в реальную атмосферу кровавой резни на границе поселений, где такие предметы, как нож для снятия скальпов и томагавк, успешно конкурировали с огнестрельным оружием.

В декабре 1817 года президент США Джеймс Монро в очередном послании обосновал идею прогресса, согласно которой индеец- охотник должен уступить место на североамериканской земле фермеру24. И хотя через полторы недели президент направил в сенат на ратификацию очередной пакет договоров с индейскими племенами, идеи, высказанные им, уже предвосхищали будущую политику сегрегации, составной частью которой будет перемещение индейцев в резервации, отведенные на неудобных землях за сотни миль от прежних мест обитания.

Однако происшедший вскоре поворот внутриполитического курса США привел к тому, что система договоров с индейцами обрела второе дыхание. И хотя скваттеры по-прежнему стремились захватить индейские земли, федеральное правительство не только не поддерживало эти захваты, но иногда даже насильно выдворяло скваттеров с захваченных участков. Эпизодически такое случалось и раньше. Например, 30 марта 1802 г. сенат постановил, что всякий, кто нарушит границу с племенем чероков, установленную соглашением 1791 года и договором в Теллико 1798 года, подвергнется штрафу в 1 тыс. долл. и трехмесячному тюремному заключению, и президент Джефферсон тотчас утвердил это постановление25. В декабре 1815 года президент Мэдисон издал прокламацию, грозящую карами скваттерам, самовольно и незаконно селящимся на индейских землях26. В правление Монро преследование граждан США, нарушающих договоры с индейцами, постепенно стало обычным делом. Воюя с семинолами, администрация Монро пыталась предотвратить заселение белыми земель в долине р. Арканзас, приобретенных у индейцев квапава 24 августа 1818 г. и предназначенных для обмена на заселенные чероками земли в Джорджии. В июне 1819 года по приказу Монро генерал Джексон лично осуществил насильственное выселение 300 семей скваттеров из долины р. Арканзас. В начале 1820 года военный министр Дж. Кэлхун согласился выплачивать небольшое жалованье конным отрядам чероков, которые выпроваживали скваттеров с территории племени27. А администрация следующего президента — Джона Куинси Адамса — уже без колебаний придерживалась политики сдерживания экспансионистских вожделений фермеров и плантаторов южного пограничья. Впрочем, для практического проведения этой политики администрация Адамса располагала очень ограниченными возможностями. К тому же она столкнулась с мощной оппозицией, что привело к поражению Дж. К. Адамса и победе Э. Джексона на президентских выборах 1828 года.

Дело в том, что Дж. К. Адамс проводил в жизнь «Американскую систему» — программу поощрения интенсивного капиталистического развития США, сформулированную в конце марта 1824 года Генри Клеем. «Американская система» предусматривала поддержание на высоком уровне цен на «общественные» (т. е. западные) земли. Буржуазия Новой Англии таким образом рассчитывала уменьшить отток населения с Атлантического побережья на Запад и обеспечить промышленность сравнительно дешевой рабочей силой28. Такой прозаической была подоплека «филантропического» отношения администрации Дж. К. Адамса к индейцам. Столкновение эгоистических вожделений аграриев со столь же эгоистическими целями промышленников Новой Англии создало небольшую полосу свободы для действий таких последовательных поборников добрососедских отношений с индейцами, как президент Дж. К. Адамс, глава Индейского бюро Томас Мак- Кенни, сенаторы Фрелингайзен и Спрэг. В то же время сам автор «Американской системы» Г. Клей занимал в кабинете Дж. К. Адамса должность государственного секретаря. Он придерживался чуть ли не расистских взглядов в отношении индейцев, но без колебаний поддерживал политику президента, руководствуясь чисто прагматическими мотивами. Этим он снискал себе совершенно незаслуженную репутацию «друга индейцев», и в 1832 году чероки, уже обреченные на изгнание, очень надеялись, что он победит генерала Джексона на президентских выборах.

В середине 20-х годов на территории США существовали три анклава, занимаемые так называемыми пятью цивилизованными племенами. Первый находился во Флориде, где жили семинолы; второй — в южных предгорьях Аппалач, на стыке нынешних штатов Алабама, Джорджия и Теннесси — там жили чероки и крики; третий находился несколько западнее, на территории нынешних штатов Миссисипи в Теннесси, и был населен чокто и чикасо. Наибольших успехов в усвоении цивилизации белых людей добились чероки. По данным ценза 1824 года, население их земли насчитывало 15 560 человек, включая 1277 негров-рабов, а также 147 белых мужчин, женатых на индианках, и 68 белых женщин, которые были замужем за чероками. У чероков было 2923 плуга, 22 531 голова крупного рогатого скота, 36 мельниц, 62 кузницы, 2486 прялок и 762 ткацких станка. В 1821 году просветитель Секвойя изобрел для черокского языка слоговую азбуку, и в 1824 году там уже работало 18 школ, где обучалось 314 детей29. 26 июля 1827 г. конвент черокской нации в городе Нью-Экота принял письменную конституцию, провозгласив чероков суверенной и независимой христианской нацией, обладающей суверенитетом и полной юрисдикцией над своей территорией. Конституция закрепила принцип выборности вождя (и, следовательно, республиканский строй) и учредила в совете племени, по образцу конгресса США, две палаты. Правда, своей денежной единицы чероки не завели, обходясь деньгами соседних штатов и ассигнациями банка США. Конституция была опубликована 21 февраля 1828 г. в первом номере газеты «Чероки феникс», которая начала издаваться в Нью-Экоте на двух языках усилиями Элиаса Будино — ученика Секвойи и миссионеров, единственного чероки-журналиста30. Казалось, чероки смогут образовать в составе американской федерации самостоятельный и жизнеспособный штат с индейско-метисским самоуправлением.

Однако то, что многие годы спустя, после долгой борьбы и многочисленных жертв, сумели осуществить франко-индейские метисы канадской провинции Саскачеван, в условиях США не получилось. Если федеральное правительство Дж. К. Адамса относилось к индейцам лояльно, то власти пограничных штатов, особенно Джорджии и Алабамы, всеми силами поддерживали своих скваттеров и сами заявляли претензии на земли индейцев. На этой почве в первые же недели правления Дж. К. Адамса начался затяжной конфликт между федеральной администрацией и властями названных штатов.

Еще в правление Монро, 12 февраля 1825 г., его представитель подписал в Индиан-Спрингс с вождем криков «генералом Макинтошем» договор, по которому крики уступали почти все земли на территории Джорджии этому штату. Но совет племени криков тогда же своим обращением к правительству США дезавуировал Макинтоша и объявил ничтожным этот договор. Монро все же направил его в сенат, он был ратифицирован и 7 марта утвержден Дж. К. Адамсом, который только что вступил в должность и не знал ситуацию. Немедленно в Белый дом явились представители криков. После беседы с ними президент с согласия сената приостановил действие договора, а военный министр Барбур направил губернатору Джорджии Траупу письмо, в котором требовал воздержаться от любых захватов земель до заключения нового соглашения31.

Трауп, ярый экспансионист, все же подчинился, надеясь, что «генерал Макинтош» возьмет верх над непокорными соплеменниками и договор вступит в силу. Получилось наоборот. Утром 30 апреля 1825 г. отряд окружил дом «генерала Макинтоша» на берегу Чаттахучи. Женщинам, детям и белым было приказано покинуть дом, который был затем подожжен. Макинтош попытался бежать и был застрелен в упор. В Джорджии это событие вызвало настоящую бурю. Возмущались не только криками, но и президентом, церемонящимся с «дикарями», которых, по мнению многих, надо было просто выгнать или перебить.

После переворота 30 апреля федеральные власти потребовали, чтобы Трауп воздержался не только от захвата, но и от посылки землемеров. (Захват индейских земель осуществлялся очень планомерно. Они предварительно обмерялись, наносились на карту, размеченные участки нумеровались, и каждый из них отдельно вычерчивали на билете, который закладывали в лотерейный барабан.) Трауп в грубой форме ответил, что об отсрочке не может быть и речи. 21 июля кабинет по предложению Адамса направил генералу Гэйнсу распоряжение предотвратить, если потребуется, силой обмер крикских земель32. Вскоре министр финансов Ричард Раш получил от своего друга из Саванны письмо, в котором говорилось: «Здесь такое настроение, что 10 тыс. стрелков готовы в любой момент двинуться, чтобы выбросить вон генерала Гейнса и его маленькую армию, если бы такой приказ опрометчиво отдал губернатор — ведь он кумир народа»33.

Президент понял, что силой он не сможет выдворить захватчиков, а малейшее кровопролитие нанесет его авторитету невосполнимый ущерб. Он вступил в долгие и драматические переговоры с делегацией криков, прибывшей в Вашингтон. Крики убедились, что реальной силой обладает не федеральное правительство, а штат и личные симпатии президента к ним если И помогут, то мало. Отчаявшись, глава правительства криков Опотле-Йохоло даже попытался покончить с собой (17 января 1826 г.). С огромным трудом Мак-Кенни сумел-таки убедить крикских вождей уступить большую часть земель, на которые претендовала Джорджия. Чуть позже согласованные действия властей Джорджии и скваттеров вынудили криков пойти на большие уступки, чем даже предусмотренные договором в Индиан-Спрингс, и по соглашению от 15 ноября 1827 г. крики уступили Джорджии единственную еще оставшуюся у них территорию в пределах этого штата34. Таким образом, последний президент США, стремившийся приостановить экспансию, оказался не в состоянии это сделать.

А в 1829 году, когда президентом стал Э. Джексон, федеральное правительство взяло жесткий курс на переселение индейцев, действуя теперь уже в полном согласии с властями пограничных штатов. Когда чероки выразили протест в связи с уже подписанными к тому времени (апрель 1829 г.) договорами о переселении ряда племен к западу от Миссисипи, военный министр правительства демократов Джон Итон напомнил им, что в период войны за независимость их племя было союзником Англии, а по Декларации независимости и договору 1783 года все суверенные права на землю переходили от Англии к Джорджии и Северной Каролине, на чьих территориях размещалось племя. И если чероки пользовались все это время землей и правом охотиться на ней, то лишь благодаря заключенным со штатами договорам. Но эти договоры не могут лишить упомянутые штаты их суверенных прав. Кроме того, Итон напомнил индейцам о соглашении 1802 года, по которому Джорджия, определяя границы своих владений, уступала Соединенным Штатам все свои западные земли при условии, что Соединенные Штаты за свой счет выкупят у индейцев права на их земли в пределах штата, когда это потребуется, и при условии мирного решения вопроса, то есть без ввода правительственных войск. Из дальнейших разъяснений Дж. Итона следовало, что правительство США, ссылаясь на суверенитет Джорджии, предлагало черокам переселиться за Миссисипи, так как только там племя смогло бы в полной мере пользоваться защитой центрального правительства, чья свобода действий не была там ограничена необходимостью считаться с правами штата35.

Уже в первом президентском послании конгрессу США Э. Джексон дал свой анализ создавшегося положения. Он отметил, что в отличие от многих других племен, ранее вытесненных на Запад ввиду их неспособности адаптироваться к новым условиям жизни в цивилизованном обществе, южные племена, в частности чероки, сумели усвоить уроки цивилизации и даже создали в пределах штатов Джорджия и Алабама свое независимое государство. Но в ответ на это штаты стали защищать свой суверенитет, требуя от племени подчинения. Индейцы обратились за поддержкой к центральному правительству. Отвечая на вопрос, может ли федеральное правительство встать на их сторону, Джексон сослался на положение конституции США: «Юрисдикция штата не допускает создания в его пределах какого-либо нового государственного образования без согласия законодательной власти этого штата».

Обращаясь к черокам, президент США недвусмысленно заявил: «…Я хочу поставить в известность индейцев, обитающих в Джорджии и Алабаме, что их попытки создать независимое государство не встретят поддержки со стороны исполнительной власти Соединенных Штатов, и я советую им или эмигрировать за Миссисипи, или подчиниться законам этих штатов»36. Стараясь сделать свой совет убедительнее, Джексон предрекает могиканам, делаверам, чокто, черокам, крикам и другим племенам медленное, мучительное и неизбежное вымирание в случае, если они не захотят уйти со своих земель и окажутся в окружении белых. «Эмиграция должна быть добровольным делом, так как было бы жестоко и несправедливо принуждать аборигенов к тому, чтобы они бросили могилы своих отцов и отправились на поиски нового дома в отдаленных краях. Но со всей определенностью нужно довести до их сведения, что если они останутся в границах штатов, то должны будут подчиниться законам этих штатов»37.

Дискуссия в конгрессе выявила неоднозначность мнений по этому вопросу. Один из самых последовательных защитников индейцев, представитель национально-республиканской оппозиции сенатор от Нью-Джерси Теодор Фрелингайзен настаивал на том, чтобы юридически зафиксировать права индейцев на ту землю, которой они в данный момент владеют, прежде чем им будет предложено обменять эти земли на другие и переселиться. Сенатор справедливо заметил в той же речи, что план перемещения не имеет иной подоплеки, кроме «эгоистических устремлений более просвещенных наций». Он показал, как первые колонисты и их потомки, проявляя уважение к аборигенам Нового Света, устанавливая с ними добрососедские отношения и оформляя эти отношения юридически, тем не менее, с каждым десятилетием все более теснили индейцев и теперь наконец вообразили, что захваченные земли необходимо полностью очистить от индейцев38. Но никто — даже из тех, кто искренно сочувствовал бедственному положению индейцев,— не смог предложить серьезной альтернативы политике перемещения. А исполнительную власть возглавлял самый последовательный ее сторонник — Э. Джексон, считавший, что время иного решения проблемы упущено.

28 мая 1830 г. конгресс США издал, а президент Джексон подписал Закон о перемещении индейцев (Indian Removal Act), наделявший президента полномочиями для осуществления принудительного обмена земель, занимаемых индейцами в пределах того или иного штата, на земли к западу от р. Миссисипи и для закрепления последних за индейцами, их наследниками и преемниками39. Закон предусматривал выделение из казны 500 тыс. долл. для возмещения расходов по переселению. Другие статьи закона нет смысла перечислять, суть же его заключалась в том, что от политики договоров (как, например, договор о перемещении части племени чероков от 8 июля 1817 г.40) правительство перешло к новой планомерной политике, результаты которой ни президент, ни конгресс тогда еще не могли да и не желали предугадать, но которая на практике означала сегрегацию индейцев. Они рассматривались теперь не как граждане, а как подданные США, не защищенные юрисдикцией племени и не имеющие права пользоваться защитой иностранного государства, но несущие полную ответственность за нарушение законов США. Их право на земли, отведенные в пределах индейской территории или в резервациях за ее пределами, существовало на практике лишь постольку, поскольку на эти земли не претендовали белые: ведь американское право никогда не признавало коллективную собственность на землю, и любой гражданин США, выступая в качестве истца с претензией на индейскую землю, изначально имел значительное преимущество.

Впрочем, договоры с индейцами продолжали заключаться, но это были уже откровенно неравноправные договоры. Так, договор о перемещении чероков был подписан 29 декабря 1835 г. в Нью-Экоте руководителями чероков Джоном Риджем и Элиасом Будино вопреки воле большинства чероков, возглавляемых вождем Джоном Россом41. Они должны были уйти к маю 1838 года или подвергнуться насильственному переселению. 23 мая 1838 г. их начали буквально перегонять под конвоем солдат американской армии, и на «дороге слез» они потеряли 4 из 15 тыс. своих соплеменников42.

Не менее драматичной страницей американской истории были войны с семинолами — жителями Флориды. Первая из них началась еще в 1812 году. Американцы одновременно воевали во Флориде с семинолами и с испанцами и в 1819 году победили. Вторая война с семинолами была уже непосредственно связана с политикой перемещения: американцы навязали части наиболее податливых вождей договоры в Пэйнз-Лэндинге (1832 г.) и в Форт- Гибсоне (1833 г.), предусматривавшие переселение на Запад.

Последующие события весьма близко к истине описаны Майном Ридом. 22 апреля 1835 г. правительственный комиссар Уайли Томпсон попытался уговорить наиболее влиятельных семиноль- ских вождей подписать оба договора. Действительно, Чарли Эмат- ла в тот же день подписал оба договора, а Оцеола пронзил их тексты ножом, был арестован, но через несколько дней для виду смирился, тоже подписал договоры, был выпущен на свободу и тут же начал активную подготовку к вооруженному сопротивлению. 28 декабря 1835 г. семинолы близ форта Кинг напали из засады на отряд американских солдат и убили свыше ста человек, в том числе Уайли Томпсона43. Эта война закончилась в 1837 году захватом Оцеолы в плен (он умер в форте Моултри, близ Чарлстона, 30 января 1838 г.), но оказалась не последней.

На рассвете 22 июля 1839 г. один из сподвижников Оцеолы Хэлпаттер-Микко сверг марионеточного вождя Сэма Джонса и перебил его сторонников, после чего семинолы начали третью войну против американцев, добиваясь права остаться во Флориде. Лишь 14 августа 1842 г. Хэлпаттер-Микко сдался: в его распоряжении к тому времени осталось всего 250 бойцов. В войнах с семинола- ми погибло 3 тыс. американских солдат, а военные расходы составили 40 млн. долл.44

«Я имею удовольствие объявить конгрессу,— писал Э. Джексон в ежегодном послании 1834 года,— что благожелательная политика правительства, проводившаяся в течение 30 лет по отношению к индейцам, продвигавшимся к границе белых поселений, счастливо завершается»45. Преемник Э. Джексона на посту президента М. Ван Бюрен не только продолжал политику переселения индейцев на дальний Запад, но и считал ее главной из многих заслуг своего предшественника — признанного лидера американской демократии46.

Процесс безудержной территориальной экспансии на Запад был неразрывно связан с генезисом американского капитализма, получившего уже в первой половине XIX века такие яркие идеологические обоснования, как, с одной стороны, «Американская система», а с другой — доктрина Монро, «джексоновская демократия» и доктрина «предопределения судьбы». Эти последние оправдывали как юридически, так и этически территориальные аннексии и изгнание индейцев. «Хотя стало обычным приписывать вытеснение индейцев, происходившее в 30-е годы, Эндрю Джексону, его агрессивная политика на самом деле была лишь кульминационным пунктом устремлений правящих кругов, набиравших силу в течение почти трех десятилетий»47,— справедливо отмечает американский историк, указывая, что сама идея «земельного обмена» была высказана еще Томасом Джефферсоном в 1808 году, в период покупки Луизианы.

«Выселение индейцев,— пишет М. П. Роджин,— это часть истории американского капитализма. Джексон и другие политики, вытеснявшие индейцев с их земель ради развития товарной экономики на этих землях, выступали как инициаторы рыночной революции. Путем политических ухищрений и прямого насилия они устранили препятствия, сдерживавшие свободу рыночных отношений, создав условия для их спонтанного развития. Действия государства и частных лиц привели к массовому истреблению племен. Природные ресурсы, находившиеся под контролем индейцев, были присвоены белыми для целей капиталистического развития. Насилие и обман характеризовали американо-индейские отношения на протяжении всей их истории, но размах и целенаправленность того и другого придали особую значимость эпохе Джексона. Уничтожение индейцев было для Америки этапом первоначального накопления капитала»48.

В этой оценке содержится по крайней мере признание той жертвенной роли, на которую обрек индейцев американский капитализм. Благодаря такому новому для американской историографии подходу долго остававшийся популярным тезис Ф. Дж. Тернера о «свободных землях» на Западе как основном факторе исключительности американского развития уступает место признанию той печальной истины, что процесс колонизации так называемых «свободных земель» был, по существу, жесточайшей войной против индейцев49.

Переход индейской политики правительства США в фазу узаконенного вытеснения индейцев с территорий, заселенных белыми, положил начало бесправному существованию тех представителей коренного населения Америки, которым удалось выжить на долгом пути в лишенные плодородия, удаленные от развитых центров пустынные районы крайнего Запада, на территории нынешних Оклахомы, обеих Дакот, Монтаны, Вайоминга и других штатов. Формально же политике договоров конец был положен в 1871 году специальным актом, гласившим, что «впредь ни одна власть, представляющая индейцев, ни какое-либо индейское государство или племя на территории Соединенных Штатов не будут официально признаны независимыми и имеющими право заключать договоры с Соединенными Штатами»50.

Примечания

  • 1 См. McKenney, Thomas L. History of Indian Tribes of North America.— Vol. 2,- Philadelphia, s.a.- P. 232-235.
  • 2  The Works of Thomas Jefferson/Ed. by P. L. Fordi— Vol. 3,- N. Y, 1904,— P. 511; см. Jefferson Th. Notes on the State of Virginia/Ed. by W. Peden.— Chapel Hill, 1955.
  • 3 Register of Debates in Congress 1825—1837.— Vol. 1—29,— Wash., 1825-1837,- Vol. VI,- Part 1,- P. 312 -318, 344 — 349.
  • 4 См. Treaties between the United States of America and the Several Indian Tribes.-Vol. 2: from 1778 to 1837.-N. Y„ 1975 (copyright: Wash., 1837).- P. 1, 6, 20.
  • 5  American State Papers. Indian Affairs. — Vol. 1,— No 2.—P 9 (quoted from G. D. Harmon.— P. 27).
  • 6  Documents of United States Policy/Ed. by F. P. Prucha.— Lincoln, 1975, —P. 10.
  • 7  См. Treaties between the United States of America and the Several Indian Tribes.— P. 54—63 (далее Treaties… Tribes).
  • 8  См. Sword W. President Washington’s Indian War. The Struggle for the Old Northwest, 1790-1795.- Norman., 1985.- P. 8, 34-38.
  • 9 American State Papers Indian Affairs.—Vol. 1.—No 40,—P. 356 (quoted from G. D. Harmon.- P. 32).
  • 10  Treaties… Tribes.- P. 12, 15, 29, 39.
  • 11 Sheehan B. W. Seeds of Extinction. Jefferson Philanthropy and the American Indian.- Chapel Hill, 1974,- P. 9—10.
  • 12  См. The New American State Papers. 1789—1800. Indian Affairs/Ed. by Th. C. Cochran.- Vol. 1-13,- Wash., 1972,- Vol. 1,- P. 340.
  • 13  См. Sixty Years of Indian Affairs. Political, Economical and Diplomatic, 1789—1850/Ed. byG. D. Harmon.- N. Y„ 1969.- P. 359.
  • 14  Young M. E. Indian Removal and Land Allotment. The Civilized Tribes and Jacksonian Justice//The Rape of Indian Lands / Ed. by P. W. Gates.—N. Y., 1979.— P. 32; см. также Bowden Z. W. American Indian and Christian Mission Studies in Cultural Conflict.— Chic., 1981.
  • 15  См. Documents of the United States Indian Policy.— P. 21.
  • 16  The Writings of Thomas Jefferson.— Vol. 1 -20. Wash., 1903,— Vol. 1,— P. 340—341 (quoted from F. P. Prucha. The Great Father. The United States Government and the American Indian.— Lincoln, 1984.— P. 59, далее Prucha F. P. The Great Father…).
  • 17 Prucha F. P. The Great Father…- P. 59—60.
  • 18 См. The Papers of Andrew Jackson/Ed. by S. B. Smith and H. Ch. Owsley.— Knoxville, 1980.- Vol. 1,— P. 40.
  • 19  См. Curtis, James C. Andrew Jackson and the Search for Vindication.— Boston, 1976.- P. 72.
  • 20 См. Prucha F. P. American Indian Policy in the Formative Years. — Cambr. (Mass.), 1962,—P. 57; Documents of the United States Indian Policy.— P. 14, 37, 62, 68, 80.
  • 21  Яровой В. В. Происхождение англо-американской войны 1812—1815 гг.— Иркутск, 1987.- С. 255, 260.
  • 22  The Papers of Andrew Jackson/Ed. by H. D. Moser, S. Macpherson.— Vol. 2.— Knoxville, 1984,- P. 305.
  • 23  См. Treaties…- Vol. 2.- P. 581.
  • 24  Messages…- Vol. 2,- P. 585.
  • 25  См. Register of Debates in Congress.- Vol. VIII.— Pt. 2,— P. 2010.
  • 26  См. Feller D. The Public Land in Jacksonian politics.—Madison (Wash.), 1984,- P. 17.
  • 27 См. Prucha F. P. American Indian Policy.— P. 165, 171.
  • 28  Власова M. А. Из истории становления партии вигов (Принципы «Американской системы» Г. Клея и борьба вокруг них в 1824—1828 гг.) // Проблемы новой и новейшей истории.— М., 1982.— С. 28—33.
  • 29  Register of Debates in Congress.— Vol. VI.— Pt. 2.— P. 1069.
  • 30  Starkey M. The Cherokee Nation.- N. Y„ 1946,- P. 78-79, 103-104.
  • 31  См. Burgess J. W. The Middle Period 1817—1858,— N. Y„ 1909.— P 212—213.
  • 32  См. Adams J. W. Memoirs of John Quincy Adams.— Vol. 1 — 12.— Philadelphia, 1874-1877,- Vol. VII.- P. 34.
  • 33  Hecht M. B. J. Quincy Adams. A Personal History of an Independent Man.— N. Y„ 1972,- P. 421.
  • 34  См. МсКеnnеу Т. L. Op. cit.- Vol. I.- P. 313-314.
  • 35  См. Documents of the United States Indian Policy.— P. 39, 45, 46.
  • 36 Messages…- Vol. 3.- P. 1020, 1021.
  • 37  Ibid.
  • 38  См. Register of Debates in Congress.— V. VI.— Pt. I.— P. 309, 311—320.
  • 39  См. Documents of the United States Indian Policy.— P. 52.
  • 40  См. Treaties…- P. 209.
  • 41  Ibid. P. 633.
  • 42  См. Plierce N. R. The Border South States.- N. Y., 1975.- P. 292.
  • 43  Dictionary of American Biographies.— Vol. XIV,— P. 76; vol. XVIII.— P. 475.
  • 44  См. McKenney T. L. Op. cit.— Vol. II.— P. 7, 8.
  • 45  Messages…- Vol. 2,- P. 521.
  • 46  См. Van Buren M. The Autobiography of Martin Van Buren//The Annual Report of the American Historical Association for the year 1918.—Wash, 1920 — P. 275; см. также Satz R. N. American Indian Policy in the Jacksonian Era.— Lincoln (Nebraska), 1975.
  • 47  Prucha F. P. The Great Father…- P. 183.48 Rogin М. P. Father and Children. Andrew Jackson and the Subjugation of American Indian.- N. Y„ 1975,- P. 13.
  • 49 См. Демиховский M. В. Экспансия США на Запад // Американский экспансионизм,— М., 1985,— С. 66—90.
  • 50 Documents of the United States Indian Policy.— P. 136.

Опубликовано: История внешней политики и дипломатии США. 1775-1877 / Отв. ред. Н. Н. Болховитинов. - М. : Международные отношения. - . - C. 161-178
OCR 2020 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать