Орегонский вопрос: Англо-американский территориальный спор на северо-западе Америки

Спорная территория

Спорная территория

С самого момента открытия Орегонского побережья на рубеже XVIII — XIX веков и до окончания англо-американской войны в 1814 году ни одна страна официально не предъявляла своих притязаний на владение этой территорией. Все изменилось после этой войны.

Сразу после заключения мирного договора в декабре 1814 года США подняли вопрос о судьбе форта Астория. Отдельные американские политики надеялись, что по условиям мирного договора англичане признают как независимость государства Астория, так и право Соединенных Штатов на защиту ее граждан от иноземного вмешательства. Когда этого не произошло, американцы стали требовать возвращения Астории, ссылаясь на положение ст. I мирного договора, обязывающее обе стороны вернуть имущество, захваченное во время войны.

Англичане, отказывая Соединенным Штатам, опирались на акт продажи Дж. Дж. Астором имущества Астории. Тогда США направили к устью Колумбии военное судно «Онтарио». Англичане предпочли уступить. Осенью 1818 года состоялась передача форта Джордж (английское название Астории) американскому представителю Джону Превосту.

Вернув себе Асторию, США потребовали установления своего суверенитета над Орегоном. Сложно сказать, кому принадлежала эта идея и почему она появилась. На начало века США не имели практически никаких прав на побережье. Там хозяйничали индейцы и франкоканадцы (последних считали англичанами). Скорее всего, американцами руководило обострившееся после войны желание изгнать англичан с континента.

Англичане, исходя из того, что британские торговцы и исследователи появились в Орегоне раньше американских, их было больше, а эффект от их деятельности – значительнее, считали свои права на Орегон более основательными и отказались выполнять американские требования.

Американцы стали подготавливать основу для своих притязаний. Они вспомнили об открытии Роберта Грея и покупке в 1803 году Луизианы, граничившей с Орегоном, опубликовали отчет экспедиции Льюиса-Кларка, но все эти правооснования были отклонены англичанами. При этом интересы России и Испании никем вообще не брались в расчет (если бы не некоторые события, то судьбу Орегона решили бы и без их участия).

Таким образом, США и Великобритания задали друг другу «Орегонский вопрос» и целых сорок лет искали на него ответ.

Ответ первый: англо-американские переговоры 1818-1826 годов и соглашение о совместной оккупации бассейна реки Колумбия

В 1818 году по инициативе государственного секретаря США Джона Куинси Адамса в Лондоне начались переговоры об американо-канадской границе и принадлежности Орегона. Американские уполномоченные Альберт Галлатин и Ричард Раш предложили считать границей между Канадой и США 49-ю параллель на всей ее протяженности от океана до океана, но английские представители Генри Голберн и Фредерик Джон Робинсон согласились признать разграничение по указанной параллели только от озера Лесное до Скалистых гор. Таким образом, территория Орегона официально объявлялась спорной, а Скалистые горы стали его восточной границей. Результатом переговоров стала конвенция о совместной англо-американской оккупации бассейна Колумбии. В регионе сохранилась свобода судоходства, торговли и заселения для представителей любой страны.

Второй раз англо-американские переговоры состоялись в Лондоне зимой 1823-1824 годов. На них американцы в лице Ричарда Раша предложили англичанам в качестве линии разграничения Орегона 51-ю параллель. Английская позиция, представленная Генри Голберном, состояла в разделении спорной территории по руслу реки Колумбии. Переговоры зашли в тупик, а после провозглашения Соединенными Штатами знаменитой «Доктрины Монро» и вовсе были прерваны.

В 1826 году уполномоченные обеих стран вновь собрались в Лондоне. Инструкции американскому представителю Альберту Галлатину подписал лично президент Адамс, а Великобританию представлял министр иностранных дел сэр Джордж Каннинг. Американцы вновь настаивали на 49 параллели, но были готовы признать за Англией право свободного судоходства по южным притокам Колумбии. Такая «приверженность» американцев к 49-й параллели может быть объяснена ненавистью к англичанам, и желанием сократить их присутствие на континенте (49-я параллель делила спорную территорию так, что к югу от нее территория была больше, чем к северу).

Переговоры 1826-1827 годов проходили в атмосфере недружелюбного отношения к США со стороны общественного мнения и правительства Великобритании. По мнению Галлатина, эта враждебность была даже более глубокой, чем в момент окончания войны 1812 года. Англичане утверждали, что никакая страна не имеет прочных прав на суверенитет над Орегоном. Орегон, по их словам, отойдет той стране, которая его оккупирует. Англичане считали, что США могут претендовать лишь на очень ограниченную территорию к северу от Колумбии. Поэтому американские предложения были отклонены. В итоге было решено продлить действие конвенции 1818 года на неопределенный срок с условием, что каждая из сторон может прекратить ее действие, уведомив об этом другую сторону за 12 месяцев вперед.

В 1828 году документы лондонских переговоров были опубликованы, и американцам стало ясно, что Англия будет воевать, если США предпримут агрессивные действия в Орегоне, поэтому правительство страны было удовлетворено продлением совместной оккупации. Оно считало, что увеличение в Орегоне числа американских поселенцев даст американской стороне преимущество в будущих переговорах.

По меткому выражению американского историка Дэниела Бурстина, англо-американские переговоры 1818-26 годов «представляли собой непрерывные усилия по сохранению нефиксированных границ, пока американская эмиграция не решила эту проблему»1.

Сделав паузу в переговорах с англичанами США документально оформили границы спорной территории. Для этого они провели переговоры с Испанией и Россией, имевших свои интересы в Орегоне.

Ответ второй: Трансконтинентальный договор 1819 года

Непосредственным поводом к американо-испанским переговорам стала ситуация, которая сложилась вокруг испанской североамериканской провинции Флорида, оккупированной американскими войсками в 1817-1818 годах. Американцы оккупировали Флориду под предлогом защиты своих южных территория от нападений флоридских индейцев. Посланник Испании в США Луис де Онис постоянно отправлял государственному секретарю Джону Куинси Адамсу протесты, но неизменно получал формальные ответы.

Понимая, что Флориду Соединенные Штаты уже не вернут, Онис попытался использовать ее уступку для обеспечения невмешательства США в отношения между Испанией и Латинской Америкой, где в это время бушевала война за независимость.

24 октября 1818 года Онис представил предложения, включавшие уступку Флориды и отказ от претензий в обмен на нейтралитет США.

Переговоры открылись в феврале 1819 года. В ходе обсуждения условий возник вопрос об определении северной границы испанских североамериканских колоний. Испания в этом регионе уже ни на что не претендовала, и поэтому Онис легко согласился на американское определение границы.

Пограничная линия шла по рекам Сабина, Ред-Ривер и Арканзас. От истоков Арканзаса до океана граница была проведена по 42-й параллели. Таким образом, Орегон получал южную границу, Испания официально отказывалась от притязаний на него, а Соединенные Штаты впервые признавались трансконтинентальной державой.

Договор, через много лет названный «Трансконтинентальным», Луис де Онис и Дж. К. Адамс подписали 22 февраля 1819 года. Ровно через два года состоялся обмен ратификационными грамотами, и он вступил в силу.

Джон К. Адамс очень гордился установлением границы вплоть до Тихого океана. В своем дневнике он записал: «Признание определенной пограничной линии вплоть до Южного моря составляет великую эпоху в нашей истории»2.

Границы, установленные договорами 1818 и 1819 года. Граница по соглашению 1818 года отмечена синим

Границы, установленные договорами 1818 и 1819 года. Граница по соглашению 1818 года отмечена синим

Ответ третий: Российско-американская конвенция о непоколебимом сохранений состоящей между ими дружественной связи (1825)

9 (12) февраля 1824 года в Санкт-Петербурге открылись русско-американские переговоры о торговле и границах на северо-западе Америки.

Поводом к переговорам послужил указ Александра I от 4 (16) сентября 1821 года, расширявший русские владения в Америке до 51-й параллели. Указ также запрещал иностранную торговлю с русскими колонистами и индейцами, обитавшими на территории Русской Америки.

Новая граница Русской Америки и запрет на торговлю вызвали в США и Англии серьезное недовольство. Российское правительство, не желая обострения отношений с ними, предложило провести трехсторонние переговоры по урегулированию взаимных претензий. До окончания переговоров российская сторона обязалась не придерживаться положений указа.

Весной 1823 года государственный секретарь США Джон К. Адамс выразил пожелание, чтобы представители США и Великобритании совместно выступили на переговорах с Россией. Министр иностранных дел Англии Джордж Каннинг, в целом одобряя идею Адамса, писал послу в России Чарльзу Баджету в июле 1823 года, что совместные действия с США были бы уместны в переговорах по вопросам торговли и мореплавания. Территориальное разграничение лучше урегулировать путем сепаратного англо-русского соглашения, причем в качестве границы русских владений предлагалась 57-ая параллель,(США были готовы признать русские поселения к северу от 55-й параллели).

О желании своего министра Ч. Баджет проинформировал российского министра иностранных дел Карла Нессельроде, сообщив также о желании Англии добиваться установления восточной границы русских владений по 139° з.д.

Но провозглашение «Доктрины Монро» в декабре 1823 года нанесло удар по идее совместного выступления США и Англии на переговорах с Россией.

В феврале 1824 года британское министерство иностранных дел указало Ч. Баджету провести переговоры с Россией независимо от США.

Русско-американские переговоры проходили в доме министра иностранных дел России. Российскую сторону представляли Нессельроде и бывший посланник в США Петр Полетика, американскую – посланник в Санкт-Петербурге Генри Миддлтон.

С самого начала переговоров Миддлтон, как сообщал Нессельроде новому посланнику в Вашингтоне барону Федору Тейлю-Серокеркену, «изволил утверждать, что Соединенные Штаты могут предъявить свои права на северо-западное побережье Америки вплоть до 60° северной широты и обосновать их договором об уступке Флориды, согласно которому они якобы получили все права, принадлежавшие Испании». Но российские представители возразили ему, что «согласно букве упомянутого соглашения, Испания отказалась в пользу Соединенных Штатов от всех своих притязаний на территорию восточнее и севернее устья Колумбии, но что наши владения находятся западнее названного пункта и, стало быть, это постановление не может касаться нас»3.

Нессельроде вручил Миддлтону российский проект соглашения, в котором линия разграничения проводилась по 54°40’ с.ш. Американский посланник согласился с этой границей и больше на 60-й параллели не настаивал.

Подписание конвенции состоялось 5 (17) апреля 1824 года, а 11 января 1825 года соглашение было ратифицировано Конгрессом США и вступило в силу.
Переговоры России с Англией, начавшиеся одновременно с русско-американскими, длились с перерывами около года и закончились подписанием 16 (28) февраля 1825 года конвенции, установившей восточную границу русских владений по 141-у меридиану. При этом особо оговаривалось, что пограничная линия вдоль побережья по хребту гор не должна отстоять от берега более чем на 10 морских лиг (55,6 км).

Ответ окончательный: Орегонский договор 1846 года

В начале 1840-х годов, когда значительно увеличилось американское население Орегона, правительство США в чрезвычайно резкой форме поставило вопрос о своих правах на северо-западное побережье. Англия поспешила отправить в Америку специальную миссию во главе с бароном Эшбертоном. В апреле 1842 года он прибыл в Вашингтон. Однако в последовавших переговорах с государственным секретарем Дэниелом Уэбстером давний спор разрешен не был.

В Конгрессе США заговорили о необходимости предупредить Великобританию о прекращении действия соглашения об оккупации. Американские политики требовали захвата всего Орегона. Лозунг «Весь Орегон» был в центре избирательной кампании 1844 года. Он вошел в предвыборную платформу демократического кандидата в президенты Джеймса Полка и помог ему занять Белый дом.

Английский министр иностранных дел лорд Абердин намекнул в марте 1842 года в разговоре с посланником США в Лондоне Эдвардом Эвереттом на готовность Лондона стать посредником в переговорах об уступке Мексикой части Калифорнии Соединенным Штатам в обмен на согласие последних принять английские условия разграничения в Орегоне по руслу реки Колумбия. Комментируя английское предложение, Эверетт заметил, что «если мы сами сможем обеспечить расширение за счет Мексики, то с нашей стороны не будет оснований делать уступки Великобритании»1.

К 1845 году англо-американские противоречия по Орегонскому вопросу достигли кризисной стадии. В такой обстановке в Вашингтоне начались новые переговоры. Англию на них представлял посланник в Вашингтоне Ричард Пэкингем, а Соединенные Штаты — государственный секретарь Джон Кэлхун (скоро на этом посту его сменил Джеймс Бьюкенен). Американцы не собирались менять свою старую позицию и настаивали на 49-й параллели, отказавшись от намерения предоставить Англии свободу навигации по притокам Колумбии. Англичане также придерживались старых предложений о разделении по руслу Колумбии. Переговоры снова зашли в тупик.

На предложение Пэкингема пригласить арбитра (Швейцарию, Гамбург или Бремен) Соединенные Штаты ответили категорическим отказом. Пэкингем прервал переговоры. 4 апреля 1845 года с резкой речью против притязаний США в английском парламенте выступил министр иностранных дел Джордж Абердин. Его поддержал премьер Роберт Пиль.

Летом Англия, а затем и США направили к побережью военные корабли. Английское правительство добилось увеличения расходов на военное строительство в Канаде. Были укреплены и расширены оборонительные сооружения в Кингстоне, в форт Гарри прибыли войска. Пресса обеих стран заговорила о грядущей войне.

Но начинавшаяся война с Мексикой не позволяла Соединенным Штатам вести сражения на двух фронтах, и в апреле 1846 года Конгресс принял компромиссные резолюции, делавшие возможным продолжение переговоров с Англией. Изменилась ситуация и за океаном. Английскому посланнику Пэкингему было дано разрешение согласиться на разграничение по 49-й параллели, но с обязательным сохранением за Англией острова Ванкувер. Кроме того, должны быть сохранены за Компанией Гудзонова Залива ее собственность в американской части Орегона и свобода навигации по Колумбии.

6 июня 1846 года Пэкингем выразил английскую позицию государственному секретарю Бьюкенену, и уже 15 июня они подписали Орегонский договор, в котором английские предложения принимались без изменений.

США получили не «весь Орегон», а лишь ту часть, которая была южнее 49-й параллели. Лозунг «всего Орегона» никем не рассматривался всерьез, угрозы в адрес Англии имели слишком незначительную поддержку в стране, опирались на слабые военно-морские силы и выглядели весьма рискованно.

Любопытно также, что в северной части Орегона, на которую претендовали США, в 1846 году проживало всего 8 американцев, из которых семеро обосновались там только в октябре 1845 года, а восьмым был Джон Мак-Лафлин. На полученной территории образовались штаты Вашингтон, Орегон, Айдахо, и части штатов Монтана и Вайоминг.

Наконец на Орегонский вопрос был найден ответ, устроивший обе стороны.

Примечания