Орегонский кризис (1845-1849)

Статья посвящена завершению англо-американского спора о принадлежности северо-западной территории Орегон.

Середина 40-х годов XIX в. стала периодом ухудшения англо-американских отношений. В основе конфликта на этот раз лежал спор за обладание богатыми землями северо-западной территории Орегон1. Договоры 1818 и 1827 гг. не указывали четкой границы сфер влияния в этой области и допускали совместную колонизацию Орегона. К моменту избрания экс-губернатора штата Теннесси демократа Джеймса Н. Полка на пост президента орегонская проблема была уже во многом преодолена дипломатами обоих государств. Обе стороны фактически склонялись к признанию 49-й параллели не только границей между английской Канадой и США в районе Великих Озер, но и к возможности распространения ее на спорную границу территории Орегон. Правда, некоторые проблемы оставались еще нерешенными, например вопрос о территориальной принадлежности так называемого «Колумбийского треугольника». «Колумбийский треугольник» — это внутренняя часть Орегона, с одной стороны ограниченная извилистым течением р. Колумбии, с другой — р. Фрезер, а с третьей — Тихим океаном.

Исторически сложилось так, что этот район был сферой влияния агентов Компании Гудзонова залива. Американские пионеры в основное селились к югу от р. Колумбии, где в долине Вилламет были наиболее благоприятные условия для земледелия. Но американское правительство уже с 20-х годов XIX в. активно добивалось контроля над землями «треугольника», и главное р. Колумбией, устье которой представляло наиболее удобную гавань на северо-западном побережье.

В начале 40-х годов решение Орегонской проблемы в США находилось под сильным влиянием внутриполитической обстановки. Руководство демократической партии, потерпевшей в 1840 г. поражение от вигов, решило использовать вопрос о судьбе Орегона в качестве одного из предвыборных лозунгов. Причем в партийной программе, принятой на конвенте демократов в Балтиморе, наряду с требованием аннексии Техаса ставилась задача присоединения всей территории Орегон, вплоть до русской Аляски, т. е. до параллели 54°40′. Приоритет здесь отдавался Техасу, аннексии которого требовала значительная часть плантаторов-демократов. Но выдвижение лозунга «54°40′ или война» позволяло надеяться на поддержку мелкого фермерства, рабочих, иммигрантов, земельных спекулянтов, всех, кто рассчитывал поправить свои дела за счет новых земель.

Наиболее твердые проэкспансинистские позиции занимал видный соратник экс-президента Э. Джексона — Дж. Н. Полк. Это помогло ему в результате закулисных махинаций не только стать лидером демократов, но и в ожесточенной борьбе с Клеем выиграть президентские выборы 1844 г.

Уже в иннаугурационной речи 4 марта 1845 г. Полк основной упор сделал на требовании всей территории Орегон, вплоть до русской Аляски (вопрос о судьбе Техаса к тому времени был уже практически решен). Президент заявил, что права американцев на Орегон «ясны и неоспоримы, и в доказательство этому наши переселенцы с их домочадцами уже готовы заселить эту страну… Сюда должны распространиться преимущества наших республиканских институтов и законов»2.

Речь президента произвела в Великобритании самое неблагоприятное впечатление. Газеты заговорили о притязаниях американцев, требуя достойно наказать зарвавшегося Полка. С националистических позиций активизировалась оппозиция. В парламенте виги подняли вопрос о состоянии англо-американских дел по Орегону. В палате общин запрос сделал Дж, Рассел. Он заявил: «Нам не безразлично, что значительная территория, по праву принадлежащая нам, должна быть уступлена в результате хвастливой декларации президента США.. . Не может не волновать то, что мы должны уступить иностранной державе район, осуществляющий связи с Китаем, ист-индскими островами и всей Южной Америкой»3.

Расселю отвечал сам Р. Пиль. В пространной речи он призвал к осторожности и выразил надежду на то, что, «несмотря на последнее послание президента, последует мирное урегулирование претензий двух государств»4. Все же Р. Пиль, уступая требованиям момента, указал, что права Англии на Орегон «ясны и неоспоримы». Однако грозные дебаты оказались лишь обычной парламентской грызней. Ни виги, ни тем более Пиль, занятый куда более важными делами, не собирались воевать за Орегон.

Р. Пиль и министр иностранных дел Эбердин вели политику компромисса на основе признания границы по 49-й параллели. Занятый грандиозным делом отмены «Хлебных законов», подавлением чартистского движения, ирландским вопросом, Р. Пиль не желал ввязываться во второстепенные конфликты с США. Кроме того, важно учитывать, что после I Опиумной войны изменяется зона торговых интересов Великобритании в Тихоокеанском регионе. Основное внимание теперь уделяется неравноправной торговле с Китаем, «Колумбийский треугольник» теряет для Англии свое былое значение и привлекательность. Значительную помощь им оказали те круги буржуазии, которые были заинтересованы в стабильных связях с Соединенными Штатами, например банковский дом «Братья Баринг», занятый размещением американских денных бумаг, а также финансовыми операциями с США.

Поддержку правительству в конечном счете оказали и лидеры оппозиции, так пылко требовавшие прежде отпора «хвастливой декларации» президента Полка. Рассел писал Пальмерстону 3 февраля 1846 г.: «Мое мнение по всей этой проблеме таково— мы вполне и в собственных интересах можем отказаться от р. Колумбии, и я частным порядком дал знать Эбердину, что ему нечего опасаться препятствий по этому вопросу с моей стороны»5.

Сложнее дело обстояло в США. Еще в 20-е годы идея аннексии Орегона была достаточно популярна, а в 1845 г. в конгрессе сложилась довольно влиятельная группировка «военных ястребов», требовавших на практике выполнить положение предвыборной платформы демократической партии о «реаннексии» всего Орегона. Группировка выражала заинтересованность в новых землях мелкого и среднего фермерства, части рабочих, земельных спекулянтов. Лидерами «ястребов» в большинстве своем были представители пограничных штатов. Сюда входили сенаторы У. Аллен, Л. Кэсс, Э. Ганниган, С. Брис и др. «Орегонские ястребы» пользовались поддержкой вице-президента Даллеса.

Одновременно в конгрессе выявилась мощная группировка сторонников «полюбовного» соглашения с Англией по поводу раздела Орегона по 49-й параллели. Сюда входили как виги, так и значительная часть демократов-южан. Одним из ведущих лидеров этого блока был знаменитый сенатор Дж. Кэлхун. Он выражал интересы плантаторов-рабовладельцев, не видевших проку для себя в присоединении холодной, лесистой территории и не желавших осложнений с Англией, с которой они были тесно связаны экономически.

Другими влиятельными фигурами оппозиции «орегонским ястребам» были демократ Т. Бентон и виг У. Вебстер. Вебстер был в высшей степени заинтересован в сохранении добрых отношений с Великобританией, так как был тесно связан с домом «Братья Баринг». Сторонниками компромисса были Крайтенден, Хейвуд и др. Таким образом, против «реаннексии» Орегона в основном выступали представители восточных и южных штатов, экономически тесно связанных с Великобританией.

Президент Дж. Полк был не прочь выполнить свои предвыборные обещания. В то же время он понимал, что Соединенные Штаты еще не в силах открыто бороться с Великобританией. В основе его орегонской политики лежал совет Э. Джексона, вы сказанный экс-президентом в последнем в своей жизни письме. Джексон предлагал своему соратнику и поклоннику вести решительную политику, избегая открытого столкновения. В письме говорилось: «Война — это проклятие, связанное с национальным кризисом. Для того чтобы предотвратить войну с Англией, необходимо единство и бесстрашие. При всем своем бахвальстве Англия не желает воевать»6. Дж. Полк также не был сторонником военных действий с англичанами. Широко известна его фраза: «Единственный путь вести переговоры с Джоном Булем — это смотреть, ему прямо в глаза». Но в письмах Полка к Никольсону и генералу Пиллоу есть любопытное дополнение, более полно характеризующее орегонскую политику президента: «…я считаю, что решительный и твердый курс с нашей стороны должен быть мирным»7.

Однако публично Полк продолжал выступать за аннексию Орегона. Такая двойственная политика позволяла ему отвлечь внимание конгресса от взаимоотношений с Мексикой, где правительство Полка взяло курс на подготовку к войне. Первое послание президента к конгрессу было в значительной мере посвящено орегонской проблеме. Обрисовав сложившееся положение, Полк возложил вину за ухудшение англо-американских отношений на Великобританию. Одновременно он подчеркнул свое стремление добиваться территории всего Орегона, еще раз отметив права ОША на данный регион. В послании получила свое дальнейшее развитие «доктрина Монро». Полк подчеркнул: «США не потерпит любого европейского вмешательства в дела североамериканского континента, и, если такая попытка будет предпринята, наша страна будет противодействовать ей, чего бы это нам ни стоило»8. Президент рекомендовал конгрессу денонсировать договор 1827 г. о совместной колонизации Орегона и дать Великобритании годичный срок на размышление. Еще до того как послание было обнародовано перед конгрессом, Полк через государственного секретаря Быокеннена предложил англичанам возобновить переговоры о разделе Орегона по линии 49-й параллели, но категорически отказался брать на себя инициативу их начала.

Бросив «орегонское яблоко раздора» противодействующим группировкам в конгрессе и обнадежив Эбердина, президент спокойно занялся мексиканскими . делами. 13 января 1846 г. генералу 3. Тейлору был отдан приказ выйти на северный берег р. Рио-Гранде. Приказ последовал за известием об отказе мексиканских властей вести переговоры о Техасе с эмиссаром Вашингтона Слайделлом. Фактически распоряжение Полка было направлено на провоцирование военного конфликта. В конце декабря Полк категорически отказался от предложения англичан передать дело об Орегоне на арбитраж третьей стороне. На первый взгляд Полк вел рискованную игру, чреватую войной на два фронта. Но эта игра базировалась на верном расчете президента, что в силу внешних и внутренних причин Великобритания пойдет на компромисс.

Апогея дебаты между сторонниками и противниками компромисса достигли в феврале — апреле 1846 г. В своей двухчасовой речи, являвшейся редким образчиком политической демагогии, сенатор Аллен запугивал всех британской угрозой, называл ее притязания «аморальными», призывал усилить колонизацию Орегона9. Вебстер и другие сторонники компромисса в своих неоднократных речах взывали к политическому благоразумию, к «полюбовному» соглашению с Англией.

Между тем англичане усилили давление на правительство Полка. В феврале было получено сообщение Маклейна о том, что Эбердин принял решение послать в Канаду 30 военных кораблей10. Сторонники компромисса усилили свою агитацию в конгрессе.

Стремительно развивался конфликт с Мексикой. Конфронтация с Англией становилась все более опасной. Поэтому Полк, опираясь на резолюцию сената от 23 апреля и взывавшую к его благоразумию в решении орегонской проблемы, сразу же передал полученный от Эбердина английский проект мирного договора на обсуждение в сенат. Проект предусматривал раздел спорной территории по линии 49-й параллели. Сам президент, предварительно ознакомившись с ним, не изменил в проекте ни строчки. 12 июня секретарь сената передал президенту резолюцию, призывавшую заключить договор на условиях, представленных английской стороной. За резолюцию проголосовало 38 человек, против — 1211. Кабинет в целом рекомендовал присоединиться к решению сената.

15 июня 1846 года госсекретарь Бьюкеннен и английский посланник Пэкинхем подписали договор о разделе спорной территории Орегона. Теперь почти вся американо-канадская граница стала проходить по линии 49-й параллели. За США был окончательно закреплен «Колумбийский треугольник», англичане получили Ванкуверские острова. Кроме того, за Компанией Гудзонова залива на 10 лет сохранились права пользования фортами внутри «треугольника» и право судоходства по р. Колумбии12. Договор увеличил территорию США на 285,6 кв. миль.

В Англии, куда известие о положительном решении спора об Орегоне пришло в последние дни существования правительства Р. Пиля, подписание договора было встречено с удовлетворением. Гораздо более существенные последствия компромисс имел для внутриполитической жизни США. Дебаты по вопросу об Орегоне показали наличие серьезных разногласий внутри демократической партии: между плантаторами Юга и фермерами Запада. Руководство демократической партии отказывается от стремления удовлетворить территориальные притязания фермерства. Содержанием внешней политики демократической партии отныне становится экспансия в южном направлении. Маркс назвал ее вооруженным распространением рабства вовне13.

Договор от 15 июня 1846 г. стал концом «Орегонской проблемы», но одновременно он стал началом серьезного кризиса демократической партии, кризисом, от которого ей не суждено было оправиться.

Примечания

  • 1 Подробнее см.: История США. М., 1983. Т. 1. С. 324—325; Троицкая Л. М. Орегонская проблема в американо-английских отношениях в 40-х годах XIX в. (Краткий обзор литературы)//Американский ежегодник. 1986. С. 160—168.— Однако, на наш взгляд, эта проблема еще недостаточно освещена в советской историографии.
  • 2 A compilation of the messages and papers of the presidents, 1789—1902. Vol. 1 —10 / Ed. by J. D. Richardson. Washington, 1903. Vol. 4. P. 373.
  • 3 Hansard Parliamentary debates. Vol. 79. London, 1845. P. 192.
  • 4 Ibid. P. 198.
  • 5 Цит. no: Merk Fr. British Party policy and the Oregon treaty // Amer. Hist. Rev. 1934. Vol. 37, N 4. P. 658.
  • 6 Цит. по: Polk J. K. Polk: The diary of a president, 1845—1849 / Ed. by A. Nevins. London, 1967. P. 4.
  • 7 Цит. no: McCoy Ch. A. Polk and the presidency. Austin, 1960. P. 89.
  • 8 A compilation of the messages and papers of the presidents… Vol. 4. P. 384.
  • 9 Congressional Globe. New series. 29th congress, 1 Session. Appendix. Washington, 1846. P. 842.
  • 10 Klein Ph. S. President James Buchanen: A biography. Pennsylvania, 1962. P. 128.
  • 11 Polk J. K. Polk: The diary… P. 115.
  • 12 Selected documents illustrative of the history of the United States. 1776— 1861 / Ed. by W. Macdonald. New York; London, 1924. P. 355—357.
  • 13 См.: Маркс К. Гражданская война в Америке//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 15. С. 342.