Экспансия США на Запад

Статья из сборника "Американский экспансионизм: новое время" (М., 1985)

Экспансия на Запад стала основной тенденцией развития США с первых дней их существования. «Об экспансионистских замыслах правящих классов Соединенных Штатов,— отмечает У. 3. Фостер, свидетельствует многозначительное название, присвоенное новой республике… Соединенные Штаты Америки. Никакая другая страна западного полушария никогда не пыталась присвоить исключительно себе общее имя Америки»1.

Экспансия являлась источником обогащения правивших страной эксплуататорских классов — блока плантаторов и крупной буржуазии. Особенно были в ней заинтересованы плантаторы-рабовладельцы. Монокультурность плантационного хозяйства быстро истощала почву. В условиях примитивности орудий производства и низкой производительности труда плантация могла приносить прибыль только при введении в обработку новых и новых площадей. «В Северной Америке… — писал Ф. Энгельс,— крупные помещики Юга со своими рабами и своей хищнической системой хозяйства истощили землю до того, что на ней стали расти только ели, а культура хлопка вынуждена была передвигаться все дальше на запад»2.

За владение западными территориями Северной Америки вели борьбу также Англия и Испания, имевшие колонии на Североамериканском континенте. В своем соперничестве с США они стремились использовать недовольство индейских племен вторжением на их земли американских колонизаторов.

Ко времени окончания войны за независимость американская колонизация долины р. Огайо продвинулась лишь на 10—20 км западнее Аппалачского плато. Вся остальная территория Старого Северо-Запада оставалась владением коренных жителей континента — индейских племен.

На парижских мирных переговорах США потребовали установления западных границ молодой республики по р. Миссисипи. Несмотря на противодействие Испании, Франции и Англии3, уполномоченные США добились уступки Англией Старого Северо-Запада 4. Включение этой обширной населенной индейцами территории в состав США имело огромное значение в истории американского капитализма, положив начало «подвижной границе» 5.

Многие индейские племена во время войны за независимость являлись союзниками Англии. Использовав это, правительство США после заключения Парижского мира заявило, что оно рассматривает земли «побежденных» индейцев как «завоеванную территорию». Спекулянты и участники созданных еще до революции земельных компаний развили энергичную деятельность, добиваясь получения от племен крупных земельных массивов. Правительство США оказывало дельцам содействие6, поставив целью экспроприировать все имевшие какую-либо ценность земли индейцев. Среди непосредственных участников грабительской колонизации было немало людей, пользовавшихся большим влиянием в конгрессе и правительстве. Они выступали сторонниками быстрой неограниченной экспансии. Колонизаторы цинично заявляли, что считают индейца недочеловеком, не признают его права на владение землей и рассматривают имущество индейца как принадлежащее им по праву7.

Современники обращали внимание на усиление экспансионистских настроений в стране после завоевания независимости. Первый военный министр США Г. Нокс писал в докладе сенату: «…наши методы заселения намного более пагубны для индейцев, чем поведение завоевателей Мексики и Перу»8. Он рекомендовал в целях обеспечения мира с индейцами отказаться от концепции «завоеванной провинции»9. Совершивший в 1784 г. путешествие на Запад будущий президент США Дж. Вашингтон отмечал: «Страстное желание скупать земли на северо-западной стороне Огайо и спекулировать ими таково, что на расстоянии мало-мальски близком от реки почти нет места, на которое не нашлось бы претендента… Теперь о полумиллионе акров говорят столь же просто, как раньше о тысяче. Это вызывает большое недовольство индейцев, и, если своевременно не будут приняты меры… неизбежно возникнет война с племенами, проживающими на Западе» 10.

Перспектива форсированного вытеснения индейцев с их земель была для колонизаторов весьма заманчивой. Но правительству США приходилось считаться с реальной силой — мужественным сопротивлением коренного населения разграблению его достояния. Большая война с индейцами грозила молодому, отягощенному огромным долгом государству катастрофическими последствиями. Кроме того, правительство США вынуждено было учитывать и то, что мировое общественное мнение и оппозиция внутри страны осудят неприкрытую экспансию. Эти обстоятельства обусловили включение в первые законодательные акты, определявшие принципы использования земель Запада и управления Северо-Западом, декларативных заявлений о признании прав индейцев на их земли. Колонизация земель, на которых живут индейцы, заявлялось в Ордонансе 1785 г., может быть начата только после урегулирования вопроса о правах индейцев11. В том же документе торжественно декларировалось, что «по отношению к индейцам должна всегда соблюдаться предельная честность» и земли не должны никогда отбираться у них без их согласия 12.

Правительство У. Питта-старшего в Англии, сменившее кабинет Шелберна, считалось с интересами наживавшейся на торговле американской пушниной буржуазии в гораздо большей степени, чем предшествовавшее. Оно взяло курс на удержание хотя бы части уступленного Соединенным Штатам Старого Северо-Запада. В этих целях англичане не выводили британские гарнизоны из важных пунктов меховой торговли, заигрывали с индейскими племенами Северо-Запада, снабжали их оружием, выплачивали премии за скальпы американцев, надеясь создать буферное индейское государство в качестве барьера против экспансии США на Запад13.

Отношения между Англией и США особенно обострились в период англо-французской войны 1794 г. Когда британский флот захватил в портах французской Вест-Индии и у ее берегов около 300 мелких американских судов, война между США и Англией казалась неизбежной. Однако правительства обеих стран не были тогда заинтересованы в этом. Поражения американских войск в кампаниях против индейцев в 1790—1791 гг.14 свидетельствовали о слабости колонизаторов, а британские войска были заняты войной против Франции. Поэтому обе стороны проявили миролюбие. В ноябре 1794 г. верховный судья Д. Джей подписал в Лондоне договор, по которому Англия приняла обязательство эвакуировать свои посты с американской территории к 1796 г. Об отношениях с индейцами долины Огайо она вести переговоры отказалась. Вопрос о северной границе США стороны согласились передать на арбитраж.

Испания также пыталась завладеть частью территории Запада. Используя неопределенность северной границы Флориды, переданной ей Англией по Парижскому мирному договору, она предъявляла претензии на территорию южнее р. Огайо, до 32°28′ с. ш. (части нынешних штатов Алабама, Миссисипи, Джорджия и Теннесси, расположенные за Аппалачами). Однако развал испанской колониальной империи сделал шансы Испании в соперничестве за владение западом Северной Америки ничтожными.

Ход событий показал, что и после эвакуации Англией постов с территории Старого Северо-Запада она не отказалась от планов создания индейского буферного государства. Британская поддержка питала надежды племен на то, что их численное превосходство даст им возможность успешно противостоять в долине р. Огайо экспансии США. И хотя английская помощь оказалась намного меньше ожидаемой, упорное сопротивление индейцев не позволило колонизаторам в течение длительного времени продвинуться на запад далее р. Уобаш, а территория Висконсина перешла полностью под контроль США только в 1810-х годах, когда у устья р. Висконсин был построен форт Кроуфорд, у устья р. Фокс — форт Гоуард, а между ними — форт Уиннебаго, т. е. только через 30—35 лет после того, как эта территория перешла к США по Парижскому миру15.

Но, как бы упорно ни отстаивали индейцы свои земли, соотношение сил было слишком неравным. Разрозненные, плохо вооруженные племена не могли длительное время противостоять экспансии буржуазного государства, натиску регулярной армии, вооруженной по последнему слову тогдашней военной техники. Как отмечает Д. Скеггс, «американская революция…. была для аборигенов явным бедствием, масштабы которого быстро не могли стать очевидными…» 16.

В нарушение своих деклараций о признании прав собственности индейцев на земли правительство США направило в 1794 г. войска против племен Северо-Запада. В сражении у Фоллен-Тимберс индейцы потерпели тяжелое поражение. Воспользовавшись победой, правительство добилось в августе 1795 г. подписания вождями делаваров, вайондотов и некоторых других племен Гренвильского договора, по которому эти племена обязались «в возмещение вреда и расходов, понесенных США во время войны», передать колонизаторам огромную территорию (почти весь нынешний штат Огайо и часть Индианы). За индейцами признавалось лишь право временного проживания на этих исконно принадлежавших им землях и использования их для охоты 17. Как остроумно замечает автор краткой истории Мичигана, именно разгром индейцев у Фоллен-Тимберс «закрепил установленные договором 1783 г. в Париже территориальные границы» 18.

С началом XIX в. экспансия США на Запад усилилась. «Ничто не было в этот период более важным,— отмечает американский историк,— чем периодически осуществлявшееся приобретение новых территорий» 19. В американской прессе уже в 1803 г. появились статьи, в которых утверждалось, что США имеют право «управлять будущими судьбами Северной Америки»20. Все без исключения президенты первой половины XIX в. внесли своп вклад в экспансию США на Запад.

Общеизвестен прогрессивный характер политических взглядов президента Т. Джефферсона. Как отмечает видный американский исследователь-марксист Г. Аптекер, «через всю жизнь… Джефферсона красной нитью проходит идея универсального гуманизма и создания… социального порядка, достойного человеческих существ…»21. Но вместе с тем Джефферсон вошел в историю как глашатай и проводник широкой экспансии. В конце первого года пребывания на посту президента он писал будущему президенту Дж. Монро: «…невозможно не смотреть вперед… когда наше быстрое расширение… охватит весь северный, а может быть, и южный континент» 22.

Историки буржуазно-апологетического направления восхваляют заслуги Джефферсона в осуществлении экспансии на Запад. «Будущие поколения,— пишет Д. Сельби,— должны чтить Джефферсона как человека, который удвоил (приобретением Луизианы,— М. Д.) площадь США» 23. После приобретения Луизианы Джефферсон выдвинул предложение о переселении всех племен Старого Северо-Запада на территорию, расположенную западнее р. Миссисипи. Нельзя не согласиться с мнением известных исследователей «индейской» политики США У. Уошберна и Ф. Пруча, которые считают, что «земли были слишком важным объектом желаний США», чтобы, исходя из гуманистических Взглядов, Джефферсон «мог подтвердить суверенные права племен на владение ими», а потому политика Джефферсона исходила в первую очередь из стремления получить земли индейцев и только во вторую — из гуманистической заботы о них24.

В годы президентства Джефферсона (1801 — 1809) уполномоченные правительства стали добиваться от племен Северо-Запада согласия на переселение за Миссисипи. Индейцев все чаще и все дальше вытесняли с их земель. С 1801 по 1809 г. племена вынуждены были отказаться от своих прав на владение десятками миллионов акров25.

Форсированная экспансия вызвала усиление сопротивления индейцев колонизаторам.

Вождь проживавшего на территории Индианы племени шауни Текумсе, прекрасный оратор и способный организатор, повел энергичную пропаганду за создание военного союза борьбы за возвращение отобранных колонизаторами земель26. На призыв Текумсе откликнулись многие племена долины Огайо и области Великих озер, объединившиеся в военный союз. В ноябре 1811 г., воспользовавшись временным отсутствием вождя восставших Текумсе, войска под командованием известного своей антииндейской агрессивностью губернатора Индианы У. Гаррисона напали на индейцев и, одержав победу в сражении у Типпекану, сожгли резиденцию Текумсе Профетстаун. Но подавить восстание им не удалось. Текумсе провозгласил «вечную войну». Борьба продолжалась на Северо-Западе. Сам Текумсе героически погиб в октябре 1813 г. в сражении у Темзы (близ оз. Онтарио). Летом 1813 г. к восстанию примкнули крики Джорджии. Против них были направлены крупные воинские силы. С особенной энергией действовало более чем 2-тысячное теннессийское ополчение под командованием генерала Э. Джексона. В конце марта 1814 г. крики были разгромлены. Победители принудили их отдать две трети своих земель в Джорджии27. Огромные массивы плодородных земель стали добычей торжествовавших победу рабовладельцев.

После окончания англо-американской войны 1812—1814 гг. и разгрома восстания Текумсе индейцы Северо-Запада были в военном отношении значительно ослаблены, что облегчило колонизаторам захват их земель. Как отмечает автор истории Висконсина, «с удивительной легкостью осуществлена была в эти годы экспансия на территорию западнее оз. Мичиган… То, что называли в эти годы американо-индейскими войнами, ретроспективно следует рассматривать как незначительное для властей и американского населения беспокойство» 28.

Усилившееся в этот период стремление к вытеснению индейцев с их земель было обусловлено рядом экономических факторов. Внедрение изобретенной в 1793 г. хлопкоочистительной машины Уитни сделало высокоприбыльным производство коротковолокнистого хлопка, который можно было выращивать на землях долины Миссисипи. Туда и передвигался центр хлопководства. Но эти земли принадлежали чоктавам, чикасавам и другим индейским племенам. Рост населения городов Атлантического побережья вызвал перестройку хозяйства северо-восточных и среднеатлантических штатов в молочно-овощеводческом направлении. Многие фермеры, разорившиеся в процессе перестройки, устремились на Запад. Спекулянты предвкушали большую наживу от продажи им экспроприируемых индейских земель.

В 1815 г. племена Северо-Запада еще владели значительными массивами в Индиане, Иллинойсе и Мичигане. На Юго-Западе чироки и крики удерживали до трети своих отчих земель в Джорджии, а чоктавы и чикасавы владели большей частью территории Алабамы и Миссисипи. Плантаторы Джорджии и новых штатов Юго-Запада, домогавшиеся сгона племен с пригодных для хлопководства земель, проявляли особенную агрессивность29.

Спекулятивно-колонизаторский ажиотаж второй половины 1810-х годов, вызвал ряд кровавых столкновений на границе. Сопротивление племен заключению договоров об уступке земель колонизаторам усилилось. Особое упорство проявляли племена Юга, у которых было высоко развито земледелие. Плантаторы-рабовладельцы настойчиво добивались удаления индейцев и потому, что последние обычно принимали к себе и не выдавали беглых рабов-негров, давая отпор попыткам плантаторов вернуть их силой.

Проблема отношений с индейским населением стала одной из центральных в политической жизни страны. Плантаторы и земельные спекулянты потребовали от правительства осуществления политики, обеспечивающей более быструю экспроприацию индейских земель. В конгрессе представители западных и юго-западных штатов заявляли, что «индейцы занимают слишком много земель», а правительство «медлит с кардинальным решением индейской проблемы» 30. Законодательные собрания этих штатов и территорий и их конгрессмены настойчиво потребовали перемещения всех индейцев на земли, находящиеся западнее р. Миссисипи31. «Перемещение» означало отход от проводившейся со времени образования США политики. Традиционно в договорах, заключавшихся с племенами об отказе от части земель в пользу США, предусматривалось сохранение остальной территории во владении племени. Теперь наиболее агрессивные круги колонизаторов требовали изгнания индейцев из родных мест в неизвестные им края с непривычным климатом и чуждой природой.

Племена, обитавшие к востоку от Миссисипи, были к этому времени серьезно ослаблены размещением гарнизонов на их землях. К тому же после второй англо-американской войны исчезла угроза иностранной интервенции, которая вынуждала США маскировать сущность своей экспансионистской политики из опасения присоединения этих племен к врагам США. Это развязало руки американским правящим кругам. В январе 1817 г. комитет сената по государственным землям рекомендовал осуществить «перемещение»32. За это высказался в послании конгрессу и президент Дж. Монро33. На переговорах с индейцами уполномоченные правительства настойчиво предлагали племенам переселиться за Миссисипи, обещая, что на новом месте за ними будут навечно закреплены земли и они окончательно избавятся от вторжения белых. Некоторые племена решительно отвергали эти домогательства. Они направляли петиции президенту, заявляя о решимости «жить и умереть на своих землях» 34. Другие заключали договоры о передаче США своих земель в обмен на территорию за Миссисипи.

В сентябре 1817 г. договоры о согласии на «перемещение» подписали малые племена, жившие в штате Огайо, а к концу 1818 г.— вайандоты, делавары, сенека, майами, потауатоми, оттава, каскаскиа и ряд других племен. Земли индейцев были экспроприированы на всей территории Огайо и почти полностью — в Иллинойсе, Индиане, Мичигане35. Как нам представляется, основной причиной, склонившей индейцев к уходу со своих земель, послужили не уговоры уполномоченных правительства, а глубоко вклинившиеся в индейские земли линии вновь построенных фортов с сильными гарнизонами.

В начале октября 1820 г. известные своими расправами с повстанцами-криками генералы Э. Джексон и Т. Хиндс по полномочию правительства собрали в Доакс Стэнде (Миссисипи) для переговоров несколько сот чоктавов во главе с их вождями. Любыми средствами (спаиванием, подкупом верхушки племен, запугиванием и т. д.) они стремились принудить чоктавов отказаться от земель в штате Миссисипи в обмен на территорию к западу от реки. В результате Джексон сумел добиться отказа чоктавов от их прав на владение огромным массивом плодородных земель в западной части центрального Миссисипи36. В 1824 г. чироков и криков принудили отказаться от 15 млн. акров (более половины их земель) в Джорджии и Алабаме37.

Как свидетельствуют факты, правительства президентов Дж. Монро и Дж. К. Адамса энергично осуществляли в 1817— 1824 гг. курс на «перемещение» индейцев за р. Миссисипи. Однако наиболее агрессивные круги колонизаторов проявляли недовольство «медлительностью в очищении долины Миссисипи от индейцев», тем, что правительство отдавало «предпочтение переговорам о „перемещении», воздерживаясь от применения силы» 38. Легислатуры Алабамы, Миссисипи, Теннесси, Миссури, Джорджии, Иллинойса, Индианы, Мичигана потребовали более решительно осуществлять изгнание индейцев за Миссисипи39.

Американские историки буржуазно-апологетического направления пытаются снять с правительства США вину за ограбление и истребление индейцев. Они утверждают, что правительство якобы занимало «высокоморальную позицию посредника», ограждая племена от произвола и жестокости плантаторов, земельных спекулянтов и скваттеров, вторгавшихся на их земли. Подобные утверждения эти историки пытаются подкрепить тем, что вплоть до 1871 г. отторжение индейских земель производилось на основании договоров, заключавшихся путем переговоров уполномоченных федерального правительства с представителями племен40. Каждый новый договор, как заявляет Р. Бартлетт, являлся «повторным подтверждением добрых намерений правительства», так как им «всегда гарантировалась защита владения теми землями, которые еще сохранялись» за индейцами41.

Несостоятельность этого утверждения становится очевидной при сопоставлении с фактами. Ордонансом 1787 г., на основании которого вводилась система договоров, вместе с тем устанавливалось, что имущество может быть отнято у индейцев «только в справедливых и законных войнах, санкционированных конгрессом»42. Экспансионизм и расизм, присущие политике США с первых дней их существования, предопределили санкционирование конгрессом всех захватнических войн против индейцев. Историки апологетического направления и сами признают, что правительство Соединенных Штатов считало себя суверенным владельцем всех земель континента, имеющим право принудить индейцев покинуть свои земли, когда последние понадобятся США. Эти притязания правящие круги США обосновывали правом первооткрывателя, своей миссией распространения христианства и цивилизации, а также утверждениями о слабых умственных способностях, дикости и греховности индейцев, что, по убеждению американцев, обусловливало справедливость и необходимость подчинения коренного населения белым43.

Система договоров не служила реальной преградой захвату индейских земель. Охотничьи племена очень приблизительно знали границы своих владений, а уполномоченные правительства, заключавшие договоры с племенами, прекрасно понимали, что записываемые в них гарантии вечного владения землями, остающимися у племени, были лживыми. На переговорах уполномоченные правительства использовали шантаж, подкуп и спаивание племенной верхушки, а также угрозы. Нередко договоры оказывались подложными: под ними значились подписи вождей, вообще не принимавших участия в переговорах44. К тому же, как свидетельствует официальный документ, уже в первые годы после принятия Ордонанса 1787 г. плантаторы и скваттеры отняли у индейцев без договоров до 300 тыс. акров45.

С усилением мощи США разграбление владений индейцев проводилось все более открыто. Безудержный экспансионизм колонизаторов «превратил систему заключения договоров в посмешище»46.

С приходом к власти одержавшей победу на выборах 1828 г. демократической партии, в руководстве которой большую роль играли плантаторы Юго-Запада, основой «индейской» политики стало «перемещение» индейцев за Миссисипи. Президент Э. Джексон, плантатор из Теннесси, был убежден в «великом предначертании» США — экспансии на всем континенте — и имел твердо установившиеся взгляды на пути решения «индейской проблемы». Он считал абсурдом признание права индейцев на владение землей, ведение с ними переговоров и заключение договоров. По мнению Джексона, правительство обладало правом забрать земли у индейцев в любой момент, когда сочтет это нужным.

Как отмечают американские исследователи, еще до прихода в Белый дом Джексон неоднократно заявлял, что индейцев необходимо «переселить за Миссисипи любыми средствами… на основании закона или без него» 47. В предвыборной кампании он вновь подтвердил верность этой позиции, что явилось одной из причин поддержки его плантаторами Юго-Запада.

Джексон энергично использовал свои полномочия для осуществления «перемещения». Уже в первом годичном послании конгрессу он, излагая свою позицию в связи с делом чироков Джорджии48, заявил, что считает необходимым в целях решения «индейской проблемы» в целом переместить все племена на запад от р. «Миссисипи. «Мне представляется фантастичным,— писал президент,— что индейцы могут претендовать на признание их прав собственности на земли, которых они никогда не обрабатывали», а только «проходили по ним во время охоты»49.

Вопреки довольно сильной оппозиции, билль «О перемещении индейских племен» после горячих дебатов был принят конгрессом и 28 мая 1830 г. обрел силу закона50. Президенту предоставлялись полномочия «обменивать при добровольном согласии индейцев их земли, расположенные к востоку от р. Миссисипи, на земли к западу от нее». Владение вновь полученными землями гарантировалось племенам навечно51. Закон был сформулирован вполне благопристойно. В нем не содержалось и намека на применение насилия.

В договорах о «перемещении» жертвы экспансионистской политики США именовались не иначе как «братьями», «членами великой американской семьи» и т. п. Джексон обещал даже создать на западном берегу Миссисипи индейскую республику, которая войдет в США на равных с остальными штатами основаниях52.

В ходе переселения выявилось, что обещаниями и гуманистической фразеологией правящие круги США пытались замаскировать свою подлинную политику. Процесс «перемещения» являл картину коварства, насилия и жестокости. Правительство разжигало межплеменную розпь, использовало для обмана индейцев их наивность в экономических вопросах, угрожало применением военной силы и нередко осуществляло угрозу. Обещания, которые давались племенам в ходе переговоров с целью добиться их согласия на «перемещение», обычно не выполнялись. Чоктавам-земледельцам штата Миссисипи, например, было обещано, что тем из них, кто пожелает остаться на месте, будут предоставлены участки для ферм. Вопреки ожиданиям правительства, такое желание выразили несколько тысяч человек. Они, как отмечает американский историк Р. Сэтц, «стали жертвами самого возмутительного обмана, шантажа и спекуляции» 53. Чиновники отказывали им в предоставлении обещанных участков. Лавочники-кредиторы подделывали счета и грабили их якобы в счет покрытия долгов. Суды и правительственные чиновники отказывались разбирать жалобы индейцев. Пожелавшие остаться в Миссисипи чоктавы превратились в нищих бродяг. На их разорении нажились плантаторы, купцы, земельные спекулянты и правительственные чиновники54.

На переговорах с чироками в 1835 г. уполномоченным правительства удалось добиться от одного из их вождей подписания договора о согласии на «перемещение». Большинство чироков заявило о непризнании этого договора. Однако правительство санкционировало договор, предложив чирокам переселиться за Миссисипи. Только две тысячи чироков подчинились правительственному распоряжению. Для изгнания остальных 15 тыс. были направлены федеральные войска. Президент Джексон потребовал предоставления военному командованию «чрезвычайных полномочий Для подавления на месте любого возбуждения среди племен и предотвращения медлительности в осуществлении закона»55. Когда истек предоставленный чирокам правительством двухгодичный срок, войска генерала Скотта окружили их селения и погнали чироков на Запад, принудив их оставить имущество и урожай. Ужасы трагедии чироков, кровавой «дороги слез», описаны во многих работах американских авторов56. На этом страшном пути погибло около 4 тыс. чироков, перегонявшихся под конвоем озверевших американских солдат. «Переселение племен под конвоем войск США,— отмечает американский историк,— стало в 30-х годах XIX в. обычной чертой ландшафта Запада»57. В эти годы со своих земель были согнаны в основном племена Северо-Запада и земледельческие племена Юга: чоктавы, чикасавы, остатки криков.

Политика правительства стимулировала насильственные действия плантаторов и скваттеров. Они все чаще самочинно вторгались на земли племен и захватывали их. В Иллинойсе, например, колонизаторы, воспользовавшись пребыванием мужчин племени саков на охоте, напали на их селение у Рок-Ривер и захватили земли. Саки под руководством Черного Сокола начали войну, но были разбиты и потеряли свои земли58.

«Перемещение» индейцев принесло богатую добычу и купцам. Они повышали цены на необходимые при миграции товары и использовали для наживы введенную правительством систему аукционов на доставку индейцев к месту нового поселения. Получив подряд, купцы кормили переселенцев продуктами самого низкого качества и перевозили их в ужасающе антисанитарных условиях 59.

К концу пребывания Э. Джексона на посту президента на запад от р. Миссисипи было переселено около 46 тыс. индейцев, около 50 тыс. обязались туда переселиться. У «перемещенного» коренного населения было отнято почти 100 млн. акров земли 60.

Изгнание индейцев за р. Миссисипи продолжалось и при преемниках Джексона М. Ван-Бюрене (1837—1841 гг.) и Дж. Тайлере (1841—1845 гг.). В 1844 г. военный министр в отчете президенту Тайлеру доложил, что к востоку от р. Миссисипи у индейцев нет больше земель, которые США хотели бы от них получить61. Со времени образования США у коренного населения было отнято 442,9 млн. акров земли с выплатой компенсации в размере менее 10 с четвертью центов за акр и предоставлением 53,8 млн. акров за р. Миссисипи 62.

Индейцы, изгнанные из лесных районов п влажной прерии, оказались в засушливой местности. Нередко одна и та же территория отводилась двум или нескольким племенам, и между ними возникали конфликты. В тех случаях, когда земли, отведенные «перемещенным», уже были захвачены белыми, правительство принуждало индейцев уходить еще дальше — в засушливую прерию.

Правительство утверждало, что одной из целей «перемещения» является создание условий для перехода индейцев к земледелию. Реальные последствия переселения оказались совершенно противоположными. Племена Юга, например, задолго до «перемещения» успешно занимавшиеся сельским хозяйством, в результате изгнания за р. Миссисипи были отброшены назад в своем развитии. Не получив ко времени сева обещанного им правительством инвентаря, они вынуждены были для того, чтобы обеспечить себе пропитание, вернуться к охотничьему промыслу63. О положении «перемещенных» индейцев путешествовавший в эти годы по США французский социолог, обычно восторженно отзывавшийся об американском обществе, писал: «Оторванные от земли своих предков, скученные подобно скоту, со сломанным общественным устройством, питающиеся недоброкачественными мясом и мукой — можно ли УДИВЛЯТЬСЯ, что они умирали десятками и что дух их был надломлен?» 64.

Очень скоро выявилось, что гарантированное законом право «перемещенных» племен на вечное владение землями за Миссисипи — сплошной обман. Племена не получили патентов на эти земли. По территории, куда их переселили, проходили коммуникации, связывавшие северо-восточные и среднеатлантические штаты с Юго-Западом и Тихоокеанским побережьем. Белые переселенцы, а их поток увеличился в период начавшегося в 1837 г. кризиса, совершенно не считались с интересами и правами индейцев — законных владельцев земель, по которым они двигались, уничтожая дичь и производя потравы посевов 65. Вместе с тем колонизаторы решительно вытесняли индейцев из плодородной, перемежающейся лесами прерии Айовы и Миннесоты. С 1840 по 1850 г. белое население Айовы возросло с 43,1 тыс. до 192,2 тыс. человек (более чем в 4,5 раза) 66. Началась колонизация Миннесоты. В 40-х годах продвигавшиеся на земли индейцев колонизаторы еще не шли в район Великих равнин, который они считали непригодной для сельского хозяйства «великой американской пустыней». Но в 50-х годах наблюдения путешественников и опыт пионеров, поселившихся на окраине Великих равнин, доказали, что эти земли представляют большую ценность для земледелия и скотоводства. Колонизаторы устремились туда.

Произошедшее в 50-х годах XIX в. значительное усиление экспансии на Запад явилось следствием развития американского капитализма, а также было связано с некоторыми событиями за рубежом. Индустриализация страны и быстрый рост населения городов67  создали широкий рынок для сельскохозяйственной продукции. Крымская война, отмена хлебных законов в Англии, неурожай картофеля и голод в Ирландии, индустриализация Франции и Германии открыли большие возможности для экспорта американского зерна и мяса в Европу. Это усиливало стремление к ускорению темпов экспроприации индейских земель в районе Великих равнин. Введение их в эксплуатацию стало возможным благодаря широкому применению стального плуга для вспашки целины, использованию изобретенных в 40—50-х годах уборочных машин68 и улучшению транспортных возможностей. На Западе в обработку ежегодно вводились миллионы акров, с которых сгонялись индейцы. С 1850 по 1860 г. число ферм увеличилось в штатах Северо-Запада с 440 тыс. до 797 тыс.; 33% новых ферм было создано в эти годы в районе Великих равнин69.

Курс на территориальную экспансию являлся общей политической платформой правящих классов США. Вряд ли хоть один видный американский политический деятель тех лет был ее принципиальным противником. С середины 40-х годов XIX в. стала широко пропагандироваться экспансионистская доктрина «предопределения судьбы» (Manifest Destiny). Этот термин впервые прозвучал в статье, опубликованной в июле 1845 г. в журнале «Мэгэзин энд демокрэтик ревью». «Ничто не должно остановить „предопределения судьбы»,— писал редактор журнала О’Салливен,— нашего распространения на континенте, предназначенном провидением для свободного развития нашего ежегодно возрастающего населения»70. Доктрина «предопределения судьбы» провозглашала, что американцы наделены моралью, превосходящей мораль всех народов. Это позволило им будто бы создать лучшую в мире конституцию и высшую на земле технологию производства. Поэтому «провидение» и «предопределило», что американцы должны править всем континентом от моря до моря. Распространение их высшей цивилизации на весь Североамериканский континент является долгом США71.

Обострившаяся к середине прошлого века борьба по вопросу о рабстве породила противоречия в правящих классах страны по вопросу о направлении экспансии. Круги буржуазии, не желавшие укрепления рабства и усиления политического влияния рабовладельцев, противостояли стремлению плантаторов расширить территорию рабовладения путем аннексии Техаса и захвата территории Мексики. Находившейся у власти демократической партии удалось притупить эти противоречия, связав экспансию на Юг с продвижением границы на Запад и Северо-Запад.

Правительство США всегда поощряло продвижение плантаторов и поселенцев на земли индейцев и территорию сопредельных государств, считая это лучшим средством подготовки последующей аннексии. С целью усиления миграции в область Орегона 72 правительство предприняло в 40-х годах исследовательские экспедиции и организовало публикацию материалов, рекламирующих ее богатства. Началась «орегонская лихорадка». Число американских поселенцев в Орегоне превысило к 1850 г. 13 тыс. человек73. В предвыборной кампании 1844 г. демократическая партия выступила под лозунгом аннексии Орегона: «54°40′ или война!» Правительство Полка предъявило Англии требование о передаче США всего Орегона; после недолгих споров было принято предложение Англии о его разделе. Согласно договору, заключенному 15 июня 1846 г. между США и Англией, американо-канадская граница устанавливалась по 49° с. ш., за исключением о-ва Ванкувер, который остался во владении Англии. Аннексия Орегона увеличила территорию США на 285,6 тыс. кв. миль 74. В результате аннексии Техаса и захвата у Мексики Калифорнии, Аризоны и Нью-Мексико территория США увеличилась еще на 919,1 тыс. кв. миль75.

В Техас и на территории, отторгнутые у Мексики, особенно в Калифорнию, где в 1848 г. было открыто месторождение золота, через земли индейцев ринулись тысячи искателей наживы, совершенно не считавшихся с правами законных владельцев, что вызывало недовольство племен. Особенно их возмущало массовое истребление бизонов — основного ресурса существования индейцев 76.

Сторонники форсированной экспансии использовали напряженность, созданную бесчинствами белых на индейской территории, для нового наступления на коренное население. В конгресс был внесен ряд биллей об аннулировании прав индейцев на владение землями в Канзасе и Небраске. Их авторы утверждали, что закрепление за индейцами территории для постоянного проживания является «основным препятствием развитию континента» 77.

В 1849 г. ведомство по индейским делам предложило создать коридоры для продвижения белых через индейские земли, выселив племена с отведенных для этого массивов 78. В 1851 г. задуманная программа стала осуществляться. Племена сиу вынуждены были передать значительную часть своих владений в Айове и Миннесоте — так появился первый коридор для дальнейшей экспансии на Запад79. Уполномоченные правительства добились и от некоторых других племен отказа от части территории для создания еще нескольких коридоров через их земли 80.

В 50-х годах разграбление индейских земель достигло невиданных масштабов. По официальным данным, в 1853—1856 гг. племена лишились почти 174 млн. акров. «Такого количества земли за такой короткий период,— отмечал глава бюро по индейским делам Дж. Менипенни,— еще никогда не удавалось получить от индейцев» 81.

Тысячи колонизаторов, до этого только использовавших отведенные индейцам за р. Миссисипи территории для миграции в Техас и Калифорнию, стали в 50-х годах оседать в полузасушливой и засушливой прерии. Не считаясь с установленной правительством процедурой вытеснения индейцев, они захватывали большие массивы, создавая фермы и скотоводческие ранчо с тысячами голов скота. Во время колонизации Орегона, где проживало около 42 тыс. индейцев, правительство поощряло в целях форсирования экспансии захват индейских земель без каких-либо переговоров с племенами и выплаты компенсации82. Произвол и грабеж вызвали резкое обострение отношений с индейцами и ряд вооруженных выступлений племен против агрессоров 83. Бесчинства колонизаторов носили столь вопиющий характер, что бюро по индейским делам вынуждено было официально признать и осудить их. В отчете за 1856 г. глава бюро по индейским делам писал, что, «охваченные безумием спекуляции и ненасытным стремлением к присвоению лучших земель», белые использовали, чтобы отобрать их у индейцев, «самые бесчестные уловки». Особенно жестокому ограблению было подвергнуто индейское население Канзаса и Небраски в период гражданской войны в Канзасе. По отношению к нему чинились, как отмечалось в докладе, «всякие несправедливости и обиды»84.

В конце 50-х Фодов бюро по индейским делам высказалось за переход от проводившейся с 30-х годов политики «перемещения» племен по мере продвижения колонизаторов на Запад к концентрации их в резервациях ограниченной площади85. Руководитель бюро по индейским делам заявил о необходимости этой меры, поскольку «у США больше нет отдаленных обширных, изобилующих дичью территорий, куда можно переселять индейцев…». «Фактически,— писал, он,— это единственный курс, совместимый со справедливостью и человечностью» 86. Подлинная цена подобной гуманистической фразеологии становится ясной из заключения доклада. «Единственной альтернативой поселения индейцев в резервации,— приходил к выводу его автор,— является их истребление» 87. Первые резервации были созданы в Калифорнии, а затем в 1858 г. индейцев Орегона и Вашингтона поселили в двух резервациях, расположенных на западной и восточной сторонах прибрежной цепи гор. В результате этого, с удовлетворением констатировало бюро по индейским делам, «область, на которой их (индейцев.— М. Д.) право владения было аннулировано, быстро заполнилась предприимчивым и бережливым населением» 88.

В 1858 г. на землях шайеннов и арапахов в Колорадо были открыты месторождения золота и серебра. Тысячи колонизаторов вторглись во владения этих племен и изгнали их. Несмотря на гарантированное племенам вечное владение землями по договору 1851 г., правительство в 1861 г. санкционировало их разграбление, лишив шайеннов и арапахов почти всех обширных владений 89.

К 60-м годам индейское население было оттеснено к горам и пустыням. Колонизаторы вторгались на их земли с востока и со стороны Тихоокеанского побережья. Экспансия не прекращалась и в годы гражданской войны. Захватчики с жадностью набрасывались на плодородные и богатые минералами земли индейских владений, безжалостно вытесняя их жителей. Грабежу содействовали чиновники — агенты по индейским делам90. В эти годы сложилось славившееся своими преступлениями и грабежом аборигенов знаменитое «индейское кольцо» — троица в составе лавочника, индейского агента и местного политического босса, от которого зависело назначение индейского агента.

Насилия и грабеж колонизаторов провоцировали индейцев на вооруженные выступления, жестоко подавлявшиеся правительством. В 1862 г. власти Миннесоты с целью экспроприации земель племени санти потребовали, чтобы оно предоставило каждой индейской семье участок из общинного владения, а остальные свои земли передало США. Почти все племя отказалось выполнить требование властей, подняв в ответ восстание.

Против действовавших с недостаточной решительностью индейцев были направлены правительственные войска. В борьбу с племенем вступили и добровольческие отряды белых. Повстанцы были разгромлены; несколько сот санти попали в плен. Разъяренные колонизаторы требовали тотального уничтожения всего племени. 307 сдавшихся в плен повстанцев приговорили к повешению. Большинство из них президент Линкольн помиловал, а 38 повстанцев в декабре 1862 г. были повешены. Конгресс США принял решение лишить племя санти в наказание за восстание его владений в Миннесоте и выселить в Дакоту. В мае 1863 г. 1300 индейцев санти насильственным образом погрузили на суда и отправили к новому местожительству91. Их поселили в малопригодной для земледелия местности Крау-Крик. Не имея лошадей п оружия, санти не могли добыть себе пропитание охотой. Правительство поставляло индейцам гнилые, недоброкачественные продукты. Среди них стали распространяться болезни, вызванные голодом и непривычным климатом. Чтобы выжить, санти вынуждены были опускаться до воровства и проституции, многие обращались в бегство 92.

Попытки правительства оправдать кровавую расправу с санти тем, что они восстали, опровергаются трагической историей другого проживавшего в Миннесоте племени — уиннебагов. Они не принимали участия в восстании. Однако в 1864 г. уиннебаги тоже были выселены в Крау-Крик. Нет сомнения в том, что причиной изгнания уиннебагов из Миннесоты явилось стремление колонизаторов присвоить 104 тыс. акров их владений. Выселенные в Дакоту, уиннебаги попали в ужасающе тяжелые условия. Не выдержав мук голода и болезней, 500 уиннебагов попытались спасти свою жизнь бегством в Небраску; значительная часть их погибла, замерзнув в пути. Трагедия санти и уиннебагов раскрывает преступную сущность индейской политики правящих классов США. Правители Миннесоты не только изгнали и ограбили проживавшие там племена, но и установили в 1863—1864 гг. премию в размере 200 долл. за скальпы индейцев 93.

Период гражданской войны отмечен кровавыми расправами с индейским населением и в некоторых других штатах. В Колорадо воинское подразделение по непроверенному заявлению неизвестного белого о краже индейцами скота из его стада напало в апреле 1864 г. на группу шайеннов. В завязавшейся схватке солдаты потерпели поражение. Получив подкрепление, они напали на селение Сидар-Блуффс, убили 26 и ранили несколько десятков индейцев. У шайеннов давно уже назревало возмущение экспроприацией их земель и другими, бесчинствами колонизаторов. Кровавая расправа с жителями Сидар-Блуффса вызвала несколько ответных нападений отдельных групп шайеннов на белых. Индейцы, однако, стремились к миру. Осенью вожди шайеннов во главе с самым авторитетным среди них, по пменп Черный Котел, известили военное командование, что племя не желает войны. Но расистские власти Колорадо жаждали расправы с индейцами и стянули для этого войска. Губернатор приказал шайеннам привести своих женщин и детей к форту Лайон и поселить их возле него, дав индейцам гарантию безопасности. Шайенны подчинились распоряжению губернатора; они привели в назначенное место около 500 своих женщин и детей. Власти Колорадо совершили гнусное преступление. Перед рассветом 29 ноября 1864 г. солдаты двух полков под командованием полковника Чивингтона окружили мирный лагерь индейцев и устроили кровавое побоище.

Созданная конгрессом в июле 1867 г. комиссия «для установления мира с некоторыми враждебными индейскими племенами» расследовала в числе других событий, вызвавших войны с индейцами, обстоятельства этого чудовищного преступления, получившего название «бойни Чивингтона». Она констатировала, что войска совершили «огульную, безжалостную резню». «Спасавшихся бегством женщин, умолявших с поднятыми вверх руками о милосердии, зверски расстреливали,— свидетельствовала в своем отчете комиссия,— детей убивали и со смехом снимали с них скальпы; мужчин пытали и убивали… самыми варварскими способами…» 94.

«Бойня Чивингтона» спровоцировала продолжавшуюся около двух лет и унесшую сотни человеческих жизней войну с шайеннами и арапахами. Виновники войны — власти Колорадо и командование частей, осуществивших «бойню Чивингтона»,— были в 1867 г. без обиняков указаны в цитировавшемся выше докладе комиссии конгресса. Однако правительство США в наказание за участие в войне, спровоцированной кровавыми злодеяниями властей, выселило шайеннов и арапахов с принадлежавшей им территории в Колорадо, а фактически вообще лишило их права на владение землей 95.

Расисты стремились использовать возросшую в связи с войной враждебность белого населения к аборигенам для окончательной расправы с индейцами. Газеты Невады, Юты опубликовали ряд статей под девизом: «Больше пороха, меньше чернил!»,— в которых содержались прямые призывы к геноциду96.

К 1865 г. всюду за рекой Миссисипи (за исключением Индейской территории) были созданы штаты и территории. Конгресс призвал американцев переселяться туда. С правами индейцев вообще перестали считаться. Без каких-либо предварительных переговоров им объявляли о необходимости переселиться на другую, гораздо меньше прежней территорию. В эти годы началось строительство железных дорог на территории, где теперь проживало большинство индейцев США, и туда двинулся основной поток колонизаторов. Тысячи искателей наживы устремились, в частности, в Монтану в связи с открытием в этом штате месторождения золота и серебра. «Индеец и его права,— говорилось в докладе комиссии конгресса,— были забыты в стремительном движении к этим источникам богатства». Индейцев полностью изгнали из мест залегания благородных металлов. Им было отказано даже в удовлетворении просьбы о сохранении за ними участков в глуши, где водились бизоны и лоси97.

Экспансия США не только лишала индейцев их земель, но и несла другие неисчислимые бедствия. Благосостояние племен подрывалось массовым истреблением дичи. Вторжение колонизаторов сопровождалось загрязнением рек и других водоемов, распространением среди индейцев алкоголизма и многих неизвестных им ранее болезней. «Куда бы ни двинулся краснокожий,— отмечает исследователь истории колонизации Запада Р. Бартлетт,— он встречался с расхищением земель белыми… был очевидцем крушения своего мира»98.

Во второй половине 60-х годов XIX в. в «индейской политике» США выдвинулась на первый план проблема отношений с сильными, воинственными кочевыми племенами, оказывавшими упорное сопротивление натиску колонизаторов. Для форсирования экспансии широко использовались военные формирования штатов и федеральные войска. На великих равнинах в этот период произошло около 200 конфликтов между колонизаторами и индейцами.

В докладах бюро по индейским делам за вторую половину 60-х годов признавалось, что войны, происходившие в эти годы с семинолами, саками, фоксами, сиу, шайеннами, навахами и рядом других племен, являлись со стороны США несправедливыми, были вызваны нарушением прав индейцев и сопровождались различными злодеяниями американских войск99. «За индейцами охотились как за дикими зверями. Родителей убивали, детей похищали»100, — констатирует руководитель бюро по индейским делам в одном из докладов. После детального расследования причин войны с шайеннами и арапахами комиссии конгресса пришлось признать эту войну «позорящей нацию и постыдной для тех, кто ее затеял»101.

До недавнего времени американская буржуазная историография игнорировала эти официальные документы. В ней почти безраздельно господствовала откровенно расистская, буржуазно-апологетическая концепция, возлагавшая вину за американо-индейские войны на индейцев, которые будто бы нападали на мирных поселенцев 102.

В последние годы в американской историографии произошел пересмотр ряда откровенно расистских антииндейских оценок. Однако современные буржуазные историки продолжают и поныне повторять вымыслы расистов, возлагая на индейцев вину за навязывание им колонизаторами войны103.

С началом колонизации Великих равнин правительство заявило, что основная задача его «индейской политики» — обеспечить отказ индейцев этой области от кочевого образа жизни и поселить их в резервациях, имеющих такую площадь, которая позволит им при переходе к земледелию и скотоводству частично поддерживать свое существование охотой104. Несмотря на сопротивление индейцев и убедительные факты, свидетельствовавшие, что поселение в резервациях ведет к деградации индейского населения 105, правительство все более широко осуществляло этот курс. В 1867 г. комиссия конгресса по установлению мира с враждебными племенами отметила, что считает «поселение всех племен Великих равнин в резервации ограниченной площади восточнее Скалистых гор единственной альтернативой истреблению индейцев» 106. В 1871 г. конгресс снял юридическую преграду принудительному заключению индейцев в резервации, приняв поправку к биллю об ассигнованиях, аннулировавшую систему заключения договоров. Ведомство по индейским делам объявило в 1873 г., что племена, отказывающиеся жить в резервациях, будут считаться враждебными США и поставят себя вне закона. Племена Северо-Запада были в 1875 г. предупреждены, что, если они не прибудут в назначенные для них резервации к 1 января 1876 г., их принудительно переселят туда с помощью войск. В течение двух десятилетий после гражданской войны индейцев таким насильственным путем загнали в резервации 107.

Резервации обычно создавались в местах, считавшихся непригодными для жизни белых, большей частью в унылой, бедной дичью полупустыне. Ассигнования, выделенные правительством для поддержания племен в первые годы их перехода к необычному образу жизни, оказывались совершенно недостаточными. Расчет на то, что индейцы смогут поддержать себя охотой, не оправдался из-за ничтожного количества дичи в местах резерваций. Страдая от голода и болезней, индейцы вынуждены были заниматься воровством или бежать, превращаясь в объявленных вне закона бродяг108. Всей жизнью в резервациях управляли «индейские агенты», наделенные почти безграничной властью109. При обнаружении на территории резервации нефти или других ресурсов компании дельцов при содействии властей сразу же завладевали этими землями и создавали предприятия, эксплуатируя труд индейцев и доставшиеся им за бесценок принадлежавшие племенам природные богатства.

В результате заключения индейских племен в резервации правительство США экспроприировало значительную часть их владений. Эти земли стали добычей железнодорожных компаний, крупных скотоводов и богатых фермеров. Однако это не удовлетворило растущие аппетиты колонизаторов. Они искали пути дальнейшего разграбления достояния индейцев. В конце 60-х годов наиболее рьяные экспансионисты начали кампанию за «открытие» земель резерваций для колонизации путем ликвидации общинного землевладения и предоставления в частное владение индейских семей участков из земель племени. В эту кампанию включились также миссионеры и религиозные общества. В петициях и заявлениях делегаций, направлявшихся ими в Белый дом и конгресс, они утверждали, что поддерживают требование о ликвидации общинного землевладения, считая, что подобная мера ускорит приобщение индейцев к цивилизации и обращение их в христианство. Миссионеры пытались убедить и самих индейцев в том, что переход от общинного к частному землевладению будет для них благом110.

Как нам представляется, разрушение общины, предоставление индейцам гомстедов и их ассимиляция (т. е. насильственное вовлечение индейцев в мир капиталистической конкуренции) действительно могли казаться отдельным близоруким американским гуманистам благом для коренного населения страны.

Однако неоспоримо, что организаторы кампании за осуществление такой политики рассчитывали в первую очередь на то, что в результате ликвидации общинного землевладения появится возможность экспроприировать новые сотни тысяч акров земель резерваций. Особенную активность в кампании проявили слои, наиболее заинтересованные в дальнейшей экспансии на индейские земли.

В 1869 г. и в последующие годы бюро по индейским делам в своих докладах ежегодно высказывалось за ликвидацию общинного землевладения и выделение гомстедов семьям индейцев. В 1876 г. министерство внутренних дел (в его ведении с 1849 г. находилось бюро по индейским делам) признало необходимым осуществление предлагаемых мер. В начале 80-х годов бюро представило в конгресс несколько биллей об узаконении ликвидации общинной собственности индейцев. Эти законопроекты энергично поддержали земельные спекулянты, железнодорожные компании, владельцы плантаций и скотоводческих ранчо, а также некоторые наивные реформаторы. Как ни старались миссионеры, сами индейцы не проявили энтузиазма к этой программе111.

Оппозиционный член бюро по индейским делам М. Е. Гейтс опубликовал в период обсуждения биллей памфлет, в котором подверг их резкой критике. «Лучшим путем уничтожения индейцев,— писал Гейтс,— является ликвидация организации племени путем навязывания индейцам закона о передаче земель племени в индивидуальную собственность»112.

Сенат дважды (в 1882 и 1884 гг.) принимал билли о выделении участков общинных земель в собственность индейских семей, но оба раза они были провалены в палате депутатов. Только в 1887 г. такой билль приняли обе палаты, и он стал законом. Согласно акту Дауэса113, главе каждой индейской семьи выделялся из общинных земель в личную собственность участок в 160 акров, который не мог быть продан в течение 25 лет. Оставшиеся после выделения участков земли резервации поступали в государственный фонд США. В отдельных случаях они использовались под общинные огороды и пастбища или сдавались в аренду.

Современная американская историография, включая работы историков апологетического направления, отмечает катастрофические для индейцев последствия акта Дауэса114. Индейцы, жившие в резервациях, не были подготовлены к тому, чтобы вести товарное хозяйство. Они не могли выжить при бешеной конкуренции, которая к этому времени стала законом существования капиталистического сельского хозяйства США. К тому же 160-акровый участок был явно недостаточным, чтобы в засушливой п полузасушливой области близ Скалистых гор, где располагались резервации, вести прибыльное хозяйство. Не имея права продавать свои участки до истечения установленного законом 25-летнего срока, индейцы сдавали их в аренду, чтобы затем продать за бесценок, или просто оставляли участки и уходили в город, пополняя пауперизированные слои городского населения.

Акт Дауэса явился орудием дальнейшего разграбления индейских земель колонизаторами. До 60% земель, являвшихся общинным владением индейских резерваций, были переданы в государственный фонд США, а затем стали собственностью крупных скотоводов, богатых фермеров и спекулянтов. К 1934 г. индейцы потеряли около 27 млн. (до двух третей) из 41 млн. акров, полученных ими в личную собственность по закону Дауэса. Из 138 млн. акров, находившихся в 1887 г. во владении племен, у них осталось только 48 млн. акров115. Последствиями акта Дауэса явились, как отмечают американские историки, «попрание достоинства племен, их невежество, духовная нищета и плохое здоровье»116.

В конце 80-х годов XIX в. правительство США в соответствии с интересами железнодорожных магнатов и земельных спекулянтов узаконило разграбление последнего достояния коренного населения — земель Индейской территории, отведенных индейцам при «перемещении» 30—40-х годов. В январе 1889 г. уполномоченные правительства добились от криков и семинолов продажи тех земель, которые не использовались ими для сельского хозяйства, а 22 апреля 1889 г. вся Оклахома была объявлена «открытой» для колонизации. В этот день разграбление индейских земель произошло в таких масштабах, которых не знала даже американская история. За первые полдня были сделаны заявки на 1,9 млн. акров117.

* * *

Продолжавшаяся более века экспансия США на Запад явилась одним из важнейших факторов становления и развития американского капитализма. Экспансионизм заложен в самой природе США, как буржуазного государства. В. И. Ленин отмечал, что «капитализм не может существовать и развиваться без постоянного расширения сферы своего господства, без колонизации новых стран…»118.

Агрессия против других народов и разграбление земель индейцев («подвижная граница») превратились в важный источник обогащения буржуазии и плантаторов США. В результате экспансии к 13 первоначальным штатам, занимавшим узкую, не превышавшую 200—400 км прибрежную полосу Атлантики, была присоединена огромная территория континента и США превратились в большое государство, простирающееся от Атлантического до Тихого океана. На службу развивавшемуся американскому капитализму были поставлены обширные массивы плодородных земель и богатейшие топливные, рудные, лесные ресурсы.

Буржуазные историки откровенно прославляют экспансию США на Запад. «Ничто не могло замедлить марш Америки на Запад. Запад был великим словом нашей истории»119,— восклицают они.

Примечания

  • 1 Фостер У. 3. Очерк политической истории Америки. М., 1953, с. 275.
  • 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 182.
  • 3 The Revolutionary Diplomatic Correspondence of the United States / Ed. by F. Wharton. Wash., 1889, vol. 6, p. 23.
  • 4  Современные американские историки объясняют уступчивость правительства Шелберна его стремлением расколоть франко-американский союз, а также отсутствием у британских министров представления о богатствах Старого Северо-Запада и тем, что правительство Шелберна являлось противником партии короля, покровительствовавшей шотландским купцам, сосредоточившим в своих руках торговлю американской пушниной (The Old Northwest in the American Revolution: An Anthology / Ed. and Introd. D. C. Scaggs. Madison, 1977, p. 133; Nesbit R. C. Wisconsin: A History. Madison, 1973, p. 58—59).
  • 5 «Если Запад остался бы во владении какой-либо другой державы — Англии или Испании,— пишет Д. Скеггс, составитель недавно опубликованной антологии «Старый Северо-Запад в американской революции»,— американские штаты могли бы оказаться ориентированными скорее в направлении Атлантики, чем в направлении внутренних континентальных областей, как это произошло» (The Old Northwest in the American Revolution, p. 130).
  • 6 Уже в 1784 и 1785 гг. уполномоченные правительства в результате переговоров с вождями некоторых племен в фортах Стенуикс и Макинтош добились получения части индейских земель на территории нынешнего штата Огайо (Cohen F. S. Handbook of Federal Indian Law. Wash., 1945, p. 6).
  • 7  Washburn W. E. Red Man’s Land-White Man’s Law: (A Study of the Past and Present Status of the American Indian). N. Y., 1971, p. 143; Nesbit R. C. Op. cit., p. 84; Stout J. A., Faulk О. B. A Short History of the American West. N. Y„ 1974, p. 209.
  • 8 American State Papers: Documents Legislative and Executive of the Congress of the United States: In 38 vol. (далее: ASP). Wash., 1832—1861, Indian Affairs, vol. 1, p. 544.
  • 9 Ibid., p. 172.
  • 10   Цит. по кн.: Washburn W. E. Op. cit., p. 52.
  • 11 Journals of the Continental Congress, 1774—1789: In 34 vol. /Ed. by W. C. Ford e. a. Wash., 1904—1937, vol. 23, p. 375—376.
  • 12 Documents of American History/Ed. by H. S. Commager. N. Y., 1945, p. 131.
  • 13  Catton B. Michigan: A Bicentennial History. N. Y., 1976, p. 56.
  • 14  В 1790 г. индейские воины нанесли тяжелое поражение частям генерала Хармера, изгнав их остатки со своих земель, а в 1791 г. они почти полностью уничтожили экспедиционные войска генерала Сэнт Клера.
  • 15  Nesbit R. С. Op. cit., р. 60; Current R. N. Wisconsin: A Bicentennial History. N. Y., 1977, p. 7.
  • 16 The Old Northwest in the American Revolution, p. 133.
  • 17 ASP, Indian Affairs, vol. 1, p. 562—563.
  • 18  Catton B. Op. cit., p. 57.
  • 19  Hine R. V. The American West. Boston, 1973, p. 69.
  • 20 Ефимов А. В. Очерки истории США. M„ 1958, с. 184.
  • 21 Аптекер Г. Американская революция. М., 1962, с. 139.
  • 22 Memoirs, Correspondence and Private Papers of Thomas Jefferson: In 4 vol. / Ed. by Т. I. Randolph. Charlottesville, 1829, vol. 4, p. 420.
  • 23  Selby J. The Conquest of the American West. L., 1975, p. 69.
  • 24  Washburn W. E. Op. cit., p. 61; Prucha F. P. Doing Indian History.—In.: Indian-White Relations / Ed. by Smith J. F., Kvasnicka R. M. Wash., 1976, p. 7.
  • 25 ASP, Indian Affairs, vol. 1, p. 816-823.
  • 26 Niles’ Weekly Register: In 21 vol. Baltimore, 1811—1836, vol. VI, N 7, Apr. 16, 1814, p. 112.
  • 27 Cohen F. S. Op. cit., p. 51.
  • 28  Nesbit R. C. Op. cit., p. 77.
  • 29 Как отмечает автор истории штата Миссисипи, с образованием в 1817 г. штата «давление на индейцев превратилось в прямое принуждение их к уходу с его территории» (Skates J. R. Mississippi: A Bicentennial History. N. Y., 1979, p. 12). Принятие Алабамы в 1819 г. в Союз было отмечено «незаконным захватом земель индейцев в самой жесточайшей форме» (Owens W. А. A Fair and Happy Land. N. Y„ 1975, p. 201).
  • 30 Register of Debates in Congress, 1825—1837: In 29 vol. (далее: Register of Debates). Wash., 1825—1837. 19th Cong., 1st Ses., p. 2614; 20th Cong., 1st Ses., p. 819, 823 etc.
  • 31 Предложения о «перемещении» индейцев за р. Миссисипи выдвигались различными политическими деятелями со времени приобретения Луизианы.
  • 32 Register of Debates, 14th Congr., 2nd Ses., p. 95.
  • 33 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, 1789—1897: In 6 vol./Ed. by J. D. Richardson (далее: Massages and Papers). Wash., 1896— 1908, vol. 2, p. 46.
  • 34 Niles’ Weekly Register, New Series, vol. 3 (15), N 10, 1918, Oct. 31, p. 157.
  • 35 ASP, Indian Affaris, vol. 2, p. 168—169.
  • 36  Skates J. B. Op. cit., p. 80—81.
  • 37 Annals of Congress of the United States: The Debates and Proceedings in the Congress of the United States (1789—1824): In 42 vol. (далее: Annals of Congress). Wash., 1832—1861, 18th Congr., 1st Ses., p. 465.
  • 38 Ibid., p. 463; Register of Debates, 19th Congr., 1st Ses., p. 2614, etc.
  • 39 Register of Debates, 19th Cong., 2nd Ses., p. 838; 20th Cong., 1st Ses., p. 80, 82.
  • 40  Washburn W. E. Op. cit., p. 26—27, 57; Bartlett R. A. The New Country: A Social History of the American Frontier, 1776—1890. N. Y„ 1974, p. 25—26; Danziger E. J. Indians and Bureoucrats. Urbana, 1974, p. 2.
  • 41  Bartlett R. A. Op. cit., p. 28—29.
  • 42 Documents of American History, p. 131.
  • 43  Bartlett R. A. Op. cit., p. 26.
  • 44 О таком случае сообщал в петиции индеец делавар Монтгомери (ASP, Indian Affairs, vol. 1, p. 744).
  • 45 Annals of Congress, 1st Cong., 2nd Ses., Appendix, p. 1038.
  • 46  Satz R. N. American Indian Policy in the Jacksonian Era. Lincoln, 1975, p. 1.
  • 47  Rogin M. P. Fathfers and Children. N. Y., 1975, p. 3; Washburn W. E. Red Men’s…, p. 69.
  • 48 В 1820-х годах плантаторы Джорджии настойчиво стали требовать выселения из штата чироков, которые к этому времени еще владели там 10 млн. акров (ASP, Indian Affairs, vol. 1, p. 112). Чпрокп в посланиях, направленных президенту в 1824 и 1825 гг., заявили, что они «твердо и непоколебимо решили не отдавать больше земли (Ibid., vol. 2, p. 473) и «никогда не дадут согласия на свое перемещение» (Ibid., vol. 2, p. 775—776). В 1827 г. чироки приняли конституцию, составленную по подобию Конституции США, и создали правительство. Легислатура Джорджии объявила эти действия нарушающими суверенитет штата и потребовала насильственного выселения чироков. Предшественник Джексона — президент Дж. К. Адаме отверг домогательства плантаторов. Джексон же признал их требования справедливыми и дал согласие на насильственное выселение чироков из Джорджии.
  • 49 Messages and Papers, vol. 2, p. 456—459.
  • 50 Register of Debates, 21st Cong., 1st’Ses., p. 1135—1136.
  • 51 Ibid.
  • 52  Satz R. N. Op. cit., p. 126—127.
  • 53 Ibid., p. 86.
  • 54 Ibid., p. 70-72, 83-87.
  • 55 Documents of American History, p. 261.
  • 56  Rogin M. P. Op. cit.; Satz R. N. Op. cit.; Washburn W. E. The Indian and the White Man. N. Y„ 1964; etc.
  • 57  Fish C. R. The Rise of the Common Man, 1830—1850. N. Y.. 1927, p. 129.
  • 58  Billington R. A. Westward Expansion: A History of the American Frontier. N. Y„ 1949, p. 316.
  • 59  Satz R. N. Op. cit., p. 106—110. ,
  • 60 Ibid., p. 97.
  • 61 Ibid., p. 113.
  • 62 Harmon G. D. Sixty Years of Indian Affairs. Chapel Hill, 1941, p. Ш.
  • 63 Satz R. N. Op. cit., p. 272.
  • 64 Tocqueville A. de. Democracy in America. N. Y., 1966, p. 312.
  • 65 Danziger E. J. Op. cit., p. 216.
  • 66 The Seventli Census of the United States, 1850. Wash., 1853, p. LXXXVII.
  • 67 Удельный вес городского населения в стране увеличился с 1820 по 1860 г. с 4.9 до 16,1% (Historical Statistics of the United States: Colonial Times to 1957. Wash., 1960, p. 25).
  • 68 К 1855 г. ежегодное производство стальных плугов в одном только Массачусетсе превысило 150 тыс. (Bidwell P. W., Falconer J. R. A History of Agriculture in the Northern United States, 1620—1860. Wash., 1925, p. 286. Завод Маккормика в Чикаго производил в начале 50-х годов 1500 жаток в год (New York Daily Tribune, 1854, Dec. 4).
  • 69 Ninth Census of the United States, 1870. Wash., 1872—1874, vol. 3, p. 340—341; Gates P. W. The Farmer’s Age: Agriculture 1815—1860. N. Y., 1960, p. 185.
  • 70 Boardman F. W. America and the Jacksonian Era, 1825—1860. N. Y., 1975, p. 39.
  • 71 Ibid.
  • 72 Орегон — территория от Скалистых гор до Тихоокеанского побережья между 42° и 54°40′ с. ш. В 1818 г. между Англией и США был подписан договор о совместном владении ею, продленный в 1827 г. на неопределенный срок.
  • 73 Bartlett И. A. Op. cit., р. 103.
  • 74 Historical Statistics of the United States, p. 25.
  • 75 См. подробнее статью H. В. Потоковой в настоящем издании.
  • 76 В отчете за 1849 г. руководитель бюро по индейским делам О. Браун вынужден был отметить, что дальнейшее уничтожение бизонов белыми может привести к такому уменьшению их числа, которое вызовет «кровопролитные войны между племенами во время охотничьих экспедиций» и «враждебные действия со стороны индейцев» против продвигающихся через их территории белых (Report of Commissioner of Indian Affairs 0. Brown, Nov. 30. 1849.— In.: The American Indian and the United States: A Documentary History. / Comp. W. E. Washburn. N. Y., 1973, vol. 1, p. 45).
  • 77 Satz R. N. Op. cit., p. 236.
  • 78 The American Indian and the United States, vol. 1, p. 39.
  • 79 Ibid., p. 51.
  • 80 Ibid., p. 140—141.
  • 81 Ibid., p. 62.
  • 82 Ibid., p. 69.
  • 83 Ibid.; Bartlett R. A. Op. cit., p. 110.
  • 84 The American Indian and the United States, vol. 1, p. 63.
  • 85 Ibid., р. 69.
  • 86 Ibid., р. 69—71.
  • 87 Ibid., р. 73.
  • 88 Ibid., р. 69.
  • 89 Ibid., р. 144.
  • 90 Danziger Е. J. Op. cit., р. 164.
  • 91 Об условиях, в которых происходило выселение, можно судить уже по тому, что правительство ассигновало на питание 10 центов в день на человека. В пути погибло 24 выселенных санти (Ibid., р. 110, 112).
  • 92 Ibid., р. 98-115.
  • 93 Ibid., р. 125.
  • 94 Indian Peace Commission: Report to President Andrew Johnson.— In.: The American Indian and the United States, vol. 1, p. 144.
  • 95 Согласно подписанному после окончания военных действий договору, шайеннам и арапахам, выселенным из Колорадо, предоставили во владение земли в южном Канзасе и на Индейской территории (нынешняя Оклахома). Но при утверждении договора конгрессом эти племена были вообще лишены земель, получив лишь право заниматься охотой на еще не присвоенных колонизаторами землях между реками Арканзас и Платт.
  • 96 Danziger Е. J. Op. cit., р. 89.
  • 97 Indian Peace Commission: Report to President Andrew Johnson.— The Ameri­can Indian and the United States, vol. 1, p. 151.
  • 98 Bartlett R. A. Op. cit., p. 35.
  • 99 Report of Commissioner of Indian Affairs…— The American Indian and the United States, vol. 1, p. 167; etc.
  • 100 Ibid., p. 76.
  • 101 Ibid., p. 151.
  • 102 См., напр.: Dodge R. I. Our Wild Indians. Hartford, 1882; Drimmer F. Scalps and Tomahawks. N. Y., 1961; etc.
  • 103 См., напр.: Farrel С. The Mighly Land. Garden City. N. Y., 1975, p. 25; Owens W. A. Op. cit., p. 141—142. Подробнее об этом см.: Демиховский М. В. Современная американская историография о политике США в отношении индейцев.— Вопр. истории, 1982. № 3.
  • 104 Hagan W. Т. The Reservation Policy: Too Little and too Late.— Indian-White Relations, p. 157—158.
  • 105 В Мипнесоте и Калифорнии резервации стали создаваться еще в конце 50-х годов. Выше нами уже отмечалось, что принуждение индейцев племени санти к поселению в резервациях явилось причиной восстания 1862 г. На юге Калифорнии индейцы, поселенные в резервациях, в связи с невозможностью обеспечить свое существование каким-либо производительным трудом вынуждены были, как отмечало бюро по индейским делам, все чаще полагаться на милостыню (Report of Commissioner of Indian Affairs…— The American Indian and the United States, vol. 1, p. 76).
  • 106 Indian Peace Commission: Report to President Andrew Johnson.— The American Indian and the United States, vol. 1, p. 155—156.
  • 107 Индейцы Монтаны, Колорадо, Нью-Мексико упорно сопротивлялись поселению в резервациях, не желая отказаться от привычного охотничьего образа жизнн. Согласившиеся там жить очень скоро убеждались в непригодности резервации для их образа жизни и бежали оттуда (Brady С. Т. Indian Fights and Fighters. Lincoln, 1971, p. 183).
  • 108 Danziger Е. I. Op. cit., р. 91—112; Stout J. A., Faulk О. В. Op. cit., р. 208.
  • 109 Мейер У. Коренные американцы: Новое движение сопротивления индейцев. М., 1974, с. 15. У. Мейер приводит факт, когда чиновник бюро по делам индейцев похвалялся тем, что, будучи индейским агентом, ведавшим резервацией, «выудил из ее фондов 18 тыс. долл.» (Там же, с. 52).
  • 110 В начале 70-х годов миссионерам удалось убедить часть индейцев племени санти, что ликвидация общинной собственности на землю и выделение личных участков поднимает их благосостояние. Этот эксперимент кончился разорением индейцев-гомстедеров уже в 1873 г. (Danziger Е. J. Op. cit., р. 199).
  • 111 Washburn W. Е. Red Men’s…, p. 73. Утверждение главы бюро по индейским делам Уитлси, который заявил, будто бы «не менее 75 тыс. индейцев просят о выдаче им патентов на владение индивидуальными участками», не отражало, по нашему мнению, действительного положения, а являлось с его стороны уловкой с целью добиться принятия билля (См.: Fritz Н. Е. The Board on Indian Commissioners and Ethnocentric Reform, 1878—1893.— Indian-White Relations, p. 72).
  • 112 Ibid.
  • 113 Действие закона распространялось на все индейское население страны, за исключением пяти так называемых «цивилизованных племен» (чикасавы, чоктавы. чироки, крики, семинолы), проживавших на землях Индейской территории, закрепленной за ними во время «перемещения» 30—40-х годов. Эти племена издавна занимались земледелием, имели автономные правительства, законодательные учреждения, суды и школы. Автономия «пяти цивилизованных племен» была аннулирована в 90-х годах. Тогда же на эти племена было распространено действие закона Дауэса.
  • 114 Washburn W. Е. Red Men’s…, p. 145; Danziger E. J. Op. cit., p. 199—200; Bartlett R. A. Op. cit., p. 35; etc.
  • 115 Washburn W. Е. Red Men’s…, p. 145.
  • 116 Stout J. A., Faulk О. B. Op. cit., p. 219; Bartlett R. A. Op. cit., p. 36.
  • 117 Stout J. A., Faulk О. B. Op. cit, p. 242.
  • 118 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 3, с. 595.
  • 119 Nesbit R. С. Op. cit., p. VI; см. также: Hine R. V. Op. cit., p. VIII.

Опубликовано: Американский экспансионизм: Новое время / Отв. ред. Г. Н. Севостьянов. - М.: Наука, 1985. - С. 66-90.
OCR 2018 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать