Экспансия США на севере Тихого океана и покупка Аляски в 1867 году

Статья из сборника "Американский экспансионизм: новое время" (М., 1985)

Приобретение Соединенными Штатами Аляски явилось результатом длительного процесса американской экспансии на севере Тихого океана; правительство США осуществило покупку Аляски и Алеутских островов в целях усиления позиций в этом районе под давлением кругов буржуазии, заинтересованных в расширении возможностей вывоза пушнины, эксплуатации морских промыслов и других богатств северной части Тихого океана1.

С 20-х годов XIX в. правительство США принимало действенные меры для обеспечения благоприятных условий развития американской торговли и промыслов у берегов Аляски и Восточной Сибири, неоднократно возвращаясь к вопросу о возобновлении выгодного для иностранной торговли договора с Россией, заключенного в 1824 г. на 10 лет.

Росту активности американского капитала способствовало заселение и быстрое экономическое развитие западного побережья США. К. Маркс отмечал большое значение заселения Тихоокеанского побережья и, предвидя его роль в развитии Соединенных Штатов, писал в 1850 г.: «Самым важным фактом, происшедшим здесь… является открытие калифорнийских золотых приисков. Уже теперь, спустя всего восемнадцать месяцев, можно предвидеть, что это открытие будет иметь гораздо более грандиозные результаты, чем открытие самой Америки»2.

Вопрос об американской торговле и промыслах на севере Тихого океана не раз поднимался в конгрессе США в конце 40-х — начале 50-х годов XIX в. К правительству неоднократно обращались с письмами по этому поводу. Например, в «Записке о Сибири, Маньчжурии и об островах северной части Тихого океана» советника верховного суда А. Пальмера, адресованной президенту Дж. Полку, выдвигалось требование устранить какие бы то ни было ограничения, задерживающие развитие здесь торговли и промыслов3.

Обсуждался этот вопрос и в сенате. Морской министр США в ответ на запрос отмечал в своем докладе, что правительство вполне осознает важность быстро развивающихся промыслов и торговли «в Анадырском, Охотском и Арктическом морях», а также принимает к сведению сообщения китобоев и торговцев о богатствах Сибири и Аляски, о нахождении руд различных металлов (золота, железа, меди и др.)4.

Идея покупки Аляски определилась в США к середине 50-х годов. Самодержавие, опиравшееся на отсталую феодально-крепостническую систему и осуществлявшее реакционную политику внутри страны и за ее пределами, мало занималось вопросами развития и разработки богатств Аляски и Алеутских островов и не принимало необходимых мер для их защиты от иностранной экспансии. Российско-американская компания, в ведении которой находились эти земли, была монопольной привелегированной организацией, но ее торговая и промысловая деятельность подрывалась иностранными, главным образом американскими и английскими, торговцами пушниной и китобоями; вооруженными силами компания не располагала.

Во время Крымской войны; когда выявилась экономическая и военная отсталость России, в условиях кризиса самодержавно-крепостнического строя царское правительство пошло на переговоры о продаже Аляски США.

Впервые правительство США выдвинуло это предложение летом 1854 г. Государственный секретарь У. Мэрси и сенатор М. Гвин, связанные с заинтересованными в покупке Аляски группами калифорнийской буржуазии, запрашивали русского посланника в Вашингтоне Э. А. Стекля о намерении России уступить США свои владения в Америке. Стекль говорил впоследствии об этом предложении американского правительства как о «неопределившемся проекте».

Но калифорнийские предприниматели использовали в своих интересах затруднительное положение русского колониального начальства, не получившего своевременно средств для защиты Аляски от возможного нападения Англии, военные суда которой курсировали в северной части Тихого океана и бомбардировали города на побережье Восточной Сибири.

Русская колониальная администрация вынуждена была принимать срочные меры, не дожидаясь согласования с главным правлением в Петербурге. Ее план заключался в том, чтобы поставить Русскую Америку под защиту США. В этих целях в начале 1854 г. был заключен условный договор о передаче на три года всех прав Российско-американской компании, имущественных и территориальных, компании в Сан-Франциско (Американско-русской торговой компании Б. Сандерса) в случае враждебных выступлений союзных держав по отношению к Аляске. Э. А. Стекль не допустил тогда заключения договора. Тем не менее предотвратить усиление американской экспансии не удалось.

Американско-русская торговая компания, интересы которой в конгрессе США представлял сенатор М. Гвин, добилась долгосрочного торгового соглашения. Оно было заключено в 1854 г. сроком на 20 лет, причем компания получила широкие возможности эксплуатации богатств Аляски. Это соглашение было крайне невыгодно для Российско-американской компании, и, так как калифорнийская компания не выполняла своих обязательств по поставкам товаров, а занималась в основном меновой торговлей пушниной с индейцами и алеутами, в 1859 г. договор был расторгнут.

Одновременно правительство США по инициативе той же группы капиталистов подняло вопрос о разрешении повсеместной торговли на Аляске (т. е. о возобновлении действия договора 1824 г.), но безрезультатно.

После этого в 1859 г. правительство США вернулось к вопросу о покупке Аляски, на чем настаивали не только калифорнийские компании, но и другие группы американской буржуазии, обращавшиеся к правительству с требованиями обеспечить более широкий доступ к пушным, рыбным и другим богатствам Аляски.

Переговоры о покупке Аляски возобновились в 1859 г. В русском правительстве обсуждение этого вопроса происходило в узком кругу. Одним из сторонников продажи Аляски был вел. кн. Константин Николаевич. Министр иностранных дел А. М. Горчаков на этой стадии переговоров высказывался отрицательно по поводу продажи. Министерство иностранных дел обратилось с запросом к главному правлению Российско-американской компании. Сумма, которую, по мнению главного правления, следовало требовать, включала стоимость имущества компании и выплаты акционерам. В записке главного правления отмечалось, что запрашивать можно такую сумму, которую США согласны будут уплатить, но что это далеко не достаточное возмещение за все богатства Аляски5.

В 1859 г. правительство США предлагало 5 млн. долл. А. М. Горчаков писал 14(26) мая 1860 г. Э. А. Стеклю в Вашингтон, что это нельзя рассматривать «как предложение справедливого эквивалента, на основе которого мы могли бы согласиться заключить договор». «Лично я не имею ни малейшей уверенности в пользе для России отказаться от этих владений…— продолжал он,—Единственное соображение, которое может заставить склониться в пользу этой комбинации, была бы перспектива большой финансовой выгоды. Но сумма в 5 млн. долл., которая, возможно, будет указана, не кажется нам сколько-нибудь представляющей действительную стоимость наших колоний»6.

Но и на этот раз переговоры пришлось отложить в связи с обострением внутриполитического положения как в России (накануне реформ), так и в США, где в 1860 г. после прихода к власти республиканской партии, объединившей антирабовладельческие силы, началась гражданская война.

В то же время разграбление природных богатств Аляски, Алеутских островов, а также побережья Восточной Сибири продолжалось. С 50-х годов XIX в. главным районом американского китобойного промысла стало Охотское море, так как в других местах северной части Тихого океана киты в значительной степени оказались истребленными. С 1847 по 1861 г. только из Охотского моря было вывезено китового жира и уса на сумму 130 млн. долл, (на 200 млн. руб. серебром)7.

Русский посланник в США назвал поведение американских китобоев «неистовствами». Они устраивали салотопки, вырубали и вывозили на продажу лес, вели неэквивалентную меновую торговлю, мало чем отличавшуюся от грабежа, терроризируя местное население; деятельность промыслов Российско-американской компании нарушалась.

В ответ на ноту протеста со стороны русского правительства в декабре 1860 г. правительство США разослало циркуляр консулам портов, куда заходили американские китобойные суда, с предупреждением не допускать незаконных действий команд. Однако эта мера не имела сколько-нибудь заметных последствий, как и посылка в Охотское море двух русских крейсеров8.

В следующее десятилетие (в 60-е годы) значительного развития достиг американский рыболовный промысел на севере Тихого океана. Ловлю трески у побережья Аляски и Восточной Сибири вели американские рыболовные суда, отправлявшиеся из городов Атлантического и Тихоокеанского побережий США, где строились консервные фабрики для обработки трески.

Большие выгоды США приносил также вывоз продукции внутренних областей Сибири (через Петропавловск-Камчатский и Николаевск-на-Амуре). В этой связи внимание американских экспансионистов привлекала р. Амур, как путь для проникновения во внутренние районы Сибири.

В 1856 г. в Россию прибыл калифорнийский делец Перри Мак Д. Коллинз. Государственный секретарь США У. Мэрси снабдил его рекомендательным письмом как американского торгового агента.

Накануне отъезда Коллинза Мэрси говорил Стеклю, что цель этой поездки — установление торговых отношений между США и Восточной Сибирью, и запрашивал о возможности назначения Коллинза консулом в устье Амура9.

В течение года Коллинз путешествовал по Сибири, изучая ее природные богатства, судоходность рек и условия торговли с Китаем, побывал во всех крупных сибирских городах — Иркутске, Омске, Томске, Красноярске, Кяхте. Он проектировал соединить с помощью железных дорог Амур с системой рек, впадающих в Ледовитый океан,— Обью, Енисеем, Леной, а также построить железные дороги из Сибири в Китай. Коллинз добивался учреждения американских консульств в устье Амура, в Иркутске, Томске и Кяхте.

Во время путешествия Коллинз посылал президенту и государственному секретарю подробные сообщения, которые были изданы в 1858 г. в ответ на запрос сената об Амуре отдельной брошюрой. Письма Коллинза, а также его книги о Сибири в значительной степени содействовали росту экспансионистских настроений в определенных кругах буржуазии США в отношении Восточной Сибири10.

С 1859 г. Коллинз ходатайствовал о предоставлении американской компании права постройки телеграфной линии от Казани через, Сибирь и Аляску до Сан-Франциско. Вместе со связанными с ним группами предпринимателей он вынашивал планы проведения телеграфа из Сибири в Китай. Правительство США поддерживало эти планы и в начале 1862 г. представило русскому правительству законопроект о сооружении телеграфной линии и ассигновании 100 тыс. долл, на предварительные работы11.

В 1865 г. последовало заключение договора, причем претензии компании на экстерриториальность и необоснованно большие прибыли были урезаны. Но в 1867 г. работы прекратились в связи с завершением прокладки трансатлантического кабеля12.

Несмотря на то что намеченные планы не увенчались успехом, настойчивые ходатайства представителей различных групп американской буржуазии продолжались, что свидетельствовало о росте заинтересованности США в эксплуатации богатств северной части Тихого океана.

В конце 1865 г. Стеклю был подан проект на имя вел. кн. Константина Николаевича о колонизации бассейна Амура американцами. Как говорилось в проекте, его одобрили во всех подробностях К. Вандербильд, собственник тихоокеанских пароходов, А. Лоу, занимавшийся торговлей с Китаем, владельцы железных дорог и др.13

В 1865 г. Калифорнийская меховая компания, в числе пайщиков которой состояли влиятельные политические и финансовые лидеры штата, начала переговоры о передаче ей аренды участка на р. Стахин на Аляске (с 1839 г. аренда этого участка английской компанией Гудзонова залива возобновлялась каждые десять лет). Интересы калифорнийских предпринимателей в конгрессе США представлял в то время сенатор Колл. Американский поверенный в делах в Петербурге К. М. Клей предлагал также от имени этой группы предпринимателей арендовать или купить и прилежащие острова14.

В 1866 г. правительству США была подана петиция от рыболовной компании Дж. Макдональда. Одновременно еще одна группа капиталистов добивалась с помощью Колла и Клея привилегий на 25 лет в отношении торговли и охоты на Аляске15.

Вопрос о покупке Аляски и Алеутских островов был решен летом 1866 г. во время пребывания с дипломатической миссией в России помощника морского секретаря Густава В. Фокса.

После окончания гражданской войны в США не утихала острая политическая борьба. Одновременно с убийством президента А. Линкольна было совершено покушение на государственного секретаря У. Сюарда. Новый президент Д. Джонсон занял в отношении рабовладельцев примиренческую позицию, что угрожало свести на нет политические и экономические завоевания буржуазии в гражданской войне. В 1868 г. конгресс выразил ему недоверие, но благодаря большинству в один голос он не был отстранен от должности.

В области внешней политики эти годы характеризуются возросшим экспансионизмом американской буржуазии в связи с усилением ее политического влияния в стране и быстрым развитием капитализма США. Стремления к всемерному расширению господства США, укрепившиеся в умах американских экспансионистов в середине XIX в., отразились в высказываниях государственного секретаря Сюарда. Он считал, что весь Американский континент — Северная и Южная Америка — должен быть поглощен рано или поздно Соединенными Штатами. И не только Американский континент. «Дайте мне уверенность, что никогда не будет незаконного сопротивления вооруженной силой президенту, несущему власть Соединенных Штатов, и дайте мне еще пятьдесят, сорок, тридцать лет жизни,— заявил Сюард в своей речи в Бостоне в 1867 г.,— и я обещаю вам во владение весь Американский континент и контроль над всем миром»16. Исключительно большое значение придавал Сюард вопросам дальневосточной политики и развитию торговли на Тихом океане и в соответствии с этим рассматривал Аляску как «естественную базу» для американской торговли в Азии.

В 60-е годы царское правительство, занятое подавлением революционного движения внутри страны и восстановлением своих позиций на Ближнем Востоке, ослабленных в результате Крымской войны, завершило переговоры о продаже Соединенным Штатам Аляски и Алеутских островов. Новая непосредственная опасность для русских владений в Америке заставляла торопиться с разрешением вопроса; она вытекала из той широкой огласки, которую получили находки золота на Аляске. Российско-американской компании было давно известно о наличии здесь залежей золота, угля, меди и других ископаемых, но она замалчивала эти сведения из опасения наплыва иностранцев (как произошло в Калифорнии). Компания Гудзонова залива уже начала добычу золота в бассейне р. Стахин, и местные английские газеты писали о необходимости отторжения этой территории. Российско-американская компания ходатайствовала о посылке туда крейсера.

Сюард использовал одну из петиций правительству США о различных привилегиях на Аляске (петицию Макдональда о рыболовных промыслах) в качестве предлога для начала переговоров.

В русских правящих кругах, как и на первой стадии переговоров, не было единой точки зрения по вопросу об отказе от Аляски. А. М. Горчаков и некоторые другие влиятельные лица считали, что не в интересах и не к выгоде России отказываться от Русской Америки. Оправданием продаяш Аляски и Алеутских островов до некоторой степени служило, по мнению А. М. Горчакова, лишь соображение, что этим будет нанесен урон Англии в северной части Тихого океана. «Это мнение является, быть может, для нас причиной уступить наши колонии США, тогда как для американцев это, несомненно, причина приобрести наши колонии»17,— говорилось в докладе Горчакова царю в декабре 1866 г.

16 декабря 1866 г. особый комитет, в который входили Александр II, вел. кн. Константин Николаевич, А. М. Горчаков, М. X. Рейтерн, Н. К. Краббе и Э. А. Стекль, приехавший в Петербург, принял решение о продаже США Аляски и Алеутских островов.

Работа Стекля и Сюарда по составлению договора была закончена в 5 дней (с 10 по 14 марта 1867 г.). В первой статье определялись границы передаваемой территории. Карты и описания русских владений были представлены морским министерством. «Его в-во император всероссийский,—говорилось в первой статье,— сим обязуется уступить Североамериканским Соединенным Штатам, немедленно по обмене ратификаций, всю территорию с верховным на оную правом, владеемым ныне е. в-вом на Американском материке, а также прилегающие к ней острова»18.

Статья вторая касалась казенного, частновладельческого имущества и собственности Российско-американской компании, которая переходила к США. Сюард настоял, чтобы архивы этой компании,, находившиеся на Аляске, также были переданы США. Наравне с правом собственности на все «публичные земли и площади, земли, никем не занятые, все публичные здания, укрепления, казармы и другие здания» русское правительство передало США «все дела, бумаги и документы правительства, относящиеся до вышеозначенной территории и ныне там хранящиеся»19.

Согласно статье третьей договора, русскому населению предоставлялось право уехать в Россию; русские, оставшиеся на Аляске, становились гражданами США; что же касается индейцев, то эту часть статьи Сюард составил в соответствии с дискриминационной политикой правительства США — в договоре обусловливалось, что положение индейцев Аляски будет определяться теми же законами,, которые действуют в отношении индейцев США.

Четвертая статья определяла порядок ратификации договора и формальной передачи Аляски. Сюард выдвинул условие, чтобы право вступления во владение произошло в день ратификации, а уплата денег — десять месяцев спустя.

Договором также устанавливалось, что передаваемая территория будет свободна от договоров с другими компаниями (статья шестая). Срок аренды участка на р. Стахин на Аляске компанией Гудзонова залива кончался 1 июля 1867 г., через 2,5 месяца, но соглашение с калифорнийской Американско-русской торговой компанией было- продлено в 1864 г. до 1 января 1868 г. Так как в связи с преждевременным прекращением соглашения следовало удовлетворить претензии этой компании, сумма уплаты за колонии была увеличена на 200 тыс. долл.

Стекль сообщил своему правительству содержание договора, и 29 марта пришла телеграмма с разрешением царя подписать его. Получив вечером эту телеграмму, Стекль поехал к Сюарду на дом и сообщил, что договор может быть заключен завтра, но Сюард предложил заключить его немедленно.

Сюард и Стекль собрали своих помощников в государственном департаменте; присутствовал также Ч. Сэмнер, председатель комиссии по иностранным делам сената. Подписание договора состоялось в 4 часа утра 30 марта 1867 г. В этот же день договор был передан на рассмотрение сенату с небольшим посланием президента («Я передаю сенату для обсуждения и ратификации договор между США и е. в-вом русским императором об уступке территории последним Соединенным Штатам; этот договор был подписан сегодня представителями обеих сторон»20).

Несмотря на то что большинство сенаторов одобряли покупку Аляски, договор встретил оппозицию в сенате. Сенаторы говорили Стеклю, что они ничего не имеют против покупки территории, но не могут утвердить акт, подписанный Сюардом. Оппозиция сената была вызвана разногласиями по вопросам внутренней политики, которые приняли столь острые формы, что и любое начинание президента и Сюарда в области внешней политики (договор об Аляске не был исключением) также встречало сопротивление.

В течение нескольких дней Сюард выступал в сенате, убеждая сенаторов утвердить договор. Сэмнер произнес трехчасовую речь, доказывая, что присоединение Аляски вызвано необходимостью усиления США в северной части Тихого океана в противовес Англии, укрепления позиций США в странах Восточной Азии и на островах Тихого океана и утверждения «империи США» на море и на суше. Приобретение Аляски, подчеркивал он, будет способствовать развитию «беспредельно широкой» торговли США со странами Дальнего Востока — Китаем, Японией21.

С наибольшим энтузиазмом и удовлетворением встретили заключение договора в западных штатах, особенно в штатах, расположенных на Тихоокеанском побережье. Газеты других штатов также приветствовали заключение договора, признавая огромную ценность приобретения этих земель. Газета «Нью-Йорк дэйли трибюн», орган левых республиканцев, боровшаяся против реакционной внутренней политики Джонсона и Сюарда и обычно встречавшая нападками каждое их начинание в области внешней политики, писала 1 апреля 1867 г. на первой странице: «Уступка Русской Северной Америки Соединенным Штатам, если она будет завершена, явится важнейшим международным актом в отношении этого континента, какого не случалось в течение многих лет… Приобретаемая территория заключает в себе огромные пушные, рыбные, лесные и другие богатства… Рыбные промыслы обширны, но главное торговое богатство страны составит торговля пушниной, которая будет отныне всецело контролироваться американскими купцами… Земля плодородна, и страна гостеприимна».

Большинство газет одобряли присоединение Аляски, но из соображений внутрипартийной борьбы осуждали действия Джонсона и Сюарда. «Нью-Йорк дэйли трибюн» и другие газеты обвиняли президента и его ближайшего сподвижника в том, что они с помощью заключения этого договора хотят отвлечь внимание от вопросов внутренней политики. В том же номере на 4-й странице газета «Нью-Йорк дэйли трибюн» высмеивала Сюарда в связи с заключением договора: «Г-н Сюард пытался (или о нем говорили, что он пытался) приобрести остров в Средиземном море. Британскому правительству адресовывались угрожающие письма по поводу арестованных фениев в Канаде. Г-н Фокс пробуксировал через океан на мониторе, чтобы отправиться в пиршественное турне по России с полудипломатическими полномочиями обласкать царя… Теперь окончательно (мы надеемся, что это окончательно) мы заключили с Россией предполагавшийся договор о приобретении Русской Америки. Мы рассматриваем это только как следующий номер той же программы…».

Пресса США помещала осуждавшие заключение договора статьи и из соображений предвыборной компании (президентские выборы должны были состояться осенью 1868 г.). Народные массы, на которые ложилась вся тяжесть налогов, выступали главными противниками внешнеполитической экспансии. Из опасения потерять места в конгрессе конгрессменам приходилось прислушиваться к мнению избирателей, считавших, что правительство должно все внимание обратить на внутренние проблемы (реконструкцию Юга, находившегося в состоянии экономического и политического хаоса, ликвидацию национального долга и освоение незаселенных земель на Западе). В сенат и палату представителей поступали многочисленные письма о том, что не следует заключать договор о покупке Аляски, так как США имеют достаточно свободных земель, и что приобретение новой территории связано с большими издержками и может повлечь осложнения отношений с Англией22.

Нападки газет на Джонсона и Сюарда в связи с заключением договора об Аляске продолжались около недели.

8 апреля договор был вновь представлен на рассмотрение комиссии по иностранным делам сената. Предварительное голосование показало, что большинство голосов, необходимое для утверждения, обеспечено (27 — за и 12 —против). Некоторые сенаторы предложили сделать голосование единодушным—«как комплимент России», и окончательное голосование дало 37 голосов за и 2 против. Изменение позиции в сенате повлекло за собой изменение тона газетных статей. Газеты не только западного побережья США, но и северовосточных и южных штатов стали единодушно высказываться в пользу договора.

Но палата представителей отказалась утверждать договор.

6 июля 1867 г. Джонсон обратился к палате по поводу необходимости одобрить ассигнование 7 200 тыс. долл.: «Я передаю конгрессу копию договора, заключенного между США и е. в-вом императором России. Обмен ратификациями состоялся в этом городе 20 июня. Этот договор обусловливает уступку территории США с уплатой 7 млн. 200 тыс. долл, золотом. Вниманию конгресса предлагается вопрос о санкционировании уплаты этой суммы, а также о законодательстве по занятию и управлению этой территорией, как части США»23.

Палата представителей отказалась вотировать денежную сумму под предлогом, что при заключении договора были нарушены конституционные права палаты, и договор заключался без ее согласия. Но по Конституции США право заключать договоры предоставляется президенту и сенату. Мнение палаты требуется только в том случае, если должна быть санкционирована денежная сумма, обусловленная договором. Тем не менее палата начала конституционный спор, обвиняя президента и сенат в нарушении ее прав.

Русская общественность правильно расценивала положение, сложившееся в американском конгрессе. Еще весной, когда наметилось противодействие конгресса заключению договора, газета «Голос» писала: «Вообще наши заатлантнические друзья не очень сентиментальничают. Они, очевидно, рады приобретению наших американских колоний, но сильно недовольны тем, что за эту громадную территорию заплачена, говоря относительно, довольно ничтожная сумма. Вероятно, это происходит оттого, что американцы надеялись присвоить себе наши американские владения даром…»24.

Несмотря на отсрочку выплаты денег на неопределенный срок, правительство США форсировало передачу колоний, а Сюард продолжал давать Стеклю успокоительные обещания относительно беспрепятственного прохождения договора в палате. Во время обсуждения договора Сюард обусловил, что Аляска становилась собственностью США с момента обмена ратификационными грамотами (20 июня 1867 г.). Это число американское правительство отметило как дату вступления во владение новоприобретенными землями.

Обсуждение договора возобновилось в палате представителей в конце 1867 г. после передачи вновь приобретенной территории США. Конгресс собрался в ноябре, и тогда стало очевидным противодействие большинства членов палаты представителей. 25 ноября была принята резолюция, запрещающая территориальные приобретения. Послание президента с требованием ассигнования денег палата получила 3 декабря и передала его комиссии по иностранным делам 9 декабря. 19 декабря комиссия по иностранным делам палаты представителей затребовала официальную корреспонденцию по вопросу о покупке Аляски. Однако к этому времени сильно обострилась борьба по вопросам реконструкции Юга, и Сюард счел за лучшее отложить обсуждение.

Стекль запрашивал Сюарда, в какой мере противодействие палаты представителей может задержать выплату денег. Сюард ответил, что США исполняют договор «и по букве и по закону» и что с этой стороны Стекль может успокоить русское правительство. Но обсуждение в палате представителей затянулось. Один современник в России так характеризовал ситуацию в конгрессе США, сложившуюся к 1868 г. в связи с обсуждением договора о покупке Аляски: «Выговорив себе право занять территорию раньше уплаты денег и даже ассигнования их конгрессом, вашингтонские политики были потом не прочь, если не уклониться вовсе от расплаты, то проволочить дело до какой-нибудь благоприятной для них случайности…»25.

Тем не менее в то время, когда происходила борьба между палатой и президентом по вопросу о договоре с русским правительством, палата поспешила принять решение об административном включении Аляски в состав США. В резолюции палаты 14 апреля 1868 г. говорилось о «распространении юрисдикции США в отношении таможен, торговли и судоходства на территорию, уступленную Соединенным Штатам Россией, и учреждении там налогового округа…»26.

Принятие палатой этой резолюции, а также то, что оно не встретило никаких возражений и прошло совершенно гладко, свидетельствовало лишь об одном: намеренно задерживая выплату денег русскому правительству, палата представителей в действительности не собиралась мешать переходу к США Аляски, тем более что формальный акт передачи уже совершился в октябре 1867 г.

Сюард организовал агитационную кампанию в печати с помощью группы политиканов, действовавших также небескорыстно. Средства, потраченные на агитационную кампанию (несколько более 100 тыс. долл.), были вычтены впоследствии из суммы, которую следовало выплатить русскому правительству, под тем предлогом, что кампания проводилась в интересах России27.

Обсуждение договора об Аляске завершилось летом 1868 г. 18 мая в комитете по иностранным делам палаты представителей обсуждались доклады сторонников и противников договора. 30 июня в комиссии по иностранным делам палаты представителей были сделаны два доклада: от большинства (Н. Бэнкс) — в пользу договора и от меньшинства (К. Уошберн) — против договора.

«Заключив этот договор, мы посадим британского льва на Тихоокеанском побережье в клетку»,— говорили члены палаты представителей. «Мы ослабим эту громадную алчную монополию, компанию Гудзонова залива,— заявляли они,— которая с самого начала нашего существования как правительства и как нации монополизировала почти исключительно меховую торговлю Северной Америки, обогащая себя и английское правительство…»28.

Председатель комиссии по иностранным делам палаты представителей Н. Бэнкс называл Аляску ключом к Тихому океану, а Берингово море с приобретением Аляски и Алеутских островов — «американским морем». Говоря о необходимости аннексировать и Гавайские острова, «мост между Америкой и Азией», Бэнкс подчеркивал, что, владея Аляской на севере, Алеутскими островами в центре и Гавайями на юге, США будут держать в своих руках контроль над Тихим океаном. Американское правительство, подготавливая договор о покупке Аляски, говорил Бэнкс, руководствовалось теми же идеями, что и при прежних территориальных приобретениях в первой половине XIX в. (от Луизианы до Калифорнии),— идеями усиления влияния США на Тихом океане как на юге, так и в северной части29.

Обсуждение договора сопровождалось фразами о необходимости принятия мер по укреплению национальной обороны, о распространении республиканских принципов и цивилизации, обращениями к доктрине Монро и другими словесными атрибутами, без которых не обходился ни один акт экспансии в истории США.

Резолюция комитета по иностранным делам палаты представителей была поставлена на голосование 14 июля 1868 г. ИЗ голосов высказались за резолюцию и 43 голоса — против (44 члена палаты не голосовали)30.

27 июля законопроект об ассигновании средств подписал президент Джонсон.

Потеря Аляски произвела удручающее впечатление в России. В печати этот вопрос не мог широко обсуждаться по цензурным соображениям, но в некоторых газетах появились статьи, характеризующие отношение русской общественности к происшедшему.

Газета «Голос» писала: «Сегодня, и вчера, и третьего дня мы передаем и передавали полученные из Нью-Йорка и Лондона телеграммы о продаже Соединенным Штатам владений России в Северной Америке. Мы объяснялись уже по поводу этих слухов в нашей биржевой хронике, и теперь, как и тогда, мы не можем отнестись к подобному невероятному слуху иначе, как к самой злой шутке над легковерием общества. Они глубоко огорчают всех истинно русских людей»31.

Эксплуатация Соединенными Штатами приобретенных земель началась до того, как было получено согласие конгресса на заключение договора и выплату 7 200 тыс. долл. Американские предприниматели приступили к повсеместной торговле и промыслам на Аляске и Алеутских островах весной 1867 г., а с 1868 г. множество зверопромышленников, а также агентов крупных компаний действовали уже на о-вах Прибылова, где находились котиковые промыслы. На бывших промыслах Российско-американской компании наблюдалось безжалостное, хищническое истребление котиков. Попирая все ограничительные правила, зверопромышленники истребляли за день от 900 до 1000 котиков. Всего в 1868 г. их было забито около 300 тыс. штук32.

Калифорнийские и новоанглийские предприниматели, в числе которых находились дельцы из Американско-русской торговой компании Сандерса, Калифорнийской меховой компании Голдстона, компании Хатчинсона и др., имевшие и раньше отношение к торговле и промыслам на Аляске, объединились в Аляскинскую торговую компанию и скупили собственность Российско-американской компании. Аляскинская торговая компания сохраняла свою монополию с 1869 по 1889 г., подвергаясь нападкам конкурентов, затем промыслы перешли к Северо-американской торговой компании, которая сохраняла аренду до 1910 г. Хищническое истребление котиков привело к резкому уменьшению добычи после 1867 г. и почти к поголовному исчезновению их к концу века; истреблялась также другая ценная порода зверя — морские бобры. Эксплуатация рыбных промыслов северо-западной части Тихого океана приносила огромные прибыли и содействовала развитию рыбоконсервной промышленности в Калифорнии. Аляска также служила обширным рынком, гак как пушнина выменивалась на различные товары и капиталисты США нажили миллионные состояния в торговле с индейцами Аляски.

По официальным данным, за 23 года (с 1868 по 1890 г.) учитываемые доходы предпринимателей достигли 75 млн. долл.33

После перехода к США Аляски и Алеутских островов усилилось разграбление Чукотки, Анадырского края, побережья Охотского моря, Камчатки, островов Берингова и Охотского морей — Командорских, Курильских, Шантарских и др. Американские скупщики пушнины и китобои истребляли китов и моржей, уничтожали богатейшие в мире котиковые лежбища. Крупные фирмы Калифорнии и Орегона посылали в Берингово море свои суда для промыслов и меновой торговли.

Меновая торговля на побережье Восточной Сибири оказалась в руках американских компаний и отдельных торговцев. На Командорские острова после прекращения деятельности Российско-американской компании также нахлынуло множество зверопромышленников. Базы торговых и промысловых судов располагались теперь не только в городах западного побережья США, но и на Аляске.

Таким образом, длительная экспансия американской буржуазии в северной части Тихого океана завершилась расширением возможностей США эксплуатировать богатства этого района34.

Примечания

  • 1 См.: Окунь С. Б. Российско-американская компания. М.; Л., 1939; Он же. К истории продажи русских колоний в Америке.— Исторические зап., 1938, № 2; Нарочницкий А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке, 1860—1895 гг. М., 1956.
  • 2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 1-е изд., т. 8, с. 209.
  • 3 Пальмер А. Записка о Сибири, Маньчжурии и об островах северной части Тихого океана. СПб., 1906.
  • 4 Записка морского секретаря США. 5 апреля 1852 г,— Архив внешней политики России (далее: АВПР), ф. СПб. Главный архив 1—9, 1852 г., д. 15, л. 2-3.
  • 5 АВПР, ф. СПб. Главный архив 1—9, 1857—1868 гг., д. 4, л. 12—12 об.
  • 6 АВПР, ф. Канцелярия, 1860 г., д. 195, л. 216—217.
  • 7 Збышевский В. О китоловстве в Охотском море.— Морской сборник, СПб., 1863, т. 15, ч. 4, с. 229—230.
  • 8 См.: АВПР, ф. СПб. Главный архив 1—9, 1858 г., д. 15, л. 33 и 33 об.; Там же, л. 27-28.
  • 9 АВПР, ф. Канцелярия, 1856, г., д. 241, л. 260—260 об.
  • 10 Collins Р. A Voyage down the Amur with a Land Journey Through Siberia and Incidental Notices of Manchuria, Kamchatka and Japan. N. Y., I860,— Congressional Globe, 35th Cong., 1st Ses.. vol. XXXVI. Appendix.
  • 11 АВПР, ф. СПб. Главный Архив 1—9, 1862—1868 гг., д. 10, л. 4.
  • 12 См.: Батуева Т. М. Экспансия США на севере Тихого океана в середине XIX в. и покупка Аляски США в 1867 г. Томск, 1976, с. 14—30.
  • 13 АВПР, ф. Канцелярия, 1865 г., д. 183, л. 369.
  • 14 АВПР, ф. СПб. Главный Архив 1—9, 1859—1867 гг., д. 3, л. 48, 54—56 об.
  • 15 АВПР, ф. СПб. Главный Архив 1—9, 1866 г., д. 6, л. 4.
  • 16 Farrar V. The Annexation of the Russian America to the United States. Wash., 1937, p. 113; см. также: Dennett T. Seward’s Ear-Eastern Policy.—American Historical Review, 1923, Jul., vol. 28, N 24, p. 45—62.
  • 17 АВПР, ф. СПб. Главный архив 1—9, 1857—1868 гг., д. 4, л. 56 и 56 об.
  • 18 Сборник пограничных договоров, заключенных Россией с соседними государствами: Договор, заключенный между Россией и Североамериканскими Соединенными Штатами в Вашингтоне 18(30) апреля 1867 г. СПб., 1891, с. 300, № 67
  • 19 Там же, с. 301, № 67.
  • 20 A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents, 1789—1901: In 6 vol. / Ed. by J. D. Richardson. Wash., 1908. vol. 6, p. 521. (Далее: Messages and Papers).
  • 21 New York Daily Tribune, 1867, May 28.
  • 22 Dozer D. Antiexpantionists during the Johnson’s Administration.— Pacific Historical Review, 1943, Sept., vol. XII, N 3, p. 261; см. также: Congressional Globe, 40th Congr., 2nd Ses., pt. V, Appendix, 1868, p. 493.
  • 23 Messages and Papers, vol. 6, p. 524.
  • 24 Голос, 1867, 14(26) апр.
  • 25 Венюков М. Поземельные приобретения и уступки России за последние 30 лет, 1850—1880 гг,— Русская мысль, 1880, кн. IV, с. 125—126.
  • 26 Congressional Globe, 40th Congr., 2nd Ses., pt. II, 1868, p. 4070, 4487.
  • 27 Bailey T. Why the USA purchased Alaska.—Pacific Historical Review, 1934, Mar., vol. Ill, N 1, p. 44; см. также: Dunning W. Paying for Alaska.—The Political Science Quarterly, 1912, vol. 27.
  • 28 Congressional Globe, 40th Congr., 2nd Ses., pt. IV, 1868, p. 3659.
  • 29 Ibid., pt. V, Appendix, p. 385—388.
  • 30 Ibid., pt. IV, р. 3659, 4055.
  • 31 Голос, 1867, 25 марта (6 апр.)
  • 32 Jordan D. The Fur Seals and the Fur Seals’ Islands of the North Pacific. Wash., 1898, p. 27.
  • 33 Report on Population and Resourses of Alaska, 11th Census, 1890. Wash., 1893, р. 215, 255.
  • 34 См.: Николаев H. С. Американская Аляскинская компания и ее хищническая торгово-промышленная деятельность на крайнем Северо-Востоке России в 1870—1890 гг,— В кн.: Вопросы истории международных отношений и международного молодежного движения. Томск, 1971, с. 94—101; Он же. Образование монополий и развитие рыбной промышленности на Аляске в 1897—- 1907 гг.— В кн.: Вопросы всеобщей истории и историографии. Томск, 1973, с.   143-150.

Опубликовано: Американский экспансионизм: Новое время / Отв. ред. Г. Н. Севостьянов. - М.: Наука, 1985. - С. 120-133.
OCR 2018 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать