Захват Гавайев

Г. П. Куропятник

Статья из сборника "Американский экспансионизм: новое время" (М., 1985)

Гавайские, или Сандвичевы, острова составляют группу островов, лежащих в центре Тихого океана. Это самый крупный из архипелагов Океании: площадь, занимаемая Гавайями, 16,7 тыс. кв. км, протяженность с юго-востока на северо-запад более 2,5 тыс. км. Гавайские острова имеют огромное стратегическое значение благодаря выгодному географическому положению. Они находятся в центре пересечения важнейших тихоокеанских морских путей. Большие расстояния на Тихом океане и отсутствие поблизости других островов еще более увеличивают ценность этого архипелага в военно-стратегическом отношении.

В момент появления на Гавайях первых европейцев и американцев (в конце XVIII в.) численность коренного населения архипелага — гавайцев, или канаков,— была довольно значительна — около 300 тыс. человек. Но режим каторжного труда и расового угнетения, установленный заокеанскими захватчиками, а также занесенные на острова инфекционные болезни привели к чрезвычайно быстрому сокращению численности коренного населения. Гавайцы подвергались такому же истреблению, как и исконные жители Северной Америки — индейцы. В результате к концу XIX в. от 300- тысячного гавайского народа осталось около 30 тыс. человек, т. е. всего-навсего 10 %; поэтому местное население не могло обеспечить американских плантаторов необходимым числом дешевых рабочих рук. В последней четверти XIX в. плантаторы широко практикуют ввоз на Гавайские острова законтрактованных рабочих, главным образом из стран Восточной Азии.

С проникновением иноземцев началось разграбление природных ресурсов Гавайев. К 90-м годам XIX в. почти все богатства архипелага были захвачены иностранцами, главным образом американцами. Американские предприниматели и миссионеры насильственно сгоняли с земли основную массу гавайских крестьян, путем подачек, угроз и давления приобретали земли у гавайской знати1. К, середине 90-х годов основная масса пригодной для обработки земли на этих островах была сосредоточена в руках иностранных, в основном американских, колонизаторов. Большая часть земельных владений королевского дома и земли так называемого правительственного фонда также перешли к американцам. Оставшаяся земля номинально считалась собственностью гавайцев, прежде всего наследников бывших вождей, но фактически значительной ее частью распоряжались американские резиденты. На Гавайях не было ни одной плантации сахарного тростника, которая бы принадлежала коренному жителю. В руках нескольких тысяч уцелевших гавайских крестьян, выращивавших на мизерных участках бататы и таро и кое-как сводивших концы с концами, находилось всего около 28 тыс. акров земли. Иностранным резидентам, преимущественно американцам, принадлежало также около двух третей всей движимой собственности на островах 2.

В годы, предшествовавшие аннексии, американские предприниматели и плантаторы играли определяющую роль во всей экономике Гавайев, особенно в главной отрасли хозяйства — производстве сахара. В 1897 г. из 37 млн. долл. общей суммы капиталовложений в сахарное дело на Гавайских островах американским предпринимателям принадлежало свыше 70%. Остальные капиталы были вложены английскими, германскими и отчасти французскими предпринимателями. Четыре крупнейшие сахарные корпорации, находившиеся под эгидой Сахарного треста США, владели почти 40% всех капиталовложений 3.

Только за период, предшествовавший аннексии (1894—1897 гг.), плантаторы, сахарозаводчики, торговцы, владельцы страховых обществ и пароходной компании «Америкэн Гавайэн стимшип К0», а также другие американские предприниматели на Гавайях получили 52 млн. долл. чистой прибыли4.

Монополисты США, заинтересованные в увеличении производства на островах сахара-сырца, насильственно приспособляли гавайскую экономику к требованиям американского рынка. Сахар-сырец являлся главной статьей в гавайском экспорте и составлял в те годы почти 100% его общей стоимости. При этом следует отметить, что если США в 90-е годы ввозили на Гавайи ежегодно товаров на 3— 4 млн. долл., причем по монопольно высоким ценам, то вывозили они с островов на сумму, в 3—4 раза большую,— 12—13 млн. долл.5Однако наиболее агрессивно настроенные капиталистические круги Америки не довольствовались господствующим положением США в экономике Гавайских островов. Нуждаясь в опорных пунктах для дальнейшей экспансии на Азиатском материке, они стремились к полному политическому подчинению островного государства, занимающего ключевое положение в центре Тихого океана.

Шагом на пути к этой цели явился переворот 1887 г. В результате переворота к власти на Гавайях пришло проамериканское правительство, была введена новая конституция, серьезно урезавшая прерогативы гавайского монарха, а США получили право на использование гавайской бухты Пёрл-Харбор.

Следующий шаг на пути к аннексии был сделан в январе 1893 г. Кучка американских плантаторов во главе с посланником США и при решающем участии американской морской пехоты свергла гавайскую королеву и установила диктатуру американских ставленников. Страной фактически стала управлять группа американцев — участников переворота, которая образовала временное правительство во главе с Сэнфордом Доулом.

Основной целью переворота 1893 г., проведенного по указке и при прямой поддержке американского правительства, было присоединение Гавайских островов к США. Однако причины как внешнеполитического, так и внутриполитического характера воспрепятствовали тогда осуществлению этого намерения, американских империалистов.

В самих США обстановка была крайне неблагоприятной и характеризовалась обострением классовых противоречий в связи с промышленным кризисом 1893 г., ростом антиимпериалистических настроений трудящихся масс (как раз в эти годы развернулось широкое движение американских рабочих и фермеров за свои права: движение популистов, «голодные» походы безработных в Вашингтон и др.). В этих условиях стоявшая тогда у власти в США демократическая партия не решилась провести через конгресс утверждение аннексии Гавайских островов. Тем не менее в 1894 г. обе палаты конгресса США приняли резолюции, направленные на укрепление власти на Гавайях Сэнфорда Доула 6.

Внешняя обстановка также внушала опасения. На Гавайских островах концентрировались вооруженные силы соперничавших держав — США, Англии и Японии. 9 февраля на Гавайи прибыл сам командующий военно-морскими силами США на Тихом океане контр-адмирал Джон Скерретт. К концу февраля в Гонолулском порту, кроме двух американских крейсеров, находились английский военный корабль и японский крейсер «Нанива». Ожидалось прибытие второго японского крейсера — «Конго». Между британскими и американскими моряками на улицах Гонолулу завязывались стычки, готовые перерасти в вооруженную схватку. Министры временного правительства в тревоге следили за действиями англичан и японцев на островах, опасаясь нового переворота в пользу одной из этих держав.

Серьезные трудности встретили американские ставленники и со стороны коренного населения островов: местные жители выражали недовольство свержением законного гавайского правительства и захватом власти группой американских плантаторов и миссионеров, а также присутствием американских войск. В ноябре 1893 г. американский посланник Альберт Уиллис сообщал из Гонолулу об усилении волнений среди местного населения гавайской столицы. Обычным явлением на улицах Гонолулу были стихийные митинги, на которых произносились горячие речи против американского господства 7.

Реальную угрозу вспышки народного гнева на Гавайских островах против американских поработителей признавали также представители военно-морского флота США, посетившие Гонолулу в 1894 г. Адмирал Ирвин, оценивая политическую обстановку на Гавайях, заявил, что в среде местного населения наблюдается сильное брожение, поэтому положение временного правительства там не является прочным. «Восстание может вспыхнуть в любой момент»8 — таков был вывод американского адмирала.

Волнения происходили не только среди коренного населения Гавайских островов. Вскоре после переворота 1893 г. началось брожение среди 20 с лишним тысяч законтрактованных японских рабочих, недовольных тяжелыми условиями жизни и труда на американских плантациях. По некоторым данным, сторонники прежнего гавайского правительства обещали предоставить японским переселенцам все права гавайских граждан, если они окажут содействие в свержении проамериканского правительства Доула. Дальше этих разговоров о совместных действиях дело не пошло. Стихийный поход в Гонолулу 400 японских кули не был поддержан населением столицы. Представителям японского консульства в Гонолулу удалось остановить рабочих и уговорить их вернуться на плантации9.

Правительство Доула держалось у власти фактически при помощи американских штыков. Уже в феврале 1893 г. оно в срочном порядке готовилось к высадке дополнительного контингента американской морской пехоты. У берегов Гавайских островов были сконцентрированы основные силы тихоокеанской эскадры США: крейсеры «Филадельфия», «Адамс», «Корвин». Действуя по инструкциям морского министерства США, командующий эскадрой контр-адмирал Скерретт подготавливал специальные карательные отряды для подавления возможного антиамериканского восстания10. 7 августа 1893 г. Скерретт получил официальное согласие временного гавайского правительства на высадку, вооруженных моряков в любое время и в любом пункте островов по его усмотрению.

Несмотря на то что правительство Доула опиралось на американские вооруженные силы, оно испытывало постоянный страх перед восстанием и было озабочено главным образом приготовлениями к его подавлению11. Здание бывшего королевского дворца Иолани, где разместилось правительство, превратилось в укрепленную крепость. Подъезды и балконы дворца были завалены мешками с песком для прикрытия отряда американских солдат, перед дворцом установлены пушки. Правительство вооружило значительное числа американских резидентов, сформировав из них отряды волонтеров. За стенами укрепленного дворца, охраняемого хорошо вооруженной стражей, в страхе прятались от гавайского народа американские ставленники. Еженедельные заседания исполнительного совета при президенте Доуле по понедельникам были обычно посвящены разбору и суммированию сведений, полученных от агентов и информаторов, об имевших место и готовившихся антиамериканских и одновременно антиправительственных выступлениях гавайцев12.

С помощью вооруженных сил США Доул установил на Гавайских островах режим жестокого террора. В Гонолулу производились бесконечные обыски и аресты среди гавайцев и подозреваемых в организации антиамериканского заговора лиц иностранного происхождения 13. Произвол правительства Доула доходил до того, что любой житель архипелага по одному только подозрению в антиправительственных чувствах мог быть арестован, выслан из страны или брошен в тюрьму.

Гавайский народ оказался в тяжелых условиях иностранной оккупации. Даже Уиллис вынужден был признать в сообщении государственному секретарю США Грэшему от 18 ноября 1893 г.: «Невозможно преувеличить те жуткие условия, в которых пребывает здешнее население, и я не могу достаточно ярко обрисовать его жалкое положение. Почти каждое движение находится под наблюдением шпионов, самым пустяковым высказываниям придается значение» 14.

Население Гавайских островов подвергалось жестокой эксплуатации. Подавляющее большинство его (коренные жители и законтрактованные кули) было занято на американских плантациях и заводах по первичной обработке сахарного тростника. По условиям труда и жизни положение рабочих на тростниковых плантациях, по существу, ничем не отличалось от положения рабов. Продолжительность рабочего дня была не ограничена и зависела лишь от воли плантаторов. Все работы на плантациях производились вручную, так как покупка машин стоила дороже, чем труд плантационного рабочего, и, следовательно, не сулила получения высоких прибылей.

Американские плантаторы ввозили рабочих кули различных национальностей, главным образом из стран Восточной Азии. Пользуясь бесправным положением кули, колонизаторы натравливали их друг на друга, провокационно используя национальные, религиозные, экономические и другие различия между ними.

Образование Гавайской республики в 1894 г. ни в малейшей степени не улучшило ни экономического, ни политического положения на островах. Под видом самостоятельной республики американские ставленники в Гонолулу создали марионеточное государство, зависимое от США в экономическом, финансовом и военном отношении. Во главе республиканского правительства встал тот же Доул.

Ни один честный гавайец не поддерживал новое правительство. В период республики Доула местные жители, за исключением ничтожной кучки выходцев из местной знати, отказались присягнуть па верность новому режиму15. По всем островам архипелага гавайцы собирали подписи под многочисленными петициями протеста против поглощения их родной страны заокеанской державой и направляли эти петиции в американскую миссию в Гонолулу и в конгресс США16.

С середины 1894 г. сторонники гавайской национальной самостоятельности, в том числе монархисты, организовали заговор, направленный на свержение правительства американских ставленников17. Одной из главных задач, стоявших перед конспираторами, была проблема вооружения. В конце ноября — начале декабря 1894 г. им удалось закупить оружие и боевые припасы в Сан-Франциско и доставить их к берегам Гавайских островов на зафрахтованном американском судне «Уалберг». В целях конспирации возле необитаемого острова Манана, расположенного у южной части о-ва Оаху, оружие было перегружено с борта «Уалберга» в трюмы гавайского судна «Уайманало». Это произошло в первый день нового, 1895 г. Затем команда «Уайманало» тайно доставила запретный груз в укромное место на о-в Оаху к северо-западу от мыса Даймонд в окрестностях Гонолулу, где на тихоокеанском пляже Вайкики-биич был устроен своеобразный склад оружия18.

Ободренные благополучной доставкой оружия, гавайцы форсировали подготовку восстания. В начале января 1895 г. в различных районах Гонолулу они провели несколько тайных собраний19. На одном из них было решено воспользоваться тем благоприятным обстоятельством, что впервые за последнее 20-летие (1874—1894 гг.) в Гонолулском порту не находилось ни одного американского судна20, и начать восстание в ночь с 6 на 7 января 1895 г. Намечалось, что, вооружившись в своем «арсенале» на Вайкики-биич, главный ударный отряд конспираторов под покровом ночи проникнет в центр города, атакует резиденцию правительства и арестует его членов. Одновременно в разных районах гавайской столицы вооружались и подготавливались к выступлению более тысячи канаков и метисов. По условленному знаку они должны были присоединиться к главному ударному отряду и захватить электростанцию, телефонный узел и вокзал железнодорожной станции Гонолулу21.

Однако с самого начала подготовка восстания носила узкий, заговорщический характер. Конспираторы не имели широких связей с трудовым населением гавайской столицы. Среди лидеров повстанцев не утихали личные распри и борьба за руководящую роль. Кроме того, есть основания предполагать, что правительство Доула имело в среде заговорщиков своих агентов, через которых получало информацию о ходе подготовки восстания22.

Не случайно вечером 6 января, когда на Вайкики-биич стали собираться конспираторы, туда же прибыл полицейский отряд. Передовой пост, охранявший спрятанное оружие, при приближении полицейских открыл огонь. Во время первой вооруженной схватки, происходившей в полной темноте, был смертельно ранен Чарлз Картер, один из деятелей правительства Доула, сопровождавший полицейский отряд. Засыпавший уже город был встревожен перестрелкой. Перепуганное правительство подняло на ноги все военные и полицейские силы и призвало на помощь американских резидентов, организованных в так называемую «гражданскую гвардию». Правительственные войска явились на вокзал и телефонную станцию, тем самым предупредив действия отрядов восставших, так и не дождавшихся условных сигналов к выступлению. На дорогах, ведущих в Гонолулу, власти выставили усиленные заслоны. По улицам города патрулировали отряды «гражданской гвардии», производя обыски в целях изъятия спрятанного оружия23.

Восставшие гавайцы решили не идти в город и, укрывшись в лощине, перерезавшей крутой склон мыса Даймонд, всю ночь вели перестрелку с прибывавшими к этому месту правительственными войсками и американскими волонтерами. У обеих сторон имелись убитые и раненые. Члены правительства Доула всю ночь с 6 на 7 января не сомкнули глаз, отсиживаясь под усиленной охраной в бывшем королевском дворце и в страхе прислушиваясь к то усиливавшейся, то смолкавшей ружейной перестрелке.

На следующее утро по всему архипелагу было объявлено военное положение. Правительство Доула издало приказ о сдаче оружия всеми, кто не находится на военной или полицейской службе. В Гонолулу коммерческая и деловая жизнь замерла. Кораблям запретили до особого распоряжения покидать Гонолулский порт> Над резиденцией бывшей королевы Лилиуокалани был установлен полицейский надзор, так как при обыске там обнаружили небольшой склад оружия и боеприпасов24.

Тем временем гавайцы, укрывшиеся в лощине, мужественно отбивали атаки правительственных отрядов, несмотря на подавляющее численное превосходство последних. Тогда правительство Доула начало бомбардировать мыс Даймонд из парка Капиолани, перебросив туда артиллерию. Одновременно начался обстрел восставших со стороны моря из пушек, спешно установленных на. американском буксирном судне «Элеу»25.

Артиллерийский обстрел вынудил восставших гавайцев покинуть, мыс Даймонд. Они разбились на два отряда и отступили в глубь острова, в горную местность. Один из отрядов окопался на холме- невдалеке от дороги, ведущей в долину р. Палоло, и под предводительством Сэма Наулейна более суток мужественно сражался с превосходящими силами правительственных войск и американских волонтеров. Против отважных гавайских бойцов была снова пущена в ход полевая артиллерия. Немногочисленный отряд гавайцев оказался неожиданно атакованным с фланга. Истощив все запасы патронов и потеряв многих убитыми, истекавшие кровью гавайцы сложили оружие. Некоторым удалось, отстреливаясь, скрыться в горах. 40 человек попали в плен.

Другой отряд гавайцев, отступивший с оружием в руках с мыса Даймонд, 8 января был замечен и атакован правительственными войсками при переходе через верхнюю часть долины р. Маноа. Неравный бой, длившийся почти целый день, утих лишь с наступлением ночи. Несколько гавайцев было убито и ранено, трое попали в плен. Под покровом темноты незначительная группа уцелевших гавайцев, перейдя через хребет, отступила в долину р. Нууану 26.

Тактика раздробления сил не могла привести к успеху. Еще большей ошибкой повстанцев был уход из населенных мест. Отступившие в горы разрозненные отряды восставших не имели связей с местным населением и поддержки с его стороны, хотя оно питало жгучую ненависть к американским поработителям, поэтому отряды повстанцев были в скором времени полностью рассеяны правительственными войсками. Поражению восстания способствовали также неорганизованность конспираторов и проникновение в их ряды правительственных агентов.

14 января около Моилиили были пойманы Сэм Наулейн и несколько других руководителей восстания, а 16 января арестована Лилиуокалани. За участие в доставке оружия на Гавайские острова всю команду парохода «Уайманало» взяли под стражу. Тюрьмы и полицейские участки в Гонолулу заполнили лица, подозреваемые в подготовке восстания27. Официозная гавайская пресса требовала самого сурового наказания организаторов антиправительственного вооруженного выступления. Газета «Гавайэн стар» заявляла, что участники подготовки восстания должны быть расстреляны. Газета «Пэсифик комершиэл эдвертайзер» обвиняла свергнутую королеву Лилиуокалани в косвенном соучастии и требовала ее высылки28. Правительство Доула обрушило град репрессий на гавайских патриотов.

Для придания «законности» чинившимся расправам правительство создало в середине января 1895 г. специальный военный трибунал во главе с американцем капитаном Д. В. Прэттом. Этот трибунал рассмотрел дела около 300 заподозренных в подготовке восстания гавайцев, в том числе и Лилиуокалани 29. 90 человек были признаны виновными и осуждены; 6 руководителям антиамериканского движения трибунал вынес смертный приговор, впоследствии замененный пожизненным тюремным заключением; 25 человек были приговорены к 35 годам тюремного заключения каждый и штрафу в 10 тыс. долл. Остальные получили от 5 до 20 лет тюремного заключения и каторжных работ 30. Имелись сведения, что арестованных расстреливали иногда без суда и следствия31.

Американские колонизаторы использовали восстание как предлог для расправы со всеми активными противниками их режима. Они намеревались запугать население островов и решительно пресечь всякое стремление гавайцев к национальной независимости32. С другой стороны, правительство Доула старалось уменьшить недовольство коренного населения островов. С этой целью, применяя политику не только кнута, но и пряника, оно через несколько месяцев после жестокого наказания участников январского восстания решило выдать пенсию в 2 тыс. долл. принцессе Каиуланп, племяннице свергнутой и находившейся в то время в заточении королевы.

В годы, предшествовавшие аннексии, восстание 1895 г. оказалось последней крупной попыткой спасти Гавайи для гавайцев. Но антиамериканское брожение на островах продолжалось. Несмотря на присутствие в Гололулском порту военных кораблей США, американские плантаторы и сахаропромышленники на Гавайских островах, тесно связанные с Сахарным трестом США, пребывали в постоянной тревоге. Для сохранения своей собственности на Гавайях и обеспечения высоких прибылей они все настойчивее требовали установления полного американского господства на островах. Следуетг однако, подчеркнуть, что стремление к полному политическому подчинению островов диктовалось не только экономическими соображениями. В гавайском сахаре и отчасти в гавайском рынке были, конечно, заинтересованы определенные американские кампании и монополистические объединения, в частности Сахарный трест США. Но гораздо более мощные и многочисленные группы американских капиталистов, фактически направлявших внешнюю политику вашингтонского правительства, рассматривали Гавайские острова как отличный стратегический пункт и военно-морскую базу, для того чтобы обеспечить себе рынки Восточной Азии, и прежде всего Китая.

Еще задолго до испано-американской войны правящие круги Соединенных Штатов планировали использовать Гавайи в качестве опорной базы для развертывания экспансии на подступах к Азиатскому материку и в самой Азии. Правительство Доула, мечтавшее о скорейшей аннексии архипелага, стремилось со своей стороны оказать всяческие услуги Соединенным Штатам. За несколько недель до начала военных действий с Испанией уполномоченный Доула в Вашингтоне Лоррин Тэрстон подсказал помощнику морского министра США Теодору Рузвельту мысль скупить на случай войны весь запас угля на Гавайских островах. Т. Рузвельт ухватился за эту идею, и в скором времени американские агенты закупили весь наличный уголь на островах, а гавайские власти предоставили место для его хранения 33.

Дважды гавайский президент Доул через своего посланника в Вашингтоне Хэтча запрашивал американское правительство о предполагаемом использовании архипелага в подготовлявшейся войне на Тихом океане. Но, прежде чем был получен ответ на эти запросы, в Гонолулу пришло известие о начале испано-американской войны. 10 мая 1898 г. правительство Доула поручило Хэтчу немедленно выяснить у президента Маккинли, какова должна быть позиция гавайского правительства во время войны. Хэтч должен был также предложить США помощь и поддержку вплоть до заключения с Соединенными Штатами формального союза, не ограниченного никакими условиями34.

B Вашингтоне остались в высшей степени довольны таким послушанием и рвением гавайских властей. Президент США был уверен, что в ближайшее время американский конгресс даст наконец свое согласие на аннексию Гавайских островов, которые фактически еще до начала войны с Испанией не только рассматривались, но и использовались американским военно-морским командованием как единственная станция и база в центре Тихого океана, где военные корабли и транспорты с войсками могли останавливаться на пути к Филиппинскому архипелагу. Между США и Испанией еще велись переговоры о мирном урегулировании возникших конфликтов, а из Сан-Франциско в Гонолулу по приказу морского министра США адмирала Джона Лонга уже отправилось быстроходное судно с военными припасами. В Гонолулу этот груз был принят на борт крейсера «Балтимор», входившего в Азиатскую эскадру США, и доставлен в Гонконг 22 апреля 1898 г., т. е. за 3 дня до объявления испано-американской войны 35.

После начала войны с Испанией значение Гавайских островов как основной тихоокеанской базы США еще более возросло. Гонолулский порт был единственным местом на огромных просторах Тихого океана, отделявшего США от Филиппин, где американские войска могли пополнить свои запасы продовольствия и угля и получить некоторую передышку от многодневного пребывания в трюмах и морской качки. Американцы беспрепятственно использовали гавань в Гонолулу как перевалочный пункт для экспедиционных войск, посылаемых в подкрепление командующему Азиатской эскадрой США коммодору Джорджу Дьюи в Манилу. Военные корабли и транспортные суда с эшелонами американских войск, следуя на филиппинский театр военных действий, неоднократно заходили на Гавайи. И в каждом случае от 2 до 4 тыс. солдат и офицеров снабжались провизией и обслуживались в течение нескольких дней. В трюмы кораблей загружался уголь, предусмотрительно заготовленный американскими агентами для этой цели, производился осмотр и в случае необходимости ремонт машинного оборудования кораблей.

После того как 7 мая 1898 г. от контр-адмирала Дьюи поступила тревожная телеграмма о нехватке войск36, США направляли подкрепления на Филиппины главным образом из Сан-Франциско через Гавайские острова. «Вашингтонское правительство,— сообщал в Петербург в начале мая 1898 г. временный поверенный в делах России в США Г. А. де Воллан,— озабочено посылкою подкреплений на Филиппины, и в скором времени туда отправятся 10 тыс. человек» 37.

Американское верховное командование выделило для переброски через Тихий океан на Филиппины войска преимущественно из состава 8-го армейского корпуса. В начале июня через Гавайские острова проследовали американские транспорты «Сити оф Сидней», «Австралия», «Сити оф Пекин» и броненосец «Чарлестон» 38. Только на одном «Сити оф Пекин» находилось 2,5 тыс. солдат и офицеров. 30 июня эти корабли доставили на Филиппины первый экспедиционный отряд американских войск под командованием бригадного генерала Томаса Андерсона.

В конце июня в Гонолулскую гавань зашла транспортная флотилия с 400-тысячным отрядом бригадного генерала Ф. В. Грина39. Пополнив в Гонолулу свои запасы угля, свежей провизии и воды, суда взяли курс на Филиппины, и 17 июля второй экспедиционный отряд присоединился к войскам генерала Андерсона, расположившимся под Манилой. В конце июля через Гавайские острова с остановкой в Гонолулу проследовали караваны американских транспортов с войсками бригадного генерала Артура Мак-Артура и генерал-майора Уинсли Мерритта, который был назначен командующим экспедиционными силами США на Филиппинах40.

В июле 1898 г. из Сан-Франциско через Гавайи был отправлен на Филиппины еще один эшелон транспортов с войсками, оружием и боеприпасами41. Одновременно к отправке на филиппинский театр военных действий был подготовлен экспедиционный отряд под командованием генерал-майора Гаррисона Отиса, сменившего осенью 1898 г. генерала Меррита на посту командующего экспедиционными войсками США на Филиппинах 42.

В течение июня-августа 1898 г. на Гавайских островах останавливались по пути на Филиппины 7 караванов американских судов с подкреплением для адмирала Дьюи. Всего к 31 августа 1898 г. на Филиппинских островах находилось 14 пехотных полков, 7 кавалерийских сотен, 11 артиллерийских батарей, саперная рота, команда связи и госпитальные роты. Личный состав американских экспедиционных войск, переправленных на Филиппины, в конце августа 1898 г. составлял около 16 тыс. человек. Еще большее количество американских войск прошло через Гавайи на Филиппины, когда американские империалисты начали колониальную войну против филиппинского народа. После открытия военных действий против филиппинских патриотов США постепенно сосредоточили на Филиппинских островах весьма крупную по тому времени экспедиционную армию, насчитывавшую 70—75 тыс. солдат и офицеров43.

На обратном пути с Филиппин в США американские суда оставляли на Гавайях раненых и больных, используя эти острова как ближайший пункт, где американское командование могло приводить в порядок свои потрепанные войска.

Гавайское правительство беспрекословно выполняло все приказания своих заокеанских хозяев — правящих кругов Вашингтона. Предоставив острова и их гавани в полное распоряжение американского командования, гавайские власти обслуживали вооруженные силы США, направлявшиеся на захват и порабощение Филиппин. Снабжение американских экспедиционных войск осуществлялось за счет гавайской казны, т. е. за счет населения островов. На протест испанского консула в Гонолулу против нарушения нейтралитета гавайскими властями правительство Доула откровенно заявило, что ввиду близких отношений с Соединенными Штатами Гавайская республика не предполагает соблюдать нейтралитет44. Активная помощь правительства Доула вооруженным силам США служила аннексионистам веским аргументом для укрепления их позиций в конгрессе США.

Аннексионисты всеми способами доказывали, что Гавайские острова якобы жизненно необходимы для «защиты» Тихоокеанского побережья США от «врага». В доказательство этого они приводили свидетельства военных и морских экспертов — адмирала Мэхэна, генерала Шофилда, коммодора Мелуилла и других, хотя тот же Мелуилл указывал не столько, на «оборонное» значение Гавайских островов для западного побережья США, сколько на их значение для американской торговой экспансии в страны Азиатского континента 45.

В марте 1898 г. правительство Маккинли приняло меры, чтобы сломить противодействие сенаторов, выступавших против официального оформления аннексии Гавайев. Правительство решило для ратификации трактата об аннексии использовать совместную резолюцию палаты представителей и сената, так как в таком случае по американским правилам для принятия резолюции требуется не квалифицированное (две трети), а простое большинство голосов46.

16 марта 1898 г. сенатская комиссия по иностранным делам представила сенату проект совместной резолюции двух палат об аннексии Гавайских островов. В целях маскировки захватнических устремлений американских капиталистов комиссия обратила особое внимание на рост японского влияния на островах. В своем докладе она утверждала, что только аннексия островов Соединенными Штатами спасет их от поглощения растущей Японской империей. «Вопрос заключается в том,— говорилось в докладе комиссии,— кто — Азия или Америка —во время неизбежной схватки будет контролировать морской «ключ от Тихого океана» и узел всех тихоокеанских торговых путей» 47.

В начале мая 1898 г., спустя несколько дней после потопления американской эскадрой Дьюи испанской флотилии у филиппинских берегов, резолюция об аннексии Гавайских островов была внесена на рассмотрение палаты представителей. Комиссия по иностранным делам возвратила резолюцию в палату, сопроводив ее двумя докладами, выражавшими точку зрения большинства и меньшинства комиссии. Большинство комиссии высказалось за аннексию Гавайев, одобрило проект резолюции, санкционировавший присоединение этих островов к Соединенным Штатам, и рекомендовало палате принять этот проект. Второй доклад содержал протест меньшинства комиссии против рекомендуемой аннексионистской резолюции48.

Выступая в палате представителей от имени меньшинства комиссии, демократ Динсмор утверждал, что аннексия Гавайских островов является нарушением конституции. Используя аргументацию американских антиимпериалистов, он заявил: «…если мы приобретем Гавайи, это будет первым шагом в деле дальнейшего приобретения колоний»49. Член палаты представителей Чэмп Кларк, повторяя мысль Динсмора, предупреждал страну с трибуны законодательного органа, что, если США захватят Гавайские острова, они на этом не остановятся 50.

При голосовании в палате за аннексионистскую резолюцию было подано 209 голосов, против — 91. За присоединение Гавайских островов к Соединенным Штатам и превращение их в колонию американского империализма голосовали не только республиканцы, но и демократы, что наглядно свидетельствовало о близости взглядов этих двух партий американской буржуазии.

После принятия палатой представителей конгресса США решения об аннексии Гавайев оставалось провести его через сенат, где этот вопрос, как уже указывалось, встречал оппозицию со стороны части демократов. 16 июня 1898 г. резолюция об аннексии архипелага была внесена на рассмотрение и утверждение сената.

Колониальная экспансия правящих кругов США полностью диктовалась интересами монополистического капиталам была враждебна интересам американских трудящихся — рабочего класса и фермерства. «Джингоисты и эксплуататоры, стремящиеся к эксплуатации и к завоеваниям, не американский народ, — писал сенатор Петтигру об этом времени в своей книге, разоблачавшей американскую плутократию.— Они только представители господствующего класса, готового использовать американский народ для наполнения своих мешков золотом»51.

В ходе событий бурного 1898 г. для широких слоев американского населения становились все яснее истинные захватнические намерения правящих кругов США, и все большее число американцев активно выступали против империализма. Летом 1898 г. но всей стране прокатились массовые митинги протеста против политики территориальной экспансии и милитаризации страны. Американский ,народ в основной своей массе, как об этом свидетельствуют современники, был противником политики колониализма вообще и противником присоединения Гавайских островов в частности52. Рабочие и фермерские организации, различные клубы и лиги, наконец, группы простых американцев посылали в Вашингтон петиции с протестом против порабощения чужих стран и народов.

Как доносили летом 1898 г. из русского посольства в Вашингтоне,, политика территориального расширения, которую проводил президент Маккинли, породила многочисленных противников, громко высказывавших в сенате и в палате свое неодобрение. «Добрая половина американцев, с которыми мне приходилось говорить о настоящей войне,—сообщал русский посол А. П. Кассини из Вашингтона,— относятся враждебно к нынешней политике правительства Соединенных Штатов и высказывают серьезные опасения относительно возможных последствий принятого им нового курса» 53.

Руководящая верхушка демократической партии, используя в своих узкопартийных интересах антиимпериалистические настроения широких масс американского народа, критиковала интервенционистскую политику республиканцев и их грубые приемы. Она стремилась нажить таким образом политический капитал, завоевать популярность среди избирателей и обеспечить себе их голоса на предстоящих выборах. Выступления демократов в конгрессе США, по сути дела, представляли собой один из приемов американской буржуазии для отвлечения масс от действительной борьбы против империалистической политики правительства. Поэтому противодействие сенаторов-антиимпериалистов в этот момент уже не имело решающего значения. Один из влиятельнейших советников президента Маккинли — сенатор Лодж писал Т. Рузвельту по поводу оппозиции демократического меньшинства в Сенате принятию совместной резолюции двух палат: «Я не думаю, что сенат продержится очень долго, поскольку президент принял твердое решение по этому вопросу и намерен аннексировать острова любым способом. Я считаю гавайское дело практически решенным»54. Гавайский посланник Хэтч также считал, что шансы на завершение аннексии Превосходны, и опасался только одного, что сенаторы — противники аннексии сделают так, что к моменту голосования в сенате не будет кворума55.

Возражения антианнексионистской оппозиции сенаторов особенно ослабли в обстановке шовинистического угара после побед над испанскими флотилиями у берегов Филиппин и Кубы56. В результате 16-дневных дебатов по гавайскому вопросу 6 июля 1898 г. сенат США большинством в 42 голоса против 21 одобрил совместную резолюцию двух палат об аннексии Гавайских островов57. На следующий же день президент США Маккинли закрепил своей подписью этот захватнический акт американских империалистов на Тихом океане. Так испано-американская война помогла США «оформить» аннексию Гавайев.

С глубоким сарказмом писал об американской политике в отношении Гавайских островов современник описываемых событий Джек Лондон: «Белые свергли гавайскую монархию, учредили республику и вскоре отдали награбленное под защиту флага Соединенных Штатов. Не надо возмущаться словом „награбленное»»58.

Захватывая Гавайские острова, американские экспансионисты прекрасно сознавали, что они «не получили,— по признанию одного из них,— полного и свободного согласия гавайского народа на аннексию»59. Более того, несмотря на террор, установленный после раскрытия антиамериканского заговора 1895 г., американские колонизаторы ко времени официальной аннексии Гавайских островов не смогли сломить свободолюбивый дух гавайского народа. Сотрудник русской дипломатической миссии в США П. С. Боткин доносил через несколько месяцев после подавления восстания 1895 г., что среди сторонников восстановления прежнего гавайского национального правления, несмотря на репрессии, «все еще держится брожение»60. В обстановке американского колониального режима гавайцы не прекратили сопротивления. Американский посланник на Гавайях Гарольд Сиуэлл, требуя ускорить аннексию, с тревогой сообщал в Вашингтон в конце 1897 г., что на островах активизируются противники аннексии и создается «серьезное положение»61.

Правительство Доула в 1898 г. по-прежнему опасалось народного восстания — «пиликии»62. Об этом свидетельствуют хотя бы те скупые строки о народных протестах, которые иногда попадали на страницы американской прессы и протоколов конгресса США. ‘Так, ознакомившись с политическим положением на Гавайских островах в 1898 г., командующий эскадрой США в Тихом океане вице-адмирал Бирдсли вынужден был признать, что «пиликии» можно ожидать со стороны 40 тыс. гавайцев»63.

Незадолго до аннексии Гавайев в адрес американских правителей в Вашингтоне и их ставленников в Гонолулу вновь поступила петиции с решительными протестами гавайского населения против захвата островов. Под одной из таких петиций, дошедшей до американского конгресса, было собрано 21 269 подписей, т. е. все взрослое гавайское население, как один человек, заявило вашингтонскому правительству, что оно не желает присоединения к США64. В сентябре 1897 г. в Гонолулу состоялся митинг протеста коренных жителей против аннексионистского трактата65. Однако ничто уже не могло остановить американских империалистов.

B день подписания прелиминарного мирного договора с побежденной Испанией, 12 августа 1898 г., в гавайской столице Гонолулу состоялся «торжественный» акт передачи гавайского суверенитета Соединенным Штатам Америки.

На эту церемонию американским захватчикам не удалось даже- силой притащить ни одного честного гавайца. Отказалась присутствовать на ней и свергнутая гавайская королева Лилиуокалани вместе с другими членами бывшего королевского дома. Американские агенты попытались разыграть сцену одобрения аннексии гавайским народом и хотели привлечь группу гавайских девушек для спуска в последний раз гавайского национального флага с правительственной резиденции. Но мужественные гавайские патриотки наотрез отказались участвовать в позорном акте надругательства над символом гавайской независимости.

Гавайский национальный флаг был снят с Иоланийского дворца самими американцами. На церемонии присутствовали члены: правительства Доула, Г. Сиуэлл и специально прибывшие на «торжества» новый командующий Тихоокеанской эскадрой США контрадмирал Д. Н. Миллер и полковник американской армии Д. Г. Барбер. Под охраной отрядов американской морской пехоты, высаженных с броненосцев «Филадельфия» и «Могикан», президент Доул в обмен на копию резолюции конгресса США об аннексии островов, вручил американскому посланнику грамоту о передаче суверенитета Гавайской республики Соединенным Штатам. При этом оркестр,, состоявший в большинстве своем из гавайцев, категорически отказался исполнить гавайский национальный гимн «Гавайи Поной», несмотря на то что музыкантов со всех сторон окружали американские солдаты. В условиях террора и запугивания это было далеко не безопасным поступком, вместо национального гавайского флага; над Гавайскими островами был поднят государственный флаг Соединенных Штатов66. Орудийные салюты военных кораблей США, стоявших в Гонолулской гавани, возвестили, что Гавайские острова стали заморским владением Соединенных Штатов67. Однако передача гавайского суверенитета США, как вынуждена была признать издававшаяся американцами гонолулская газета «Индепендент», совсем не вызвала энтузиазма среди населения, за исключением группы аннексионистов и лиц, находившихся на службе у правительства Доула. Официальное «ликование» народ встретил холодным презрением68.

Актом американского конгресса от 30 апреля 1900 г. Гавайским островам был предоставлен статус «территории» США, что на деле означало превращение Гавайского архипелага в бесправную колонию американского империализма. Управление «территорией» осуществлялось через губернатора, назначавшегося на четыре года президент том США. Первым губернатором нового колониального владения США был назначен старый американский агент на Гавайских островах — Сэнфорд Доул.

Несмотря на поглощение Гавайских островов Соединенными Штатами Америки и закрепление режима колониальной эксплуатации и расового гнета, стремление гавайцев к свободе и независимости не было сломлено. Пиликиа на Гавайях не утихала и после аннексии69. Американские «цивилизаторы» так и не смогли привлечь на свою сторону гавайский народ. Свободолюбивые и гордые гавайцы испытывали жгучую ненависть к американским поработителям. На вопрос, как относятся гавайцы к американцам, аннексировавшим их страну, гавайская патриотка, имя которой осталось неизвестным, не побоялась ответить прямо в лицо американскому адмиралу: «Мы не хотим их»70.

Гавайцы продолжали оказывать сопротивление иноземным колонизаторам, несмотря на колоссальное превосходство сил и военной техники на стороне Соединенных Штатов. Честные и мужественные гавайские труженики открыто требовали, чтобы американцы убирались с их родной земли. В этой неравной борьбе гавайский народ нес тяжелые потери, но не желал мириться с подневольной жизнью71.

Захват Гавайев в 1898 г. был только началом колониальной экспансии Соединенных Штатов Америки на Тихом океане. По пути с Гавайев на Филиппины американский крейсер «Чарлестон» по приказу из Вашингтона зашел 20 июня 1898 г. на Гуам — главный остров из группы Ладронского архипелага72, принадлежавшего Испании. Застав испанцев врасплох, так как они из-за отсутствия связи с материком ничего не знали о войне с США, американцы без сопротивления заняли остров и подняли над ним американский флаг. Группа войск генерала Мерритта по пути на филиппинский театр военных действий таким же способом в июле 1898 г. аннексировала о-в Уэйк, хотя подписание формального акта о присоединении этого острова к США состоялось лишь в январе 1899 г., ковда из Гонолулу на Уэйк был специально послан крейсер «Беннигтон». Таким образом, еще летом 1898 г., во время испано-американской войны Гавайские острова служили плацдармом для американской оккупации островов Гуам, Уэйк, Уилкс, Мидуэй и ряда других, ставших звеньями в цепи стратегических баз США на Тихом океане73. Вместе с Филиппинами, Гуамом, Уэйком и Мидуэем Гавайские острова образовали «островной мост», перекинутый через Тихий океан от западных берегов США к Азиатскому материку. Теперь американские войска, расположенные на Филиппинах, отделяло от Китая лишь Южно-Китайское море.

В следующем, 1899 г. США по трехстороннему соглашению (США—Великобритания—Германия) закрепили за собой о-в Тутуила и ряд других островов из архипелага Самоа к востоку от 171-го меридиана. По поводу этого империалистического «дележа» о-вов Самоа В. И. Ленин записал в  своей сводке «Главнейшие кризисы в международной политике великих держав после 1870—1871 годов»: «1899: „Трения» между Германией, Англией и Соединенными Штатами из-за Самоа. Угрозы войной. Конфликт. Договор о „дележе» этих островов: 14.XI.1899»74.

Закрепив за собой тихоокеанские подступы к Азиатскому материку — Гавайи, Филиппины, Самоа, американские правители под давлением Американо-азиатской ассоциации и «Америкэн Чайна дивелопмент К0», представлявших заинтересованные деловые круги Америки, стремились занять решающие позиции в Азии, в первую очередь в Китае.

Одновременно с экономическим проникновением в Китай американские империалисты, используя в качестве опорных пунктов Гавайские и Филиппинские острова, на рубеже XIX—XX в.в. пытались укрепиться на китайской территории.

Опьяненные первыми колониальными приобретениями за пределами Американского континента, империалисты США начали мечтать об установлении своего владычества над другими народами и. странами земного шара. Видная фигура в империалистических кругах Америки — сенатор Генри Кэбот Лодж открыто требовал завоевания экономического господства США над всем миром75.

Оценивая военно-стратегическое значение захвата Соединенными Штатами Гавайских и Филиппинских островов, В. И. Ленин сделал выписку в одну из своих тетрадей по империализму: «Гавайские острова — 1/2 дороги от Панамы в Гонконг» 76.

Уже на рубеже XIX—XX вв. американские экспансионисты заявляли: «Мы должны обладать обширными колониями, в различных частях света». В соответствии с этой программой Гавайские и Филиппинские острова вместе с Панамским каналом должны были образовать гигантский опорный треугольник для превращения Тихого океана в «американское море» и обеспечить дальнейшее расширение экспансии США на Азиатском материке.

Примечания

  • В задачу данного обзора не входит рассмотрение вопросов внутренней истории гавайского государства XIX в. Об этом см.: Астафьев В. Колониальная политика США на Гавайях в доимпериалистический период (1790— 1890 гг.).—Учен. зап. Ин-та востоковедения АН СССР, М.; Л, 1950, вып. 1; Тумаркин Д. В стране вечной весны. М.; Л, 1963; Он же. Колониальная экспансия США на Гавайях. М.; Л, 1968.
  • Foreign Relations of the United 8tates, 1894. Wash., 1895, Appendix 2, p. 553, 1105—1107 (Далее: FR).
  • Stevens S. K. American Expansion in Hawaii, 1842—1898. Harrisburg, 1945, p. 283. Официальных данных об общей сумме американских капиталовложений на Гавайях к моменту аннексии, к сожалению, в нашем распоряжении не имеется. По признанию государственного секретаря США Джона Шермана, сделанному им в частной беседе- с русским дипломатом в мае 1897 г., Соединенные Штаты «потратили на Гавайские острова 80 млн. долл.» (Архив внешней политики России (далее: АВПР), ф. Канцелярия, 1897 г., д. 118, л. 94). По другим данным, на наш взгляд более соответствующим действительности, американские инвестиции на Гавайях в середине 90-х годов XIX в. не превышали 50 млн. долл. (Senate Report N 227, 53d Congr., 2d Ses., p. 249).
  • Г. А. Воллан —M. H. Муравьеву, № 37, 12(24) июня 1897 г.—АВПР, ф. Канцелярия, д. 118, л. 107.
  • Statistical Abstract of the United States (Annnal), 1909. Wash., 1909, p. 378.
  • Congressional Record, 53d Congr., 2nd Ses., vol. 26, pt. 6, p. 5499—55000; pt. 2,
  • Foreign Relations, 1894, Appendix 2, p. 430—431; Taylor A. P. Under Hawaiian Skies: A Narrative of the Romance, Adventure and History of the Hawaiian Islands. A Complete Historical Account. Honolulu, 1926, p. 477; Gessler C. Tronic, Landfall: the Port of Honolulu. N. Y., 1943, p. 202.
  • См.: Центральный государственный архив Военно-Морского Флота СССР (далее: ЦГАВМФ). Главный морской штаб, ф. 417, д. 13387, л. 19.
  • Senate Report N 227, 53d Congr., 2nd Ses., p. 342; Gessler C. Op. cit., p. 201—202.
  • Письмо адмирала Ирвина посланнику США на Гавайях Уиллису от 13 января 1894 г.— House Executive Document N 140, 53d Congr., 2nd Ses., p. 9.
  • House Executive Document N 140, 53d Congr., 2nd Sess., p. 9.
  • Волконский С. В. Гавайи: Заметки и размышления на Тихом океане,— Русское обозрение, 1894, июль, с. 161—162; Dole S. В. Memoirs of the Hawaiian Revolution. Honolulu, 1936, p. 169; Gessler C. Op. cit., p. 204.
  • House Executive Document N 140, 53d Congr., 2nd Ses., p. 5; Times Weekly, L., 1894, Dec. 28.
  • Foreign Relations, 1894, Appendix 2, p. 435—436.
  • Congressional Record, vol. 26, pt. 6, p. 5194.
  • Foreign Relations, 1894, Appendix 2, p. 501—502, 504.
  • Dole S. B. Op. cit., p. 169; Исторический вестник, 1898, февр., с. 717.
  • Memoirs of L. A. Thurston. Honolulu, 1936, p. 535—536; Times Weekly, 1895, Jan. 25.
  • Krout Mary H. Hawaii and a Revolution: The Personal Experiences of a Correspondent in the Sandwich Islands During the Crisis of 1893 and Subsequently. N. Y., 1898, p. 26.
  • Senate Executive Document N 16, 53d Congr., 2nd Ses., p. 21—22.
  • Memoirs of L. A. Thurston, p. 530; Thrum’s Hawaiian Annual and Standard Guide Combined with All about Hawaii for 1945—1946. Honolulu, 1946, p. 231.
  • Taylor A. P. Under Hawaiian Skies, p. 469; Gessler C. Op. cit., p. 207; Dole S. B. Op. cit., p. 170—171.
  • Dole S. B. Op. cit, p. 171; Thrum’s Hawaiian Annual… for 1945—1946, p. 231;
  • Day A. G. Hawaii and its People. New York; Boston; Toronto, 1955, p. 220.
  • Gessler С. Op. cit., p. 208; Day A. G. Op. cit., p. 220.
  • Thrum’s Hawaiian Annual… for 1945—1946, p. 232; Taylor A. P. Under Hawaiian Skies, p. 593, 594; Gessler C. Op. cit., p. 208.
  • Pratt J. W. Expansionists of 1898: The Acquisition of Hawaii and the Spanish Islands. Baltimore, 1936, p. 198.
  • Stevens S. A. Op. cit., p. 275.
  • Gessler C. Op. cit., p. 209.
  • Times Weekly, 1895, Febr. 8; Foreign Relations, 1895, p. 820—835; Dole S. B. Op. cit.. p. 172; MacDonald A. Revolt in Paradise: The Social Revolution in Hawaii after Pearl Harbor. N. Y., 1944, p. 24. Лилиуокалани была приговорена к пяти годам заключения и штрафу в 5 тыс. долл. Однако уже в 1896 г. Лилиуокалани вместе с рядом других осужденных получила амнистию и была восстановлена в гражданских правах (АВПР, ф. Канцелярия, д. 173, л. 233; Foreign Relations, 1896, p. 388).
  • Dole S. В. Op. cit., p. 171; Pratt J. W. Expansionists of 1898, p. 198.
  • Memoirs of L. A. Thurston, p. 526—527, 529.
  • Bailey Т. A. The United States and Hawaii during the Spanish-American War. — The American Historical Review, Richmond, 1931, Apr., vol. XXXVI, p. 555.
  • Ibid.; Day A. G. Op. cit., p. 227.
  • Rish С. R. The Path of Empire; a Chronicle of the United States as a World Power. New Haven, 1921, p. 118, 120.
  • Messages and Documents, 1898—1899. Abridgement in 4 vol. Wash., 1899, vol. 4, p. 68. За успешные действия против испанского флота в Манильской бухте 1 мая 1898 г. коммодору Дьюи было присвоено звание контр-адмирала военно-морского флота США.
  • АВПР, ф. Канцелярия, 1898 г., д. 114, л. 161.
  • Messages and Documents, 1898—1899, vol. 2, p. 905; Gessler C. Op. cit., p. 219.
  • В состав отряда генерала Грина входили пехотные полки штатов Колорадо, Небраска и Пенсильвания, 2 батальона пехоты регулярной армии США, 2 артиллерийские батареи штата Юта и саперный батальон.
  • Message and Documents, 1898—1899, vol. 1, p. 286; vol. 3, p. 55, 62; vol. 4, p. 108—110, 118, 127; Taylor A. P. The American Navy in Hawaii —The United States Naval Institute Proceedings, 1927, Aug., vol. 53, N 293, p. 923—924; Pratt H. Hawaii, off-shore Territory. N. Y., 1944, p. 27; Испано-американская война: Отчет командированного к американским войскам йа остров Кубу полковника генерального штаба Ермолова. СПб., 1899, с. 126; Морской сборник, СПб., 1898, № 7. Морская хроника, с. Э5.
  • Taylor А. P. The American Navy in Hawaii, p. 924.
  • Отряд состоял из 7 пехотных полков, 1 батальона волонтеров, 4 рот регулярной пехоты и 2 батарей тяжелой артиллерии (Морской сборник, 1898, № 7. Морская хроника, с. 35).
  • Испано-американская война, с. 126, 138; Аварии В. Я. Борьба за Тихий океан: Агрессия США и Англии, их противоречия и освободительная борьба народов. М., 1952, с. 101; Bernardo С. J., Bacon Е. Н. American Military Policy. Наrrisburg, 1955, p. 288.
  • Gessler С. Op. cit., р. 219—220.
  • Senate Document N 188, 55th Congr., 2nd Sess., p. 3—26; Senate Document, N 315, 55th Congr., 2nd Sess., p. 2.
  • См.: АВПР, ф. Канцелярия, 1897 г., д. 118, л. 111.
  • Senate Report N 681, 55th Congr., 2nd Sess., p. 31—32.
  • House Resolution N 259.— Congressional Record, vol. 31, pt 5, p. 4600; House Report N 1355, pt. 1, 2, 55th Congr., 2nd Ses.
  • Congressional Record, vol. 31, pt. 6, p. 5776—5777.
  • Ibid., p. 5789—5792.
  •   Петтигру P. Ф. Торжествующая плутократия. M., 1922, с. 334.
  • Там же, с. 292; The Graphic, 1893, Febr. 4, p. 90; F. D. Roosevelt: His Personal1 Letters, Early Years, 1887—1904. N. Y„ 1947, p. 147; Congressional Record, vol. 31, pt. 7, p. 6648—6650; Pratt J. W. Expansionists of 1898, p. 313.
  • АВПР, ф. Канцелярия, 1898 г., д. 114, л. 201.
  • Selections from the Correspondence of Th. Roosevelt and H. C. Lodge. N. Y.,. 1925, vol. 1, p. 311.
  • Pratt J. W. Expansionists of 1898, p. 322.
  • 3 июля 1898 г. в морском сражении при Сантьяго-де-Куба флотилия американского адмирала Сэмпсона разгромила испанскую эскадру адмирала Серверы.
  • АВПР, ф. Канцелярия, 1898 г., д. 114, л. 216; Congressional Record, vol. 31, pt. 7, p. 6712.
  • Лондон Д. Рассказы о Сандвичевых островах.— Собр. соч. М.; Л., 1926, т. 11, с. 10.
  • Beardslee L. Pilikias.— North American Review, N. Y., 1898, Oct., vol. 167, p. 475. Мнение законодательного собрания Гавайской республики, ратифицировавшего в сентябре 1897 г. аннексионистский договор, не являлось выражением воли гавайского народа, так как собрание состояло из американских плантаторов, сахарозаводчиков и их агентов (АВПР, ф. Канцелярия, 1897 г., д. 118, л. 220; Times Weekly, 1897, Sept. 24).
  • АВПР, ф. Канцелярия, 1895 г., д. 114, л. 49.
  • Stevens S. К. Op. cit., р. 288.
  • Гавайское слово «пиликиа» означает «народные волнения», «беспорядки».
  • Beardslee I. Op. cit., p. 475.
  • Congressional Record, vol. 31, pt. 6, p. 5884.
  • Stevens S. K. Op. cit., p. 288.
  • История этого флага такова. Офицер американского крейсера «Бостон», активный участник переворота 1893 г. на Гавайях JI. Янг взял на сохранение американский флаг, который развевался над островами по приказу посланника США Джона Стивенса в течение двух месяцев (февраль-март 1893 г.), пока не было получено указание из Вашингтона о его снятии. В течение пяти лет ярый аннексионист Янг сохранял этот флаг, будучи твердо убежден, что «рано или поздпо США снова поднимут его над островами». После начала испано-американской войны капитан Янг передал сохраненный им флаг Л. Тэрстону, который немедленно связался с президентом США Маккинли. В Белом доме одобрили предложение капитана Янга, и в знак преемственности и одобрения всей предшествующей захватнической политики США в отношении Гавайских островов над архипелагом было решено поднять тот самый флаг американских колонизаторов, который они безуспешно пытались водрузить в январе 1893 г. (United States Naval Institute Proceedings, vol. 53, N 293. Secretary’s Notes, p. 934).
  • Messages and Documents, 1898—1899,.vol. 4, p. 145—147.
  • Gessler C. Op. cit., p. 221.
  • Адмирал военно-морского флота США Бирдсли косвенным образом указывал на сопротивление гавайцев установлению американского господства на островах, когда писал в 1898 г что важнейшим мероприятием для ликвидации волнений и антиамериканских выступлений на Гавайских островах является «завоевание доверия и расположения гавайцев» (Beardslee L. Op. cit., p. 478—480).
  • Ibid., p. 479.
  • К сожалению, в распоряжении автора нет ни соответствующих архивных документов, ни гавайской, ни даже американской прессы конца XIX в., которые, по всей вероятности, дали бы возможность на конкретном историческом материале показать сопротивление гавайцев американскому господству в 1898 г. О том, что такая борьба действительно имела место в истории Гавайских островов, имеются косвенные подтверждения, правда в очень немногих опубликованных работах американских историков по гавайскому вопросу, хотя в целом работ вышло немало. Так, например, в опубликованном в Гонолулу в 1954 г. сборнике статей по социальной истории Гавайских островов прямо говорится, что передача суверенитета Гавайской республики Соединенным Штатам в 1898 г. вызвала сопротивление со стороны многих гавайцев и смешанного населения, однако конкретных фактов опять-таки не приводится (Social Process in Hawaii. Honolulu, 1954, vol. 18, p. 4).
  • В переводе с исп.: Воровские, или Разбойничьи, острова; в настоящее время называются Марианские острова.
  • См.: АВПР, ф. Канцелярия, 1898 г., д. 114, л. 208; Message and Documents, 1898—1899, vol. 4, p. 151—153; vol. 2, p. 905; Испано-американская война, с. 137; Bryan E. H. American Polynesia and Hawaiian Chain. Honolulu, 1942, p. 211; Walker Z. W. Guam’s Seizure by the United States in 1898.—Pacific Historical Review, 1945, vol. 4, N 1, p. 2—10.
  • Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 28, с. 669.
  • См.: Foster W. Z. History of the Communist Party of the United States. N. Y., 1952, p. 77—78.
  • Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 28, с. 186.