Документы по вопросу признания колонии Росс, 1812-1825

Подборка включает: Протокол по результатам переговоров губернатора Новой Калифорнии П.В. де Сола с правителем Росса И.А. Кусковым,Письмо российского посланника в Мадриде Д.П. Татищева управляющему Министерством иностранных дел России графу К.В. Нессельроде;Объяснение Главного правления Российско-Американской компании; Протокол встречи в Россе индейских вождей с капитан-лейтенантом Л.А. Гагемейстером; Документы о переговорах в Россе между К.И. Шмидтом и представителем мексиканского правительства А. Фернандесом де Сан Висенте.

Протокол по результатам переговоров губернатора Новой Калифорнии П.В. де Сола с правителем Росса И.А. Кусковым

Сан-Франциско, 28 октября 1816 г.

В порте Святого Франциска, находящимся в Новой Калифорнии, между мною, губернатором сей провинции Дон Пабло Виценти Де Соло, и командиром российского военного брика «Рюрика» лейтенантом Коцебу обще положено следующее:

Уже прошло около пяти лет, как в близи порта Бодего поселился русской нации господин Иван Александрович Кусков по повелению начальника владений Российской Американской компании г-на Баранова, о чем предшественник мой, три года тому назад, узнав нечаянно, посылал повеление г-ну Кускову от короля Новой Гишпании, дабы он оставил немедленно гишпанские владения, простирающиеся до пролива Жуан Фука; г-н Кусков отнесся ему, что он без приказания своего начальника г-на Баранова решиться на сие не может, но все полученные им бумаги от короля Новой Гишпании доставит г-ну Баранову, которой препроводит их вышнему начальству в С. Петербург, откуда не замедлит придти повеление, по коему он станет действовать.

Господин Коцебу просил меня позволить г-ну Кускову приехать в порт Святого Франциска, где я при ниже подписавшихся свидетелях требовал от него, г-на Кускова, дабы оставил гишпанские владения, но он мне отвечал, что сие без повеления г-на Баранова сделать не в состоянии; почему я просил командира брика «Рюрика» приказать г-ну Кускову оставить гишпанские владения; но сей последний отнесся мне, что не имеет на это власти, но донесет о сем вышнему начальству, коему представит также и копию с сей бумаги, на которую без сомнения воспоследует справедливейшее решение.

На подлинном подписал: Лейтенант Коцебу

Опубликовано: Россия в Калифорнии: Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803-1850: В 2х тт. / сост. и подгот. А.А. Истомина, Дж. Р. Гибсона, В.А. Тишкова. М., 2005. Т.1. С. 246.

Письмо российского посланника в Мадриде Д. П. Татищева управляющему Министерством иностранных дел России графу К. В. Нессельроде

Мадрид, 14/26 марта 1817 г.

Милостивый государь!

Донесение морскому министру от коменданта порта Коллао возбудило внимание испанского правительства к успехам наших факторий на северо-западном берегу Америки. По сему донесению, поселение в порте Бодего, лежащее под 38°15′ широты, может стеснить тот промежуток, который отделял некогда наши владения от владений испанских. Комендант порта Коллао подкрепляет свои осведомления подробностями, взятыми из журнала путешествия корабля «Суворова», и объявлениями, которые губернатор сант-блиский получил от некоторых дезертиров из наших колоний: новое российское поселение, лежащее между портом Сант-Франциско и мысом Мендоцинским, выставляется как бы новым свидетельством стремления наших факторий распространиться на юг. Говорят, что оно окружено стенами, построено гораздо лучше, нежели другие фактории, и служит самым важнейшим складочным местом для торговли мехами. По сим осведомлениям, сообщение морем из порта Бодего с другими нашими колониями легко может воспоследовать, и воспоследовать деятельным образом.

Морской министр отдал сие донесение губернатора порта Коллао на исследование в одно из подведомственных ему отделение; и вероятно, что, вследствие сего разбирательства, будет дано повеление с точностью поверить, до какой параллели на восток и на юг простираются наши поселения.

Морской департамент в то же время получил известия о поселении при устье реки Колумбии, означенном на некоторых испанских картах под именем d’entrada d’Eceta, входа в Есету (46°16′ широты); но осведомления сии столь неточны, что неизвестно даже, Американские ли Соединенные Штаты или англичане основали сие поселение.

Г-н Пизарро очень смешанно говорил со мною о наших факториях на северо-западном береге Америки. Известия, недавно полученные им по сему предмету от морского министра, он смешивал с некоторыми неопределительными понятиями, которые он, кажется, почерпнул из переговоров, происходивших в 1803 году3 между г. Резановым и испанским в Сант-Франциско комендантом. Г. Резанов, в продолжении вояжа в Японию во время кратковременного пребывания своего в Сант-Франциско, домогался убедить губернаторов сант-франциского и калифорнского в том, чтобы они приняли в хорошую сторону предначертание учредить коммерческие сношения между сими колониями и колониями россиян, открыв для сих последних вход в пристани Монтереи, Сант-Диего и Сант-Франциско. Впрочем неизвестно, какие были следствия сих поступков г. Резанова.

Вероятно, что система нашего кабинета, по отношению к Америке, теперь остановилась; и Ваше Сиятельство без сомнения сочтете приличным дать мне наперед наставления, кои бы имели предметом облегчение исполнения оной.

С глубочайшим почтением имею честь быть

Вашего Сиятельства,
милостивого государя
нижайшим и покорнейшим
слугою министр российский в Мадриде Татищев

Опубликовано: Россия в Калифорнии: Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803-1850: В 2х тт. / сост. и подгот. А.А. Истомина, Дж. Р. Гибсона, В.А. Тишкова. М., 2005. Т.1. С. 247-248.

Объяснение Главного правления Российско-Американской компании

Августа 13 дня 1817 года

Уже проходит целое столетие, как Российские Самодержцы беспрерывно пекутся о доставлении своим подданным новых источников распространить торговлю из центра России по Восточному и Тихому морям. Когда кончились географические и астрономические на северо-востоке исследования, порученные славному капитан-командору Берингу, по инструкции, начертанной самим Петром Великим, и когда сотрудник Беринга капитан Чириков в 1741 году коснулся американского материка к мысу Св. Илии в 55° северной широты, с того времени от сего пункта к северу до Берингова пролива и за оной лежащие страны — все почитал российский двор своею принадлежностью, а купечество, поощренное правительством возможными пособиями, делая складства, начало отправлять из Охотска и Камчатки мореходные суда для промыслов и открытий новых мест.

Впоследствии, когда и третья (а вторая была в 1766 году, порученная лейтенанту Синдту) астрономическая же и географическая экспедиция, под начальством капитан-лейтенанта Биллингса (из англичан), назначена была из Охотска для дальних открытий, исследований и определений, то ему в начертанной и Екатериною Великою утвержденной в 1785 году секретной инструкции предписано было, между прочим, именно в статье XV: «на землях и островах, которые им будут открыты впервые, населенных ли, или ненаселенных, и за которые нет никакого спора, или которые еще не покорены никакой европейской державе, с согласия жителей, если оные есть, именем Ее императорского величества, Самодержицы Всероссийской, завладеть местами, гаванями, или привольями, которые он почтет полезнейшими «. Сей экспедитор ничего нового не открыл, и удовольствовался, достигнув помянутого мыса св. Илии, объявить себе чин капитана 1 ранга, и, побывав в дальнейшей по тогдашнему времени нашей колонии на острове Кадьяке, поворотился назад для исследования Чукотского мыса и народа, там обитающего.

Кроме того, во всех наставлениях, даванных от нашего правительства, по воле Монархов, всем частным вышеупомянутым складочным купеческим компаниям предписываемо было: стараться открывать новые места, а народы, на оных обитающие, скромным образом, то есть ласкою, подарками и торговыми связями, приводить в российское подданство; — что они и исполняли, открыв все почти ныне существующие, от Камчатки на северо-восток лежащие Алеутские острова, кроме дальних Кадьяка и Ситхи, также и мест на матером береге Америки в Кинайской и Чугачской губах и в Якутатском заливе. Открытие сих последних принадлежит нынешней Российско-Американской компании.

Равным образом и сей самой Компании в дарованных в 1799 году привилегиях предоставлено: «по открытию из давних времян российскими мореплавателями берега северовосточной части Америки, начиная 55° северной широты и гряд к Америке, а на юг к Японии, и по праву обладания оных Россиею, пользоваться всеми промыслами и заведениями, находящимися ныне по северовосточному берегу Америки от вышеписанного 55° до Берингова пролива и за оной, также на островах Алеутских и Курильских и других, по Северовосточному океану лежащих; также делать ей новые открытия не токмо выше 55° северной широты, но и за оной далее к югу, — и занимать открываемый ею земли в российское владение на преждепредписанных правилах, если оные никакими другими народами не были заняты и не вступили в их зависимость».

Для знания же в будущее время таких новооткрытых и никем из европейцев не занятых мест, а также и на случай решения споров с какою-либо нациею, предписано от начальства зарывать в открываемые земли секретные знаки, состоящие из медных досок с надписью: земля российского владения и с изображением времени прежних давних лет; также в приличных местах, где есть жители, выставлять в жилищах их медные государственные гербы, для означения тем, кои из других наций пристали бы туда, что те земли и жители уже российского владения. Таковых секретных знаков и гербов несколько десятков передано и Российско-Американской компании еще в бытность основателя ее Шелихова от правившего должность иркутского и колыванского генерал-губернатора Якобия. Правитель ее в колониях, при всяком удобном случае, не оставлял, чрез рассылаемые им за промыслами и осмотрами разных мест отряды, зарывать таковые знаки с обсервациею зенита.

Российско-Американская компания, хотя пользуется и великим пространством своих занятий по всем Алеутским островам и на матером береге, но доселе не могла нигде обрести места, способного для хлебопашества. Инде почва, а инде прибрежной мокрой климат противятся всем усилиям; а без своего хлеба обойтись никак невозможно; ибо привозимый в колонии из Сибири чрез Охотск становится весьма дорог, и притом подвергается гибели по причине часто случающихся кораблекрушений, от коих нередко претерпевали бедственной в колониях голод. По сей неизбежной надобности Компания вынуждена была искать выше 55° места, где бы можно было завести свое хлебопашество; и она силилась найти оное в 46-й степени (°) при реке Колумбии; но и там и по всему берегу нового Альбиона до губы Тринидат такового не отыскалось, да и благонадежных корабельных пристанищ не усмотрено; притом же и обитатели тамошние зверского и неукротимого нрава. Сие, равно как и то, что и Северо-Американские соединенные штаты в то же время отправили свои экспедиции морем и землею на помянутую реку Колумбию, с решительным определением заселиться при оной и далее на берегах нового Альбиона, было причиною, что правитель наших колоний коллежский советник и кавалер Баранов решился и сам послать экспедицию для осмотра мест ниже Колумбии между губою Тринидат и заливом Сант-Франциско, и тем упредить северо-американцев, поруча исполнение сего в 1808 году коммерции советнику Кускову. Сей сотрудник Баранова, бывши с двумя судами на берегах нового Альбиона, положил вверенные ему секретные знаки: один в губе Тринидат по 41°, а два в 38° и еще один в 37° в самом заливе Сант-Франциско, где находится последняя крепость Калифорнии; диким же жителям в обеих бухтах Бодего роздал, сверх подарков, металлические медали и узнал, что они принадлежат только самим себе; на калифорнских гишпанцев, когда они заходят далеко, нападают неприятельски и убивают, а чтобы сия страна и жители ее когда-либо принадлежали какой европейской нации, ни малейших признаков не нашел; для водворения же компанейского на первой случай отыскал способное место между помянутыми бухтами большой и малой Бодего под 38°33′ северной широты и 237°25′ восточной долготы от Гринвича, в расстоянии около 45 верст от калифорнской крепости Сант-Франциско, но не смея сам собою занять оное, решился ожидать повеления.

Между тем, как сие происходило, по донесениям вышепомянутого правителя Баранова, сомневавшегося, не сделают ли в водворении нашем между Тринидатом и Сант-Франциско из зависти препятствия Северо-Американские Штаты, отправившие уже, как выше объяснено, на Колумбию экспедиции, и потому просившего исходатайствовать на сей случай пособие и защиту от Государя Императора, Правление Компании имело счастье 4 ноября 1809 года довести все то до сведения Его Императорского Величества. С сего всеподданнейшего донесения и представления государственному канцлеру Н.П. Румянцеву Правление Компании прилагает при сем списки, так как и с последовавшего на оные отношения государственного канцлера, от 1 декабря того ж года, с изображением того, что Государь Император благоизволил обещать Монаршее свое заступление во всяком случае относительно к заселению, которое Компания предначнет.

Опираясь на сем Всемилостивейшем обнадеживании, управляющий колониями отправил в 1811 году помянутого же г. Кускова с несколькими десятками русских промышленных, и предписал ему на отысканном им при малом Бодего месте, ежели тамошние жители не воспрепятствуют, сделать заселение, которому 30 августа 1812 года и сделано начало как в постройках, так и в хлебопашестве, в виду тамошних коренных жителей, принявших наших ласково и не препятствовавших тому водворению. О сем событии Правление Компании имело счастье всеподданнейше донести Его Императорскому Величеству, представя сие донесение Вашему Сиятельству при бумаге 22 марта прошлого 1816-го года под № 1745.

На усмотрение Ваше прилагая у сего план и вид помянутому селению, названному Славянск или Росс, Правление Компании за долг поставляет присовокупить еще свое замечание:

1-е, Что точных и ясных пределов по земельности ниже или севернее крайней гишпанской в Калифорнии крепости С-т Франциско, находящейся в заливе сего же имени, ни на каких картах нет.

2-е, Нет также и ни малейших признаков на всем пространстве берега Нового Альбиона, от помянутой крепости до реки Колумбии, чтобы лежащие на оном страны принадлежали какой-либо европейской нации, особенно же там, где заведено наше селение, — даже самые индейцы, обитающие там кочевными или переходными жилищами, не покорены гишпанцами и ныне им не покоряются, но состоят против них в ненавистном положении; прочие же индейцы, внутри областей калифорнских на юг простирающихся обитающие, не токмо покорены гишпанцами, но многие из них приняли и религию их; для чего наиболее и находятся во всех главных гишпанских селениях миссионеры.

3-е, Прилагаемая у сего выписка из секретного письма или донесения к государственному канцлеру покойного камергера Резанова, от 19 июня 1806 года показывает, что он, бывши в порте Сант-Франциско и сам, очевидно, многое видев и узнав, уверяет, что обе Бодеги гишпанцами точно не заняты, и вообще далее или севернее того порта они не водворились, и в том ссылается не токмо на собственное свое обозрение, но и на великобританского королевского капитана Ванкувера, также обозревавшего весь Альбион и Калифорнию. Журнал путешествия сего последнего всему свету известен.

4-е, Что, основываясь на сих уверениях о незаселенности и непротиворечущем приеме наших людей старожителями обеих Бодег — индейцами, компания воспользовалась тем же народным правом, которым и все европейские нации пользовались при водворениях своих в обеих Индиях.

5-е, Что приезжавшие в то наше селение королевские из порта Франциско офицеры и несколько раз другие тамошние чиновники, как теперь видно из ноты г. де Зеа Бермудес, для осмотра того селения, ни слова не говорили о том, чтобы наши оставили оное место. Коммерции советник Кусков уверяет в донесении от 1815-го года, что они любопытствовали все видеть и желали, чтобы между ими и нашими была торговая связь; о чем даже будто бы писали и к губернатору в Монтерей. Они обошлись дружески и одарили Кускова скотом, лошадьми и прочим. Ежели бы та земля, которую наши заняли, была подлинно гишпанская, то посетители о том объявили бы, а может быть и настоятельно требовали бы оставить оную и не желали бы торговли с нами; но вместо того сии же посетители сообщили нашим известие, что шкиперы Северо-Американских Штатов, бывшие в порте Сант-Франциско, уверяют, будто бы руские намерены выгнать гишпанцев из Калифорнии. Почему г. Кусков уверил их в противном тому, ведя себя и подчиненных своих в самой строжайшей пристойности и дружбе с ними, — а притом хотел и сам побывать в порте Франциско и уверить о том же лично коменданта крепости. Впрочем, исполнил ли он сие, ожидается еще известия.

6-е, Что к сему заселению Компания вынуждена крайностью, дабы иметь свой хлеб и прочую экономию, по невозможности завести сие в прочих ее колониях; а там г. Кусков завел уже несколько овощных огородов и нивы. На последних хлеб хотя родился изобильно, но от множества птиц жатва была умеренная. Скота имеет довольно, — и всем сим, равно и полученною чрез торговлю в самой Калифорнии провизиею, снабжает уже и Ситхинскую нашу колонию.

7-е, О торговле с Калифорниею Правление Компании именем Совета, для нее учрежденного, имело счастье сделать всеподданнейшее свое Его Императорскому Величеству представление, поднесенное Вашему Сиятельству от 31 генваря 1816 года. Остается просить особу Вашу обратить милостивое внимание на все, изъясненное в том представлении, и осчастливить Компанию Вашим ходатайством как по оному, так и в настоящем деле о заведенном в Бодего селении, которого соседство не токмо никогда не может быть опасно для Калифорнии, но в случае нужды послужит даже и защитою от ее неприятелей. Впрочем, можно предполагать на верное, что ежели бы не русские там поселились, то тоже бы сделали северо-американцы, которые, заведя поселение свое на Колумбии, лишились оного от англичан во время последней с ними вражды, а ныне опять там заселяются и, по суровости климата и обитателей, конечно, станут подаваться южнее. Сия нация для гишпанцев опаснее русской, ибо они и своих государственных постановлений не уважают ради корысти и видов своих; — что усмотреть можно из донесения чрезвычайного посланника и полномочного министра в Филадельфии графа Палена к государственному канцлеру от 9/21 июля 1810 № 3.

8-е, Что селение то, названное гишпанцами крепостью, загорожено деревянным тыном, как усмотреть изволите из плана, для предохранения от нечаянных нападений индейцев, без чего нельзя было бы спокойно предаться сну, ибо сколько индейцы ни дружны теперь с нашими, но полагаться на них не должно. Равным образом и пушки, там имеющиеся, помещены в селении для того, чтобы сохранить к себе почтение, ежели бы пристало к тому месту какое иностранное судно, а особливо приватир, каковых в тамошних морях шатается довольно. Североамериканские шкиперы с своими судами, имеющими артиллерию, часто пристают к берегу того селения и починивают оные; может быть между ими и были приватиры. Объяснив таким образом со всею откровенностью о намерениях и предположениях нашего правительства, его дозволениях и о праве заселения в малом Бодего, Правление Компании осмеливается еще присовокупить свое заключение.

Что гишпанцы, конечно, не преминут утверждать, что и все страны, на север от порта С-т Франциско простирающиеся, и за Колумбию, принадлежат им, хотя ими и не заняты, и народы оных ими не покорены, но едва ли чем, кроме умствований, могут доказывать сие право пред целым светом. Такой голос уже слышен и от граждан северо-американских, плавающих в наши колонии. Они единогласно утверждают, что почти весь Альбион принадлежит им, по тому праву, что их республика обитает параллельно на другом береге сего же материка. Сии более смешные права хотя и не будут никогда обнаружены пред светом, но между тем республиканцы, сообразуясь с своею конституциею, не оставят занимать мест, где их выгоды будут видны, быв уверены, что недеятельные гишпанцы не в состоянии им противиться, особенно же, когда займут места по далее от их глаз.

Выше объяснено, что Американская компания искала мест к заселению в 46 степени (°) при реке Колумбии. Она не один сей предмет имела в виду, но еще и другой, не менее важной, и именно: поискать между 48° и 49е северной широты и открыть потомков русских; ибо известно и правительству, что в 1741 годе посланной с корабля вышеупомянутой первой экспедиции капитана Чирикова штурман Дементьев с 12 человеками для обозрения под 55° места на американском материке не возвратился назад, так как и на другом вслед за ним ялике два посланные матроса остались там же.

Потомство сих русских, размножившихся уже до 500 человек и разделившихся по селениям, коих насчиталось до десятка, видел в 1787 годе гишпанский королевский морской офицер Гаро, командовавший пакетботом «Шарль». Впрочем, открытия сих людей со стороны Компании еще не учинено, потому что иногда препятствовали противные ветры и разные морские случаи, а иногда не было надежных мореходов, коим бы сию важную экспедицию вверить было можно. При всем том, однако же, Компания не упустила настаивать, чтобы оных людей непременно отыскать и открыть, коль скоро будет в колониях в службе Компании такой морской офицер, коего знания и добронравие известны; и кажется, что ныне сие открытие поручено будет начальнику 4-й кругосветной компанейской экспедиции — капитан-лейтенанту Гагемейстеру, как необыкновенному моряку и человеку.

Когда сии руские, в Америке обитающие более 70 лет, будут отысканы и найдены в таком состоянии, что их, по привычке к тамошнему климату и хорошей населенности, должно будет для пользы отечества оставить там же, уповательно, что гишпанское правительство не оставит также присваивать и ту землю, на которой они живут. Правлению Компании хотя частно известно, что об открытии сих людей Гаром наше правительство извещено было чрез пребывавшего в 1789 годе в Мадриде российского посланника господина Зиновьева, но неизвестно токмо, какие мысли имело тогда о сем гишпанское правительство и не имело ли оно переписки по сему случаю с нашим правительством.

На случай, ежели подлинно сии люди, потомки уже тех, кои остались, принявшие совсем другое в образе жизни и мнении направление, будут открыты компанейскими экспедициями, то как с ними поступить, нужно бы иметь предварительное наставление правительства. Для чего Правление Компании и осмеливается просить о том Ваше Сиятельство.

Опубликовано: Россия в Калифорнии: Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803-1850: В 2х тт. / сост. и подгот. А.А. Истомина, Дж. Р. Гибсона, В.А. Тишкова. М., 2005. Т.1. С. 250-257.

Протокол встречи в Россе индейских вождей с капитан-лейтенантом Л. А. Гагемейстером, удостоверяющий их дружеские отношения с русскими

Росс, 22 сентября 1817 г.

Тысяча восемьсот семнадцатого года сентября 22 дня в крепость Росс явились по приглашению начальники индейцев Чу-гу-ан, Амат-тан, Гем-ле-ле с другими. Приветствие их переведенное имело содержанием благодарность за приглашение.

Капитан-лейтенант Гагемейстер приносил им от имени Российско-Американской компании благодарность за уступку Компании земли на крепость, устроении и заведении, которые на местах, принадлежавших Чу-гу-ану, называемых жителями Мэд-жы-ны, и сказав, что надеется, что не будут иметь причины жалеть о соседстве русских.

Выслушав переведенное ему, отвечал Чу-гу-ан, равно и второй Амат-тан, коего жилище также не в дальнем расстоянии: «что очень довольны занятием сего места рускими, что они живут теперь в безопасности от других индейцев, кои прежде делывали на их нападении — что безопасность та началась только от времени заселения».

После сего приятного отзыва сделаны были тоёнам и прочим подарки, а на главного, Чу-гу-ана, возложена медаль серебряная, украшенная. Императорским российским гербом и надписью «Союзные России», и объявлено, что таковая дает ему право на уважение русских, почему без оной приходить к ним недолжно, и налагает на его обязанность привязанности и помощи, если случай того потребует; на что как он, так и прочие объявили готовность, принося благодарность за прием.

По угощении, при выходе из крепости, выпалено в честь главному тоёну из одной пушки.

Что в присутствии нашем точно таковой был отзыв главных тоёнов, свидетельствуем мы нижеподписавшиеся.

На подлинной подписали:
флота капитан-лейтенант и кавалер Леонтий Гагемейстер;
штаб-лекарь надворный советник Кернер;
советник, начальствующий в крепости Росс, Иван Кусков;
штурманский помощник 14 класса Кислаковский;
комиссионер Кирилл Хлебников;
коммерческий Прокофий Туманин.

Опубликовано: Россия в Калифорнии: Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803-1850: В 2х тт. / сост. и подгот. А.А. Истомина, Дж. Р. Гибсона, В.А. Тишкова. М., 2005. Т.1. С. 257-259.

Документ о переговорах в Россе между К. И. Шмидтом и представителем мексиканского правительства А. Фернандесом де Сан Висенте

Росс, 12 октября 1822 г.

12/23 дня октября 1822-го года, бывши в доме в жительстве г. правителя селения Росс, гишпанцами Кусковым называемо, г. посланник от мексиканского двора дон Агустин Фернандес Де Висенте и свидетели: его преосвященство всех миссий в новой Калифорнии отец Марьяно Паярес и комендант пресидио С. Франциско дон Луис Аргуэлло и лейтенант пехотного полка С. Бласо дон Антонио Вайя начали просить настоятельно по прибытии сюда; в ответ получил от г. правителя дон Карл Шмидта, гг. Василия Старковского, Якова Дорофеева, Федора Свиньина и Василия Грудинина при собрании их бумаги, касающиеся до селения здешнего места, на что и отвечал, что все бумаги находятся у господина Главного правителя в Ситке, которые и получены от гишпанского двора, также показал бумаги о заключении союза между двумя дворами, гишпанского и российского, которые подписаны 17-го октября 1812 года6, также от гг. директоров бумага о союзе между нами и гишпанцами, живущих в Калифорнии, которую подписали 31 июля 1812 года. Случится, мексиканское правительство будет настоять о возвращении здешнего места, то вы должны дать в скором времени знать своему г. правителю, и оставивши всё дело до решения г. Хлебникова, на которого вы ссылайтесь, уполномоченным от господина Главного правителя, про здешнее место, которой теперь находится в порте Монтерей на брике «Булдаков» под командою г. командира Этолина.

К сему подписали день месяц и год
Карл Шмидт
Василий Старковский
Яков Дорофеев
Федор Свиньин
Василий Грудинин
Василий Старков
Фернандес Сан Висентин
Иеромонах Марьяно Паярес
Луиз Антонио Аргуэлло
Антонио Вайя
Секретарь Хозе Хоаким Студео

Донесение Конторы селения Росс К.Т. Хлебникову о визите в Росс А. Фернандеса де Сан Висенте и переговорах с ним.

Росс, 13 октября 1822 г.

Контора сия честь имеет донести: прибывшей ныне сюда в селение Росс 10 числа ныне текущего месяца из Мексики правительства своего г. посланник дон Агустин Фернанд Де Висенте, при котором его преосвященство всех миссий Калифорнии Марьяно Паярес и порта С. Франциско г. комендант дон Луиз Аргуэлло и прочие нижних чинов военнослужащие всех числом 21 человек, правитель конторы Шмидт, к приличию тем сделав честь, приказал поднять флаг, и не сколько сделано было выстрелов из пушек, и угощаемы был по возможности здешних запасений и прочего. Назавтре 11-числа г. посланник изволил здесь спрашивать правителя конторы Шмидта, по какому позволению здешнее заселение занято имеются ли на то от вышних правительств, от испанского и российского дворов, бумаги. Который объяснил об себе, что он нарочно от правительства Мексики послан обозреть наше заселение, проговаривая: которое принадлежит правительству Мексики, а не России, на что правитель отвечал: у меня здесь таковых бумаг не имеется, а имеются на то у господина Главного правителя в Ситке. Правитель конторы показал ему манифест, состоящей 1812 года, с приложением трактата, утвержденного о союзе с испанским двором, также писанное извещение от Главного Компании правления о союзе живущим по Калифорнии испанцам, которые он смотрел, а прочитав, невзирая на то уверял: непременно вы должны сняться в Ситку и оставить здешнее место, принадлежащее правительству Мексики, на что правитель ему отвечал, что я никак не могу без воли главного начальства оставить здешнее заселение, когда будет от оного приказание, тогда я должен оставить здешнее заселение и выбыть совсем в Ситку. Сделал бумагу г. посланник в одном содержании два экземпляра на испанском переводе за подписанием с обоих сторон свидетелями о отзыве правителя конторы Шмидта о неимеющихся у него здесь от вышнего правительства бумаг никаких, кроме выше упомянутого манифеста. Из этих г. посланник двух выше сказанных экземпляров один предоставил правителю, а другой взяв себе, намерен возвратиться в скором времени в Мексику и, уверяя, что непременно ихнее правительство настоит решить дело с российским двором об здешнем заселении, чтоб не могло быть занято российской нацией, и объяснил также, чтоб дать знать в скором времени о сем деле главному правителю. На что правитель конторы Шмидт предложил: не угодно ли ему решить о сем деле в Монтерее с вами, на что и согласился для решения дела сего по прибытии его в Монтерей, правитель конторы приказал списать копию с того экземпляра на российском диалекте чрез переводчика Волкова, кои подлинной и копия при сем и манифест с приложением трактата препровождаются к вам в Монтарей, о чем контора сия и доносит.

Конторы в Россе письмоводитель Василий Старковский.

Документ, удостоверяющий предъявление А. Фернандесом де Сан Висенте требования о ликвидации селения Росс, и содержание ответа, полученного им от К.Т. Хлебникова.

Монтерей, 13 ноября 1822 г.

Нижеподписавшейся, Российско-Американской компании Ново-Архангельской конторы правитель Хлебников, сим имеет честь утвердить, что посланник от Мексиканского двора дон Августин Фернандес де Сан Винцент требовал от его и правителя селения Росс Карла Шмидта, чтоб оное селение с берегов здешних снять, предоставляя на сие сроку шесть месяцев.

Нижеподписавшийся имеет честь ответствовать, что он о требовании г. посланника как правителю Шмидту, так и ему лично, представит Главному правителю Российских колоний в Америке флота г. капитану и кавалеру Муравьеву и надеется, что к истечению 6-ти месячного срока от оного доставится управляющему должность губернатора Калифорнии приличное сведение.

Верно: правитель конторы К. Хлебников.

OCR 2006 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter