Великокняжеский визит. Путешествие великого князя Алексея Александровича по Соединенным Штатам Америки

Статья американской писательницы Сюзан Масси о первом визите в США Великого князя Алексея Александровича, сына императора Александра II.

В XIX в. отношения между Российской империей и молодой Американской республикой были исключительно дружественными и США рассматривали Россию как одного из наиболее верных союзников. Эта дружба достигла пика в 60-е и 70-е гг. XIX в. во время царствования Александра II. Императора, известного во всем мире благодаря многочисленным социальным и политическим реформам, в особенности отмене крепостного права, в США не просто уважали, а относились к нему с восхищением. Чувства были обо годными: до нас дошли восхищенные отзывы российского императора о Соединенных Штатах.

Однако взаимным уважением дело не ограничивалось: после сецессии Южных штатов французское правительство взяло курс на полное международное признание рабовладельческой Конфедерации и настаивало на том, чтобы и Великобритания и Россия также полностью признали Конфедеративные Штаты Америки. Русский император не только отказался, но и сделал следующий шаг: в 1863 г., в критический момент Гражданской войны в США, в бухту Нью-Йорка под всеми парами вошли российский фрегат и два корвета, а вскоре страна получила еще одну новость, что вторая российская флотилия причалила в Сан-Франциско. Вся Америка ликовала, а Авраам Линкольн в своем обращении к нации в день Благодарения назвал появление русского флота «щедростью Господней столь сверхъестественной, что она не может не заполнить сердце радостью».

В свете этой радости прошли и русско-американские переговоры по продаже Аляски, завершившиеся в 1867 г. Приобретение Аляски было значительным достижением для Соединенных Штатов с государственной точки зрения, но для средних американцев это событие было довольно бесцветным, к тому же отсутствовал человеческий фактор, яркая и интересная личность, на которой мог бы сосредоточиться интерес газетчиков и публики. Поэтому вершина российско-американских отношений была достигнута во время визита доброй воли великого князя Алексея Александровича, третьего сына императора, состоявшегося в 1871-1872 гг. Это был первый официальный визит персоны императорской крови в США (хотя в 1860 г. принц Уэльский посещал Америку, он путешествовал инкогнито). Великий князь Алексей был первым и таинственным гостем из далекой России, истинным принцем и представителем императорской династии Романовых, ассоциировавшихся в сознании американцев с очарованием и роскошью великой империи. Немудрено, что визит стал сенсацией и для журналистов, и для широкой публики.

Великий князь Алексей Александрович прибыл в Нью-Йорк 20 ноября 1871 г. и отбыл на родину 23 февраля следующего, 1872 г. За три месяца он посетил тридцать четыре американских города, тем самым предоставив большинству тогдашнего населения Америки возможность увидеть и приветствовать его, произвёл столь сильное впечатление на публику во время Марди-Гра1 в Новом Орлеане, его до сих пор помнят и почитают в этом городе. Повсеместно он был принят с громадным радушием, в его честь устраивались обеды, приемы и балы.

Американские леди в особенности были воодушевлены визитом молодого (великому князю исполнился 21 год), высокорослого (более шести футов [180 см]), светловолосого исполина с задумчивыми синими глазами и модными бакенбардами, вдобавок облаченного в морскую форму лейтенанта Российского Имперского флота. Подобно остальным членам царской фамилии, он владел несколькими языками, включая английский, на котором говорил свободно, хотя и с акцентом. Его публичные выступления отличались изяществом и точностью слога. Он был хорошим спортсменом, борцом, охотником и превосходным наездником, а также поклонником хороших сигар, тонких вин, оперы и музыкальной комедии, обладал сильным и глубоким певческим голосом. Хотя он не был особенно пластичным танцором, он демонстрировал нечеловеческую выносливость на танцевальном полу, с легкостью увлекая небольшую армаду воркующих от восхищения американок в поистине марафонские кадрили, вальсы и галопы.

Официальный визит великого князя продлился шесть недель, насыщенных официальными приемами, балами, парадами, обзорами, тостами и приветственными речами в адрес России, в то время воспринимавшейся как «наиболее преданный и непоколебимый друг Америки», произнесенными губернаторами, сенаторами, членами Конгресса США, мэрами городов и президентами университетов. Америку охватила «великокняземания». Алексей командовал специально организованным парадом на Бродвее, украшенном по данному случаю флагами Америки и России; посетил Вест-Пойнт (Морскую Академию США) и ознакомился с американскими торпедными технологиями на Бруклинской верфи. Он побывал в Филадельфии, откуда отправился в Вашингтон, где был принят президентом США Улиссом С. Грантом в Белом доме. Во время приема Алексей познакомился со знаменитым героем войны с индейцами, генералом Шериданом, которому он поведал о своем интересе к американскому Западу и своей мечте поохотиться на бизонов буффало. После Вашингтона великий князь был принят в штатах Коннектикут и Массачусетс. Он провел неделю в Бостоне, столице Массачусетса, где во время визита в знаменитый университет его приветствовала восхищенная толпа на Гарвардской площади. В Бостонском театре состоялся грандиозный бал, за которым последовал гала-банкет в Ревир-Хаусе, на котором присутствовали такие выдающиеся личности, как член Верховного суда США, прославленный юрист Оливер Уэнделл Холмс, знаменитый поэт, автор «Песни о Гайавате» Генри Лонгфелло, поэт и дипломат, борец за освобождение рабов Джеймс Расселл Лоуэлл, а также мэр Бостона и губернатор Массачусетса. После Бостона, Алексей направился в американские города Ниагара-Фоллз и Буффало, где в снежный день Рождества его прибытия ждала двадцатитысячная толпа, включавшая бывшего президента США Милларда Филлмора. Алексей также посетил Канаду и, вернувшись в США, направился в Кливленд и Детройт. Следующей остановкой стал Чикаго, где он осмотрел руины города, дотла сгоревшего в октябре 1871 г. и передал мэру города пять тысяч золотых рублей2 для распределения среди оставшихся без крова. После краткой остановки в Милуоки официальная часть визита закончилась в крупнейшем городе Американского Среднего Запада, Сент-Луисе. Неофициальная часть путешествия великого князя обещала быть еще более захватывающей. В последующие недели великий князь воплотил мечту бесчисленных русских мальчишек о приключениях на Диком Западе, охотах в прериях со знаменитым охотником Буффало Биллом (настоящая фамилия Коди) и прославленным генералом Джорджем Кастером, с участием Кавалерии США и племен индейцев Сиу. Путешествие великого князя закончилось «под фанфары»: вместе с генералом Кастером и его супругой Либби, он спустился по реке Миссисипи в Новый Орлеан, где принял участие в фестивале Марди-Гра, который был посвящен визиту «русского принца».

Пока Алексей был занят посещением Среднего Запада, генерал Шеридан также не отдыхал. Во время визита Алексея в Белый дом президент США Улисс С. Грант приказал передать всю Западную дивизию военного департамента США в распоряжение великого князя и поручил генералу Шеридану организацию охоты на бизонов (традиционно называемых в США «буффало») в бассейне реки Рипабликэн в штате Небраска, с топографией которого Шеридан был знаком со времен Индейской кампании 1868-1869 гг. Как национальный герой, к тому же пользовавшийся полной поддержкой президента, генерал Шеридан был именно тем человеком, который мог организовать грандиозную охоту, сдержав, таким образом, свое обещание великому князю.

Алексей и его свита прибыли из Сент-Луиса в город Норт-Платт, штат Небраска, в персональном поезде, составленном из пяти роскошно обставленных пульмановских мягких вагонов3.

Генерал Шеридан нанял самого знаменитого из жителей города Норт-Платт, охотника Буффало Билла, прославленного своими приключениями на Диком Западе, бывшего военного разведчика-скаута и курьера Пони-экспресса, который в возрасте всего 25 лет уже имел репутацию лучшего охотника на бизонов в стране. Для того, чтобы придать охоте достоверный колорит, Шеридан поручил Буффало Биллу разыскать и нанять Пятнистого Хвоста, вождя индейского племени Сиу, вкупе со свитой из тысячи индейцев и их жен. Буффало Билл договорился об участии Пятнистого Хвоста в охоте, пообещав ему тысячу фунтов табака.

Для приема великого князя во временном лагере, получившем название «Алексей», американская армия работала не покладая рук, расчистив от плотного снега полтора гектара земли в самом сердце территории зимовки бизонов. Были заготовлены горы хвороста, разбиты громадные кострища, вкопаны флагштоки и выкопаны выгребные ямы, поставлены две огромные госпитальные палатки на случай травм на охоте, а также многочисленные шатры для самого великого князя, генералов и их друзей, сорок обычных палаток для адъютантов, форейторов, ординарцев и прислуги. Новое постельное белье, ковры, столы и кресла были доставлены из Чикаго.

Великий князь прибыл в город Омаха, штат Небраска, 12 января 1872 г. Тысячи жителей города собрались на вокзале, чтобы его приветствовать. На станции Алексея ждали генерал Шеридан, два других генерала, представители Гражданского комитета в составе отцов города, а также тридцатидвухлетний Джордж Кастер, которого вызвали из штата Кентукки специально для того, чтобы возглавить четырехдневную царскую охоту в качестве великого маршала. Поездка на поезде через прерии продолжалась пятнадцать часов. По прибытии в Норт-Платт поезд был встречен Буффало Биллом верхом на великолепной лошади. Более шести футов ростом, одетый в вышитый блестками кожаный наряд, отороченную мехом шубу и черную военную шляпу с мягкими полями, он представлял собой впечатляющее зрелище. Весь город высыпал на улицы, чтобы наблюдать за караваном из пятисот человек, багажных и госпитальных телег, двух батальонов кавалерии, военного оркестра, верховых, поваров, трех подвод, нагруженных шампанским и крепкими напитками, нескольких индейцев и двух неустрашимых репортеров.

В пути американские офицеры развлекали своих русских коллег правдивыми воспоминаниями и откровенными байками о своих приключениях в прериях. Через восемь часов процессия прибыла в лагерь «Алексей», где оркестр исполнил «Боже, Царя храни» перед официальной трапезой, состоявшей из местной дичи, запитой лучшими винами.

14 января было днем рождения великого князя, которому исполнилось 22 года. Утр этого дня Буффало Билл возвратился с разведки и доложил, что большое стадо бизонов расположилось в тринадцати милях (двадцати километрах) в прерии. После завтрака, сопровождавшегося тостами с шампанским охотники галопом поскакали в указанном направлении, сопровождаемые репортерами и свитой. Буффало Билл указывал дорогу, проведя охотников через череду оврагов, пока они не достигли стада. Великий князь несколько раз промахнулся, но, когда Буффало Билл предложил Алексею свое ружье марки Спрингфилд, охота продолжилась, и великий князь поразил вожака стаи. Вскричав от восторга, Алексей приказал подоспевшим слугам вручить каждому из охотников по бутылке шампанского.

Процессия возвратилась в лагерь на закате и оповестила о своем прибытии традиционным индейским боевым кличем, который был возвращен новыми гостями лагеря — вождем Пятнистый Хвост и его воинами. На следующий день генерал Шеридан, Буффало Билл, генерал Кастер и Алексей, в сопровождении Пятнистого Хвоста и других индейских вождей и воинов, вновь отправились на охоту. Индейцы были вооружены только луками и стрелами, но ехали верхом так умело и стреляли так точно, что великий князь был, по его словам, охвачен благоговейным восторгом. В честь Алексея вечером второго дня индейцами был устроен традиционный военный танец, сопровождавшийся воинственными речитативами, которые переводил для гостя один из индейских толмачей. Великий князь вручил дары Пятнистому Хвосту и его племени и пригласил вождя с женой и шестнадцатилетней дочерью в свой шатер на ужин с шампанским. После ужина девушка собрала все остатки еды в свое одеяло и вечер закончился традиционной церемонией выкуривания трубки мира.

Генерал Кастер и великий князь стали столь близкими друзьями в ходе охоты в прериях, что Кастер попросил у Шеридана разрешения сопровождать Алексея в завершающей части визита. Разрешение было дано, и Кастер пригласил Алексея посетить Кентукки, а затем отправиться на пароходе вниз по реке Миссисипи в Новый Орлеан, на масленичный карнавал Марди-Гра.

Из Норт-Платта делегация отправилась поездом, с остановками на маленьких станциях, где гостей, даже глубокой ночью, приветствовали толпы горожан. В Шейенне весь город собрался, чтобы исполнить для них приветственную песнь. Через 19 часов они прибыли в Денвер, столицу штата Колорадо, где в снегу их ждала многотысячная толпа. Охота на бизонов продолжилась в Колорадо, за ней последовала ураганно-быстрая поездка в Луисвилль и Мемфис, откуда великий князь в сопровождении четы Кастеров отправился на Марди-Гра.

Для того чтобы проделать четырехдневное путешествие из Мемфиса в Новый Орлеан, русский принц зафрахтовал самый большой колесный пароход, 320-футовый «Джеймс Ховард», более известный как «Мазутный Джим». На борту русского гостя сопровождали Джордж и Либби Кастер, две примадонны из Луисвилля, почетный гражд

анин Мемфиса по имени Вэнс и две его дочери. Сопровождавший великого князя гувернер собирал и докладывал сведения о городах, через которые они проплывали, хотя сам Алексей явно предпочитал общество девушек, с которыми музицировал и танцевал.

«Саквояжное»4 руководство Нового Орлеана, ненавидимое в городе, не планировало каких-либо специальных мероприятий в честь великого князя; однако за две недели

до его приезда группа именитых горожан, озабоченных тем, что репутация Нового Орлеана, как самого гостеприимного города Америки может быть погублена, составили грандиозный план.

Почему бы не собрать организованную процессию из обычно разрозненных и неорганизованных участников традиционного уличного маскарада и подобающим образом поприветствовать великого князя? Почему не придумать титул королевской крови — «короля Марди-Гра», который смог бы отдать почести великому князю как бы на равных?

Так и был задуман карнавал Марди-Гра в том виде, в каком он празднуется и по сей день.

В считанные часы в Новом Орлеане самоорганизовалась группа из 30 (позднее 40) джентльменов, которые стали катализаторами будущего празднества. Один из членов группы, банкир Льюис Саломон, был назначен ответственным за сбор 5000 долларов, необходимых для реализации их плана. Он был настолько успешен в своей деятельности (вдобавок пообещав по 100 долларов собственных денег каждому из выборщиков), что был избран королем Марди-Гра, хотя и при условии анонимности. Сначала городская управа была напугана подобным проявлением инициативы, но после получения разрешения от мэра года и начальника полиции загадочный «король» в маске бросился организовывать подлинно королевский праздник. Комические напыщенные «эдикты короля» и «прокламации двора» ежедневно появлялись в газетах, восхищенные горожане с энтузиазмом принялись за дело. «Король» обратился к уличным ряженым с просьбой «оказать ему честь посредством хорошей организации», к артиллеристам — с просьбой прибыть на парад, а к предприятиям и банкам — закрыться на день и предоставить выходной всем служащим. Все жители города должны были нарядить дома в цвета карнавала — пурпурный, желтый и зеленый5; все оркестры должны л разучить официальный гимн короля Марди-Гра.

Организаторы тайно одолжили королевские костюмы у театральной труппы, где заезжая знаменитость играла в пьесе Шекспира «Ричард III». Плотники воздвигли сложную структуру трибун, которую украсили драпировками красного, синего и белого цветов имперского флага России, газовщики соорудили арку из газовокалильных фонарей с абажурами из многоцветного хрусталя, чтобы обеспечить освещение для ночной части карнавала. Под балдахином из алого шелка располагался золоченый трон для великого князя. Толпы туристов начали стекаться в город, предчувствуя грандиозное зрелище. 12 февраля 1872 г. громадный колесный пароход вошел в порт и причалил к верфи улицы Гравье. Звучали корабельные свистки, в воздухе реяли флаги, а экипажи лодок и шлюпок выкрикивали здравицы.

В городе между тем распространялись слухи, что целью приезда великого князя в романтический Новый Орлеан была не только экскурсия по историческому Французскому кварталу и его домам с резными террасами. Две примадонны музыкальной комедии, покорившие сердца поклонников во всех Соединенных Штатах, по стечению обстоятельств выступали в Новом Орлеане в одно и то же время, приехав на карнавал Марди-Гра. Одной из них была Лидия Томпсон, выступавшая с труппой «Британских блондинок», с которой великий князь познакомился в Нью-Йорке, при посещении нашумевшего мюзикла «Бурлеск Синей Бороды». Алексей был поклонником ее песенных номеров, в особенности мелодии «Я не отрекусь от любви». Другой звездой карнавала была хрупкая, но эксцентричная Лотта Миньон Крэбтри, которая в возрасте 24 лет была самой узнаваемой звездой в США. Она была настолько популярной, что газеты нарекли ее просто «Маленькой Лоттой», и в ее честь были названы две бейсбольные команды. В феврале 1872 г. она была ангажирована театром Св. Чарльза в Новом Орлеане и выступала на этой, одной из самых престижных сцене в Америке, перед переполненным залом, вмещавшим более четырех тысяч зрителей.

Сразу по прибытии великий князь высказал желание познакомиться с очаровательной Лоттой, за чем последовал роскошный ужин из десяти перемен блюд, на котором певица заняла место между великим князем и генералом Кастером.

13 февраля 1872 г., в день Марди-Гра (вторник перед началом Великого поста), каждый дом и каждая коммерческая фирма в Новом Орлеане были украшены широкими лентами и эмблемами пурпурного, желтого и зеленого цветов. Так началась народная традиция, и с тех пор эти цвета всегда ассоциируются с Марди-Гра. Затем состоялся первый в истории организованный карнавал Марди-Гра и парад масок, в котором приняли участие около пятнадцати тысяч человек, все — в карнавальных костюмах. На обзорной трибуне встретились две титулованные особы — великий князь Алексей и король праздника. Тут и произошел запланированный, но успешно сохраненный в тайне сюрприз, лучшая шутка дня: оркестр заиграл гимн короля Марди-Гра, которым оказалась песня Лидии Томпсон «Я не отрекусь от любви», столь полюбившаяся сердцам новоорлеанцев, что с тех пор она является официальным гимном карнавала.

Великий князь так наслаждался своим визитом в Новый Орлеан, что откладывал свой отъезд несколько раз. Он посетил выступление Лотты в день святого Валентина, а перед отъездом подарил ей элегантный браслет с драгоценными камнями. Наконец, 19 февраля 1872 г. великий князь после крепких прощальных рукопожатий с Кастером попрощался с толпой в две тысячи человек, махавших ему вслед платками, и отбыл на своем персональном поезде в порт Пенсакола, штат Флорида, где его ожидали суда Российского флота.

Хотя Алексею и Кастеру не суждено было больше встретиться, они регулярно переписывались. Их дружба была прервана гибелью Кастера в битве под Литл Биг-Хорн.

Впоследствии великий князь Алексей Александрович стал генерал-адмиралом Российского флота и познал как триумф, так и поражение. Однако до конца своих дней он вспоминал свой визит в Америку как самые счастливые и беззаботные дни своей жизни.

Мир Буффало Билла, генерала Кастера, Лидии Томпсон и Лотты Крэбтри давно исчез. Сгинул и Императорский дом Романовых. Но в Новом Орлеане до сих пор помня великого князя, навсегда очаровавшего город. Именно после визита Алексея карнавал Марди-Гра стал официальным выходным и праздником в штате Луизиана. Династия короля Марди-Гра пережила войны и революции — и каждый год в Новом развиваются пурпурно-желто-зеленые флаги и гремит гимн «Я не отрекусь от любви»… В этом и заключается долговременное наследие того что, несомненно, было самой сердечной главой в истории отношений США и России.

Примечания

  • 1 Марди-Гра, дословно «жирный вторник» — традиционный ежегодный карнавал и костюмированный парад в американском городе Новый Орлеан, достигающий кульминации в последний вторник перед Великим постом. — Прим. перев.
  • 2 Четверть миллиона долларов в сегодняшних ценах. — Прим. перев.
  • 3 Пульмановские вагоны — широко обсуждавшаяся новинка тех времен, внедренная американским промышленником Джорджем Пульманом в конце 60-х годов XIX века. — Прим. перев.
  • 4 После завершения Гражданской войны губернаторы проигравших Южных штатов и мэры городов были заменены на временщиков, политически назначенцев, прибывших из Северных штатов. Ввиду отсутствия связей с местным населением, такие правительства получили прозвище «саквояжников» (англ. carpetbaggers), не пользовались уважением и были малоэффективны. — Прим. перев.
  • 5 Согласно данным интернет-сайта «Музей Марди-Гра», именно великий князь Алексей Александрович как знаток геральдики основал традиции использования официальных цветов Марди-Гра пурпурного, как символа щедрости и силы, золотого, как символа богатства и справедливости, и зеленого, как символа радости, а также планеты Венеры и, соответственно, любовных приключений. — Прим. перев.

Оригинал опубликован:
Перевод: Никита Б. Кац
Русский перевод опубликован: Царь и президент. Александр II и Авраам Линкольн. Освободитель и эмансипатор. - М. : Индрик. - . - C. 153-163

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter