А.  Линкольн и эволюция либеральной доктрины в условиях назревания гражданской войны

Главной носительницей идеологии классического либерализма в США в середине XIX в.  стала созданная в 1854 г.  республиканская партия.  На политическую арену страны она вышла с программой развития капиталистических отношений в стране как «вширь», так и «вглубь», нацеленной в конечном итоге на ликвидацию системы рабства, стимулирование национальной экономики, демократическое использование государственного земельного фонда.  Формирование под флагом республиканской партии широкой коалиции из бывших фрисойлеров, демократов, аболиционистов, нативистов, вигов способствовало обогащению либеральной мысли, расширению ее идейных границ.  Через политических иммигрантов из Западной Европы американский либерализм испытывал на себе также влияние идей буржуазно-демократических революций 1848 г.

Вместе с тем либерализм представлял собой цельное, самостоятельное направление в политическом сознании различных слоев общества, в идеологии и политике правящих кругов. Это направление не укладывалось только в рамки республиканской партии.  Отдельные, по преимуществу социально-экономические положения либеральной теории разделяли северные демократы, ориентировавшиеся на настроения части торгово-финансовой буржуазии, чьи интересы в известной мере совпадали с интересами предпринимателей, занятых в промышленности.  Одновременно на рубеже 40-50-х годов прошлого столетия в либеральном лагере отчетливо обозначилось «нисходящее» течение в лице «джексоновских демократов”, стремившихся во имя сохранения в целостности основ Союза обойти вопрос о рабстве, реанимировать такие черты «романтического» прошлого либерализма, как антикапитализм и антиурбанизм.

Бурное экономическое развитие северо-восточных и западных штатов привело к серьезным изменениям в структуре американского общества, расширению массовой базы либерального движения.  Заметно возрос удельный вес в избирательном корпусе и повысилось политическое влияние фермерства и лиц наемного труда.  Экономические интересы толкали рабочих и фермеров на прямой конфликт с рабовладельцами, заставляли их отказываться от политики компромиссов.  В этом состояло принципиальное отличие предвоенного десятилетия от ситуации в американском обществе 1830-х годов.

Идеология классического либерализма получила яркое воплощение в политическом мировоззрении и практической деятельности на посту президента США «великого гражданина Америки» Авраама Линкольна.  В работах своих многочисленных биографов Линкольн предстает живым воплощением selfmade man — человека, добившегося всего в жизни собственными силами.  Он родился в городке Ходженвилл (штат Кентукки) 12 февраля 1809 г.  Его родители, выходцы из пограничного рабовладельческого штата Виргиния, в 1816 г.  сменили место жительства, обосновавшись сначала в Индиане, а затем в Иллинойсе.  В восьмилетием возрасте Линкольн лишился матери.  Его отец, Томас Линкольн, относил себя к числу сторонников политической программы «джексоновских демократов».  Однако симпатии Линкольна-младшего были отданы вигской партии и ее тогдашним лидерам Даниэлю Уэбстеру и Генри Клею.  Именно с вигами, политический курс которых был нацелен на интенсивное развитие капиталистических отношений в США, он первоначально связал свою политическую судьбу.

Прежде чем стать политиком, Линкольн сменил ряд профессий, работая поденщиком на окрестных фермах, лесорубом, землемером, плотогоном, почтовым служащим.  Он активно занимался самообразованием, уделяя особенно пристальное внимание изучению права.  На формирование его политических взглядов большое влияние оказали труды Томаса Пейна и Бенджамина Франклина, а также французских просветителей.  Его кумиром в политике являлся Томас Джефферсон.

Первую политическую речь — перед жителями своего городка — Линкольн произнес, когда ему было всего 15 лет.  В 1832 г.  он выдвинул свою кандидатуру в нижнюю палату законодательного собрания штата Иллинойс, однако был избран туда только со второй попытки, в 1834 г. , а затем трижды — в 1836, 1838 и 1840 г.  — переизбирался.  С 1847 по 1849 г.  Линкольн — член палаты представителей федерального конгресса.  Он всецело разделял основные установки экономической платформы вигской партии по вопросам тарифов и регулирования деятельности банков.  Вместе с «сознательными вигами», противниками экспансии рабовладения, Линкольн поддержал в 1846 г.  «условие Уилмота», которое предусматривало нераспространение рабства на земли, приобретенные США после войны с Мексикой.  Он приветствовал буржуазно-демократические революции в Германии, Франции и Австрийской империи1.  В январе 1849 г. , под занавес своего пребывания в конгрессе, Линкольн привлек к себе внимание , представив на рассмотрение палаты представителей резолюцию с требованием запретить рабовладение в федеральном округе Колумбия, гарантировавшую, правда, плантаторам денежную компенсацию из государственной казны за утраченную собственность2.  После непродолжительных дискуссий его предложение было отклонено.

На второй срок в конгресс Линкольн не был избран и в конце 1840-х годов вернулся к юридической практике.  Однако он продолжал играть заметную роль в политической жизни Иллинойса, активно поддерживая кандидатов вигской партии.  В это время он не занимал выборных должностей.  Тем не менее это был важный рубежв его политической биографии, время переосмысления в условиях назревавшего кризиса федерального Союза штатов своего прошлого политического опыта, время отказа от одних идей в пользу других, размышлений о будущем американской нации.

Линкольн не стоял у истоков республиканской партии.  Напротив, вплоть до последнего момента он надеялся, что виги, сделав основной упор в своей стратегии на необходимость территориального ограничения рабовладения, сумеют преодолеть внутренний кризис в партии.  «Я не менее последовательный противник рабовладения, чем республиканцы,- писал бывший конгрессмен в ноябре 1854 г.  — Однако тот предел, до которого я намерен пойти в осуществлении антирабовладельческих принципов, вряд ли сможет удовлетворить руководство этой партии»3.  Смена партийной принадлежности оказалась для него нелегким шагом.  И только после того, как его надежды на возрождение вигской партии окончательно рассеялись, Линкольн в преддверии президентских выборов 1856 г.  примкнул к республиканцам, к их умеренно центристскому крылу.

Поначалу Линкольн не принадлежал к руководящему ядру республиканской партии.  Общенациональную известность он снискал после серии дебатов с лидером северных консервативных демократов Стивеном Дугласом в ходе выборов 1858 г.  в сенат.  Линкольн уступил на этих выборах, однако зарекомендовал себя достойным оппонентом своего умудренного опытом политического противника.  Это позволило ему выдвинуться в когорту наиболее популярных и авторитетных деятелей республиканской партии.  Предвыборный конвент республиканцев в 1860 г.  назвал его кандидатом на пост главы государства.  По расчетам партийного руководства, у Линкольна как представителя умеренных кругов были все основания для того, чтобы заручиться поддержкой не только традиционных сторонников республиканцев, но и перетянуть в северных штатах на свою сторону часть тяготевших к демократической партии избирателей, которые испытывали колебания между принципом территориального ограничения рабовладения и доктриной «суверенитета поселенцев».  Раскол между северными и южными демократами, который произошел во время избирательной кампании, заметно повышал шансы Линкольна на успех.  Он в конечном итоге был избран президентом США, победив во всех северных штатах, за исключением Нью-Джерси, и набрав 39,8 % голосов избирателей.

В середине XIX в.  либеральная доктрина впитала важнейшие элементы идеологии антирабовладельческого движения.  Центральным звеном в программе либеральных преобразований, призванных изменить господствующую в стране структуру социально-экономических отношений, стал принцип ограничения сферы господства рабовладения пределами его старой территории.  Республиканцы исходили в своих тактических расчетах из того, что по своей природе институт плантационного рабства нуждается в непрерывной экспансии на новые земли и поэтому недопущение его на Запад должно привести к его постепенному уничтожению.  Предлагавшийся ими комплекс мер предусматривал также запрещение работорговли между штатами, отмену рабства в федеральном округе Колумбия, и отказ в принятии в состав Союза новых рабовладельческих штатов4.  В перспективе эти меры гарантировали, по мнению республиканцев, преобладающее развитие системы свободного труда.  Но это был путь длительной, тяжелой перестройки существовавшего социально- экономического уклада.  Программа республиканской партии «явно не соответствовала той степени революционного брожения, которым была охвачена страна»5.  И все же, несмотря на свой достаточно умеренный характер, она имела важное значение для консолидации различных слоев населения северных штатов на борьбу против экспансии рабства.

Рабовладение было несовместимо с основополагающими для либеральной политической теории идеалами индивидуальных свобод и демократии.  Полемизируя со своими оппонентами, Линкольн постоянно проводил мысль о том, что политический курс «отцов- основателей» американской нации в конечном итоге был направлен на поэтапную ликвидацию рабства.  Вместе с тем он отдавал предпочтение конституционным методам разрешения конфликтных ситуаций.  Буква и дух закона, уважение прав собственности почитались им в качестве «политической религии» США.

Представители промышленной буржуазии и выражавшая их интересы республиканская партия намеревались встать у руководства страной, взять в свои руки власть конституционным путем, завоевав на президентских выборах большинство голосов.  Руководствуясь одним из центральных постулатов классического либерализма о незыблемости основ частной собственности и исходя из принятых юридических норм, республиканцы не призывали к незамедлительному освобождению негров и упразднению рабовладения в тех штатах, где оно существовало.  В большинстве своем они признавали закон 1850 г.  о возвращении беглых рабов.

Руководство партии всячески стремилось отмежеваться от аболиционистского движения, которое олицетворяло собой радикальное направление в политической борьбе.  Признавая за аболиционистами право на свободное высказывание своих идей, Линкольн вместе с тем считал неконституционным их требование о немедленном запрещении рабства на всей территории США.  Когда в октябре 1859 г.  в Виргинии началось вооруженное выступление под руководством Джона Брауна, республиканцы объявили его противозаконным по характеру и бесполезным по сути.  «Нас обвиняют в том, что мы поднимаем восстания среди рабов.  Мы напрочь отрицаем это. . . , — утверждал Линкольн.  — Ни Джон Браун, ни кто-либо другой из участников кровопролитных событий, разыгравшихся в Харперc-Ферри, не были республиканцами. . .  Это выступление стало попыткой белого гражданина призвать рабов к восстанию, в котором те, однако, отказались участвовать»6.  Нарушение общепризнанных правовых норм, с его точки зрения, подрывало дееспособность демократических институтов и было чревато весьма опасными последствиями для всей политической системы страны.  Линкольн и его единомышленники старались удерживать партию от крайностей в нападках на институт рабовладения.  Во имя стабилизации ситуации и сохранения целостности страны республиканцы допускали компромиссы с южанами, что особенно рельефно проявилось в период сецессии — отделения рабовладельческих штатов от Союза в 1860-1861 гг.

В 50-е годы XIX в.  либеральная мысль не выработала единого подхода к расовой проблеме.  Представители сложившихся в республиканской партии идейно-политических течений по-разному рисовали себе возможные перспективы ее решения.  Лагерь сторонников предоставления неграм после их освобождения гражданских и политических прав в полном объеме был тогда немногочисленным и состоял по преимуществу из радикальных республиканцев — сенаторов Сэлмона Чейза, Чарльза Самнера, Генри Вильсона, Уильяма Сьюарда, тяготевшего в тот период к радикалам, но не до конца разделявшего их программу, а также части умеренных противников экспансии рабовладения.

Во второй половине 1850-х годов поправка о предоставлении неграм избирательных прав была включена в конституции только пяти штатов Новой Англии, в политической жизни которых радикальные республиканцы играли преобладающую роль.  Процесс расширения гражданских прав афро-американцев протекал и в ряде северо-западных штатов.  Так, в Иллинойсе был принят закон, предоставляющий им возможность выступать в ходе судебных разбирательств в качестве свидетелей, а в Айове — акт, закреплявший за ними юридическое право на обладание частной собственностью.

Однако большинство республиканцев, в том числе и Линкольн, ориентируясь на настроения основной массы жителей северных штатов, в то время еще не были готовы признать равенство белого и негритянского населения перед законом.  Наиболее прочно расовые предрассудки укоренились в западных штатах, граждане которых даже не допускали мысли о том, что в перспективе им предстоит испытывать конкуренцию со стороны афро-американцев в приобретении земельных участков или при найме на работу.  Опасаясь, что после освобождения негры устремятся на западные территории, они требовали предоставления гомстедов исключительно белым поселенцам.  «Энергичные фермеры Индианы и Огайо,- писал Карл Маркс, внимательно следивший за перипетиями политической борьбы в США, — прежде всего ненавидят рабовладельцев, но во вторую очередь они ненавидят негров.  Последние в их глазах являются символом рабства и унижения рабочего класса, а демократическая печать каждодневно угрожает им наплывом «nigger» на территорию их штатов»7.  Законодательство целого ряда штатов Запада предусматривало достаточно жесткие меры, направленные на пресечение притока афро-американцев.  Конституция Канзаса, принятая свободными поселенцами в г. Топека в 1855 г. , гарантировав избирательные права только белым гражданам и индейцам, запрещала въезд на его территорию свободным неграм.

Расистские настроения, которые во многом были унаследованы от фрисойлеров, пустили в 50-е годы XIX в.  глубокие корни в республиканской партии.  В разгар сецессии делегаты от свободных штатов на Вашингтонской мирной конференции (февраль 1861 г.), ставившей цель выработать взаимоприемлемые для Севера и Юга условия урегулирования межсекционного конфликта, большинством голосов приняли резолюцию, которая закрепляла гражданские и политические права во всей полноте исключительно за белыми гражданами страны8.  Этот документ отразил официальную позицию республиканцев по расовому вопросу в канун гражданской войны.

Расизм и в то же время осуждение рабства как «морального зла» весьма причудливо переплетались в идейно-политических воззрениях лидеров республиканской партии.  Краеугольный принцип партийной платформы — требование положить конец экспансии рабства за пределы его старой сферы господства — до поры до времени примирял интересы и позволял находить общий язык представителям различных течений внутри весьма разноликой антирабовладельче- ской коалиции.

С целью приглушить разногласия, обозначившиеся в либеральном лагере по расовой проблеме, группа республиканцев, объединявшая известного в прошлом «джексоновского демократа» Френсиса Блэра, сенаторов Престона Кинга и Дж. Дулитла, выдвигала план колонизации районов Центральной Америки и переселения туда негритянского населения после отмены рабства в США.  Их проект предусматривал оказание федеральным правительством необходимой материальной помощи бывшим рабам, в частности наделение их в предполагаемых американских колониях земельными участками.  Он находил положительный отклик среди негритянских лидеров движения за отмену рабовладения.

Некоторое время идею массового переселения негров после их освобождения на Африканский континент, в Либерию, где американское колонизационное общество основало негритянскую республику, поддерживал и Линкольн.  Сам по рождению южанин, он проживал в той части Иллинойса, где отношение к черным американцам было подчеркнуто враждебным.  Считая негров чужеродным элементом в структуре населения США, Линкольн не без оснований предполагал, что процесс их интеграции в рамки существующих политических и социальных институтов будет весьма болезненным как для них самих, так и для белых граждан.  Его взгляды по расовому вопросу в 1850-е годы во многом отражали противоречивый характер общественного сознания жителей северных штатов.  Руководствуясь известным положением Декларации независимости о том, что все люди созданы равными, Линкольн признавал за белыми и черными американцами одинаковые экономические права ( на получение работы и соответствующее вознаграждение за труд ), хотя одновременно считал тогда преждевременным шагом закрепление за неграми политических прав в полном объеме, включая право голоса9.

С инаугурацией Линкольна в марте 1861 г.  принцип территориального ограничения рабства возводился в ранг официального курса правительства.  Отчетливо понимая, что их политическому преобладанию в стране нанесен чувствительный удар, экстремистски настроенные круги плантаторов призвали население южных штатов к отделению от федерации и образованию независимого государства.  Выход из состава Союза большинства южных штатов застал врасплох лидеров республиканской партии, которые не сумели правильно определить природу сепаратизма плантаторов и были убеждены в возможности скорого урегулирования конфликта посредством компромисса.  Поначалу они восприняли сецессию как очередной трюк южан, призванный запугать жителей северных штатов перспективой раскола США и добиться дополнительных гарантий для института рабовладения10.

Под непосредственным впечатлением событий конца 1860 — начала 1861 г.  серьезные колебания проявили многие представители ведущего в партии умеренного течения — сенаторы Лаймон Трамбл и Уильям Фессенден, конгрессмен Илайу Уошборн, издатель газеты «New York DaIIy Tribune» Гораций Грили.  Не ожидавшие столь серьезного поворота событий, они приходили к заключению, что конфликт между свободными и рабовладельческими штатами зашел слишком далеко, и во имя сохранения Союза не прочь были пойти на уступки рабовладельцам.  Они несколько отошли от традиционной линии партии, признав право южан требовать возвращения беглых рабов и осуществлять работорговлю между штатами.  Вместе с тем лидеры умеренного крыла сохранили верность кардинальной установке партии — об ограничении рабовладения пределами старой территории и недопущении его на земли американского Запада — и в этом вопросе выступали единым фронтом с радикальными республиканцами.

Перед лицом распада США и нависшей угрозы гражданской войны дрогнули некоторые представители радикальной группировки в республиканской партии.  Ради умиротворения мятежников губернатор Огайо Сэлмон Чейз предлагал властям свободных штатов выплачивать денежную компенсацию за беглых рабов их владельцам11, а конгрессмен Чарлз Адамс не возражал против вступления территории Нью-Мексико в состав Союза в качестве рабовладельческого штата12.  Однако основное ядро радикальных республиканцев, возглавляемое сенаторами Чарлзом Самнером и Генри Вильсоном, конгрессменами Джошуа Гиддингсом и Тадеушем Стивенсом, сохранило самообладание в этой исключительно сложной ситуации и во всеоружии встретило сецессию.  Радикалы добивались последовательного проведения в жизнь курса на территориальное ограничение рабства и решительно отказывались от любых компромиссов с южанами по этому принципиальному для судьбы страны вопросу.  Они резко обличали инициаторов сецессии за пренебрежение судьбами Союза и выражали решимость добиваться восстановления его основ, пока это будет возможно, при помощи мирных средств, а в случае крайней необходимости — вооруженными методами.

Ради сохранения Союза представители консервативного течения в республиканской партии — конгрессмены Томас Корвин и Саймон Камерон, влиятельный политический деятель из Миссури Эдвард Бейтс — настаивали на необходимости заключить новый компромисс с рабовладельцами, обвиняли руководство республиканцев в догматизме и слепом следовании положениям партийной платформы.  Предав забвению кардинальные принципы партии, они вынашивали планы деления западных территорий на свободные и рабовладельческие, соглашались на вступление в состав США новых рабовладельческих штатов, выражали готовность добиваться отмены законов об освобождении беглых рабов, принятых легислатурами ряда северных штатов.

Реверансы консерваторов в сторону южан оказывали удручающее воздействие на рядовых сторонников партии.  Обстановка в лагере республиканцев накалилась до предела.  Избранный президентом США, Линкольн полностью отдавал себе отчет в том, к каким пагубным последствиям для политического будущего страны и самой республиканской партии может привести отход от основополагающего принципа о территориальном ограничении рабовладения.  Он поспешил вмешаться во внутрипартийные дискуссии и четко обозначить перспективы политического курса новой администрации по вопросу о рабстве.  «Постарайтесь, насколько это сейчас возможно, остановить ваших коллег, которые наносят непоправимый ущерб общему делу тем, что предпринимают попытки добиться компромисса относительно дальнейшего распространения рабства, — писал Линкольн конгрессмену Илайу Уошборну.  — В этом не может быть компромиссов, которые перечеркивают всю проделанную нами работу»13.  Проявленные им твердость и решимость добиваться поставленной цели в дальнейшем помогли многим колебавшимся республиканцам преодолеть слабость и вновь влиться в ряды последовательных противников экспансии рабовладения.

Вместе с тем инаугурационная речь нового главы государства была выдержана в подчеркнуто миротворческих тонах.  Он поспешил заверить южан, что гарантии, закрепленные за институтом рабовладения в американской конституции, республиканская администрация обязуется неукоснительно соблюдать.  Осудив сецессию как шаг, противоречащий существующим правовым нормам, Линкольн заявил, что он ставит задачу сохранения Союза превыше всего, и выразил готовность воздержаться от применения вооруженной силы в отношении мятежных штатов в надежде на то, что последние, осознав беспочвенность своих опасений относительно судьбы рабства, возвратятся в федерацию.  «Перед лицом общественного мнения я утверждаю, что. . .  собственности, миру и безопасности жителей какого-либо региона не угрожает опасность со стороны приступающего к исполнению обязанностей правительства. . . ,- указал президент. — . . . Мы не можем быть друг другу врагами.  Хотя страсти могут иногда выплескиваться наружу, они не должны разрушать узы нашей взаимной привязанности»14.

Между тем сепаратисты проводили открытые военные приготовления, провоцировали столкновения с верными правительству войсками.  Отбросив последние сомнения, президент Линкольн объявил о мобилизации верных администрации штатов и в ультимативной форме потребовал от конфедератов прекратить мятеж.  Политический кризис 1860-1861 гг.  завершился расколом США и началом Гражданской войны между Севером и Югом.  Поставленный объективным ходом событий перед выбором — сохранить Союз штатов или навсегда утратить его целостность — Линкольн был вынужден, вопреки либеральной политической традиции, обратиться к вооруженным методам подавления мятежа рабовладельцев.

Сделав основной акцент на проблеме рабства, американские либералы в то же время предложили целый комплекс демократических преобразований, призванных существенным образом изменить сложившуюся в стране структуру политических и социально- экономических отношений.  Одной из первоочередных задач они считали совершенствование политической системы США.  Руководствуясь положениями Декларации независимости, Линкольн признавал неотъемлемое право американцев изменять существующую форму политического правления в случае, если она перестает соответствовать интересам граждан, и создавать ей взамен иную, более прогрессивную модель государственного устройства.  Он призывал к дальнейшему утверждению принципов прямой политической демократии: широкому проведению референдумов, выдвижению инициатив «снизу» в качестве противовеса чрезмерному усилению прерогатив федерального правительства.

В выступлениях политических деятелей, причем не только республиканцев, но и северных демократов, высказывались предложения о проведении реформы Верховного суда, упразднении сената в федеральном конгрессе, демократизации процедуры избрания кандидатов на партийных конвентах, подчеркивалась настоятельная необходимость обуздать всевластие партийных машин в крупных городах Северо-Востока, разъедающую партии коррупцию, практику патронажа при распределении государственных должностей, возведенную в ранг закона.  Характерные для риторики республиканцев призывы — привести деятельность партий в соответствие с принципами и нормами демократии, вывести на чистую воду зарвавшихся политиканов, приблизить власть к народу, поднять роль индивида в политическом процессе получили значительный резонанс в американском обществе.

В 40-50-е годы XIX в.  первые шаги на политической арене делало женское движение.  В 1848 г.  в Нью-Йорке суфражистки провели конвент, на котором были приняты резолюции с требованием принятия поправки к Конституции США, провозглашающей равноправие мужчин и женщин15.  Правда, тогда их идеи не находили должного отклика в политических кругах.

Стержнем социально-экономической программы либерализма являлось требование интенсивного освоения американского Запада.  Ускорение темпов развития промышленности и неуклонный рост производительных сил в 1840-1850-е годы настоятельно требовали новых сфер для приложения капиталов и увеличения емкости внутреннего рынка страны путем расширения прежних географических рамок Союза штатов за счет западных земель.  Обе системы — свободного труда и рабовладения — в силу внутренних закономерностей своей эволюции нуждались в непрерывном распространении за пределы старой территории.  Однако противоречия между ними зашли в то время настолько далеко, что всякий раз практические мероприятия по расширению границ Союза штатов до основания потрясали всю политическую систему США и в конечном итоге замыкались на решении проблемы рабства.

Между тем волна переселения на западные территории в конце 40- х — 50-е годы XIX в. , достигла наибольших масштабов, в равной степени охватив не только малообеспеченные слои, но и вполне состоятельные категории общества — торговцев, фермеров, мелкую буржуазию.  Число жителей этого региона по сравнению с Северо-Востоком и Югом увеличивалось наиболее быстрыми темпами.  К 1860 г.  там проживало 37,8 % всего населения страны16.  Интеграцию западных районов в социально-экономическую систему свободного труда республиканцы рассматривали в качестве решающего условия дальнейшего индустриального прогресса США и решения вопросов социальной политики.

Экспансия на Запад имела для них и важное политическое содержание.  Превращение этих территорий в новые свободные штаты и последующее их вступление в Союз объективно способствовали упрочению позиций Севера в институтах власти и одновременно подрывали влияние Юга.  В системе намечаемых социально- экономических реформ представители либерального лагеря отводили особое место принятию и проведению в жизнь закона о гомстедах — бесплатного наделения поселенцев участками из фонда общественных земель.  Проекты аграрных преобразований путем распределения пустующих западных территорий среди жителей этого региона еще с середины 1840-х годов оживленно дебатировались на самых различных уровнях государственной власти.  Основанная в 1854 г.  республиканская партия подняла проблему гомстедов на качественно новую ступень, наполнив ее антирабовладельческим содержанием и увязав с краеугольным положением об ограничении сферы господства рабства.  Республиканцы рассчитывали, что распределение западных земель среди колонистов создаст эффективный барьер против распространения там рабовладения.  Поэтому всякий раз законопроект о гомстедах встречал энергичное сопротивление южан в обеих палатах конгресса.

Экономический кризис 1857 г. , сопровождавшийся заметным сокращением объема промышленной и сельскохозяйственной продукции, привел к росту числа сторонников активного освоения Запада и билля о гомстедах.  В их ряды влилась часть демократов из северных и «пограничных» штатов, которые прежде без особого энтузиазма относились к этим инициативам республиканской партии.  США стали испытывать потребность в расширении посевных площадей под зерновыми культурами, которые в избытке можно было найти на Западе.  В июне 1860 г.  фракции республиканцев удалось провести билль конгрессмена Г. Гроу о гомстедах не только через палату представителей, что ей удавалось и прежде, но и через сенат.  Однако по настоянию демократов-южан президент США Дж. Бьюкенен, воспользовавшись правом вето, отверг этот законопроект.

Со вступлением США в стадию промышленного капитализма в середине XIX в.  одним из приоритетных направлений в эволюции либеральной теории стала детальная разработка ее экономических аспектов, направленных на создание в стране оптимальных условий для утверждения системы свободного предпринимательства.  Пути решения конкретных проблем национальной экономики (протекционистские тарифы, курс финансовой политики, железнодорожное строительство, колонизация западных территорий) становились все более тесно увязанными с решением вопроса о рабстве, углубляя Политическое противоборство между Севером и Югом.

Представителей либерального лагеря объединяла приверженность свободному рыночному капитализму, основанному на принципах “laissez faire”, неограниченной конкуренции, индивидуализма, обеспечения прав частной собственности.  В этом они объективно отражали настроения передовых кругов американской промышленной буржуазии, которые все громче заявляли о своих претензиях на политическую власть в федеральном Союзе.  Антипатия к сильной государственной власти, особенно к ее исполнительной ветви, формула «лучшее правительство то, которое меньше управляет», начиная с колониального периода достаточно прочно укоренились и в общественном сознании американцев.  В 40-50-е годы XIX в.  в условиях благоприятной в целом экономической конъюнктуры и высокой социальной мобильности преобладало убеждение в том, что функции федеральной администрации должны быть сведены к обеспечению полной свободы действий для трудолюбивых и предприимчивых граждан.  Представители либеральной мысли последовательно формировали культ предприимчивости в умонастроениях широких слоев населения северных штатов.  «Наступило время торговцев,- утверждал сенатор Ч.  Самнер.  — Каждый гражданин нашей страны одновременно является коммерсантом.  Врач продает свою великодушную заботу пациенту, юрист — изворотливость и ораторские способности, служитель церкви — проповеди»17.

Вместе с тем либералы не выработали тогда единого подхода к целому ряду ключевых экономических проблем.  Становление основ экономической политики республиканской партии во второй половине 1850-х годов протекало в непрерывной борьбе между бывшими вигами и демократами.

Республиканцы — выходцы из рядов вигской партии, к числу которых принадлежал и Линкольн, при общей ориентации на саморегулирующиеся свободнорыночные механизмы тяготели к экономической централизации.  Заметную роль в стимулировании частного предпринимательства Линкольн отводил таким формам государственного регулирования, как введение протекционистских тарифов, осуществление комплекса «внутренних улучшений» за счет федеральной казны, интенсивное железнодорожное строительство, создание централизованной банковской системы18.  Повышение пошлин на импортируемую продукцию, по его расчетам, позволяло защитить ключевые отрасли отечественной экономики от конкуренции со стороны более дешевых иностранных товаров, поднять в стране деловую активность, сделать более емким ее внутренний рынок, создать американским фермерам благоприятные условия для сбыта сельскохозяйственной продукции, свести к минимуму уровень безработицы в основных индустриальных центрах, сбалансировать федеральный бюджет и сократить внешний долг США.  Как правило, республиканцы, прежде принадлежавшие к вигской партии,

представляли интересы тех категорий промышленной буржуазии Севера, которые ориентировались главным образом на рынки свободных штатов и мало зависели от поставок продукции и сырья с рабовладельческого Юга.

Их оппоненты — бывшие демократы, напротив, придерживались концепции «свободной игры» рыночных сил в ее чистом виде, возражали против чрезмерной регулирующей роли государства и навязываемых «сверху» строгих правил экономической регламентации, отстаивали принцип свободной торговли, а в области финансовой политики руководствовались теорией «тяжелых» денег.  Они были теснее связаны с теми кругами северной буржуазии, которые были заняты добычей сырья для промышленных нужд и сохраняли выгодные коммерческие связи с рынками рабовладельческих штатов.  Эти слои господствующего класса устраивала политика «фритреда», проводившаяся администрациями демократов.  Отличительной особенностью их идеологии являлось обличение различного рода злоупотреблений, экономических привилегий, особенно в банковской сфере, которые нарушали правила «честной» конкуренции и таким образом выходили за рамки либеральной экономической модели общества.

К концу 1850-х г.  в лагере республиканцев достаточно отчетливо наметилось преобладание сторонников вигского варианта либеральной экономической программы.  Экономический раздел предвыборной платформы партии, принятый в 1860 г. , предусматривал повышение тарифов на ввоз основных видов промышленной продукции, выделение федеральных средств на строительство трансконтинентальной железной дороги и совершенствование системы речного судоходства19.  Первым крупным мероприятием, практического осуществления которого добилась республиканская партия, стал протекционистский закон конгрессмена Дж. Морилла, одобренный палатой представителей в мае 1860 г. , а в феврале 1861 г. , правда уже после того, как конгресс покинуло большинство законодателей от рабовладельческих штатов, — сенатом.

Тем не менее экономическая программа республиканцев не стала простым повторением доктрин распавшейся вигской партии.  Взяв на вооружение отдельные положения платформы вигов, партия Линкольна наполнила их качественно новым содержанием.  Она дополнила их требованиями интенсивной колонизации американского Запада, активного железнодорожного строительства, бесплатного наделения поселенцев землей из общественного фонда, придала им антирабовладельческую направленность.

В 1850-е годы были заложены и концептуальные основы социальной политики республиканской партии.  Главный акцент в разрешении накопившихся в этой области проблем (бедность, безработица в крупных городах) представители либеральной политической мысли сделали на необходимости ускорения социальной динамики в стране, более быстрого продвижения индивида вверх по общественной лестнице.  В этом они усматривали одно из решающих преимуществ системы свободного труда перед иерархичными и закостенелыми структурами рабовладельческого общества.  Многие социальные болезни республиканцы считали прямым порождением экономических неурядиц, полагая, что в условиях экономического процветания они будут автоматически преодолены.

Неотъемлемым элементом идеологии американского либерализма стало положение о том, что развитие США по капиталистическому пути способствует постепенному стиранию классовых различий, выдвигает на передний план единство материальных интересов предпринимателя и рабочего, предоставляет последнему возможность со временем найти самостоятельную сферу для приложения накопленных капиталов и перейти в разряд работодателей.  В самом понятии «демократия» важное значение для Линкольна имел социальный аспект, а именно поддержание условий для повышения общественного статуса и улучшения материального положения малообеспеченных групп населения.  «Постоянного класса наемных работников как такового у нас не существует,- писал он в сентябре 1859 г.  — Нанятый на работу вчера, сегодня он трудится для того, чтобы завтра самому выступать в качестве работодателя.  Это . . .  непреложный закон общества равных»20.  Высокая социальная мобильность, согласно логике его рассуждений, позволяла сглаживать остроту классовых противоречий в стране.

Республиканцы стремились к тому, чтобы экономический прогресс свободных штатов содействовал преобразованию социальной структуры США в сторону большей однородности, создавал предпосылки для более равномерного распределения материальных благ в обществе.  В этом их идеология перекликалась с теоретическим наследием «джексоновской демократии».  Выступая в роли хранителей правил «честной» конкуренции от посягательств со стороны «больших» институтов политической и экономической власти, прежде всего федеральной администрации и первых монополистических объединений, представители либеральных кругов старались препятствовать проведению мер, которые могли углубить социальные контрасты.  В частности, они выступали против выпуска в большом количестве бумажных денег и были полны решимости не допустить чрезмерной централизации банковской системы США.  Напротив, они поощряли меры, нацеленные на оказание помощи «маленькому человеку» и тормозившие процесс имущественного расслоения в обществе, настаивали, например, на введении дифференцированного подоходного налога и развитии государственной системы образования.  Помощь малоимущим гражданам Линкольн считал неотъемлемой функцией правительства.  В этом проявлялось своеобразие американского классического либерализма середины XIX в.  Призывая к ориентации на саморегулирующиеся механизмы в экономике, он одновременно признавал за государством право на определенное регулирование социальных отношений.

Проведение в жизнь идеи республиканцев о том, что поступательное развитие любого социального организма должно строиться на конкурентных началах, в конечном итоге было нацелено на размывание четких классовых водоразделов.  Сторонники либеральной идеологии исходили из того, что в обществе, предоставляющем предприимчивым и инициативным гражданам неограниченные возможности в полной мере проявить себя, весьма непросто возвести непреодолимые классовые перегородки.  «Мы предполагаем дать каждому американцу шанс в надежде на то, что слабый станет сильнее, неискушенный — мудрее, а все общество — совершеннее и счастливее”21,- писал Линкольн в июле 1854 г.  Идеальной моделью социального устройства он провозглашал сообщество независимых производителей — состоятельного «среднего класса».  В программных документах республиканцев, на страницах партийной печати активно проповедовались культ «selfmade man» — человека, всего добившегося собственными силами, а также такие традиционные морально-нравственные ценности, как усердие, трудолюбие, добропорядочность, способные принести их обладателю материальный достаток.

В 1850-е годы в работах ряда идеологов либерализма, прежде всего Горация Грили, был поставлен вопрос о необходимости разработки общенационального трудового законодательства, которое предусматривало бы ограничение продолжительности рабочего дня и рабочей недели, защиту интересов занятых на производстве женщин и детей, а также возможность создания работниками организаций.  За рабочими, недовольными уровнем оплаты или условиями труда, Линкольн признавал право на забастовку, считая его одним из важных завоеваний системы наемного труда22, хотя одновременно предостерегал против злоупотребления этим правом.  Необходимость осуществления реформ в данной области представители либерально-демократической мысли обосновывали стремлением избежать социальной конфронтации и обеспечить бесперебойное функционирование экономики, переходящей на рельсы крупного промышленного производства.

В середине XIX в.  в экономической структуре свободных штатов произошли глубокие качественные сдвиги.  Многие ранее процветавшие районы страны в результате интенсивного железнодорожного строительства оказались в стороне от основных транспортных магистралей и испытывали спад деловой активности.  В этих штатах наблюдался рост безработицы и снижение заработной платы рабочих.  Начало процесса механизации отдельных производственных операций на промышленных предприятиях сопровождалось увеличением безработицы в среде квалифицированных рабочих и повышением спроса на дешевый неквалифицированный труд.  В общем объеме производства неуклонно падал удельный вес ремесленников.  Тысячи из них разорялись, закрывали собственное производство и пополняли рынок наемной рабочей силы.  Материальные трудности этих слоев общества настолько усилились, что оттесняли для них на второй план проблемы, связанные с борьбой против экспансии рабовладения.

В качестве панацеи от многих социальных неурядиц и средства регулирования положения на рынке рабочей силы республиканцы рассматривали интенсивное заселение западных территорий переселенцами из густонаселенных северо-восточных штатов.  Подобный путь позволял сократить уровень безработицы в крупных городах Северо-Востока — Нью-Йорке, Филадельфии, Бостоне, который заметно повысился после экономического кризиса 1857 г. , и увеличить плату тем, кто в этих условиях сумел сохранить за собой рабочие места.  Одновременно миграция на Запад могла содействовать смягчению социальных болезней больших городов — бедности, нищеты, сократить численность маргинальных групп населения.

В 1850-е годы американские либералы столкнулись также с необходимостью определить свою позицию в отношении иммиграции.  Ускорение темпов промышленного роста США сопровождалось увеличением притока переселенцев из европейских государств.  Пик иммиграции пришелся на конец 40-х — первую половину 50-х годов.  За этот период в страну на постоянное жительство прибыли около 3 млн.  человек, по преимуществу католики из Ирландии и Германии23.  Основная волна переселенцев из-за океана, как правило, оседала в северо-восточных штатах.  Лидеры республиканцев в соответствии с проповедуемыми ими либеральными принципами политических и религиозных свобод не видели сколько-нибудь веских оснований для ограничения иммиграции из Старого Света.  В их числе был и Линкольн, отличавшийся политической и религиозной терпимостью.  Он ратовал за предоставление иммигрантам политических и экономических прав в полном объеме24, включая бесплатное наделение землей из фонда западных территорий.  В основе этой позиции был тезис: «истинная демократия не делает различий между цветом кожи или местом рождения»25.

В середине XIX в.  США испытывали все возрастающую потребность в притоке рабочей силы из-за рубежа для развития промышленности и освоения бескрайних просторов Запада.  Косвенным путем иммиграция закрепляла экономическое и политическое преобладание свободных штатов над рабовладельческим Югом.

За счет иммигрантов расширялась коалиция противников рабства в США.  Политические взгляды многих переселенцев, особенно из Германии, Франции, Италии и Австрийской империи, сложились под влиянием идей европейских революций 1848 г.  Их отношение к сохранению на Американском континенте рабского груда, несовместимого с духом времени, а тем более с идеалами демократии и свободы, было резко негативным.

В создании республиканской партии принимали непосредственное участие и в дальнейшем играли в ней заметную роль деятели немецкого революционного движения Карл Шурц и Густав Кернер.

Руководство республиканцев старалось нейтрализовать в партии .  влияние «нативистов» — выходцев из откровенно шовинистической организации «ничего не знающих».  Идеи, проповедуемые американскими шовинистами и рабовладельцами, были в равной степени чужды Линкольну.  Если их политические принципы восторжествуют, писал он в августе 1855 г. , «я предпочту эмигрировать в одну из тех стран, где по крайней мере не делают вида, что почитают идеалы свободы, например в Россию, в которой деспотизм существует в самой неприглядной форме»26.

Таким образом, американский либерализм, продолжая сохранять преемственность со старой политической традицией, поставил на повестку дня в 50-е годы новый комплекс политических и социально-экономических преобразований.

Начало Гражданской войны между Севером и Югом внесло еще более серьезные коррективы в процесс эволюции либеральной теории и практики.

Примечания

  • 1 The Collected Works of Abraham Lincoln. / Ed. by R.  Basler. New Brunswick, 1953. Voi.  II (1848-1858). P.  62, 115-116.
  • 2 Congressional Globe, Containing the Debates and Proceedings. Wash., 1834-1873. 30 Congress, 2 Session. P.  212.
  • 3 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  II. P.  288.
  • 4 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  III (1858-1860). P.  41-42.
  • 5 Иванов Р.  Ф. Авраам Линкольн и гражданская война в США. М., 1964. С.  107.
  • 6 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  Ill. P.  538,541.
  • 7 Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч. Т.  15. С.  584.
  • 8 A Report of the Debates and Proceedings in the Secret Sessions of the Conference Convention, for Proposing Amendments to the Constitution of the United States, Held at Washington, D.  C., in February 1861. By L.  Crittenden. N.  Y., 1864. P.  440-444.
  • 9 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  III. P.  l 6.
  • 10 The Diary of Edward Bates. 1859-1866. /Ed. by H.  Beale. Wash., 1933. P. 157.
  • 11 The Diary and Correspondence of Salmon Chase. Wash., 1903. P.  293.
  • 12 Congressional Globe. 36 Congress, 2 Session, Appendix. P.  125-126.
  • 13 The Collected Works of A. Lincoln.  Vol.  IV (1860-1861).  P. 151.
  • 14 Ibid.  P. 263, 271.
  • 15 Gerber W. American Liberalism. Laudable Ends, Controversial Means. Boston, 1975.  P.  154.
  • 16 North D. The Economic Growth of the United States. 1790-1860. Englewood Cliffs, 1961. P.  257.
  • 17 Цит. по: Neil Th. The Rise and Decline of Liberalism. Milwaukee, 1953. P.  I89.
  • 18 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  I. (1824-1848). P.  48.
  • 19 National Party Platforms. /Comp, by D.  Johnson. Urbana.  Chicago.  London, 1978. Vol.  l. P.  33.
  • 20 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  III. P.  462.
  • 21 Ibid. Vol.  II. Р.  222.
  • 22 Ibid. Vol.  IV. P.  24.
  • 23 Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1970. Wash., 1975. Part I.  P.  106.
  • 24 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  II. P.  355-356.
  • 25 Ibid. P.  356.
  • 26 The Collected Works of A.  Lincoln. Vol.  II. P.  323.