Сатира борцов против рабства

Я. Н. Засурский

Вступительная статья к сборнику "Сатира времён Гражданской войны в США" (М., 1966)

Гражданская война оставила неизгладимый след в истории американского народа. Она затронула все сферы его жизни, оказала существенное влия­ние на формирование национального характера. Огромное значение имела гражданская война для развития американской литературы, в которой тема гражданской войны стала одной из ведущих. К ней обращались и обращаются крупнейшие поэты, романисты, писатели.

Самостоятельный интерес представляет исследование литературы эпохи гражданской войны, литературы борцов против рабства и реакции. Эта литература была одень обширной и многообразной. Она включала в себя поэзию, рассказ, роман, драму. Отдельным аспектам развития американской литературы в годы гражданской войны посвящены специальные советские исследования. К сожалению, в США изучение собственно литературы гражданской войны, особенно литературы антирабовладельческой, революционной ведется в небольших масштабах. Подобную же картину мы можем наблюдать, впрочем, и в изучении литературного наследства революций в других странах. Советские исследователи, изучающие революционную литературу в странах Западной Европы и Америки, практически поднимают своеобразную литературную целину. Уже проделана значительная работа по изучению творчества писателей-революционеров во Франции1 и в Англии2. Сделаны первые шаги в изучении литературы США периода войны за независимость и гражданской войны3.

В бурные дни боев против южных рабовладельцев лучшие писатели Соединенных Штатов Америки выступали в поддержку народного движения против реакции, против рабства.

Особенно большую активность проявили поэты. Уолт Уитмен, Джон Гринлиф Уиттиер, Уильям Каллен Брайент, Генри Уодсворд Лонгфелло, Ральф Уолдо Эмерсон, Джеймс Рассел Лоуэлл и др. активно выступали в поддержку борьбы против южных рабовладельцев. Высочайшим достижением литературы этих лет была поэзия Уолта Уитмена. Подъем движения народных масс вдохновил Уитмена на создание стихотворений, по-новому изображающих простой народ, дал широкий простор тем героическим мотивам его поэзии, которые так ярко проявились в лучших стихотворениях первых изданий «Листьев травы». От героизации труда рабочих и фермеров, от призыва к героическому подвигу, характерных для первых изданий «Листьев травы», в годы гражданской войны Уитмен переходит к воспеванию подвигов народа, воюющего против армии рабовладельцев, создает в стихах реалистические образы борющихся за свободу американцев.

Что касается прозы, то ее развитие было весьма своеобразным. В ней преобладал жанр юмористический. Пожалуй, бурное развитие сатиры в годы гражданской войны было наиболее бросающейся в глаза особенностью.

В это время в литературе впервые выступили замечательные американские сатирики Артемус Уорд, Петролеум Везувиус Нэсби, Орфеус С. Керр, чьи произведения собраны в настоящей книге. Их имена становятся известными всей Америке. Правда, это всего лишь псевдонимы писателей-сатириков, но именно под этими псевдонимами вошли они в литературу.

Наиболее известным из писателей-сатириков периода гражданской войны является Артемус Уорд, сотрудничавший в журнале «Вэнити фэр». Под этим псевдонимом выступил Чарльз Фаррар Браун (1834—1867 гг.). Свою литературную карьеру он начал в кливлендской газете «Плейн дилер», где впервые появились написанные им «Высказывания Артемуса Уорда». Эти заметки велись от имени странствующего балаганщика, Артемуса Уорда, который повествовал читателям о своих приключениях и путешествиях. Они принесли автору столь большую известность, что в дальнейшем Чарльз Фаррар Браун выступает всегда под псевдонимом Артемус Уорд.

Для юмора Уорда характерны некоторые особенности, которые затем восприняли и другие сатирики времен гражданской войны. Он достигает юмористического эффекта путем воспроизведения неграмотной речи простого американца. Рассказы Артемуса Уорда обычно полны нарочитых грамматических и логических ошибок и нелепых, ничем не обоснованных переходов от одной мысли к другой.

Главное в сатире Уорда — это осмеяние пороков американской буржуазной демократии. Показательны в этом отношении его заметки, опубликованные под заглавием «Печать», где он высмеивает тщеславие американских журналистов, считающих печать «тем Архимедовым рычагом, с помощью которого они направляют движение мира». В этих записках он советует своим читателям держаться подальше от американских журналистов, которым ничего не стоит оклеветать простого человека.

Его юмор становится более острым и целенаправленным в годы гражданской войны, когда он начинает активно сотрудничать в журнале «Вэнити фэр», который он в течение некоторого времени даже редактировал. Одно из первых его выступлений в журнале было посвящено президенту Линкольну. Это была его «Аудиенция у президента Линкольна». В «Интервью» Артемус Уорд едко и зло высмеивает тогдашних американских буржуазных политиканов, которые стремились с помощью всякого рода махинаций добиться от президента Линкольна различных тепленьких местечек, где они могли бы беспрепятственно наживать себе капиталы.

Для того чтобы добиться большего юмористического эффекта, Артемус Уорд в конце этой сатирической заметки прибегает к сознательному снижению темы: от обличения большого социального порока, каким было продажное политиканство, он переходит к бытовому разговору о своем балагане, заявляя, что он обменялся с президентом Линкольном фотографиями и они разошлись, и притом каждый остался на своем посту: президент—у кормила государственного корабля, а он — «у дверей балагана (входная плата 15 центов)».

Последующие сатирические очерки Артемуса Уорда обличают Южную Конфедерацию. Артемус Уорд совершает вымышленное путешествие в Конфедерацию и подвергается там преследованиям. В заметке под названием «Балаган конфискован» он рассказывает о том, как южные раскольники конфисковали его имущество за то, что он является сторонником северян и высмеивает глупость и тупость руководителей Конфедерации. Южные солдаты сломали все декорации балагана и выпустили из клеток зверей, которых возил с собой балаганщик. Прибегая к характерным для американского фольклора преувеличениям, он рассказывает о том, как выпущенный из клетки тигр даже сожрал несколько южных солдат.

Заканчивается эта заметка интервью Артемуса Уорда с Джефферсоном Дэвисом, президентом Конфедерации. Здесь делается противопоставление главаря рабовладельцев вождю северян Линкольну. Хотя Дэвис вежливо выслушал Уорда и даже отпустил его на свободу, весь его облик нарисован в самых неприглядных красках. Южную Конфедерацию Уорд издевательски называет Conthieverancy (по-русски это слово можно примерно передать как «конжульничество»).

Уорд направляет свои сатирические стрелы и против северных дельцов и политиканов, известных своими злоупотреблениями и коррупцией. Особенно показателен в этом отношении «Монолог мелкого воришки».

В 1863—1864 гг. Уорд отправился путешествовать на Запад. Он посетил поселения мормонов и высмеял их дикие обычаи. В Сан-Франциско он встретился с Марком Твеном, провел с ним неделю и помог ему опубликовать в журнале, издававшемся на востоке США, замечательный рассказ «Знаменитая скачущая лягушка», принесший Марку Твену всеобщее признание в США.

Выступая страстным сторонником войны против Юга, Артемус Уорд все же обходит одну из острейших проблем гражданской войны — проблему рабства, проблему борьбы за освобождение негров. В этом отношении многие из его последователей пошли в своей сатире дальше, чем он.

Собратья Артемуса Уорда по излюбленному им литературному жанру были, безусловно, по крайней мере в начале их деятельности, его учениками. Они подражали ему в манере воспроизводить неграмотное написание английских слов, и эту сторону юмора Уорда и его последователей на русском языке передать невозможно. С помощью своеобразного написания слов Артемус Уорд и его последователи достигают определенного комического эффекта, обыгрывая двусмысленность некоторых выражений. Нужно, однако, сразу же сказать, что эффекты, связанные с неправильным написанием слов, не являются главным в юморе и в сатире Уорда и его современников.

Пожалуй, наиболее ярким и острым сатириком времен гражданской войны является Дэвид Росс Локк (1833—1888 гг.), который, испытав также определенное влияние Уорда, начал в 1861 г. выступать с сатирическими заметками в провинциальной печати под псевдонимом Петролеум Везувиус Нэсби. Локк публиковал письма этого вымышленного героя на страницах различных провинциальных газет, которые он редактировал. Ему удалось создать сатирический образ сторонника южан — «медянки». Его герой воспроизводит поступки, действия, высказывания, мысли, которые были характерны для этих врагов демократии. Он прослеживает политическую эволюцию «медянки» Нэсби и дает злободневный литературный комментарий к событиям гражданской войны.

Первое письмо за подписью П. В. Нэсби было опубликовано в провинциальной газете «Джефферсониен» 21 марта 1861 г. В нем Нэсби рассказывал о начале своего жизненного пути. Оказывается, в детстве он совершил кражу с помощью негра. Судья, узнав о краже, приговорил П. В. Нэсби к 30 дням, а негра к 10 дням карцера, мотивировав это тем, что негр был только соучастником этой кражи. И вот Нэсби заявляет, что тогда-то он и стал убежденным врагом негров.

Последующие письма еще полнее раскрывают облик этого сторонника южных рабовладельцев. Нэсби призывают в армию. Напуганный воинской повинностью, он перечисляет свои болезни. Их число достигает десяти, начиная с того, что он 22 года носит парик и у него нет на голове волос, и кончая тем, что у него наросты на ногах, которые мешают ему маршировать.

В заключение этого письма от 6 августа 1862 г. он выражает уверенность в том, что его не возьмут в армию, примут во внимание его политические взгляды, а кроме того, может быть, и болезни спасут его от участия в войне. Однако все эти уловки не помогают, и тогда Нэсби бежит в Канаду. Из Канады он пишет письмо своим друзьям, жалуясь на судьбу. Дело в том, что в Канаде некому содержать Петролеума В. Нэсби, а сам он не привык зарабатывать на жизнь честным трудом.

Из-за отсутствия денег он вынужден вернуться из Канады и вновь просит жену отдать ему деньги, которые она заработала стиркой. Его призывают в армию, но он дезертирует и бежит к южанам. Как только Нэсби попадает в расположение войск южан, полковник, который с ним разговаривает, начинает беседу с того, что заставляет Нэсби раздеться и облачиться в рваную форму, которую носят солдаты Южной Конфедерации. Новое же обмундирование, которое Петролеум В. Нэсби получил на Севере, полковник напяливает на себя.

Петролеум В. Нэсби вновь дезертирует. На этот раз он возвращается на Север. Теперь, чтобы избежать призыва в армию, он превращается в священника. Идея стать священником пришла ему в голову весьма своеобразным путем. Вместе со своими друзьями-«медянка- ми» он занимался разрушением церквей, воскресных школ и других подобных учреждений, которые, по его мнению, способствуют борьбе против рабства. Но увидев в церкви средство для легкой наживы, Нэсби стал пастором первой демократической церкви штата Огайо. С церковной кафедры он читает рабовладельческие листки, распевает вместо гимнов песни против президента Линкольна, читает отрывки из нью-йоркских газет-«медянок». Он даже составляет катехизис для слушателей и призывает их голосовать за сторонников южан.

В 1864 г. Нэсби агитирует в своих письмах за Мак-Клеллана. В этой агитации выявляются причины, которые заставляют его поддерживать кандидата реакции. Ему снятся посты, которые он может получить в случае избрания Мак-Клеллана. Правда, однажды сон напугал его — ему пригрезилась Америка через двести лет, ее обитатели с ненавистью вспоминают о южанах. Это пугает Нэсби: он просыпается в холодном поту, но, вспомнив, что в случае победы Мак-Клеллана он может получить пост почтмейстера, приходит в себя.

Как бы завершает осмеяние «медянок» преподнесенная Нэсби трактовка этого понятия. Он заявляет, что название это происходит от того, что медянки «носят как значок голову богини Свободы, вырезанную из медного цента».

Высокую оценку юмористическим заметкам Дэвида Росса Локка дал президент Линкольн. Он читал письма Нэсби членам своего кабинета. Рассказывают, что однажды, когда к нему пришли видные политические деятели, президент спросил у них: «Читали ли вы письма Нэсби?» «А кто такой Нэсби?» — «Есть такой парень в Огайо, — ответил президент, — который опубликовал серию писем в газетах за подписью Петролеума Везувиуса Нэсби. Кто-то мне на днях прислал книжку с ними. Я собираюсь написать Петролеуму, чтобы он приехал сюда. Я собираюсь сказать ему, что если он передаст мне свой талант, я поменяюсь с ним местами». После этого президент прочитал своим коллегам по государственным делам несколько отрывков из писем Нэсби. Об этом эпизоде рассказали газеты времен гражданской войны.

Дэвид Росс Локк, создатель образа Нэсби, был, пожалуй, наиболее оперативным, последовательным и всесторонним критиком южных рабовладельцев и их агентуры на Севере — «медянок».

Острым критиком зарекомендовал себя юморист Роберт Генри Ньюэлл (1836—1901). Он выступал под псевдонимом Орфеус С. Керр, что по-английски в произношении близко к слову «office seeker» (по-русски — соискатель должности), которым обозначали продажных политических деятелей. Подобно Уорду и Нэсби, он высмеивал трусливых и недальновидных политиканов.

Выступления сатириков гражданской войны интересны как документы исторической борьбы американского народа против рабства. В них ярко переданы настроения, мысли, чувства народных масс, участвовавших в этой поистине революционной борьбе, мысли и чувства, которые не утратили своей ценности и свежести и через сто лет после окончания гражданской войны.

Произведения А. Уорда, П. В. Нэсби, О. С. Керра обладают значительными литературными достоинствами. Они дают возможность нашему читателю познакомиться с некоторыми сторонами сложного процесса развития американской сатиры. «Юмористический рассказ, — писал Марк Твен, — это жанр американский»4. Для становления этого специфически американского литературного жанра сатирики гражданской войны сделали очень много. Одним из важных их достижений было то, что они сумели внести в литературу животворную стихию американского устного народного творчества.

Эти писатели не только использовали лучшие образцы американского фольклора. Они сами их развивали. Недаром в хрестоматии по американскому фольклору включаются их произведения.

Сатирики гражданской войны подготовили почву для выступления на литературной арене крупнейшего мастера американской литературы Марка Твена.

Интересным и своеобразным художественным приемом Ч. Ф. Брауна, Д. Р. Локка и Р. Г. Ньюэлла, на который обратила внимание исследовательница речевых средств комического у Марка Твена 3. В. Новицкая5, было создание ими комических масок, от имени которых они обращались к читателю: Чарльз Фаррар Браун выступал в маске балаганщика Артемуса Уорда, Дэвид Росс Локк — сторонника южан — «медянки» Петролеума Везувиуса Нэсби, Роберт Генри Ньюэлл — политикана Орфеуса С. Керра. Комические маски не только способствовали созданию сатирических образов, но и позволяли нагляднее выявить все их юмористические и сатирические возможности. И в этом отношении Твен использовал их завоевания. Как справедливо отмечает 3. В. Новицкая, «Марк Твен — это не только псевдоним писателя Сэмуэля Клеменса, но и его комическая маска, выполняющая много ответственных художественных функций».

Марк Твен всегда с большой симпатией и благодарностью отзывался о своих предшественниках и учителях (см. высказывания М. Твена о Нэсби). Твен вместе с тем видел и слабые стороны в творчестве этих юмористов. Он считал, что многие произведения их оказались недолговечными, потому что их авторы были «только юмористами». «Только юмористы, — писал Твен в своей «Автобиографии», — не выживают. Ведь юмор — это аромат, украшение. Порою источником юмора могут служить причудливые обороты речи или смешные ошибки в правописании, как это было у Биллингса, Уорда, Нэсби, у «демобилизованного волонтера», но мода проходит, и слава вместе с ней». Продолжая эту мысль, Твен писал: «Юморист не должен становиться проповедником. Он не должен становиться учителем жизни. Но если он хочет, чтобы его произведения жили вечно, он должен и учить и проповедовать»6. И в лучших своих произведениях Артемус Уорд, Петролеум В. Нэсби, Орфеус С. Керр учили и проповедовали. Они учили ненавидеть рабство и угнетение человека, и через сто лет после окончания гражданской войны они помогают и сегодня борцам за гражданские права в США.

Примечания

  • В изучении французской революционной литературы особенно Велики заслуги проф. Ю. И. Данилина (см. его монографию «Поэты Парижской Коммуны», т. I. М., 1947 и др. его работы). Представляет интерес книга С. И. Великовского «Поэты французских революций 1789—1848». М., Изд-во АН СССР, 1963.
  • См., например, Ю. Ковалев. Антология чартистской поэзии. Сост., предисл. и комментарий Ю. В. Ковалева, общ. ред. А. А. Елистратовой. М., Изд-во лит-ры на иностр. яз., 1956, 412 стр. Предисл. на рус. яз., тексты на англ.; А. Н. Николюкин. Некоторые особенности взаимосвязей литератур в период буржуазных революций конца XVIII века (на материале американской и английской массовой поэзии). В кн. «Из истории литературных связей XIX века». М., Изд-во АН СССР, 1962.
  • См. А. Н. Николюкин. Становление национальной поэзии в эпоху войны за независимость. В кн.: «Проблемы истории литера­туры США». М„ «Наука», 1964, стр. 5—72; ст. М. С. Мендельсон. Поэзия Гражданской войны в США. «Вопросы литературы», 1962, № 2 и его же. Поэзия двух лагерей в годы Гражданской войны в США. В кн.: «Проблемы истории литературы США». М., «Наука», 1964, стр. 156—204, а также Я. Н. Засурский. Печать и литература Соединенных Штатов Америки в годы Гражданской войны. В кн. «К столетию Гражданской войны в США». М., Соцэкгиз, 1961, стр. 481—512.
  • М. Твен. Собр. соч. в 12 томах, т. 7. М., Гослитиздат, 1961, стр. 7.
  • См. 3. В. Новицкая. Традиции американского юмора XIX ст. и речевые средства комического у Марка Твена. Автореф. канд. дис. М„ 1961, стр. 12—13.
  • М. Твен. Собр. соч. в 12 томах, т. 12, стр. 302.