Политика США в отношении Калифорнии накануне американо-мексиканской войны 1846-1848 гг.

Статья посвящена анализу причин и значения экспансионистской политики США на тихоокеанском побережье, её последствий для экономического, политического и социального развития Соединенных Штатов. В статье прослеживается многолетняя борьба США за контроль над Северной Калифорнией, взаимоотношения с Испанией, Великобританией, а затем с Мексикой за тихоокеанское побережье. На основе анализа экспансионистской политики США во второй трети XIX века показывается, что аннексия мексиканских земель на тихоокеанском побережье стала закономерным результатом внешней политики США на Североамериканском континенте и пользовалась полной поддержкой американцев.

Одним из наиболее ярких примеров формирования государства в ходе развития экспансионистской политики является история превращение США из английских колоний на побережье Атлантического океана в трансконтинентальную державу в Северной Америке. Если государственной независимости американцы добились в ходе долгой войны за независимость, то дальнейший быстрый рост территории США шел сравнительно мирным путем. Уже с первых дней своего существования американское правительство сформировало несколько внешнеполитических доктрин, предъявлявших территориальные претензии на значительную часть Североамериканского континента. Однако вплоть до Американо-мексиканской войны 1846-1848 годов, правительству США, используя благоприятную международную обстановку, удавалось существенно расширить свою территорию преимущественно дипломатическими методами. Конечно, если не считать прямых захватов индейских земель и насильственного переселения племен американских индейцев на земли к Западу от Миссисипи. В учебниках по истории США превалирует идея о том, что формирование современной территории США шло либо за счет освоения свободной земли, либо покупки у других государств в ходе заключения международных договоров (Луизина, Флорида, Аляска и другие территории)1.

Первым этапом территориального роста США стали присоединение в ходе успешной американской дипломатии Луизианы и Флориды у Франции и Испании. Значение приобретения Луизианы, которая, по мысли известного американского историка Т. Бейли, стала «ключом к континенту»2, выходило далеко за рамки простого приобретения свободной территории. Покупка Луизианы явилась преддверием американской экспансии во Флориду, Техас, Новую Мексику, Калифорнию, Орегон, Аляску. Завершением первого этапа стал 1819 год, когда после фактического захвата генералом Джексоном Флориды, в соответствии с Испано-американским договором 1819 года, к США отошли огромные территории бывших испанских владений. Переживая тяжелый период распада своей колониальной империи в Латинской Америке, внутренней нестабильности и экономического кризиса в стране, испанцы предпочли не обострять отношений с США. Стремясь заручиться хотя бы нейтралитетом, испанцы по договору Адамса — Ониса окончательно отказались в пользу США от Флориды, уступили им Орегон, согласившись с проведением северной границы по 42 параллели вплоть до Тихого Океана3.

Вторым этапом стал период от присоединения Техаса до аннексии Новой Мексики и Калифорнии, а также урегулирование вопроса об Орегоне с Великобританией. В этот период формируются официальные доктрины внешнеполитического курса экспансии США на американском континенте, такие как «Доктрина Монро» и «Доктрина Предопределения Судьбы», которые пользовались огромной популярностью внутри американского общества. Усложняются и методы борьбы за присоединение территорий. Характерной чертой экспансионистского курса американских правительств становится тайная и фактическая поддержка сепаратистских действий отдельных групп авантюристов при соблюдении официального курса «свободных рук». Первым шагом к осуществлению американского контроля над землями Техаса стала неофициальная поддержка переселения колонистов на слабозаселенные земли Техаса. Наиболее успешно этот метод был апробирован на поддержке восстания техасских поселенцев против правительства Мексики и в провозглашении республики Техас в 1835-1836 годах. В 1845 году Техас входит в состав США в качестве рабовладельческого штата. Но территориальные претензии США в западном направлении были гораздо шире, чем просто удовлетворение претензий рабовладельцев на дополнительные земли. Это в полной мере касалось и того, что в техасских землях были заинтересованы и предприниматели Севера. Через Техас проходили удобные пути в Калифорнию, которую американцы рассматривали как наиболее географически выгодную территорию для торговли с Китаем, китобойного и котикового промысла и организации портов, но которая всё ещё находилась под контролем Мексиканского правительства.

Особенно возрастал интерес к тихоокеанскому побережью со стороны предпринимателей штатов Новой Англии, и в частности Массачусетса. Ещё в первой четверти XIX века в этом районе Тихого океана действовало 177 морских судов (две трети из Массачусетса), занятых промыслом калана. Почти полное истребление морской выдры в этом районе не привело к уходу из этого региона американцев. Торговцев пушниной сменили китобои. В середине тридцатых годов здешние воды бороздило 341 американское китобойное судно, на рубеже десятилетия их было уже 557. В 1844 году, в соответствии с американскими правительственными данными, китобойный флот насчитывал уже 700 судов объёмом в 240 000 тонн. Он давал общую прибыль не менее чем 10 млн. долларов4. Однако отсутствие у американских китобоев удобных портов на тихоокеанском побережье снижало прибыль и увеличивало издержки на содержание судов. Всё это побуждало судовладельцев и предпринимателей оказывать давление на американское правительство в борьбе за тихоокеанские заливы и гавани Орегона и Калифорнии. Китобоев активно поддерживали американские бизнесмены, связанные с торговлей с Китаем и островами Тихого океана. Общий торговый объём американо-китайской торговли в 1838-1840 годах достиг уровня 20 млн. долларов. Основными товарами, которые американцы ввозили в Китай, были железо и металлоизделия, шерстяные и хлопчатобумажные ткани, продукты китобойного промысла, звонкая монета и, главное, опиум. Если в 1831 году стоимость американского экспорта в Китай составила 244 790 долларов, а стоимость товаров, доставленных из Китая на американских судах, 3 млн. 083 205 долларов, то в 1840 — 469 186 и 6 млн. 640 829 долларов, соответственно. На следующий год американский экспорт в Китай увеличился почти в два раза, и это не учитывая стоимость иностранных товаров, которые перевозились на американских судах, зафрахтованных для торговли с Китаем иностранными предпринимателями5. В 1844 году США добились подписания неравноправного торгового договора с Цинской империей, который открывал американским купцам дополнительные пять портов Китая, а американские граждане получали права экстерриториальности. Аналогичная ситуация развивалась и в торговле с Гавайскими островами. Гавайские острова рассматривались США как важнейшая база для китобойной промышленности в Тихом океане, крупным рынком сбыта для американских промышленных и продовольственных товаров. В период с 1939 по 1844 год только ввоз американских товаров на Гавайи оценивался почти в 18 млн. долларов6. Колониальная и торговая политика в тихоокеанском регионе настоятельно требовала создания на северо-западном побережье целой сети военно-морских и торговых баз, присоединения к США Орегона и Калифорнии, с удобными естественными гаванями устья реки Колумбия и залива Сан-Франциско. Активизация американцев в Орегоне не прошла мимо российского посланника в США графа А.А. Бодиско, который счел уведомить об этом Санкт-Петербург7.

Администрации президентов Джон Адамса, Эндрю Джексона. М. Ван Бюрена, а затем Джона Тайлера безуспешно увеличивали денежные предложения за эти территории или хотя бы часть калифорнийского побережья. Основной расчет американцев был на очень сложную и нестабильную политическую обстановку внутри Мексиканских Соединенных Штатов, частую смену власти (за короткий срок, с 1824 по 1848 г., здесь произошло 250 военных мятежей, сменился 31 президент), слабое экономическое развитие страны. Центральное правительство слабо контролировало свои провинции, что дало повод к развитию сепаратизма в различных частях Мексики — Калифорнии, Техасе, Юкатане и т.д. Кроме того, коррумпированность власти сверху донизу вселяло в американские власти надежду

на благоприятное для США решение вопроса о судьбе юго-западных земель Мексики. Ещё в период второго срока президентства Э. Джексона государственный секретарь США Дж. Форсит дал поручение поверенному в делах США в Мексике добиваться от правительства Мексики согласия на покупку Верхней Калифорнии или хотя бы района Сан-Франциско8. Позже правительство США поддержало претензии техасского правительства Г. Смита-С. Хьюстона на территории Новой Мексики и Верхней Калифорнии, но также безрезультатно. Сложная внутриполитическая и международная обстановка не позволили реализовать эти флибустьерские планы.

Правительство Дж. Тайлера также стремилось купить Верхнюю Калифорнию у Мексики. Послы Франции и Великобритании с тревогой проинформировали свои правительства о том, что США предложило 10 млн. долларов Мексиканским Штатам за урегулирование вопроса о Техасе и территории Верхняя Калифорния. Причем посол Великобритании Р. Пакинхем высказался за скорейшее установление англо-французского контроля над Калифорнией, иначе «рано или поздно этот район тихоокеанского побережья будет аннексирован США»9.

В то же время американские правительства поощряли миграцию граждан США в Калифорнию, чтобы попытаться повторить техасский сценарий уже на калифорнийской земле. Первоначально большая часть переселенцев, которые посещали Калифорнию до 1840 года, были мореходами, охотниками за пушниной или «джентльменами удачи» — аферистами, как знаменитый Дж. Саттер, купивший Форт Росс у Российско-Американской компании. Добираться туда поначалу приходилось на кораблях чрезвычайно утомительным, опасным и дорогостоящим маршрутом вокруг Американского континента. В 1832 году американцы проложили и сухопутный маршрут, который начинался в г. Индепенденсе на реке Миссури и выводил их в Орегон и Калифорнию. Этот маршрут получил название Орегонской тропы через Великие равнины и доступные горные перевалы Скалистых гор. Одними из первых американцев, поселившихся в Калифорнии, были трапперы Джеймс Огайо Патте и Джедедайя Смит. В сообщениях от Калифорнийских поселенцев, включая и швейцарца Джона Саттера и Джона Марша, описывались необыкновенно привлекательные условия на здешних плодородных землях в Калифорнии. Знаменитый первопоселенец Дж. Марш, владевший в Калифорнии 50 000 акров земли и крупными стадами крупного рогатого скота, в газете «Дейли Аргус» призвал земляков не бояться трудностей и переселяться в Калифорнию: «Это, без сомнения, великолепная страна с прекрасным климатом. Чего нам не хватает, так это людей! Если бы у нас было полсотни семей из Миссури, мы могли бы делать здесь всё, что нам заблагорассудится, без всяких опасений. Трудности пути сюда — чистая выдумка…»10.

В 1840 году эмигранты из местностей центрального Запада США, а потом и из других районов США, несмотря на протесты мексиканских властей, начали организованными партиями прибывать в Калифорнию, заселяя эти земли и другие регионы Тихоокеанского побережья. В 1843 году идея переселения на Запад охватила многие районы США. Одни бежали от долгов, другие оставляли ставшие нерентабельными старые фермы и отправлялись на запад, некоторые заработали достаточно денег, чтобы рискнуть заняться бизнесом на тихоокеанском побережье. К 1846 году уже около 800 колонистов прибыли в Калифорнию с запада по проложенным маршрутам через прерии и Скалистые горы в Орегон и Калифорнию. Всего с 1840 по 1846 год в Калифорнию пришло 1885 человек11. Вооруженные, сплоченные общей идеей превращения Калифорнии в американский штат, относящиеся в основном с презрением к местному населению, они представляли из себя передовой отряд американского экспансионизма.

Параллельно и американское правительство вело подготовку к возможным военным действиям по захвату района Сан-Франциско и Верхней Калифорнии. В октябре в бухту Сан-Франциско вошла флотилия из четырех судов под командованием коммодора Ч. Уилкса. Он провел промеры его фарватера, не располагая никаким согласием мексиканских властей на подобные действия. Официально Ч. Уилкс был направлен для исследования арктических районов, но фактически основной миссией коммодора стали разведка и изучение возможностей американского флота вести боевые действия в заливе и устье реки Сокраменто. Фактически аналогичную миссию выполнили и сухопутные экспедиции знаменитого исследователя, а впоследствии и политического деятеля Джона Фримонта. Он проложил новые более удобные пути для американских поселенцев для заселения Калифорнии, а в 1946 году по его пути двинулись и отряды полковника Кирни на вооруженный захват Калифорнии.

Яркой иллюстрацией намерений Вашингтона в отношении Верхней Калифорнии стал так называемый «инцидент Джонса». 19 октября 1842 года в бухту Сан-Франциско вошла тихоокеанская флотилия США под командованием коммодора Джонса. Он высадил военный десант и захватил город Монтерей, подняв над ним американский флаг. Свои действия он позже объяснил тем, что действовал под влиянием слухов о начавшейся американо-мексиканской войне и по собственной инициативе. Однако было ясно, что командир небольшого военного соединения вряд ли решится действовать подобным образом, не имея тайных инструкций от своего командования и правительства12.

«Инцидент Джонса», рост числа американских переселенцев, слабость местных мексиканских властей свидетельствовали о том, что вопрос об аннексии Верхней Калифорнии лишь вопрос времени. Не хватало только политической воли правительства США по окончательному приобретению США этой важной стратегической и экономической территории тихоокеанского побережья, в которой были заинтересованы и рабовладельцы Юга, и предприниматели Севера, и фермеры Запада. И она появилась в 1844 году после победы на президентской кампании Демократической партии. Избранный президент Дж. Полк вопрос о захвате всего тихоокеанского побережья, в том числе и Верхней Калифорнии, сделал одной из основных целей своего правительства. После нескольких попыток купить Калифорнию у правительств Мексики он приходит к решению о военном решении калифорнийской проблемы как части войны с Мексикой. Неудача переговоров на тему о продаже Калифорнии и Новой Мексики приводит президента Полка к мысли, что вопрос об аннексии мексиканских земель возможен только силовым путем. В своем дневнике он подчеркивал, что как бы не развивался ход военных действий в войне с Мексикой «в любом случае мы должны получить Верхнюю Калифорнию и Новую Мексику»13. Курсу на войну способствовала изменившаяся международная обстановка. Полк успешно решил вопрос о разделе тихоокеанской территории с Англией и мог не опасаться осложнений во взаимоотношениях с Англией14. Опираясь на широкую поддержку своего военного курса экспансионистами внутри США, Полк принимает решение начать войну с Мексикой. Основные военные действия развернулись на юго-востоке американского континента, но значительное внимание он уделил и калифорнийскому направлению. Инспирировав восстание американских поселенцев в Калифорнии, Полк немедленно поддержал их силами армии Стефана Кирни и военно-морского флота США, что обеспечило американцам победу. Аннексия Калифорнии стала логическим завершением долгих усилий Вашингтона по приобретению этой стратегической и важной экономической зоны тихоокеанского побережья и яркой страницей американо-мексиканской войны 1846-1848 годов.

Примечания

  • См. например: Nation of the Nations: a narrative history of the American Republic / Ed. by Ch. Johnson. Wash., 1994.
  • Baily Th. A Diplomatic History of the American People. N.Y., 1945. P. 96.
  • Bevans, Charles, I. ed., «Adams-Onis Treaty: 1819», Treaties and Other International Agreements of the United States of America, 1776-1949. http://www.tamu.edu/faculty/ccbn/dewitt/adamonis.htm
  • Kushner H. The Oregon Question is.. .A Massachusetts Question // Oregon Historical Quarterly, 1974. Vol.75, № 4. Р. 316.
  • American State Papers. New Series. Commerce and Navigation. Vol. 26. P. 18-20.
  • Stevens S. American Expansion in Havaii, 1842-1898. Harrisburg, 1945. P. 12.
  • Бодиско А.А. — Нессельроде К. В. 18/30 мая 1840 г. Архив внешней политики России. Фонд 133. Дело 180. Л. 145.
  • Diplomatic Correspondence of the United States. Inter-American Affairs, 1831-1860: Vol. 1-12. Washington, 1932-1939. Vol. 6. P. 37.
  • Guide to the Materials in London Archives for the History of the United States/ Ed. by Ch. Paulin and P. Paxon. Washington, 1914. P. 483.
  • Цит. по: Стоун И. Достойные моих гор. М, 1981. С. 48.
  • The Overland Emigrants and the Trans-Mississippi West, 1840-1860. Uibana, 1979. P. 120.
  • Eisenhower J. S. So Far from God. The U.S. War with Mexico? 18461848. New York, 1989. P. 203-204.
  • Polk J. The Diary of a President, 1845-1849/ Ed. by A. Nevins. New York, 1958. P. 118.