Англо-американская война 1812-1815

С. В. Потрашков
Подробный очерк об англо-американской войне 1812-1815 годов

Назревание конфликта

3 сентября 1783 г. подписанием Парижского мира закончилась война американского народа за свою независимость. «Свершилось невозможное: американские “оборванцы” победили войска Англии и унизили самое сильное правительство в мире»1. Англия не забыла и не простила горечи этого унижения. Она не хотела примириться с потерей своих американских колоний и постоянно проводила политику, направленную на то, чтобы воспрепятствовать их торговому и промышленному развитию. В Соединённых Штатах англофобия, возникшая во времена революции, постоянно поддерживалась всё новыми и новыми враждебными выпадами Англии.

В 1783 г. американским кораблям был закрыт доступ в порты британской Вест-Индии, от торговли с которой «до сих пор зависело экономическое преуспеяние большой части штатов»2. Британские гарнизоны по-прежнему оставались на северо-западных землях США, откуда по условиям мира должны были быть выведены «со всей возможной скоростью»3. Британские агенты вели интриги среди индейских племён, стремясь сделать их своеобразным буфером между США и английскими колониями в Северной Америке, а также сохранить в своих руках контроль над торговлей пушниной на северо-западе4. Когда в 1794 г. генерал А. Вэйн нанёс индейцам поражение у Фоллен-Тимберс, обнаружилось не только то, что индейцы сражались английским оружием, но и то, что на их стороне в боевых действиях принимали участие канадские милиционеры5. Американский посол Д. Адамс уже в первый год своего пребывания в Англии доносил: «Если бы эта нация имела лишнюю сотню миллионов, она быстро подтолкнула бы министерство к началу новой войны против нас»6. В другом письме он раскрыл причину враждебного отношения правящих кругов Великобритании к молодой республике: «Зависть к нашему морскому могуществу — вот что ими движет, вот подлинная страсть, которой они одержимы. Они считают Соединённые Штаты своим соперником — и самым опасным соперником среди всех остальных в мире»7.

Америка издавна славилась кораблестроением, а после завоевания независимости оно стало развиваться бурными темпами, и уже к 1793 г. по тоннажу торговый флот США занимал второе место в мире8. Англия ощутила острую тревогу за своё морское первенство — основу процветания империи.

В конце XVIII века в Европе начались кровопролитные войны европейских держав с революционной Францией. Американцы, обладавшие значительным нейтральным флотом, сделались главными посредниками в торговле между воюющими странами и их колониями. Результаты не замедлили сказаться: с 1792 по 1796 год экспорт и реэкспорт США возросли с 21 млн. долларов до 59 млн., а тоннаж торгового флота достиг 832 тыс. тонн, увеличившись по сравнению с 1789 г. более чем в четыре раза9.

В июне 1793 г. английское правительство дало указание (так называемый Указ в совете 1793 г.) захватывать нейтральные суда, направляющиеся во Францию или французские владения в Америке. Это привело к обострению отношений между США и Англией. А после того, как в 1794 г. стали известны факты вооружения индейцев англичанами и прямого подстрекательства их к враждебным действиям против США, напряжённость в англо-американских отношениях достигла такой степени, что на границе могла вспыхнуть война. Опасаясь этого, правительство США направило в Лондон для переговоров верховного судью Джона Джея. В результате 19 ноября 1794 г. был подписан договор, известный как «Договор Джея». Согласно этому документу англичане к 1 июня 1796 г. должны были эвакуировать находившиеся ещё в их руках форты на северо-западной границе, но оставляли за собой право вести торговлю пушниной с индейцами и иметь с ними особые отношения, что фактически сохраняло английское влияние в этом районе. В вопросе о морской торговле американцы добились ещё меньшего. Решением споров по поводу задержанных англичанами американских судов должна была заниматься совместная англо-американская комиссия, но захват «контрабанды» на нейтральных судах не был запрещён. Соединённые Штаты получили право торговать с Вест-Индией, однако целый ряд ограничений практически сводил эту торговлю на нет. Торговый договор заключался на 12 лет на весьма выгодных для Англии условиях. В Америке он был крайне непопулярен. По словам Томаса Джефферсона, «никакая внешнеполитическая акция никогда прежде не вызывала такого всеобщего взрыва негодования»10. Договор Джея, хотя и позволил сохранить мир между двумя странами, но не разрешил противоречий и, кроме того, привёл к ухудшению отношений США с Францией. За ним последовала необъявленная морская война, длившаяся с 1798 г. по 1800г.

Отношения с Англией в это время несколько улучшились, правда, политика последней продолжала наносить ущерб американской морской торговле. Указ 1793 г. был заменён новыми, ещё более жёсткими. В 1800г. США протестуют против блокады англичанами берегов Голландии, в 1801 г. — Гибралтара, в 1803 г. — Гваделупы и Мартиники. Вызывали недовольство и сами принципы морской блокады. Англичане настаивали на праве останавливать и досматривать суда в поисках «контрабанды», причём предельно расширили перечень товаров, подпадавших под категорию «военной контрабанды», включив и сельскохозяйственные продукты, составлявшие основу экспорта США, что, естественно, никак не устраивало американцев, которые соглашались только на проверку корабельных документов. Англичане захватывали суда в открытом море, считая его зоной блокады. Американцы признавали блокаду только отдельных портов или участков побережья. Особое возмущение вызывала насильственная вербовка в английский флот моряков с американских судов.

Дезертирство, как следствие жестокого обращения, было бичом английского флота. Ежегодно насчитывалось до 2,5 тыс. беглецов, многие из которых отправлялись в Америку, где нанимались на торговые суда11. Англичане присвоили себе право забирать их и наказывать. Нужда Англии в матросах в военное время была велика, и под предлогом возвращения дезертиров хватали без разбора моряков с американских судов и заставляли их служить в английском флоте. С 1797 г. по 1801 г. было зарегистрировано 2059 случаев принудительной вербовки, причём только в 102 случаях речь шла о собственно британских подданных12. Практика такого насильственного найма покрывалась английским правительством, и все протесты американцев оказывались тщетными.

В 1801 г. к власти в США пришли республиканцы. Президентом стал Т. Джефферсон — принципиальный противник сближения с Англией, которое, по его мнению, создавало угрозу завоеваниям революции. Основой внешней политики Джефферсона являлось балансирование в отношениях между Англией и Францией во имя выгод американской торговли.

Первый срок президентства Джефферсона был ознаменован крупной внешнеполитической акцией — приобретением у Франции в 1803 г. Луизианы. В Великобритании поняли, что произошло франко-американское сближение, и отношения с США ухудшились. Приобретение огромной территории породило рост экспансионистских настроений среди плантаторов юга США. Чтобы рабовладельческая плантационная система могла существовать, ей было жизненно необходимо дальнейшее территориальное расширение, и предметом вожделения южных экспансионистов стала Флорида, принадлежавшая Испании. Англия «ожесточённо сопротивлялась присоединению к США Флориды и Луизианы, и это послужило одной из причин войны 1812 г.»13

В Европе весной 1804 г., после непродолжительного Амьенского мира, с новой силой разгорелись военные действия. Это вызвало увеличение спроса на сельскохозяйственные продукты, что в свою очередь привело к повышению цен на них. Интенсивное морское сообщение с Европой и колониями воюющих стран способствовало росту торгового флота США, тоннаж которого к 1807 г. достиг 1269 тыс. тонн14, а общий объём внешней торговли составил 108 млн. долларов, из которых на долю посреднической торговли приходилось 60млн.15. Кровь и страдания Европы обращались в золото для Америки.

В это время Англия переживала трудные времена. Её торговля и финансы страдали от войны, а угроза наполеоновского вторжения сделала её поведение по отношению к нейтралам более агрессивным. Авторы многочисленных памфлетов убеждали англичан во враждебности США, снабжавших продовольствием Францию. «Они соперничают с британскими плантаторами и торговцами по всей Европе и во всех портах Средиземноморья. Они вытесняют даже фабрикантов Манчестера, Бирмингема и Йоркшира», — внушал читателям в 1805 г. автор памфлета «Скрытая война»16. Годом позже «Истинный англичанин» в памфлете «Война как она есть и какой она должна быть» ратовал за войну с Америкой вместо того, чтобы «попустительствовать» ей и позволять «бесчестить свой флаг», снабжая врага Англии17. При этом англичане почему-то забывали, что львиная доля американского экспорта направлялась в Британию. Подобная «забывчивость» объяснялась просто. Англия никогда не боялась, что американская пшеница или хлопок помогут Наполеону завоевать Британские острова. Да и сами размеры американских поставок во Францию были значительно меньше того, что получала Англия. Англичане боялись, что пока их страна занята европейскими войнами, Америка вытеснит Англию с мирового рынка, подорвёт её торговое, а затем и морское могущество. И Генри Клей, лидер «военных ястребов» в конгрессе США, имел все основания говорить, что «реальной причиной английской агрессивности было не стремление истощить врага [Францию], но уничтожить соперника [США]»18.

Соединённые Штаты не предпринимали решительных мер в защиту своей морской торговли. Президент Джефферсон надеялся уладить вопрос исключительно мирным путём. Требования американцев уважать их морские права английский министр иностранных дел Харроуби находил «претенциозными», «экстравагантными», «не требующими серьёзного рассмотрения»19, поэтому их просто игнорировали. Задержание судов и людей продолжались. Д. Монро (государственный секретарь в 1811-1817 гг.) подсчитал, что в 1805-1808 гг. королевский флот захватывал в среднем один американский корабль каждые два дня, а по сведениям американцев, живших в Англии, это число достигало десяти в неделю20. Наполеон, заинтересованный в прекращении связей между Англией и Америкой, также прибегнул к запугиванию американцев: французы силой забирали их суда, шедшие в Англию.

К 1806 г. политика балансирования между Англией и Францией изжила себя, и это начинали понимать американцы. Джефферсон в феврале 1806 г. писал: «Любовь к миру, которую мы искренне чувствуем и открыто признаём, создаёт в Европе мнение, что наше правительство всецело руководствуется квакерскими принципами и подставит левую щеку, когда ударят по правой. Это мнение должно быть исправлено, когда представятся обстоятельства, в противном случае мы станем добычей для всех наций»21. Но половинчатые меры, принятые правительством, например акт о частичном эмбарго на английские товары, вызывали в Англии лишь насмешки и уверенность в неспособности Америки подкрепить свои протесты реальными действиями.

В мае 1806 г. Указ королевского совета в Лондоне объявил блокаду европейского побережья от Бреста до Эльбы. Тогда же американское коммерческое судно было обстреляно английским военным кораблём, при этом один человек был убит. В Нью-Йорке похороны жертвы инцидента вылились в демонстрацию, которая закончилась сожжением английского флага. Республиканская печать заговорила о войне. В это время Джефферсон и государственный секретарь Д. Медисон готовили к отправке в Англию дипломатическую миссию в составе Д. Монро и Т. Пинкни. Срок действия договора Джея истекал, и, зная Ч. Фокса, нового главу британского кабинета, как сторонника предоставления независимости США в 1783 г., американские руководители надеялись, что он удовлетворит требования Америки, и удастся заключить договор, устраивающий США.

Новый договор был подписан 31 декабря 1806 г. Для США он был гораздо выгоднее предыдущего. Сельскохозяйственные продукты не относились к военной контрабанде, Америка допускалась, хотя и с ограничениями, к торговле с колониями, «принадлежащими врагам Его Величества»22. Но вопрос о принудительной вербовке был обойдён молчанием, и это послужило причиной отказа Джефферсона ратифицировать договор. По его словам, подобная уступка «нарушила бы моральный и политический долг правительства перед гражданами»23. Проблема осталась нерешённой, и переговоры продолжались.

21 ноября 1806 г. Берлинский декрет Наполеона положил начало экономической блокаде Англии, известной под названием «континентальная система». Британские острова объявлялись блокированными, и всякое сообщение с ними запрещалось под угрозой захвата судов и конфискации груза24. В ответ Англия в январе и ноябре 1807 г. издала новые Указы в совете, запрещавшие всякую торговлю с Францией, с её союзниками и их колониями. Торговля с прочими государствами разрешалась только после захода нейтральных судов в британские порты, уплаты соответствующих пошлин и получения специальных лицензий25. В декабре 1807 г. Наполеон выпустил Миланский эдикт, объявлявший, что каждое судно, которое подчинится требованиям английских указов, будет захвачено и конфисковано со всем своим грузом.

Для американцев свободная торговля с Европой оказалась практически невозможной. Наступили тяжёлые времена. «Наша торговля на Средиземноморье полностью уничтожена захватами и судебными приговорами, и в других морях ей угрожает та же участь», — сетовал в Конгрессе Джефферсон26. По официальному рапорту Д. Монро от июля 1812 г., с ноября 1807 г. Англия захватила 389 американских судов, а с 1803 г. — 917. За этот же период французы захватили 558 судов27. «Все державы, с которыми у нас наиболее тесные связи, ведут себя по отношению к нам алчно по общим для всех мотивам», — констатировал Монро в письме к Джефферсону28.

22 июня 1807 г. произошло событие, приведшее Америку в состояние такого возбуждения, какого, по словам президента, она не знала со времён сражения у Лексингтона. Английский военный корабль обстрелял и подверг обыску американский фрегат «Чезапик», при этом 3 человека были убиты, 18 ранены, 4 — признаны дезертирами английского флота и сняты с корабля29. Это известие вызвало взрыв возмущения в США. В Нью-Йорке толпа устроила погром на английском судне, а дом консула был спасён от подобной участи лишь благодаря вмешательству полиции. По всей стране проходили митинги, осуждавшие поведение Великобритании. В Лондоне Монро было приказано прекратить переговоры до получения удовлетворения по делу «Чезапика». Президент издал прокламацию, запрещавшую английским военным судам находиться в американских водах30. Раздавались голоса в пользу войны, многие ждали её. Английское правительство поспешило отмежеваться от действий чересчур ретивых военных, но «удовлетворение по этому делу, освобождение матросов и т. д. были предложены только 8 ноября 1812 г.», а «наказание» адмирала Беркли, командующего английским флотом у берегов Америки, заключалось в переводе на более высокую должность31.

Инцидент разбудил агрессивность американских политиков. В Конгрессе стали раздаваться голоса за войну с Англией. Сам президент, беседуя с французским посланником в июле 1807 г., заявил: «Если Англия не удовлетворит наших требований, мы захватим Канаду, которая хочет вступить в союз»32. Начинается разработка планов на случай возможной войны с Англией. В конце 1807 г. военный министр Г. Дирборн получил детальное описание Верхней Канады, которое включало сведения о численности войск и укреплениях в этом районе. Министр финансов А. Галлатин соответственно подготовил финансовый план33. Британский агент доносил в ноябре 1807 г. из Вашингтона, что американцы верят в возможность войны и захвата английских колоний в Северной Америке. «Ни один человек в обеих партиях [республиканцев и федералистов], кажется, не считает, что осуществление этой цели связано с какими-либо трудностями»34.

Английские власти в Канаде перед надвигающейся угрозой войны спешили заручиться поддержкой индейцев35. Осенью 1807 г. губернатор Мичигана Г. Халл писал военному министру о переговорах британских агентов с индейцами в форте Малден. Англичане убеждали тех в неизбежности войны и призывали сражаться на стороне Англии. Губернатор Индианы У. Гаррисон доносил, что «чиппевы, оттавы и часть потоватоми только и ждут сигнала английских агентов, чтобы начать нападение»36. Жители пограничных территорий были взбудоражены этими известиями. Вся их жизнь проходила в борьбе за землю, которую они отбирали у индейцев. Для них опасность представляли не индейцы сами по себе, а союз индейцев с англичанами. В результате Канада превратилась бы в базу индейского сопротивления, и захват новых земель стал бы немыслим без уничтожения этой базы. Именно поэтому северо-запад и требовал так настойчиво изгнания англичан из Канады.

Джефферсон не считал целесообразным для США быть втянутыми в вооружённый конфликт с Великобританией. По его мнению, нейтралитет больше соответствовал интересам американской республики. Но обстоятельства требовали решительных действий, и президент предпочёл войне экономические меры воздействия. Учитывая заинтересованность Европы, главным образом Англии, в американских поставках и важность для европейцев, прежде всего для той же Англии, американского рынка, основываясь на опыте американской революции, Джефферсон предложил наложить эмбарго на американскую торговлю. Он полагал, что этот шаг вызовет экономические трудности в европейских странах, и заставит их отменить указы, препятствовавшие свободной американской торговле.

22 декабря 1807 г. акт об эмбарго, запрещавший американским кораблям покидать берега США, а иностранным кораблям брать грузы в американских портах, стал законом37, но совершенно неожиданно для его авторов обернулся против самих Соединённых Штатов. За один год вывоз упал со 108 млн. долларов до 22 млн., в том числе в Европу с 71 млн. до 7 млн.38 Штаты северо-восточного побережья охватила безработица. В одной только Новой Англии работу потеряли 55 тысяч моряков и 100тысяч рабочих39. В стране начался кризис, вызванный отсутствием сбыта сельскохозяйственных продуктов. Строгое соблюдение эмбарго становилось невозможным для США. Президент признавал, что до конца сентября 1808 г. разрешение на плавание получили 594 судна40. Не прекращалась контрабандная торговля. На европейские страны эмбарго, вопреки ожиданиям, не оказало никакого воздействия. Франция, не имевшая тесных торговых связей с Америкой, от него не страдала. Англию спасла возможность торговать с обширными американскими владениями Испании и Португалии, которые стали с 1808 г. её союзниками в антинаполеоновской борьбе. Такое положение устраивало британский кабинет больше, чем любое возможное соглашение с Соединёнными Штатами.

Необходимость изменения политики эмбарго становилась очевидной. Президент, инициатор и наиболее последовательный её защитник, сам склонялся к такой мысли. Но альтернативой эмбарго была война, а её, учитывая реальное соотношение сил, президент хотел меньше всего. Экономические бедствия и неуступчивость европейских стран увеличили в США число сторонников войны. Тон второй сессии Конгресса 10 созыва, открывшейся в ноябре 1808 г., был более воинственным, чем предыдущей. Министр финансов А. Галлатин выступил против политики эмбарго, заявив, что при отказе от неё нет иного пути кроме полного подчинения требованиям европейцев или войны41. Сам же он был за войну. 25 января 1809 г. лидер республиканцев в Палате представителей Николас (Виргиния) предложил отменить эмбарго и защищать морские права Америки с оружием в руках42. В спорах верх одержали сторонники сохранения мира. 1 марта 1809 г. эмбарго было заменено «Актом о прекращении сношений», разрешавшим торговлю со всеми странами, кроме Англии, Франции и их сателлитов. В акте оговаривалось, что в случае отмены этими странами указов, препятствующих нейтральной торговле, США возобновят с ними нормальные отношения43. Джефферсон оставил пост президента 4 марта.

Следующим президентом США был избран Джеймс Медисон, восемь лет состоявший государственным секретарём в правительстве Джефферсона. Он не обладал столь выдающимися способностями, как его предшественник, но разделял его взгляды и придерживался той же политики, правда, делал всё более умеренно и робко. Первые недели его президентства совпали с очередной попыткой уладить англо-американские разногласия дипломатическим путём.

Британское правительство направило своему посланнику в Вашингтоне Д. Эрскину инструкцию, в которой предлагалась отмена указов 1807 г. при соблюдении США ряда условий: Соединённые Штаты упраздняют все запретительные меры по отношению к Англии и сохраняют их против Франции; США подчиняются английским правилам морской блокады; Великобритания вправе захватить любое американское судно, пытающееся торговать с Францией или другой страной, входящей в континентальную систему44. Эти условия были заведомо неприемлемы для американцев, ибо означали полное подчинение интересам Британии. Но Эрскин, который считал торговлю с США крайне важной для Англии, умолчал о них и сообщил о готовности своего правительства отменить указы. Прокламация Медисона, извещавшая об отмене указов и возобновлении торговых связей с Англией, отмечалась в Америке колокольным звоном, пушечными выстрелами и иллюминацией. В Лондоне наблюдалась совершенно иная картина. Английское правительство договор не ратифицировало, Эрскина заменили Джексоном, основой для возможного соглашения остались прежние условия, на которые американцы, естественно, не могли согласиться45 46. Дальнейшие переговоры оказались бесплодными. Убедившись в отсутствии готовности британского кабинета уступить справедливым требованиям США, американские руководители настояли на отзыве Джексона.

В конце 1809 г. собрался Конгресс 11 созыва. Вопрос о том, какую позицию в сложившихся условиях должны занять Соединённые Штаты, был одним из главных. Уже на этой сессии формируется группа наиболее агрессивных конгрессменов, в основном из западных и северо-западных штатов, призывающих к непременной войне с Англией и вторжению в Канаду. «Лучше ринуться в океан войны, чего требует честь и независимость страны, чем гниющий омут позорного мира», — доказывал в сенате Генри Клей из Кентукки. Из двух противников он выбирал Британию, которая первой начала агрессивные действия. В качестве меры, способной заставить Англию пойти навстречу американским требованиям, он видел захват Канады46. Конгрессмен Джонсон (Теннеси) требовал «отстоять права, морские и территориальные… и выгнать врага из Северной Америки»47. Сенатор Джилс (Виргиния) говорил об «оборонительной войне», а захват территории называл «оправданным возмездием за бедствия войны, нанесённые преступным зачинщиком»48. На заключительном заседании Конгресса Клей выразил желание «увидеть новые Соединённые Штаты, охватывающие не только 13 штатов, но и всю страну восточнее Миссисипи, включая Восточную Флориду и некоторые северные территории»49. Конгресс разрешил президенту использовать вооружённые силы для защиты американских судов, что должно было символизировать готовность США отстаивать свои морские права. Наряду с этим на смену «Акту о прекращении сношений» пришёл билль, предложенный Натаниэлем Мэконом из Северной Каролины, который стал законом с 1 мая 1810г. Он гласил, что если Англия или Франция отменят свои указы и будут уважать нейтральные права Соединённых Штатов, то последние возобновят с ними нормальные отношения, а против страны, не отменившей ограничений, будет применён «Акт о прекращении сношений»50. Наполеон увидел в этом законе возможность окончательно поссорить США с Англией.

5 августа 1810г. американский посланник в Париже получил письмо от министра иностранных дел Франции де Кадора, где тот сообщал об отмене Берлинского и Миланского декретов с 1 ноября этого же года51. Хотя захваты американских судов и не прекратились, но формально, по крайней мере, требования американцев были выполнены. Дело оставалось за Англией, но там посчитали новый закон очередным доказательством слабости и неспособности США отстоять свои интересы торговым давлением или войной. Глава английского министерства Персиваль был уверен, что если Англия «бесстрашно и решительно» поддержит свою систему блокады, то опасность войны с Америкой «будет менее вероятной»52. На настойчивые запросы американского посланника Т. Пинкни был дан уклончивый ответ: Англия откажется от своих указов, если «отмена французских декретов будет действительно иметь место»53. «Едва ли требует доказательств тот факт, что при нынешнем правительстве мы не будем друзьями с Англией», — писал Т. Пинкни государственному секретарю54, и, отчаявшись добиться заключения какого-либо приемлемого для США соглашения, он в феврале 1811 г. покинул Лондон.

Так как Англия отказывалась отменить свою блокадную систему в оговоренный биллем Мэкона срок и лишь туманно обещала провозгласить новые принципы блокады, Конгресс обязал президента издать указ, запрещающий торговые и прочие отношения с Англией. 6 мая морской министр отдал приказ фрегату «Президент» защищать коммерческие суда США, и через десять дней тот обстрелял английский военный корабль, убив 9 и ранив 23 человека55. Снова заговорили о войне, особенно усердствовала британская пресса.

В июне 1811 г. в Вашингтон прибыл новый английский посол А. Фостер. В его задачу входило убедить американское правительство в невозможности отмены указов в настоящее время. Переговоры продолжались до самого начала войны и, как и следовало ожидать, не дали никаких результатов.

Лето и осень 1811 г. ознаменовались для Америки тревожным положением на северо-западных землях, связанным с развёртыванием движения индейцев под руководством вождя племени шониев — Текумсе. Обладая незаурядными способностями, он стремился объединить индейские племена и остановить захват их земель белыми поселенцами. Губернатор Индианы У. Гаррисон, в письме к военному министру назвал Текумсе «одним из тех замечательных гениев, которые иногда рождаются, чтобы сделать революцию и опрокинуть привычный порядок вещей»56. Пользуясь огромным авторитетом среди индейцев и имея многочисленных сторонников, Текумсе с большой энергией взялся за создание индейской конфедерации. Доказывая, что ни одна сделка по продаже индейских земель не может иметь силы до тех пор, пока на неё не дадут согласие все племена, он отказался признать несколько договоров такого рода, заключённых губернатором с отдельными племенами. Дважды встретившись с вождём, Гаррисон понял, что договориться с ним не удастся, и тогда, собрав вооружённый отряд, напал на индейцев и разгромил их (Типпекану, 7 ноября 1811 г.). Это сражение Гаррисон назвал «полной и решительной победой»57, но на самом деле индейское движение не было уничтожено, а враждебность к белым поселенцам только возросла.

Англичане, пользуясь возможностью навредить американцам и надеясь, что индейская конфедерация обезопасит границы Канады, оказывали Текумсе всяческую помощь, присылали оружие и боеприпасы.

Другой волнующей американцев темой был экономический кризис, охвативший страну. Цены на табак упали с 8.08 долларов за центнер в 1808 г. до 3.37 в 1811 г., хлопок, фунт которого в 1805 г. стоил 22 цента, понизился в цене вдвое58. В сентябре и ноябре население территории Миссисипи трижды подавало правительству петиции с жалобами на падение цен и бедствия, которые за этим последовали59. Пресса отмечала, что среди прочих причин, вызвавших этот кризис, «британские Указы в совете, всё ещё препятствующие экспорту хлопка, табака и т. д. на европейский континент являются главной»60.

В такой обстановке в ноябре 1811 г. на свою первую сессию собрался Конгресс 12-го созыва. Многие конгрессмены приехали в Вашингтон с мыслью, что война осталась единственной возможностью если не заставить Англию уступить американским требованиям, то, по крайней мере, сохранить престиж страны61.

С самого начала лидерство в конгрессе захватила группа молодых и агрессивно настроенных конгрессменов: Г. Клей из Кентукки, П. Портер из Нью-Йорка, Д. Харпер из Нью-Гэмпшира, южане — Д. Кэлхаун, Крауффд, Чейвис и другие. Их представители входили в состав комитетов по иностранным, военным и морским делам, а их вождь — Генри Клей — был избран спикером Палаты представителей. Заняв таким образом ключевые позиции в Конгрессе, эта группа обеспечила себе ведущую роль при решении главных вопросов. Они выступали ярыми сторонниками войны с Англией.

5 ноября 1811 г. к конгрессменам обратился с речью президент. Перечислив жалобы в адрес Англии и указав на неудачное завершение всех попыток добиться изменения английской политики договорным путём, он выразил мнение, что главной задачей, стоящей перед конгрессом, является «вооружение Соединённых Штатов и занятие ими позиции, требуемой кризисом и соответствующей духу и чаяниям нации»62. В ответ на речь президента, комитет по иностранным делам разработал резолюцию, в которой предлагалось начать набор 10000регулярных войск, 50000милиции, привести в боевое состояние военные суда и начать вооружение каперов63.

Многие конгрессмены не видели иного решения проблемы, кроме объявления войны Англии, часть колебавшихся присоединилась к ним после обращения президента. На Англию сыпались обвинения в подрыве жизненно важных отраслей экономики США. Объектом атаки со стороны США должна была стать Канада, а конечным результатом войны виделось изгнание Британии с североамериканского материка и включение её бывших колоний в союз штатов.

«Мы выгоним англичан с нашего континента», — сказал Ф. Гранди, выступая в Палате представителей 9 декабря 1811г., — «Они не смогут больше интриговать наших индейских соседей и подстрекать безжалостных дикарей к убийствам наших женщин и детей»64. Петер Портер заявил следующее: «Мы лишим её [Англию] обширных провинций, лежащих на севере вдоль наших границ… мы сможем десятикратно вознаградить себя за тот ущерб, который она причинила нашей торговле»65. Ещё категоричнее высказался Р. Джонсон из Кентукки: «Я не умру удовлетворённым, пока не увижу её изгнанной из Северной Америки, а её территории включёнными в состав Соединённых Штатов»66. В общем доводы «ястребов» в пользу осуществления военных операций в Канаде сводились к следующему: захват Канады и изгнание Англии из Северной Америки ликвидирует потенциальную угрозу независимости и суверенитету США; захват Канады обеспечит возмещение убытков, понесённых в результате действий Англии, и заставит её отказаться от своих тиранических действий на море; присоединение Канады обеспечит в дальнейшем экономическое процветание Соединённых Штатов. В то же время захват Канады считался делом лёгким. Г. Клей выражал уверенность, что «одной только милиции Кентукки будет достаточно, чтобы повергнуть Монреаль и Верхнюю Канаду» к ногам победителей67. Большое значение придавалось стремлению самих канадцев освободиться от английского господства и их симпатиям к Соединённым Штатам. Ф. Гранди «был готов принять канадцев как приёмных братьев»68, а военный министр Юстис считал, что «надо только послать в провинцию офицеров, и люди… сплотятся под нашими знамёнами»69. В своих выступлениях «ястребы» неоднократно ссылались на провидение, якобы уготовившее США место властителя всей Америки. Харпер выразился следующим образом: «По моему мнению, создатель определил наши границы на юге Мексиканским заливом, а на севере зоной вечного холода»70. Джонсон говорил о «Вершителе судеб», который наметил, чтобы «воды Миссисипи и Святого Лаврентия принадлежали одному народу»71.

Оппозицией военной партии выступили федералисты, как исходя из своей общей политической ориентации на Англию, так и не желая появления новых штатов, которые усилили бы республиканцев в Конгрессе. К ним примкнула и часть республиканцев, в основном из северо-восточных и южных штатов. Северо-восток опасался, что война повлечёт за собой полное прекращение морской торговли — главного занятия и средства существования населения этих штатов. Причины оппозиционности юга были глубже. Они крылись в борьбе за главенствующую роль северных штатов (промышленных и свободных) и южных (сельскохозяйственных и рабовладельческих), которая в конечном итоге привела к сецессии 1861 г. Южане не хотели усиления северных штатов за счёт присоединения Канады. В мае 1812 г. сенатор Байард (Дэлавер) писал, что южане предпочитают видеть Канаду британской провинцией, а не штатом Америки72. Положение изменилось весной 1812 г., когда США организовали «революцию» в Восточной Флориде и, введя туда войска, стали поддерживать требования «повстанцев» о включении их в союз штатов. Заинтересованность юга в этой территории по экономическим и стратегическим соображениям была настолько велика, что он готов был пойти на компромисс — поддержать требования северо-запада о присоединении Канады в обмен на содействие в деле присоединения Флориды. Но ни юг, ни север не переставали колебаться, что нашло отражение в провале резолюции о создании сухопутной армии для операций против Канады (республиканцы юга голосовали против). Резолюция о постройке военного флота была отвергнута совместными действиями северных и южных республиканцев, опасавшихся, что это приведёт к усилению федералистов, господствовавших в приморских штатах и голосовавших за резолюцию. Секционная политика, в которой партии или штаты преследовали свои собственные узкие эгоистичные интересы привела к тому, что к началу войны у США не было ни армии, ни достаточно сильного флота.

Две причины побудили президента после длительных колебаний согласиться на войну с Англией. Первая — поддержка на выборах 1812 г. со стороны «военных ястребов», если их военная программа будет принята, в противном случае они грозили сменить администрацию73. Второй причиной было то, что отказ от решительных действий и дальнейшие колебания могли привести к росту влияния федералистов, а это, по мнению администрации, создало бы опасность демократическим институтам страны, а на самом деле — политическому господству республиканской партии74.

Объединение усилий юга и северо-запада и поддержка администрации обеспечивали сторонникам войны необходимое большинство. Теперь главными стали вопросы: какими силами и на какие средства будет вестись война. Ни один из них не был решён до конца. Финансовые проблемы были отложены до следующей сессии Конгресса, а предложение о наборе 35-тысячной регулярной армии хотя и было принято, на деле оказалось нереальным. По самым оптимистическим расчётам между апрелем и июнем 1812 г. нельзя был набрать более 4-5 тысяч человек, что вместе с уже существующими силами составило бы около 12 тысяч75. В действительности численность американской армии к началу войны оказалась вдвое меньшей. Чтобы позволить американским судам, находящимся в плавании, вернуться на родину до начала войны, с 1 апреля 1812г. было рекомендовано ввести 60-дневное эмбарго. 1 июня 1812 г. президент обратился к Конгрессу с речью, в которой Англия обвинялась в ряде враждебных актов, ставящих независимость и суверенитет США под угрозу. Среди них назывались захват американских судов и моряков, блокада, препятствующая доступу американских товаров в Европу, поддержка англичанами агрессивных действий индейцев. В итоге, Англия была признана страной, находящейся с США в состоянии войны, и Америке предлагалось сделать то же самое76. Резолюция об объявлении войны Англии, представленная на голосование в Палату представителей, была одобрена 79 голосами против 49. В Сенате она вызвала более длительное обсуждение, и 17 июня 1812 г. её одобрили большинством в 6 голосов (19 — за, против — 13)77. 18 июня резолюцию подписал президент, и война стала реальностью.

Между тем серьёзный экономический кризис, потрясший Англию зимой 1811— 1812 гг., вынудил английское правительство пойти на отмену чрезвычайных мер в области морской торговли. 23 июня были отменены Указы в совете. Англичане считали, что тем самым требования американцев удовлетворены, и известие о войне было встречено с изумлением. В Соединённых Штатах многие до конца не верили в возможность войны. Федералисты организовывали антивоенные выступления. Их печать твердила о «неудовлетворённости, отвращении и опасениях весьма тревожного свойства», вызванных известием о начале войны78. Республиканцы приветствовали войну пушечными салютами и торжественными шествиями. В некоторых городах, как, например, Бостоне и Балтиморе, дело доходило до схваток между сторонниками обеих партий79. Но война была делом решённым, и Северо-западная армия генерала Халла двинулась в направлении Детройта, имея целью вторжение в Канаду.

Кампании 1812-1813 гг. Вторжение в Канаду

Америка 18 июня 1812 г. вступила в войну с Англией, к которой оказалась совершенно неподготовленной. Меры, предпринятые Конгрессом по созданию армии и вооружению флота, были поспешными и явно недостаточными. Натаниэль Мэкон характеризовал проведенную работу так: «Всё что мы делали, делали опрометчиво и едва ли лучшим образом, несколько недель спустя обычно обнаруживалось, что мы действовали не так, как следовало бы; я предчувствовал, что мы вступаем в войну и наполовину не подготовившись к ней»80. Набор 35 тысяч регулярных войск, намеченный Конгрессом в январе, провалился. Никто не хотел служить 5 лет в армии, с её казарменными порядками, когда можно было отслужить несколько месяцев в ополчении. В воинственном Кентукки, например, к июлю удалось набрать только 400 человек81. В 1812 г. армия Соединённых Штатов насчитывала 299 офицеров и 6387 солдат, разбросанных малочисленными гарнизонами в крупных городах и вдоль границ страны82. Как замечал американский военный историк Д. Смит, «это была не кадровая армия, а дискредитированные полицейские силы, деградировавшие из-за отсутствия продуманной реалистичной военной политики»83. Призыв ста тысяч в милицию для операций против Канады в апреле 1812г. также был делом весьма сомнительным, ибо конституция Соединённых Штатов разрешала использовать милицию только для службы внутри страны. Плохо было и с командным составом армии. Уинфильд Скотт, участник войны, впоследствии видный военный деятель, вспоминал, что большая часть офицеров «погрязла в лени, невежестве и неумеренном пьянстве»84. Единственным достоинством американских генералов был их преклонный возраст. Почти никто из них не имел военного опыта, а генеральские эполеты они завоевали интригами или службой в годы революции.

Не лучше обстояло дело и на флоте. Он насчитывал 25 судов, из них 10фрегатов85. За десятилетие, предшествовавшее войне, флот Соединённых Штатов почти не пополнялся крупными судами. Из соображений экономии строили канонерки, которые совершенно не оправдали себя в ходе войны. Многие корабли ввиду давности постройки нуждались в серьёзном ремонте. Численность личного состава флота и корпуса морской пехоты — 5945 человек86, но команды судов были набраны в 1810г., и к началу войны заканчивался их двухгодичный срок службы87.

Помимо явно недостаточного количества сил для выполнения столь трудоёмкой задачи, как захват огромной Канады, американцы не имели и чёткого плана военных операций. План, предполагавший атаку Галифакса — морских ворот Канады и главного источника её снабжения из метрополии, предусматривал концентрацию войск в Новой Англии и был бы хорош, если бы последняя поддерживала военные усилия правительства. Кроме того, сосредоточение войск в этом районе привело бы к обнажению северо-западной границы и сделало бы её беззащитной в случае вражеского нападения. Президент Мэдисон отверг этот план88, новый был представлен военному министру генералом Дирборном весной 1812 г. Главный удар предполагалось нанести на Монреаль вдоль озера Шамплейн. Одновременно три корпуса (в основном милиция) должны были вторгнуться в Канаду в районе Детройта, Ниагары и Сакетс-Харбора 89. План был не без достоинств, но детальной разработки так и не последовало.

Итак, у американцев была армия, но слишком малочисленная, чтобы захватить Канаду; у американцев был флот, но слишком слабый, чтобы соперничать с британским; у американцев был военный план, но слишком поверхностный, чтобы его можно было успешно претворить в жизнь. Однако сторонников войны это нисколько не смущало. Генри Клей ещё в 1810г. заявил в Конгрессе, что для завоевания Канады хватит и одной милиции Кентукки90. Другой «ястреб» — Кэлхаун — выразил мнение, что военная кампания победоносно завершится через четыре недели после её начала91. Самым большим оптимистом оказался военный министр. «Мы можем захватить Канаду без солдат, — говорил он. — Нам надо только послать в провинцию офицеров, и люди сами сплотятся под нашими знамёнами»92. Неподготовленность и чрезмерная самоуверенность сослужили плохую службу американцам, которые поплатились за это жестокими поражениями.

Главные военные усилия Англии в 1812 г. были направлены на Пиренейский полуостров, где армия Веллингтона медленно, но верно теснила войска наполеоновских маршалов, поэтому численность регулярных английских войск в Канаде была невелика — 7147 человек на 4 июля 1812 года93. Они были разбросаны гарнизонами вдоль границ Канады. В Верхней Канаде, которая, по мнению английского губернатора Д. Прево, подвергалась наибольшей угрозе, находилось 1658 солдат и офицеров94. Более многочисленной, но менее боеспособной была канадская милиция. Как сообщал Прево премьер-министру лорду Ливерпулю в мае 1812 г., численность милиции в Верхней Канаде достигала 11000 человек, из которых «благоразумно вооружить не более 4000». Милиция Нижней Канады — 6000 человек — «просто полицейский отряд плохо вооружённый и недисциплинированный». В Новом Брауншвейге —4000 человек, и из них «мало кто обучен обращаться с оружием». Не лучше обстояло дело и в других провинциях95. Канадцы относились к идее защиты своего права быть подданными Великобритании без особого энтузиазма. В Монреале даже произошли волнения, когда толпа освободила арестованных за отказ служить в милиции, и против неё были брошены войска с артиллерией96. Апатия населения и малочисленность войск породили пессимизм в верхах. Генерал И. Брок — командующий британскими силами в Верхней Канаде писал: «Моё положение критическое, но не из-за действий врага, а из-за настроения людей… Всеми овладела полная уверенность, что провинция неминуемо падёт. Законодатели, магистрат, офицеры милиции — все поглощены этой идеей и сделались медлительными и безразличными при исполнении своих обязанностей»97. Брок прилагал отчаянные усилия по укреплению обороны в этом районе. Но и он, и Прево, несомненно, стали бы большими оптимистами, если бы имели достоверные сведения о положении дел у американцев. В первые летние месяцы 1812г. канадцы с тревогой и страхом ожидали американского вторжения, которое должно было решить судьбу их страны.

Война была объявлена 18 июня. Брок узнал об этом 25 июня, подполковник Томас Джордж, комендант пограничного форта Малден, — 28. К этому времени американцы располагали только одним соединением, способным к наступательным действиям, — отрядом, собранным весной 1812 г. губернатором Мичигана Халлом и получившим громкое название «Северо-Западная армия». К июню эта армия насчитывала немногим более 2000 человек98. Её ядро составлял 4 пехотный полк, а основную массу — милиция из Огайо, плохо вооруженная, необученная и недисциплинированная. Халл должен был защищать Мичиган, пресекать попытки англичан оказывать влияние на индейцев и быть готовым к войне, если таковая начнётся99. Ещё в марте, находясь в Вашингтоне, Халл указывал военному министру и президенту на необходимость постройки военного флота на озёрах, усиления войск, обеспечения армии достаточным количеством боеприпасов и продовольствия, но его просьбы администрация игнорировала100. И, когда Северо-Западная армия в июне начала марш к Детройту, который должен был стать её главной операционной базой, ни одна из этих проблем решена не была. Медленно продвигаясь по раскисшим от дождей дорогам, по дикой безлюдной местности, сооружая в стратегически важных пунктах блокгаузы, войска только 2 июля получили известие о начале войны; англичане знали об этом уже четыре дня. Приказ военного министра от 24 июня предписывал Халлу захватить форт Малден на канадском берегу реки Детройт и углубиться на вражескую территорию «насколько позволят обстоятельства101. 1 июля, ещё не зная об объявлении войны, Халл направил в Детройт небольшой корабль, на который погрузили часть снаряжения, больных, а также сундук с официальными бумагами и полным перечнем войск. На следующий день на подходе к Детройту корабль со всем грузом был захвачен англичанами, и они узнали численность, состав, вооружение и планы противника102. 5 июля американцы подошли к Детройту, а несколько дней спустя произошли события, сделавшие их положение критическим.

17 июля соединённые силы англичан и индейцев вынудили капитулировать американский гарнизон форта Мичилимакинак, расположенного у слияния озёр Верхнее, Мичиган и Гурон. Это сделало англичан хозяевами озёр и смежных с ними территорий и в то же время послужило сигналом для индейцев, которые сотнями стали переходить на их сторону. Между тем Халл готовился форсировать реку и атаковать форт Малден. Гарнизон форта насчитывал около 300 солдат 41-го полка и имел на вооружении 20орудий. Кроме того, на реке Детройт англичане располагали флотилией вооружённых судов103.

12 июля под прикрытием артиллерии американцы начали переправу на канадский берег. На следующий день авангард двинулся вперёд и 15 июля овладел Сандвичем. Вступив в Канаду, Халл издал прокламацию. В ней провозглашалось освобождение канадцев от британской «тирании», сулилась защита собственности и прав местного населения, а также амнистия всем канадцам, которые оказывали вооружённое сопротивление американским войскам104. Это воззвание возымело определённое действие. Усилилось дезертирство из канадской милиции, некоторые стали переходить на сторону американцев. Одному из перебежчиков, Симону Ватсону, Халл поручил формирование канадского кавалерийского соединения105. Но всеобщего восстания против англичан, на которое рассчитывали и Халл, и администрация США, не произошло.

Пока американцы маневрировали, не решаясь атаковать Малден, Брок предпринял энергичные меры по переброске сюда подкреплений с Ниагары, где они бездействовали. Халл предвидел подобное передвижение и предупреждал военного министра о необходимости вести наступление и в том районе106. Однако у Ниагары, кроме незначительных сил нью-йоркской милиции, войск не было, мало того, там не было даже командира.

В то время как численность британских войск увеличивалась, Северо-Западная армия начинала испытывать недостаток в продовольствии и боеприпасах, прежде всего, для артиллерии. Из Урбаны был отправлен транспорт с продовольствием под охраной небольшого эскорта. Навстречу ему Халл выслал отряд из 200 человек под командованием майора Ван-Хорни 107. 4 августа отряд подвергся внезапному нападению индейцев и в панике отступил. Появление индейцев на коммуникациях очень встревожило Халла, днём раньше он получил известие о падении Макинака, что также ставило под угрозу пути снабжения армии. Эти сведения сделали и без того нерешительные действия Халла ещё более медлительными. Намеченная на 6 августа атака Малдена была перенесена на 7, но не состоялась и в тот день. Узнав о прибытии свежих английских сил с Ниагары, Халл, вопреки мнению своих офицеров, приказал отступить108. 8 августа американцы предприняли новую попытку пробиться на соединение с обозом из Урбаны, и снова в том же месте их ожидали индейцы. Нападение было отбито, но отряд не решился двигаться дальше и вернулся в Детройт109. Такие безрезультатные действия породили разочарование и недовольство командующим. Группа офицеров даже готовила заговор с целью сместить Халла 110.

Тем временем англичане наконец собрали достаточно сил, чтобы перейти к наступлению. 13 августа в Малден прибыл Брок, и на следующий день английские войска совместно с индейцами выступили в направлении Сандвича. Всего насчитывалось 300 солдат регулярных войск, 400 канадских ополченцев и около 600 индейцев111. 15 августа, установив на берегу реки батареи, Брок послал Халлу предложение о капитуляции. Тот ответил отказом и собрал все силы в форте Детройт. В ночь на 16 августа сначала индейцы, а затем и англичане переправились через реку. Американцы, сосредоточенные в тесном пространстве форта, ослабленные уходом крупных сил для прорыва к обозу, обременённые мирным населением, также укрывшимся в форте, и деморализованные постоянным отступлением, были не в состоянии дать отпор врагу. Халл получил ещё одно предложение о капитуляции, где, между прочим, говорилось, что в случае сопротивления, будет невозможно удержать индейцев от излишнего кровопролития112. Призрак резни окончательно парализовал волю Халла, и он согласился на капитуляцию. По её условиям сдаче в плен подлежали находившиеся вдали от Детройта113 отряд, высланный навстречу транспорту, и сам транспорт. В воскресенье, 16 августа, под звуки салюта из захваченных орудий и марша «Боже храни короля» над Детройтом взвился английский флаг. В плен попало 582 солдата регулярных войск. 1600ополченцев из Огайо и Мичигана были отпущены под честное слово не участвовать в войне114. Англичанам досталось около 30орудий и 3 тысячи мушкетов и ружей, а также много различного имущества115.

Поражение Северо-Западной армии вызвало в Соединённых Штатах множество толков. Халла заклеймили предателем, а военный суд приговорил его к смертной казни. Только вмешательство президента спасло его от позорной смерти, но до конца дней он так и не смог восстановить своё доброе имя. Несомненно, Халл допустил ряд ошибок и не использовал преимущества, которые имел в начале операции, проявил нерешительность и действовал крайне вяло. Но определённая доля вины лежала и на администрации, не сумевшей подготовить и обеспечить эту военную акцию. Халл стал козлом отпущения за её грехи.

15 августа индейцы овладели фортом Дирборн (Чикаго), и Соединённые Штаты вместе с потерей Детройта и Северо-Западной армии утратили контроль над огромной частью Мичигана и Иллинойса. Северо-западные территории оказались без защиты. 17 сентября 1812 г. командующим в этом районе был назначен генерал Вильям Генри Гаррисон 116. Началось создание новой Северо-Западной армии. Капитуляция Халла подтолкнула к выступлению ещё колебавшиеся индейские племена. Началось восстание: 4 сентября подвергся нападению форт Гаррисон, 5-го — форт Медисон, 6-го — форт Вэйн117. Американцы провели против индейцев ряд карательных экспедиций, сжигая их посёлки, уничтожая посевы, убивая всех подряд, без различия пола и возраста. Но движение ширилось и к лету 1813 г. достигло высшей точки.

В конце лета 1812г. американцы получили сразу два предложения: о перемирии и переговорах с целью полного прекращения военных действий. Одно исходило от командующего британским флотом у берегов США адмирала Воррэна, другое — от губернатора Канады Д. Прево. Камнем преткновения вновь оказался вопрос о принудительной вербовке. Англичане упорно не хотели от неё отказываться118. Американцы, горевшие желанием взять реванш за недавнее поражение, также не были склонны к уступкам. Переговоры были прерваны, и военные действия продолжались. На этот раз их ареной стал Ниагарский полуостров, владение которым сулило большие выгоды. Американский генерал Ван-Ренсселэр, оценивая важность такой перспективы, писал: «Если это удастся, мы причиним большие неудобства неприятелю, т. к. перережем его коммуникации, закроем устье реки для его судов, не оставим ему места для сосредоточения в этой части страны, повергнем в ужас канадцев, и, захватив коммуникации для нашего снабжения, спасём собственную территорию, сотрём следы недавнего позора… и подготовимся к новой кампании»119. К концу сентября силы американцев в этом районе достигли 6000 человек120.

Ван-Ренсселэр решил форсировать реку у Квинстона. Берега здесь были обрывистые, течение сильное, но английская оборона слабая. Переправу, намеченную на 11 октября, отложили из-за отсутствия лодок. Наконец на рассвете 13 октября передовой отряд американцев переправился на канадский берег и, отбросив англичан, закрепился, ожидая поддержки. Но милиция, составлявшая большинство войск, отказалась переходить границу, ссылаясь на конституцию, которая не давала такого права. Тем временем Брок, прибывший на место боя, организовал контратаку, и хотя в самом начале её был убит, но американцев всё же прижали к реке. Не получив подкрепления и не имея возможности вернуться назад (перевозчики, напуганные стрельбой, удрали вместе с лодками), отряд сложил оружие. Напрасно Ван-Ренсселэр призывал на помощь генерала Смита, стоявшего с регулярными войсками у Буффало, тот не сдвинулся с места. Новое поражение было не менее тяжёлым, чем у Детройта. Около 900 человек оказались в плену, более 200были убиты и ранены121. Английские потери составили всего 100 человек122.

Ван-Ренсселэр был заменён Смитом, который получил приказ переправиться через Ниагару с отрядом в 3000 человек. Недостаток переправочных средств и медлительность помешала осуществить переправу 28 и 30ноября. Опасаясь подвергнуться участи Ван-Ренсселэра, Смит 1 декабря решил вообще отказаться от вторжения. Ещё в середине ноября часть американских войск, около 6000 чел., были переброшены с Ниагары в Платсбург, на озере Шамплейн, намереваясь вторгнуться в Канаду и захватить Монреаль123. Но милиция снова отказалась переходить границу, и армия ни с чем вернулась в Платсбург.

В конце сентября военный министр информировал генерала Гаррисона, что ему надлежит отбить Детройт и, проникнув в Верхнюю Канаду, оккупировать как можно большую территорию124. Гаррисон предложил план, согласно которому американцы должны были идти тремя колоннами и, соединившись у порогов реки Миами, наступать далее на Детройт вместе125. В начале октября войска начали марш и медленно продвигались к месту встречи, оборудуя на пути следования блокгаузы и форты. Гаррисон рассчитывал, собрав в январе на Миами до 4000 человек, перейти по льду реку Детройт и захватить форт Малден. В письмах к военному министру он указывал на необходимость создания флота на озёрах, без которого успех военных операций на Северо-Западе немыслим126.

17 января 1813г. отряд генерала Д. Винчестера, составлявший левое крыло войск Гаррисона, захватил городок Френчтаун на реке Рэйзин. Главные силы остались далеко позади. Солдаты беспечно расположились в городке, не приняв надлежащих мер по охране. На рассвете 21 января английский отряд, скрытно подошедший из Малдена, внезапно атаковал американцев. Застигнутые врасплох, они не смогли организовать сопротивление. Из 1000 человек спаслось около 100, остальные были либо убиты, либо взяты в плен127. Разгром Винчестера спутал все планы Гаррисона, кроме того, в феврале заканчивался срок службы волонтёров, и их уход значительно ослаблял силы, а период оттепелей сделал дороги непроходимыми128. От планов возвращения Детройта и захвата Малдена пришлось отказаться. Войска занялись постройкой укреплений на берегу Миами.

1812 г. не принёс американцам ожидаемой быстрой и лёгкой победы, напротив, потерпев ряд поражений, они утратили контроль над значительной частью своей территории. Сказалась как общая неподготовленность к войне, так и бездарность отдельных командиров. Отсутствие скоординированных военных планов привело к тому, что вторжение в Канаду у Детройта и Ниагары происходило не одновременно, и это позволило англичанам перебрасывать войска на опасные участки и успешно отражать нападения.

С весны 1813 г. Соединённые Штаты оставили на время мысль о Канаде и обратили главное внимание на установление господства на озёрах Эри и Онтарио. Это дало бы возможность переправлять войска на судах и атаковать любой пункт канадского побережья. Кроме того, флот мог бы осуществлять снабжение армий, действовавших на границе. Подчёркивая значение контроля над озёрами, Брок за две недели до гибели писал Прево: «Враг делает всё, чтобы иметь превосходство на обоих озёрах, и, если ему удастся это сделать, я не представляю, как мы сумеем сохранить страну»129. Ещё в сентябре 1812г. лейтенант Джесси Эллиот был послан в Буффало, чтобы развернуть там строительство военной флотилии. В октябре он сумел захватить два английских судна (одно было позже потеряно), которые и положили начало американскому флоту на озере Эри130. Командующим морскими силами на Онтарио был назначен коммодор Исаак Чонси. Базой будущего флота он выбрал Сакетс-Харбор и направил туда 140плотников с нью-йоркских судоверфей, 700моряков и морских пехотинцев, более 100орудий131. Всю зиму и весну 1813 г. на обоих озёрах велась интенсивная работа, и к лету 1813 г. на Онтарио были готовы бриг «Онеида» (16 орудий), корвет «Медисон» (24 орудия) и несколько более мелких судов, на Эри — 2 однотипных брига «Ниагара» и «Лавренс» (по 18 орудий на каждом) и 7 шхун132. При создании флота американцы столкнулись с целым рядом трудностей. Одна из них — недостаточное количество обученных для службы на флоте людей. Характеризуя личный состав своей флотилии, Оливер Хэзерд Перри, назначенный в феврале 1813 г. командующим морскими силами на Эри, писал: «Прибывшие люди представляют собой пёстрый контингент, чёрные, солдаты и мальчишки». Тем не менее 24 июля 1813 г. он рапортовал, что вся эскадра «готова встретить врага»133.

В феврале 1813 г. Россия предложила Соединённым Штатам посредничество в мирных переговорах с Англией. Русское правительство было обеспокоено конфликтом между двумя дружественными России государствами. С одной стороны, война препятствовала русско-американской торговле, в то время довольно значительной, а с другой, — отвлекала часть сил Англии от борьбы с Наполеоном, в которой участвовала Россия. Американское правительство, убедившись, что война принимает неблагоприятный для США оборот, благожелательно отнеслось к предложению России, но в Англии, где первые успехи английского оружия сделали войну весьма популярной среди правящих кругов страны, оно не встретило поддержки и позже было отвергнуто. Всё же усилия России не пропали даром и способствовали началу прямых мирных переговоров позже, в августе 1814г.134.

Готовясь к новой военной кампании, американское правительство спешно принимало меры по увеличению и укреплению армии. В конце 1812 г. численность армии была установлена в 58000 человек, хотя в действительности не достигла и половины этой цифры135. Для привлечения новых рекрутов солдатам повысили плату и на время службы они освобождались от всяких долговых обязательств. Офицерам выплачивались специальные суммы за каждого завербованного ими солдата136. Финансирование военных мероприятий осуществлялось за счёт повышения налогов и выпуска займов. В феврале 1813 г. был выпущен заём в 16 млн. долларов137. Но с каждым новым займом денег получали всё меньше.

К весне 1813 г. армия США насчитывала 20000 человек. В феврале военный министр Д. Армстронг предложил генералу Г. Дирборну, командующему американскими войсками, план кампании: собрать 4000 человек у Сакетс-Харбора и 3000в Буффало, переправить их на судах через Онтарио и овладеть Кингстоном — главной базой английского флота; после уничтожения английского флота десант направить к Йорку (Торонто) — столице Верхней Канады; захватив Йорк, войска перебросить в Буффало, и оттуда объединёнными силами начать завоевание Ниагарского полуострова138. Генерал Дирборн, считая, что для подобного предприятия у него сил недостаточно, а также опасаясь нападения англичан на Сакетс-Харбор, предложил в марте свой план. Он предусматривал нападение на Йорк и уничтожение строившихся там судов, затем совместную операцию флота и сухопутных войск по овладению районом Ниагары и, наконец, атаку Кингстона139. Предложение Дирборна было принято. 22 апреля 1813г. 1700 человек погрузились на суда в Сакетс-Харборе. Ночью 26 апреля флот подошёл к Йорку, и под прикрытием корабельной артиллерии в 8 часов утра 27 апреля началась высадка. Гарнизон Йорка состоял из 700 солдат и ополченцев и около 100 индейцев140, город почти не был укреплён, «даже не все пушки были установлены на лафеты»141. Бой шёл всё утро, сопротивление осаждённых слабело, а когда взорвался пороховой погреб одной из батарей, они начали отступать. Уходя из города, англичане уничтожили верфь и взорвали главный пороховой погреб, при этом было убито и ранено более 200 человек, которые их преследовали (скончался и смертельно раненый командующий американскими войсками генерал Пайк 142). Американцы заняли Йорк, где находились в течение 10дней, и своё пребывание ознаменовали сожжением ряда общественных зданий, разгромом библиотеки и грабежом местных жителей.

В начале мая возобновились действия на северо-западной границе. В последних числах апреля более 2000англичан и индейцев появились около форта Мейгс, на берегу реки Миами 143. Узнав об этом, Гаррисон с подкреплениями прибыл в форт и возглавил оборону. Осаждающие возвели сначала батареи на противоположной стороне реки, а 3 мая — на американской, в непосредственной близости от форта, и начали бомбардировку. На следующий день Гаррисон, получив известие, что 1200волонтёров из Кентукки под командованием генерала Клея идут на помощь и находятся уже в 2-х часах пути144, решил провести внезапное нападение и захватить неприятельские батареи. Часть волонтёров должна была переправиться через реку и атаковать английский лагерь, другая — совместно с гарнизоном захватить батареи возле форта. Заклепав орудия, все отряды должны были по сигналу отступить в форт.

Вылазка прошла ночью 5 мая. Вначале всё шло по плану. Отряд из форта и часть кентуккцев захватили батарею, заклепали орудия и вернулись, приведя 41 пленного. Американцы, атаковавшие лагерь на противоположном берегу, своевременно не отступили, так как, увлёкшись, не обратили внимания на сигналы из форта. Англичане контратаковали их и загнали в лес, где, окружённые индейцами, те частично погибли, частично сдались в плен. Вылазка, сулившая несомненный успех, обернулась поражением: более 300убитых и раненых, 600пленных — таков для американцев итог сражения за форт Мейгс 145.

На следующий день командир английских войск генерал Проктор послал Гаррисону предложение о сдаче, тот отказался и выразил готовность рассмотреть вопрос о перемирии и обмене пленными. Простояв несколько дней у форта, Проктор обнаружил, что индейцы покинули его, не желая нести тяжёлое бремя осады. Канадская милиция в связи с наступлением сезона полевых работ также испытывала желание вернуться домой. Офицеры милиции обратились с рапортом, где указали, что, если солдаты не будут своевременно отпущены домой, хлеба погибнут, и в стране начнётся голод146. 9 мая Проктор снял осаду и ушёл в Амхертсберг.

В конце мая американский флот с десантом на борту направился к Ниагаре с целью захватить форт Джордж в устье реки. 27 мая после бомбардировки десант высадился. Англичане, которых было вдвое меньше, очистили форт, потеряв в ходе боёв более 300 человек147. В это же время английская эскадра с десантом из 800 человек под командованием губернатора Прево подошла к Сакетс-Харбору, намереваясь сжечь верфи и уничтожить строившиеся там суда148. Обороной Сакетс-Харбора руководил Джекоб Браун — один из наиболее способных американских генералов. В его распоряжении находилось несколько сот регулярных войск и милиции. Расположив их в две линии и имея в тылу форт, Браун приготовился отразить нападение. Десант высадился на рассвете 28 мая. Английские гренадеры штыковой атакой рассеяли американцев, но те, укрывшись в строениях порта и за штабелями леса на верфи, открыли сильный ружейный огонь. Потеряв около трети своего состава убитыми и ранеными, десант вернулся на корабли, так и не выполнив своей задачи. Однако то, чего не сделал враг, сделали сами американцы. Один из флотских офицеров, решив во время боя, что дело проиграно и англичане побеждают, поджёг склады и верфь149. Всё, что с таким трудом отстояли солдаты Брауна, было потеряно в результате паники.

Тем временем на Ниагаре после захвата форта Джордж американские войска углубились на канадскую территорию. 6 июня на бивуаке у Стоуни-Крик один из отрядов был внезапно атакован. В плен попали 2 генерала, 7 офицеров и 116 солдат, победителям достались 4 орудия150. Остатки отряда отошли в форт Джордж. В конце июня другой отряд попытался совершить рейд в глубь канадской территории, но, как и предыдущий, был окружён и пленён канадской милицией и индейцами151. Всё лето 1813 г. на канадской границе происходили частые стычки мелких групп. Сильно досаждали индейцы, и в июне полковник Джонсон с добровольцами провёл очередной рейд по «очистке» от них Огайо и Индианы.

Проктор в июле с небольшим отрядом регулярных войск и 1000 индейцев приблизился к форту Мейгс и снова попытался захватить его. Однако, не имея артиллерии и шанцевого инструмента, простоял там неделю и отошёл. 1 августа Гаррисон получил известие о появлении Проктора у форта Стефенсон, на реке Сандаски. Последний готовился к штурму, т. к. гарнизон не принял его предложение о сдаче. 2 августа в 5 часов пополудни английские войска тремя колоннами устремились на штурм форта. Американцы, подпустив их как можно ближе, открыли сильный огонь из всего стрелкового оружия и единственной пушки. Сделать брешь в частоколе форта англичанам не удалось, и они отступили, потеряв около 100 человек152, в тот же день экспедиция на судах отплыла в Малден.

К концу августа на Эри была готова к действиям американская флотилия. Она состояла из 9 судов («Лавренс» и «Ниагара» — самые крупные), имела всего около 50орудий и 500 человек команды153. В сентябре эскадра покинула свою базу Преск-Иль и 10 сентября стала на якорь у Пут-ин-Бей, в западной части озера. Утром того же дня матрос с мачты «Лавренса» заметил приближение неприятельской флотилии, которая состояла из 6 судов — корвета «Детройт», брига «Королева Шарлотта» и четырёх шхун, имела 60орудий и численность личного состава около 300 человек154. В 11.45 англичане открыли огонь. Спустя десять минут заговорили орудия американской эскадры, в основном карронады, которые могли вести огонь на коротких дистанциях. Стремясь максимально использовать возможности своей артиллерии, командующий морскими силами Перри повёл эскадру на сближение с противником. При этом её флагман — «Лавренс» подвергся сильному обстрелу с «Детройта» и «Королевы Шарлотты», получил большие повреждения и потерял управление. Из 142 человек команды 83 было убито и ранено, все орудия разбиты. Сражение казалось проигранным, но Перри не утратил хладнокровия и решительности. Он перенёс свой флаг на «Ниагару» и продолжал манёвр, направив корабль прямо на «Детройт». Последний, пытаясь увернуться, начал разворачиваться, столкнулся с «Королевой Шарлоттой» и запутался в её снастях. Оба корабля потеряли возможность использовать большую часть своей артиллерии и стали хорошей мишенью для карронад Перри. По словам английского офицера, огонь был настолько сильный, что над бортом «Детройта» даже нельзя было поднять руку без опасения получить целый набор ран155. К трём часам дня всё было закончено, английские суда спустили флаги. Англичане потеряли 41 человека убитыми и 94 ранеными, американцы — 27 убитыми и 97 ранеными156. Эта победа имела большое значение. США становились полными хозяевами на озере, Детройт и Малден оказались под угрозой окружения и падение их было вопросом только времени.

На Детройт армия Гаррисона двинулась 25 сентября. Один отряд шёл по берегу озера, а главные силы разместились на судах Перри — всего около 5000 человек157. 27 сентября войска высадились ниже Амхертсбурга, в трёх милях от него, и в течение нескольких дней заняли Детройт, Сандвич и Малден. Оставив для их охраны 1500 человек, Гаррисон с 3000устремился за англичанами, отходившими вверх по реке Темзе. Проктор, надеясь уйти от преследования, сжигал мосты, бросал либо уничтожал повозки и суда с имуществом. Убедившись, что всё напрасно, он 5 октября занял позицию у городка Моравиантаун. На левом фланге и в центре расположились регулярные войска, на правом — индейцы. Гаррисон атаковал кавалерией. Не успев сделать и трёх залпов, британская пехота рассеялась. Одним из первых бежал Проктор. Индейцы сопротивлялись ещё полчаса. Текумсе, возглавлявший их, был застрелен полковником Джонсоном. Победа была полной. За время отступления и боя 5 октября англичане потеряли 28 офицеров и 606 солдат убитыми, ранеными и пленными. Американцы захватили 8 орудий и обоз с имуществом на миллион долларов. Их собственные потери составили всего 12 убитых и 22 раненых158.

Победа у Моравиантуана позволила Соединённым Штатам не только вернуть потерянные ранее территории, но и установить контроль над местностью с населением 8000 человек159, простиравшейся до 130миль в глубь Верхней Канады. Другим следствием победы на Темзе было почти полное прекращение движения индейцев. Со смертью Текумсе они потеряли лидера, а отступление англичан лишило их и союзника, устрашили и погромы, которые устраивали американские войска, многие племена запросили мира. 14 октября было подписано перемирие, враждебные действия прекращены, и индейцы могли занять свои охотничьи угодья.

Победы Перри и Гаррисона обнадёжили сторонников войны в её успешном завершении, а «Лексингтон репортёр» писал в октябре 1813 г.: «…канадцам следует запастись дополнительными вязанками дров для наших войск, которые намерены провести эту зиму вместе с ними»160.

Осень ознаменовалась ещё одной крупной военной операцией. Её цель — захват Монреаля. План, разработанный в августе военным министром, намечал нанесение ударов с двух направлений: от реки Святого Лаврентия и от озера Шамплейн 161. Для осуществления этого около 8000 человек было собрано в Сакетс-Харборе (командующий генерал Уилкинсон) и более 4000в Платтсбурге (командующий генерал Хамптон)162. Главнокомандующим считался Уилкинсон. Оба генерала не отличались особым полководческим талантом и, кроме того, терпеть не могли друг друга. Хамптон согласился принять командование лишь при условии, что будет получать приказы непосредственно из военного министерства. Военный министр лично прибыл в Сакетс-Харбор, чтобы хоть как-то скоординировать действия обеих армий.

21 октября по приказу военного министра Армстронга Хамптон направился к Монреалю. Он двигался очень медленно и осторожно, подвергался нападениям мелких подразделений канадского ополчения, а 25 октября на берегу реки Шатогуэй натолкнулся на заграждения, за которыми оборонялся отряд под командованием полковника де Салаберри численностью около 500 человек163. Хамптон отправил к нему в тыл большой отряд, а сам в ночь с 25 на 26 октября попытался отбросить его фронтальной атакой. Но обходной манёвр не удался, а атаковавшие с фронта войска отошли, потеряв 50 человек. Не имея сведений от Уилкинсона и не зная численность противника, Хамптон предпочёл отступить.

Тем временем войска Уилкинсона на 300ботах и больших лодках, под защитой 12 канонерок, успешно миновали батареи Кингстона и поднимались вверх по реке Святого Лаврентия164. 6 ноября Уилкинсон написал Хамптону письмо, где указывал место встречи двух армий, причём приказывал захватить для своих войск продовольствие на 2—3 месяца165. Но к этому моменту Хамптон уже отступал к Платтсбургу. Уилкинсона постоянно тревожили канадские отряды. 11 ноября он отправил бригадного генерала Бойда с 2000 человек отбросить англо-канадские войска. Атаковать позиции противника пришлось у фермы Крайслер по открытому полю, под сильным огнём неприятельских стрелков и артиллерии. В результате Бойд был разбит и потерял более 500 человек убитыми, ранеными и пленными166. На следующий день после этого поражения Уилкинсон узнал и об отступлении Хамптона. Военный совет сразу же принял решение о возвращении на американский берег и обустройстве войск на зимних квартирах у Френч Миллс на реке Салмон. Болезни, мороз и отсутствие тёплой одежды привели к тому, что армия в феврале 1814 г. сломала квартиры, сожгла суда и ушла в Сакетс-Харбор и Платтсбург.

Операция против Монреаля потребовала сосредоточения больших сил, что привело к ослаблению фронта на других участках границы. Так, в декабре американцы были вынуждены оставить захваченные ими позиции на канадском берегу Ниагары, при этом было сожжено селение Ньюарк. Командующий английскими войсками в Канаде генерал-лейтенант Драммонд и командир английских войск на Ниагаре генерал-майор Райалл решили совершить диверсию на американском берегу Ниагары167. 18 декабря, переправившись через реку, они внезапно напали на форт Ниагара и захватили его. 65 американцев было убито, 14 ранено, 350попало в плен168. 19 декабря сожгли Левистон. В последние дни декабря англичане ещё раз перешли реку и, разбив маленькие американские отряды, сожгли Буффало и Чёрную Скалу. Американский берег Ниагары практически обезлюдел. В январе 1814 г. Драммонд предложил план экспедиции с целью захвата Детройта и уничтожения американской флотилии в Пут-ин-Бей 169.

Американцы в районе Детройта насчитывали всего 1600 человек, половина из которых были больны170. Гаррисон, предвидя возможность подобной операции и не имея достаточного количества войск, предлагал уничтожить суда в Пут-ин-Бей, чтобы они не попали в руки неприятеля. Военный министр воспротивился, считая предложенные действия крайней мерой171. Погодные условия помешали англичанам осуществить их замысел, и американские суда под защитой войск продолжали контролировать Эри. Зимой военные действия были приостановлены, происходили только стычки мелких отрядов, которые обе стороны посылали для сбора продовольствия или с разведывательной целью. На озёрах продолжались работы по постройке новых судов. Были созданы флотилии на озере Шамплейн. К лету 1814 г. англичане имели на Онтарио 6 судов, на Шамплейне — 4, от 20до 30канонерок было построено или строились на обоих озёрах и у Монреаля172. Американцы на Онтарио построили в феврале 22-х пушечный корабль, а летом ещё один — 42-х пушечный173.

В феврале военный министр предложил эскадре Чонси и войскам генерала Брауна летом 1814 г. атаковать Кингстон. Однако те считали, что имевшихся в их распоряжении сил недостаточно и в свою очередь предложили провести военные операции на Ниагаре174. В марте Браун привёл туда свои войска.

Зимой 1814 г. в Европе войска союзников вступили во Францию. 30марта пал Париж, 6 апреля Наполеон отрёкся от престола. Англия могла наконец обратить всё внимание на войну в далёкой Америке. В мае из портов Франции в Канаду были отправлены лучшие полки Веллингтона. Война вступала в новую фазу.

1813 год не закончился победой Соединённых Штатов, хотя и сгладил позор поражений 1812 года. На смену оптимизму после успешных действий Перри и Гаррисона, пришли разочарование и усталость от войны. Многочисленные военные займы поставили страну на грань банкротства. В Северо-восточных штатах активизировали свою деятельность федералисты, саботировавшие мероприятия, направленные на войну. В Новой Англии, самой богатой части Соединённых Штатов, было приобретено военных займов всего на 3 млн. долларов, тогда как в остальных штатах — на 35 млн.175 Губернаторы Массачусетса и Коннектикута запрещали ополчению участвовать в военных операциях за пределами штатов, а губернатор Вермонта в ноябре 1813 г. вывел милицию своего штата из подчинения военного командования176. В то же время, продолжая торговлю с Канадой и предоставляя денежные ссуды англичанам, федералисты встали по существу на путь открытой измены. Губернатор Канады Прево признавал, что две трети его армии едят мясо, которое получают из Вермонта через американских поставщиков177.

В мае 1813 г. в силу целого ряда обстоятельств, среди которых не последнюю роль сыграли указанные ранее противоречия между северными и южными штатами, США вывели свои войска из Флориды.

Отражение английского наступления в 1814 г.

Кампания 1814 г. началась с очередной попытки американского наступления на Канаду. 3 июля дивизия генерала Брауна, насчитывавшая 4780 человек178 перешла Ниагару выше форта Эри и вынудила гарнизон последнего капитулировать. На следующий день бригада генерала Уинфильда Скотта двинулась к Чиппеве. Генерал Райалл, узнав о наступлении американцев, собрал все имевшиеся у него силы и выступил навстречу, а 5 июля американский авангард, состоявший из пеннсильванской и нью-йоркской милиции, был атакован и отброшен. Тогда генерал Браун выдвинул вперёд бригаду Скотта, которая, несмотря на сильный огонь противника, развернулась и, как на параде, двинулась вперёд. Отразив атаки англичан, солдаты Скотта штыковым ударом окончательно расстроили ряды вражеских войск, и генералу Райаллу ничего не оставалось, как отвести свои потрёпанные полки под защиту пушек форта Джордж. Браун не имел осадной артиллерии и не мог взять форт. Он просил Чонси поддержать его флотом, но тот отговаривался необходимостью противодействовать неприятельской эскадре и не оказал никакой помощи.

Сказывалось отсутствие единого командования и координации действий сухопутных войск и флота, подчинённых разным министерствам179. Браун счёл за лучшее отступить назад к Чиппеве. Райалл двинулся вслед за ним. 25 июля в форт Джордж прибыл с подкреплением командующий английскими войсками генерал Драммонд. Отослав небольшой отряд на американский берег для атаки Левистона, он с остальными войсками отправился на помощь Райаллу, который остановился у Ландис-Лайна. Как только это стало известно Брауну, он решил атаковать Райалла. Скотт получил приказ выступить, и 25 июля, около 18.00, его бригада начала атаку. Левый фланг англичан удалось опрокинуть, но правый фланг и центр, несмотря на повторные атаки, упорно держались. В 20.00прибыло небольшое подкрепление, и Скотт возобновил свои действия, направленные на этот раз на батарею в центре английской позиции. Орудия по несколько раз переходили из рук в руки, но прорвать оборону противника американцы так и не смогли. К девяти часам вечера наконец прибыли две другие бригады дивизии Брауна, а к англичанам привёл подкрепление Драммонд. Сражение возобновилось с новой силой. Атаки американцев чередовались с контратаками англичан. Около полуночи Браун и Скотт были ранены, и принявший командование генерал Рипли приказал отступить. В сражении у Ландис-Лайна, пожалуй, самом ожесточённом за всю войну, американцы потеряли 172 человека убитыми, 572 ранеными, 110пропавшими без вести, англичане — 84 убитыми, 559 ранеными, 197 пропавшими без вести и 42 пленными, среди которых был и генерал Райалл 180.

Обе стороны объявили себя победителями. Действительно, никто из противоборствующих не потерпел явного поражения, хотя и не добился заметного успеха; но если учесть тот факт, что после сражения американцы отступили в форт Эри, то понятно, что англичане имели больше оснований считать себя победителями, ибо вторжение американских войск было приостановлено. Генерал Браун в донесении военному министру назвал Ландис-Лайн победой181, однако генерал Портер, командовавший бригадой волонтёров в дивизии Брауна, в одном из писем выразил мнение, что отступление превратило победу в поражение, виновником которого он считал Рипли 182.

Американские войска теперь возглавил генерал Гейнс. После Ландис-Лайна противники как бы поменялись местами. Американцы укрылись в форте Эри, а англичане готовились к его осаде, которую Драммонд решил осуществить в августе. 13 августа напротив форта были возведены батареи и начался обстрел, но из-за дальности расстояния он был неэффективен. В ночь с 14 на 15 августа всё было готово к атаке форта. Одна колонна должна была штурмовать юго-западную его часть, две другие — северную. Атаки везде были отбиты, англичанам удалось захватить лишь северо-восточный бастион, где они сумели удержаться до рассвета. Исход боя решила случайность: внезапно взорвался пороховой погреб бастиона. Англичане понесли большие потери и были полностью деморализованы. Американцы тут же контратаковали и выбили их из бастиона. Штурм дорого обошёлся англичанам: убитыми, ранеными, пропавшими без вести, пленными они потеряли почти тысячу человек183, и, ослабленные потерями, не предпринимали больше попыток штурма, ограничиваясь лишь бомбардировкой. В конце августа прибыл генерал Браун. Он организовал вылазку для уничтожения неприятельских батарей. Двухтысячный отряд захватил две батареи из трёх, заклепал орудия, взорвал пороховые погреба и в полном порядке отступил в форт, потеряв при этом 79 человек убитыми и 432 ранеными. Англичанам вылазка стоила ещё 600 человек184. Окончательно расстроенные этим нападением, английские войска 21 сентября отступили к Чиппеве. Американцы, считая, что в столь позднее время года наступление нецелесообразно, 5 ноября взорвали форт Эри и ушли с канадского берега.

Ещё одна попытка вторжения в Канаду закончилась неудачей. Но, в отличие от предыдущих, она была проведена более энергично и решительно и завершилась не столь бесславно, как предшествующие. Войска США не только не были разбиты, но и сами нанесли противнику ряд поражений. В летних сражениях 1814 г. американская армия в тактическом отношении явно превзошла своего противника и научилась воевать «как хорошо слаженный боевой организм»185. В целом преимущество было на стороне американцев, а на окончательное решение об отступлении повлияла, несомненно, тяжёлая для Соединённых Штатов военная обстановка, сложившаяся к концу лета на других фронтах.

В течение лета в Канаду из Европы прибывали транспорты с войсками. 17 августа Прево доносил, что он имеет 29 437 человек, не считая милиции186. Это были отборные солдаты, ветераны Саламанки и Витории, проделавшие с Веллингтоном всю Пиренейскую кампанию. В соответствии с полученными из Лондона инструкциями Прево предстояло вторгнуться на территорию США и захватить районы, необходимые для обеспечения безопасности британских провинций Северной Америки. В качестве таковых были названы полуостров Ниагара, Детройт и прилегающая к нему часть Мичигана, а также район озера Шамплейн. В дальнейшем они должны были стать собственностью британской короны, а в Мичигане предполагалось создать индейское буферное государство187. Над Америкой нависла угроза потери ценных территорий, которую готовы были реализовать тридцать тысяч штыков лучших солдат Англии. Первоначальным объектом наступления Прево избрал Платтсбург на озере Шамплейн, считая его оккупацию делом первостепенной важности для безопасности Канады. Для этой цели было выделено более 10000войск, сведенных в три бригады 188. Амери канские войска в Платтсбурге насчитывали едва 3000 человек189. Обе стороны имели на Шамплейне небольшие эскадры.

1 сентября английские войска начали переходить границу. С самого начала операции у Прево возникли разногласия с командирами бригад. Он был человеком невоенным и полководческим талантом не обладал, но из тщеславия объявил себя главнокомандующим. Уже только один этот факт раздражал генералов, прошедших школу наполеоновских войн. В дальнейшем поведение Прево и его нежелание считаться с мнением своих подчинённых усилили недовольство командующим, что, естественно, не могло способствовать успеху намеченной операции.

5 сентября английские войска подошли к Платтсбургу и остановились в пяти милях от города. Всё это время американцы укрепляли свои позиции у города. Как доносил командовавший ими генерал Макомб, «регулярные войска, несмотря на постоянные стычки, работали день и ночь, усиливая оборону и выказывая решимость держаться до последней возможности… милиция вела себя с большим воодушевлением»190. 6 сентября англичане предприняли наступление и вынудили американцев оставить передовые позиции. Для начала общей атаки на город Прево хотел дождаться прибытия эскадры, которую спешно готовил к боевым действиям капитан Доуни. Прево торопил, Доуни требовал отсрочки. Наконец утром 11 сентября корабли Доуни вошли в залив и стали на якорь менее чем в 300метрах от американской эскадры191. Флотилия Доунисостояла из маленького фрегата «Конфианс» (39 орудий), брига «Линнет» (16 орудий), шлюпов «Чабб» и «Финч» (по 16 орудий на каждом) и 13 канонерок (18 орудий). Численность личного состава— 1050 человек192.

Американская эскадра имела в своём составе корвет «Саратога» (26 орудий), бриг «Игл» (20орудий), шхуну «Тикондерога» (17 орудий), шлюп «Пребл» (7 орудий) и 10канонерских лодок (16 орудий). Численный состав экипажей — 820 человек. Командовал эскадрой двадцативосьмилетний капитан Томас Макдонаф.

Корабли противников стояли параллельно, в линию. «Конфианс» — против «Саратоги», «Линнет» — против «Игл», «Чабб» поддерживал огнём «Линнет» и «Конфианс», «Финч» с большинством канонерок противостоял «Тикондероге», «Пребл» и американским канонеркам.

Началась канонада. «Саратога» сильно страдала от огня «Конфианс», но и её залпы были разрушительными. Вскоре был убит Доуни. «Тикондерога» нанесла значительные повреждения «Финчу», тот вышел из боя и, попав под огонь американских береговых батарей, спустил флаг. Затем из строя был выведен и «Чабб». У американцев в свою очередь пострадал «Пребл». В 10.30«Игл», желая занять более выгодную позицию против «Линнет», перерубил цепь якоря и встал между «Саратогой» и «Конфианс». В результате «Саратога» потеряла возможность вести огонь по противнику и оказалась под выстрелами вражеского брига. Все орудия правого борта были сбиты, корабль дважды загорался. Наконец Макдонафу удалось повернуть корвет по ветру и встать к противнику батареей левого борта. «Конфианс» пытался повторить такой же манёвр, но безуспешно и вынужден был спустить флаг. Через 15 минут та же участь постигла и «Линнет». Английские канонерки спаслись бегством. Бой продолжался 2 часа 20минут и обошёлся американцам в 52 убитых и 58 раненых. Потери англичан были значительнее — 84 убитых и 110раненых193.

Одновременно с началом боя эскадр английские войска двинулись на штурм укреплений Платтсбурга. Им удалось прорвать оборону, но Прево, увидев поражение своей флотилии, приказал отступать. Напрасно командиры бригад убеждали его продолжать штурм, доказывая, что падение Платтсбурга повлечёт за собой и капитуляцию вражеской эскадры. Прево считал свои коммуникации под угрозой и настоял на отступлении. На следующий день армия ушла в Канаду. В боевых действиях с 6 по 11 октября английские сухопутные войска потеряли 37 человек убитыми и 150ранеными, большое количество солдат дезертировало. Американские потери — 38 убитых и 64 раненых194.

В поражении у Платтсбурга все обвиняли Прево. Командир английской эскадры на Онтарио капитан Д. Ео даже написал рапорт в Адмиралтейство, где жаловался на то, что Прево торопил Доуни, а сам не выполнил свою задачу — не захватил береговые батареи противника, чем поставил английскую эскадру в невыгодное положение195.

Так или иначе, но английское вторжение было остановлено. Значение этой победы заключалось не только в устранении угрозы американской независимости, но и в моральном воздействии на американский народ, который был воодушевлён на новые усилия по защите суверенитета и целостности своей страны. Поэтому, может быть, и не преувеличено сравнение Платтсбурга с победой у Саратоги, сделанное американским историком Коулсом 196.

Наступление англичан у озера Шамплейн совпало по времени с наступательными операциями, которые проводил британский флот на восточном побережье США. В конце лета были захвачены районы Кастине и Мачайс в Мэне, в августе английская эскадра с десантом на борту вошла в Чезапикский залив и направилась к Вашингтону. Известие об этом вызвало тревогу в столице Соединённых Штатов. Никто не ожидал, что события примут столь крутой поворот. Вашингтон совершенно не был защищён. Ещё в июле округ Колумбия вошёл в состав 10-го военного округа под командованием генерала Уиндера. Военный министр ограничил полномочия Уиндера в отношении призыва на службу милиции, так как считал необходимым осуществлять призыв последней лишь при приближении неприятеля. Теоретически в распоряжении Уиндера должно было находиться 15000милиции из Виргинии, Мэриленда, Пенсильвании и Колумбии197, но из 6000 милиции Мэриленда, например, он имел право единовременно призвать не более 3000 и то лишь в случае «реальной угрозы вторжения»198. В результате перед лицом врага Уиндер оказался главнокомандующим без армии, а собрать за короткий срок достаточное число ополченцев уже не представлялось возможным.

19 августа с английских кораблей высадился десант — 4 пехотных полка и батальон морской пехоты, всего 4500 человек199 под командованием генерала Росса. Приказ, полученный Россом из Лондона, гласил, что он должен произвести диверсию на побережье США и тем самым помочь английским войскам, обороняющим Канаду200. В выборе места операции Росс был поставлен в зависимость от флота, которым командовал вице-адмирал Кохрэйн. Последний указал на Вашингтон.

20августа англичане двинулись к американской столице. В городе началась сумятица, по словам очевидца, «все в спешке и панике… войска двигаются по всем направлениям, жители пытаются спасти наиболее ценные и легко перевозимые вещи»201. Даже президент, как заметил французский посол Серюрье, выглядел таким же безвластным, как и любой другой житель Вашингтона202. С большим трудом Уиндеру удалось буквально наскрести около 6000 человек разношёрстного войска. Они заняли позицию у Бладенсбурга, за мостом через восточный рукав Потомака. На поле боя прибыли военный министр, государственный секретарь и сам президент. Такое обилие командиров совершенно смутило Уиндера и привело к тому, что бой 24 августа прошёл вообще без всякого управления. Собственно боя, как такового, и не было. Огонь стрелков и батарей не остановил англичан. Орудия были захвачены, после чего американское войско рассеялось в разные стороны. О его «стойкости» свидетельствует хотя бы тот факт, что из 6000 было убито всего 10-12 человек и около 40ранено203. Президент со свитой после первых же выстрелов ускакал в столицу, а затем укрылся в Виргинии. Большинство жителей покинули Вашингтон, и когда английский авангард вступил в город, его встретило безмолвие и запустение. Дома выглядели так, «словно какой-то великан разбросал ящик детских игрушек по земле»204.

Английские солдаты разбрелись по городу, обыскивая правительственные здания, склады и т. п. В доме Медисона обнаружили «обеденный стол, накрытый на сорок персон» и «всё прочее, необходимое для изысканной и основательной трапезы». Плотно поужинав, «гости» подожгли дом205. Пожары полыхали уже в разных концах города. Горели склады с оружием и другими припасами, горела верфь и суда на Потомаке. По словам английского офицера, участника событий, «небо было восхитительно иллюминировано пожарами, и тёмно-красный свет, падавший на дорогу, позволял каждому отчётливо различить лицо своего товарища»206. Уничтожались не только военные объекты, адмирал Кохрэйн приказал поджечь все государственные учреждения, в том числе Белый дом и Капитолий, он лично участвовал в разгроме типографии одной из столичных газет. Запылал весь город. Серюрье вспоминал: «Я никогда не видел картины более ужасной и одновременно более величественной»207. Около часу ночи 26 сентября английские войска покинули город и беспрепятственно вернулись на суда. Жители же столицы Соединённых Штатов да и сам президент ещё долго находились в состоянии шока, вызванного этим внезапным нападением, которое имело для них столь разрушительные последствия.

Известие о вторжении врага и сожжении Вашингтона вызвало в стране патриотический подъём. Тысячи людей поднялись на защиту своей страны. В Нью-Йорке под ружьё встали 25000 человек208. Филадельфия собрала 15000, среди них оказались 62 плотника, 200печатников, 30учителей, 400 часовщиков и ювелиров, 140моряков и других209. «Город наполнен милицией. Везде бьют в барабаны, везде учение. На берегах Скульки и Делавара построены огромные батареи и, чтобы привести сей город совершенно в безопасное состояние, не достаёт здесь одних только пушек», — писал из Филадельфии русский консул210.

После сожжения Вашингтона британский флот направился к Балтимору, как считал адмирал Кохрэйн 211, — этому «гнезду пиратов» и «богатейшему в союзе» городу.

Известие о приближении неприятеля не застало его обитателей врасплох. Ещё с 28 августа началась постройка оборонительных укреплений, в которой участвовало всё население. «Белый и чёрный работают вместе. Хозяина и его раба можно видеть копающими рядом», — писала одна из жительниц212. Число защитников города превышало 16 тысяч человек213.

Эскадра показалась 11 сентября, а 12-го был высажен десант. Атаку решено было провести одновременно с суши и с моря. На пути к городу английские войска встретила бригада ополчения. После непродолжительного боя, в котором погиб английский командующий Росс, американцы беспорядочно отступили. Англичане остановились в двух милях от города в ожидании морской атаки.

Подступы к Балтимору с моря прикрывал маленький форт Мак Генри, имевший 21 орудие и 1000 человек гарнизона под командованием майора Д. Армистеда 214. В течение вечера и ночи 12 сентября британские суда приблизились к городу и на рассвете начали бомбардировку. Орудия форта отвечали огнём, хотя их стрельба была скорее символической, нежели эффективной, снаряды не долетали до английских кораблей, а англичане не решались подойти ближе, опасаясь попасть под обстрел. Ночью 13 сентября около 300морских пехотинцев попытались высадиться вблизи форта, но вынуждены были вернуться на суда, так как были замечены и обстреляны американским пикетом. Огонь английских кораблей оказался малоэффективным, из примерно тысячи выпущенных снарядов и бомб в форт попало только четыре, убив и ранив 28 человек215. В 7 часов утра 14 сентября бомбардировка была прекращена и флот начал отходить. Десант тоже не решился атаковать укрепления сухопутной линии обороны, ибо их защищала хотя и плохо обученная и слабо вооружённая, но многочисленная милиция. По выражению некоего английского офицера, они вынуждены были отступить перед «толпой парней, которые едва ли хоть раз в жизни видели стреляющее ружьё… перед толпой портных и сапожников»216.

Отступление англичан от Балтимора праздновалось как большая военная победа. Газета «Салем Реджистер» писала: «Никогда прежде мы не были свидетелями столь высокого подъёма народного духа»217. В Салеме и Норфолке устраивали салюты. Героизм защитников форта Мак Генри вдохновил Френсиса Скота Кея на создание стихотворения «Усыпанное звёздами знамя», ставшего национальным гимном Соединённых Штатов. Потерпев неудачу у Балтимора, английский флот отплыл на Ямайку, где началась подготовка к новой экспедиции — на этот раз в южные районы Соединённых Штатов.

Хотя военные действия велись главным образом на северных и северо-западных границах США, война не обошла стороной и южные районы. Летом 1813 г. началось восстание племени криков. Оно было спровоцировано американцами, но почва для него готовилась давно, как идеями Текумсе, дважды (в 1811 и 1812 гг.) посещавшим юг и обещавшим крикам поддержку своей конфедерации, так и пропагандой англичан, и их оружием, которое поставлялось через испанские владения во Флориде. Генерал-майор милиции Эндрю Джексон разгромил индейцев при Хорсшу (27 марта 1814 г.) и подавил восстание. 9 августа 1814 г. был заключён мир с криками, по которому в руки американцев переходило 20миллионов акров индейских земель218. Однако брожение среди индейцев продолжалось, и угроза нового восстания принуждала американцев держать войска наготове. Наличие враждебных американцам племён и близость испанских владений, которые могли служить базой для военных операций, создавали благоприятную обстановку для действий британского десанта на юге США. Учитывая это, английское командование также возлагало определённые надежды на поддержку со стороны французского населения Луизианы, права которого после присоединения Луизианы к США были урезаны. Целью экспедиции избрали Новый Орлеан — крупный торговый порт США, овладение которым позволило бы контролировать устье Миссисипи и, тем самым не только всю эту важную водную магистраль США, но и большую часть Луизианы. План экспедиции начали разрабатывать с 1812 г., при этом английское правительство планировало в случае успеха вернуть Луизиану Испании219.

В мае 1814 г. капитан X. Пинет на фрегате «Орфей» был послан к берегам Луизианы. Он провёл переговоры с индейцами и заручился их поддержкой при высадке десанта. Вслед за этим, в августе, прибыли ещё два судна с отрядом морской пехоты, боеприпасами и вооружением для индейцев220. В сентябре все три английских корабля совершили нападение на форт Бовер у входа в бухту Мобил. Высаженный десант поддержали индейцы, и 15 сентября форт атаковали одновременно с суши и моря. Силы защитников форта уступали англичанам, однако они сумели нанести врагу значительный урон. Английский корабль «Гермес», маневрируя под огнём американцев, сел на мель, и команда его сожгла221. Между тем, получив известие о нападении на форт, генерал Джексон поспешил на помощь, и англичане отступили.

Все действия англичан осуществлялись через Пенсаколу, принадлежавшую Испании, и Джексон вознамерился захватить её, чтобы положить конец английским проискам, что и было сделано в ноябре, а 1 декабря он вернулся в Новый Орлеан. Английский флот с десантом на борту в это время уже находился на пути к берегам США. В Лондоне были совершенно уверены в успехе. Министр иностранных дел Англии Кэстльри в декабре 1814 г. писал, нисколько, по-видимому, не сомневаясь в истинности своих слов: «…мы захватили Новый Орлеан и господствуем над всеми реками долины Миссисипи и озёрами, и… американцы теперь немногим лучше пленников в собственной стране»222.

1 декабря первые британские корабли подошли к озеру Борн, восточнее Нового Орлеана, основные силы флота прибыли к 10декабря. Подходы к городу с моря прикрывала маленькая флотилия американских канонерок. Для их атаки был сформирован отряд из 1000моряков и морских пехотинцев, посаженных на баркасы и большие лодки, каждая из которых имела орудие223. Первое нападение, 13 декабря, не увенчалось успехом. Большая часть американских канонерок отступила ко входу в озеро Понтшартрен. На следующий день англичане снова атаковали и взяли американские суда на абордаж. Тем временем, с появлением неприятеля, Джексон энергично взялся за организацию обороны. Генералам Коффи и Кэрролу был послан приказ идти с милицией из Кентукки на помощь городу224. В Новом Орлеане формировались отряды ополчения.

16 декабря англичане высадились на острове Пиа, и Джексон объявил в городе военное положение. Четыре дня и четыре ночи провели англичане на острове, сильно страдая от холода, и 22 декабря начали переправляться на материк по многочисленным каналам и крошечным заливчикам, при этом часть американских пикетов была захвачена, а часть успела бежать. В 2 часа ночи 23 декабря Джексону доложили, что противник приближается к городу и уже находится менее чем в 8 милях, и он приготовился ночью его атаковать, собрав около 2000 солдат и ополченцев, при двух орудиях. Джексон должен был напасть на левый фланг англичан, генерал Коффи — на правый, а шхуна «Каролина» (14 орудий) — осуществлять поддержку огнём с Миссисипи225. Англичане расположились лагерем и готовили ужин, когда начался обстрел с «Каролины», вызвавший среди них панику. Вслед за этим Джексон повёл свои войска в атаку. «Всякий порядок, всякая дисциплина были нарушены. Каждый офицер, если ему удавалось собрать 20 или 30 человек, бросался в гущу вражеских рядов, где шёл бой рука к руке, штык к штыку, сабля к сабле», — вспоминал английский офицер226. Но англичане быстро оправились и перешли в контратаку, поставив в свою очередь в тяжёлое положение американцев. Около 4-х часов ночи Джексон приказал отходить. Трофеями американцев стали три пленных офицера и 63 солдата227.

24 декабря в четырёх милях от города американцы начали строить оборонительную линию. С фронта позиция была защищена каналом глубиной около двух метров и шириной 3,5 м. Правый фланг упирался в Миссисипи, левый — в болотистый луг. Позади канала были зарыты в землю деревянные столбы и заборы, за ними насыпан земляной вал шириной 4-6 м. Между главной позицией и городом сооружались ещё две оборонительные линии, на строительстве которых было занято 900рабов. Платформы для орудий возводили используя кипы хлопка228.

Дни проходили в перестрелках. Особенно досаждали англичанам американские корабли «Каролина» и «Луизиана». 27 декабря «Каролину» удалось потопить, а «Луизиана» отошла на безопасное расстояние и продолжала обстрел. 28 декабря англичане попытались продвинуться к городу, но попали под сильный огонь с позиций Джексона и «Луизианы». Стало ясно, что без тяжёлой артиллерии, способной подавить орудия противника, взять Новый Орлеан немыслимо. На военном совете 29 декабря было принято решение подвезти артиллерию с эскадры, для чего углубить один из каналов, чтобы по нему можно было проводить большие лодки с орудиями, снаряжением и боеприпасами229. Под постоянным обстрелом, страдая от холода и недостатка продовольствия, английские войска принялись возводить батареи и углублять канал. Губительным оказался холод для уроженцев Вест Индии, многие из них погибли.

1 января противники получили подкрепление. К англичанам подошла бригада генерала Ламберта, к Джексону — 2 368 кентуккцев, большинство, правда, без оружия230. Британское командование планировало начать атаку 6 января, но её пришлось отложить — не был готов канал. Вечером 7 января командующий генерал Пакенхам собрал офицеров на военный совет. Атака была назначена на утро 8 января. Три колонны должны были атаковать укрепления Джексона, а лёгкая бригада — позиции американцев на правом берегу реки231. О готовящейся атаке Джексон получил сведения от пленных и «принял все меры для её отражения, если бы она состоялась, и к защите объекта, на который она была бы направлена»232.

В 4 часа утра 8 января английские войска начали выдвигаться на исходные позиции. Их численность достигала 5 400 человек233. Джексон, по собственному признанию, имел не более 4000 человек, 3 200 из которых находились на левом берегу234. Число регулярных солдат не достигало и 600 человек, остальные — необученные добровольцы и милиция235. Преимущество американцев заключалось в том, что они располагались за укрытиями, в то время как англичанам предстояло преодолеть под огнём 2000ярдов открытого поля.

Вот как описывает бой сам Джексон: «…рано утром 8-го числа противник, осыпав нас градом снарядов и конгревовых ракет, направил свои колонны на наши правый и левый фланги с целью штурмовать укрепления. Непрерывно в течение часа мы вели жесточайший ружейный огонь, какой невозможно даже себе представить. Артиллерия… также производила большие опустошения. Тем не менее колонны противника продолжали наступление с твёрдостью, делавшей им честь. Дважды мы отражали атаку колонны, направленной на левый фланг… и дважды она снова формировалась и возобновляла нападение. Наконец, окончательно разбитые, они беспорядочно побежали с поля боя, покрыв его убитыми и ранеными»236. Англичане, участники сражения, отмечали страшную силу ружейного огня американцев. Видавшие виды ветераны испанской войны называли его «ужасным», «разрушительным», «убийственным»237. Квартирмейстер британской армии сравнивал отражение атакующих англичан с расстрелом, подчёркивая, что в таких масштабах подобные действия были невиданными и неслыханными доселе238. На левом берегу все атаки были отбиты, на правом — переправившаяся бригада англичан обратила в бегство отряд ополчения и захватила батареи. Это, по словам Джексона, «изменило суть дела»239. Противник получил возможность беспрепятственно по правому берегу реки обойти позицию Джексона и выйти к Новому Орлеану, однако поражение и большие потери на левом берегу, гибель командиров лишили его всякой надежды на успешное продолжение операции, и войска с правого берега были отозваны. Американцы снова завладели покинутыми позициями.

Ни одно сражение за всю войну не обошлось англичанам так дорого, как штурм Нового Орлеана. 858 человек были убиты и умерли от ран, 2 468 человек ранены. Некоторые полки почти полностью были уничтожены: в 44-м полку из 816 человек уцелело всего 134, в 7-м фузилёрном из 780осталось 266. Хайлендеры из 1000 человек потеряли почти 900240. Английская армия лишилась трёх генералов (в их числе Пакенхам) и 8 полковников241. По свидетельству очевидца, в британском лагере «царило уныние и досада»242. Экспедиция против Нового Орлеана провалилась. С 9-го по 18 января английский флот бомбардировал форт Святого Филиппа. 19 января англичане, бросив часть раненых и тяжёлую артиллерию, погрузились на суда и покинули окрестности Нового Орлеана. «Я надеюсь, вы не сочтёте меня слишком оптимистичным за уверенность в том, что Луизиана очищена от врагов», — писал Джексон военному министру243.

Последняя военная операция англичан обернулась для них самым крупным за всю войну поражением. Однако значение победы американцев у Нового Орлеана до сих пор оспаривается многими историками, считающими, что раз она произошла уже после подписания мира (24 декабря 1814 г.), то ничего и не дала Соединённым Штатам244. Едва ли эту точку зрения можно считать правильной. Известно, что, несмотря на подписание мира, английские войска получили указание от правительства продолжать военные действия до известия о его ратификации245. Вполне вероятно, что успех англичан у Нового Орлеана мог бы привести к продолжению войны либо к изменению условий мира в ущерб Соединённым Штатам. Таким образом, сражение у Нового Орлеана окончательно похоронило надежду англичан на изменение военной обстановки в свою пользу и способствовало скорейшей ратификации мирного договора.

Второй период англо-американской войны в 1814-1815 гг. прошёл для США под знаменем борьбы за сохранение национального суверенитета, против британского вторжения. Если раньше Соединённые Штаты пытались изгнать Великобританию из Канады, то с августа 1814 г. перед самими Соединёнными Штатами встала угроза потери независимости. Характер войны резко изменился, она превратилась в справедливую, оборонительную. На защиту родины встали десятки тысяч американцев. Год 1814-й был самым трудным для США, но и наиболее удачным за всю войну. Отражение английского вторжения у озера Шамплейн, успешная оборона Балтимора, победа у Нового Орлеана — всё это стало возможным благодаря самоотверженности и энтузиазму безвестных солдат, матросов и ополченцев. Сознание справедливости своей борьбы придавало американцам силы в боях с лучшими профессиональными солдатами Англии и сыграло не последнюю роль в том, что «цвет британской армии, воевавшей в Пиренеях, был разбит при Новом Орлеане ополченцами и волонтёрами, не имевшими ни выучки, ни организации»246.

Военные действия на море

Война на море в 1812-1815 годах составляет предмет законной гордости американцев. Ей посвящена обширная литература247, её считают едва ли не единственной светлой страницей во всей истории войны с Англией. В то время как превосходящие сухопутные силы американцев, терпя одно поражение за другим, так и не сумели добиться значительных успехов на границе с Канадой, небольшой военно-морской флот США оказался достойным противником владычицы морей. Перевес сил был полностью на стороне Англии. Её флот насчитывал свыше 800военных кораблей, 230 из которых были больше любого из крупных кораблей военно-морского флота США. В военном флоте Англии служило 150000моряков248, число только адмиралов и офицеров равнялось числу людей во всём флоте Соединённых Штатов.

Учитывая превосходство сил противника, американские суда действовали в одиночку, крейсируя в районах наиболее оживлённых морских путей. Избегая встреч с отрядами военных кораблей, они нападали на отдельные военные и торговые суда, перехватывали транспорты с войсками и снаряжением. Уже в первые месяцы войны американцы одержали на море ряд побед. 2 августа 1812г. фрегат «Конституция» после двухчасового боя захватил английский фрегат «Геррир». Это было первым столкновением между военными кораблями обеих сторон, поэтому и в Англии и в США ему придавали особое значение. Население Соединённых Штатов выражало необычайный восторг по поводу первой победы над «тираном морей». В Лондоне, по словам «Таймс», «потеря „ Геррира ” вызвала уныние, которое было больно наблюдать»249. Ещё трижды в этом году корабли Соединённых Штатов добивались успеха. 18 октября корвет «Восп» захватил английский бриг «Фролик», 25 октября фрегат «Соединённые Штаты» заставил спустить флаг английский фрегат «Македониан», а 29 декабря «Конституция» одержала победу в бою с фрегатом «Ява» Эти победы (как и последующие) имели, правда, скорее символическое, чем практическое значение, ибо не могли нанести никакого серьёзного ущерба британскому флоту. Но они, в какой- то мере, удовлетворяли чувство национальной гордости американцев, задетое неудачными военными операциями на суше, и они не переставали восхищаться успешными операциями своих военных кораблей. Гораздо более результативными оказались действия американских каперов, которые нанесли чувствительный удар британскому торговому судоходству. Сотни этих небольших быстроходных судов выходили из портов Соединённых Штатов, доставляя англичанам массу хлопот. К ноябрю 1812 года только в районе Галифакса они захватили 150торговых судов250. В марте 1813 года «Таймс» отмечала, что в списке кампании Ллойда числится 500английских судов, захваченных американцами за первые семь месяцев войны251.

26 декабря англичане объявили о блокаде Чезапикского залива и Делавэра, весной 1813г. распространили её на Нью-Йорк, Чарлстон, Саванну и другие города, которые могли служить базой для военных судов или каперов. Но из-за малочисленности английской эскадры блокада оказалась малоэффективной, и адмирал Уоррен, её командир, не переставал просить у Лондона подкреплений.

Несмотря на состояние войны, многие американские купцы, особенно из Новой Англии, продолжали торговать с англичанами. В ноябре 1812 г. в Галифаксе в течение двух недель было выгружено 20000баррелей муки из Бостона, с кораблей, прибывших под шведским и испанским флагом. Из 25 миллионов долларов экспорта США в 1813г. 15 миллионов были получены за счёт снабжения английской армии в Испании252. Англичане сквозь пальцы смотрели на подобные нарушения блокады, но когда, после падения Наполеона, надобность в американских поставках в Испанию отпала, соблюдение правил блокады стало более строгим, и американская торговля понесла серьёзные потери.

В 1813 г. морская война проходила с переменным успехом. В феврале американский корвет «Хорнет» принудил к сдаче английский бриг «Пикок». 1 июня у Бостона американский фрегат «Чезапик» был взят на абордаж фрегатом «Шеннон». Та же участь постигла американский бриг «Аргус» в бою с английским бригом «Пеликан». Англичане, в свою очередь, потеряли в сентябре бриг «Боксёр», захваченный капером «Энтерпрайз». К лету 1813 г. начинает чувствоваться превосходство англичан, постоянно увеличивавших силы флота у берегов США. Всё реже удавалось американским кораблям выскользнуть из блокированных портов, а корабли, сумевшие прорваться, не имели возможности вернуться. Весной и летом 1813 г. британский флот провёл несколько набегов на побережье залива Чезапик. В апреле контр-адмирал Кокбурн опустошил берега залива, следуя приказу уничтожить всё, что хоть в какой то мере могло поддержать военные усилия США. В июне набег повторили. Англичане разрушили несколько поселений на берегу, но попытка захватить американский фрегат «Констеллэйшен», стоявший на якоре у одного из островов залива, не удалась253. Нападениям подвергались и другие пункты американского побережья.

С 16 ноября 1813г. блокада охватила береговую полосу вплоть до Миссисипи, а с 25 апреля 1814 г. всё побережье США объявлялось в состоянии «строгой и действенной блокады». Эта мера резко сократила американский экспорт, упавший с 25 млн.долларов в 1813 г. до 7 млн. в 1814 г.254 Одновременно с этим прекращение внутренних морских перевозок привело к повышению цен на отдельные товары и продукты255. Хотя блокада и вызвала в США определённые экономические затруднения, но она не истощила американскую экономику и не ослабила военных усилий страны. Напротив, она стимулировала развитие американской промышленности, расширение внутреннего рынка.

В 1813-1814 гг. продолжалась активная деятельность американских каперов. С сентября 1813 г. и до конца войны они захватили более тысячи английских кораблей256. В сентябре 1814 г. британские торговцы и судовладельцы подали петицию принцу-регенту, жалуясь на то, что американские каперы орудуют в водах их собственных островов и пролива Ла-Манш, «в которых они, кажется, кочуют с удовольствием»257. Были среди каперов и рекордсмены. Например, «Америка» из Салема за два с половиной года войны захватила 41 приз, 27 из которых были приведены в порты США и вместе с грузом принесли владельцу более 1 млн. долларов258. Капер «Лайон» из Балтимора взял 15 судов и снял с них имущества на 400 тыс. долларов, другой капер, «Янки», за 6 месяцев 1812-1813 гг. завладел товаром почти на 300 тыс. долларов259. Из военных кораблей особую известность приобрёл фрегат «Эссекс», вышедший из Делавэра в октябре 1812 г. Обогнув мыс Горн, он начал атаковать англичан в Тихом океане, где, наводя ужас на английских купцов, крейсировал всю весну и лето 1813 г. В мае 1814г. «Эссекс» был настигнут в гавани Вальпараисо двумя английскими кораблями и потоплен. В апреле 1814 г. английский фрегат «Орфей» захватил без боя американский корвет «Фролик», в этом же месяце американский корвет «Пикок» после сорокаминутного боя взял в плен бриг «Эпервир». В июне и сентябре корвет «Восп» потопил два английских брига.

18 июля 1814 г. адмирал Кохрэйн (сменивший Уоррена на посту командующего британским флотом) отдал приказ разрушать города на побережье США в качестве ответной меры за ущерб, причинённый американскими войсками в Канаде.

В августе и сентябре 1814г. английский флот вошёл в Чезапикский залив и принимал участие в операциях против Вашингтона и Балтимора. В конце августа из Гали- факса на 10транспортах под прикрытием военных кораблей отправилась экспедиция с целью захвата части территории нынешнего штата Мэн. Высаженный десант почти не встретил сопротивления, и в сентябре командующий экспедицией контр-адмирал Гриффин докладывал, что вся территория между заливом Пассамакводди и рекой Пенобскот находится под английским контролем260.

К концу войны почти все американские суда были заперты в портах. В океане находились только фрегат «Конституция», корветы «Восп», «Хорнет», «Пикок» и бриг «Том Бовлин»261. Многие из малых кораблей военно-морского флота США были захвачены англичанами. Флотилии канонерских лодок, на которые возлагались в своё время большие надежды, ничего существенного не сделали и были либо сожжены самими американцами, как это имело место при оставлении Вашингтона, либо стали добычей англичан, как у Нового Орлеана. Торговый флот США нёс тоже большие потери от действий английских каперов. Американцы потеряли более 1400купеческих кораблей и рыболовных судов262, и к концу войны морская торговля почти полностью прекратилась.

Военные действия на море продолжались и после подписания мира. 15 января 1815 г. при попытке прорваться из Нью-Йорка был застигнут и пленён тремя английскими кораблями фрегат «Президент». В феврале «Конституция» встретила два английских корвета «Гайана» и «Левант», и после сорока минут боя оба спустили флаги. Последние выстрелы войны прозвучали у острова Тристан-да-Кунья, где американский корвет «Хорнет» пленил английский бриг «Пингвин». В 12-ти из 15-ти боевых столкновений военных кораблей США с английским флотом американцы вышли победителями. «Война с Англией показала в многочисленных, хорошо проведенных сражениях, какими грозными противниками являлись американские фрегаты»263, а «американские каперские суда уже тогда продемонстрировали огромное превосходство над английскими»264.

Чем же объясняются эти, на первый взгляд неожиданные, успехи американского флота? Дело не только в хороших мореходных качествах кораблей, отличной выучке матросов и мастерстве морских офицеров. Дело ещё и в том, что война на море с самого начала была справедливой борьбой за обеспечение законных морских прав Соединённых Штатов, что, естественно, делало её популярной и патриотической как среди моряков, так и среди населения страны.

Гентский мир

4 ноября 1813 г. английский министр иностранных дел Кэстльри направил государственному секретарю Д. Монро письмо с предложением начать переговоры о мире. Англичане, отвергнув русское посредничество, поторопились установить прямые контакты с правительством США, опасаясь, что заступничество России может им помешать диктовать свои условия. Это хорошо понимали американцы. Цель Англии, писал Д. Монро, «заставить заключить невыгодный для нас договор без той помощи, которую мы могли бы получить от объединения и дружеских отношений с северными державами»265. Но тяжёлое положение, в котором оказалась страна, вынудило американцев согласиться на прямые переговоры с Англией, и была образована представительная делегация. В неё входили: Д. К. Адамс — бывший посланник в России, А. Галлатин — министр финансов США, Г. Клей — лидер «военных ястребов», сенатор-федералист Д. Байард и молодой дипломат Д. Рассел. Задачи делегации были сформулированы в инструкциях, полученных от правительства в январе — марте 1814 г. Их содержание сводилось, в общем, к следующему: Англия должна отказаться от практики принудительной вербовки; вернуть американских моряков, заплатив им жалованье за период с момента захвата; должны быть чётко определены правила морской блокады; англичане должны возместить ущерб за причинённые ими разрушения и грабёж. Секретная часть инструкций содержала указание о зондировании почвы насчёт возможного согласия Великобритании уступить Соединённым Штатам Канаду266.

В мае 1814 г. местом переговоров был назначен Гент. 6 августа туда прибыла английская делегация (американцы ждали их уже месяц). Её состав вызвал у американцев недоумение. В неё входили малоизвестные деятели, обладавшие средними способностями: лорд Гамбьер, Генри Гоулберн и Вильям Адамс. Выбор этих людей явился своеобразным жестом пренебрежения по отношению к США. На самом деле, за ними стоял Кэстльри, и все предложения фактически исходили от него.

Первая встреча представителей обеих стран состоялась 9 августа 1814 г. Англичане предъявили следующие условия:

  1. Англия отказывается от прекращения насильственной вербовки.
  2. На части территорий Огайо, Иллинойса, Мичигана, Индианы и Висконсина создаётся индейское буферное государство.
  3. Американо-канадская граница изменяется в пользу британских колоний267.
  4. Соединённым Штатам запрещается иметь военные флотилии на озёрах268.

Американцы с этим не могли согласиться, особенно их возмущали требования пересмотра границ и создания индейского государства. Англичане, в свою очередь, не желали даже разговаривать об изменении морской политики страны и настаивали на своём, угрожая, что в противном случае переговоры будут поставлены в зависимость от результата военных действий. Как раз в это время британские войска сожгли Вашингтон, напали на Балтимор и десятитысячная армия у озера Шамплейн была готова вторгнуться на территорию США. Однако американцы наотрез отказались продолжать работу на выдвинутых условиях и предлагали мирный договор с сохранением довоенных границ между США и Канадой. Неуступчивость обеих сторон завела переговоры в тупик, и американская делегация, отчаявшись добиться приемлемых условий мира, стала готовиться к отъезду из Гента. Но, к приятной неожиданности, англичане постепенно смягчили непомерные требования. Это объяснялось очень просто. Людские и материальные ресурсы страны были подорваны десятилетиями войн, а политическая борьба на Европейском континенте призывала правящие круги Великобритании к скорейшему завершению конфликта в Америке. Неудачи военных операций против США сделали британский кабинет покладистее. В конце концов английское правительство отказалось от территориальных притязаний к США и идеи создания индейского государства, американцы перестали требовать изменений в морской политике Великобритании. Решение ряда других спорных вопросов было отнесено на будущее. К концу ноября 1814 г. перспектива заключения договора стала вполне реальной. «То, на чём они всё ещё настаивают, и в чём мы не можем уступить, — писал Д. К. Адамс, — само по себе настолько незначительно и маловажно, что из-за этого ни одна из двух наций не будет продолжать войну»269.

Договор был подписан 24 декабря 1814г. Он предусматривал восстановление мира между двумя странами, взаимный отказ от захваченных территорий (статья 1), прекращение военных действий на суше и на море (статья 2), обмен пленными (статья 3). Статьи 4-8 касались определения границ между Соединёнными Штатами и британскими владениями в Северной Америке, а также полномочий и порядка работы смешанных комиссий для решения спорных пограничных вопросов. Статья 9 объявляла о прекращении военных действий против индейцев, статья 10— содержала обязательство обеих сторон принять решительные меры к прекращению работорговли. Статья 11 определяла порядок ратификации договора270.

Гентский мир обходил молчанием вопросы, вызвавшие войну, такие, как о свободе морей, о правах нейтральных государств и т. п., и фактически его содержание сводилось к простому прекращению военных действий и восстановлению Status quo ante bellum. Однако, рассматривая окончательные условия мирного договора в связи с первоначальными требованиями англичан, а также с военной обстановкой, сложившейся к концу 1814г., нужно признать, что даже сохранение довоенных границ США было бесспорным успехом американцев. Не вызывает сомнений и тот факт, что смягчение английской позиции на переговорах и в целом благоприятный их исход для Соединённых Штатов явились результатом сопротивления, которое американский народ оказал попыткам британского вторжения. Неудача у Нового Орлеана побудила английское правительство к скорейшей ратификации Гентского договора. В то время как в Генте завершались мирные переговоры, а жители Нового Орлеана готовились отразить английское нападение, федералисты собрались на конференцию в Хартфорде. На ней присутствовали делегации Массачусетса, Коннектикута и Род-Айленда. Вермонт был представлен делегациями от двух графств и Нью-Гэмпшер от одного271. Хартфордский конвент заседал с 15 декабря 1814 г. по 5 января 1815 г. В результате в Вашингтон была направлена делегация, которая должна была предъявить администрации ряд требований: внесение в Конституцию не менее семи поправок, признание права отдельных штатов создавать собственные вооружённые силы, освобождение населения Новой Англии от налогов и военной службы и пр. В случае их отклонения федералисты угрожали заключением сепаратного мира с Англией и выходом из союза штатов. Посланники прибыли в столицу, когда пришло известие о заключении мира и победе у Нового Орлеана, и их миссия стала бессмысленной. Хартфордский съезд явился высшим проявлением сепаратистской, антинациональной политики федералистов в годы войны. Кроме того, предательское поведение этой партии в период наиболее тяжёлых испытаний для республики оттолкнуло от неё народные массы и привело к исчезновению её с политической арены страны.

Война закончилась в феврале 1815 г. На первый взгляд, она казалась безрезультатной для Америки: не удалось добиться ни изменения морской политики Великобритании, ни завоевать Канаду. Однако при более детальном рассмотрении становится ясно, что значение её немаловажно. Во-первых, в борьбе с Англией Соединённые Штаты сумели отстоять свою независимость, «и только тогда Англия окончательно убедилась, что бывшие её тридцать колоний действительно стали независимыми»272. Во-вторых, военные испытания способствовали консо лидации американского государства, росту национального самосознания американского народа. Галлатин писал в сентябре 1815г. Джефферсону: «Война была полезна. Репутация Америки, как и прежде, высока в Европе, а в Англии даже выше, чем когда- либо»273. Он же в письме к Мэтьюсу Лайону в мае 1816 г. выразил мнение, что война обновила и усилила национальные чувства и характер американского народа. Люди «всё больше становятся американцами; они всё больше чувствуют и действуют как нация, и я надеюсь, что долговечность союза будет сохранена наилучшим образом»274. Другой видный политический деятель, Генри Клей, выступая в 1816 г. в конгрессе, воскликнул: «Разве мы ничего не выиграли от войны? Каково наше нынешнее положение? Уважение и почёт за границей — безопасность и доверие дома… наша репутация и конституция основываются ныне на твёрдом фундаменте, который никогда не будет поколеблен»275. Крах политики федералистов способствовал усилению позиций республиканцев, что, в свою очередь, привело к росту влияния и авторитета центральной власти. В третьих, вынужденная изоляция Америки от внешних рынков в период войны дала толчок развитию национальной промышленности. «Частные лица, — сообщал русский консул в Филадельфии в 1814 г., — по пресечении торговли, употребляли большую часть капиталов своих на заведение фабрик»276. С 1810г. по 1815г. было основано 127 предприятий по изготовлению хлопчатобумажных тканей, число веретён на фабриках возросло с 31000 в 1809 г. до 130000 в 1815 г. Количество фабрик с применением машин достигло 2134. Если в 1811 г. в США насчитывалось 89 коммерческих банков с капиталом 52 млн. долларов, то в 1815 г. их стало 208, а капитал увеличился до 82 млн.277 Таких темпов роста промышленных предприятий Америка не знала ни в предшествующие войне годы, ни в последующее десятилетие. Таким образом, война 1812-1815 гг. оказалась прогрессивным явлением в американской истории, ибо способствовала упрочению независимых политических и экономических позиций молодой республики и в этом плане явилась своеобразным продолжением революционной войны за независимость.

Война была спровоцирована действиями Великобритании, грубо нарушавшей нейтральные права Соединённых Штатов. При этом определённая часть правящих кругов надеялась воспользоваться надвигающимся конфликтом с Англией, чтобы расширить территорию за счёт присоединения Флориды на юге и Канады на севере, и с этой целью подталкивала страну к открытому вооружённому столкновению. Совокупность этих двух факторов и определила главные причины войны. Кроме того, на решение правительства США вступить в войну с Англией оказали влияние и другие события, например, активное выступление индейцев, поддерживаемых англичанами. Как справедливо заметил американский историк Б. Перкинс, война возникла не по какой-то одной причине, а в результате взаимодействия многих278. Определить однозначно характер войны для США едва ли представляется возможным. С одной стороны, Соединённые Штаты защищали свои морские права, боролись против возможной реставрации колониального господства Великобритании, с другой — хотели оккупировать Канаду, чтобы в дальнейшем добиться включения её в свой состав. Особенно явно проявлялось стремление захватить Канаду в первый период войны, в 1812-1813 гг., хотя особых успехов не наблюдалось. Сказалась как неподготовленность страны к войне и бездарность генералов, так и непопулярность войны во имя аннексии Канады среди американцев. С лета 1814 г. война приобретает ярко выраженный оборонительный характер, и с ним связан массовый патриотический подъём американского народа, который противостоял попыткам Великобритании восстановить свою власть над бывшими колониями. В результате войны Соединённые Штаты отстояли и укрепили свою независимость и территориальную целостность, упрочили международное и внутреннее положение, сделали шаг вперёд по пути капиталистического развития. Но теперь, убедившись, что бороться с Британской империей не по силам, американские экспансионисты устремили взоры на юг и юго-запад — на колонии одряхлевшей Испанской монархии и молодые латиноамериканские страны, отстающие и в экономическом, и военном отношении, к тому же постоянно раздираемые внутренними междоусобицами. С этого момента расширение территории США идёт на юг и на запад за счёт ограбления слабых соседей и истребления индейцев.

Война оказала определённое влияние и на развитие вооружённых сил США. За время войны было мобилизовано более 300 тыс. человек279. Большинство из них служило в ополчении, а численность регулярной армии редко превышала 30 тыс. человек. На военные нужды было израсходовано 105 млн. долларов280. В целом военные усилия страны были значительнее, чем во времена войны за независимость или войны с Мексикой в 1846-1847 гг. или даже испано-американской войны 1898 г. Правящие круги удостоверились, что для осуществления экспансионистских замыслов и защиты собственной территории необходима небольшая, но хорошо обученная и хорошо вооружённая регулярная армия, создание которой и началось после войны. Её вождями стали люди, прошедшие школу войны 1812 г., — Э. Джексон, У. Скот, З. Тэйлор и другие. Не осталось незатронутым и военное искусство. В ходе войны получили как завершение, так и дальнейшее развитие тактические и стратегические принципы, зародившиеся в период революционной войны, которые в основном оставались неизменными вплоть до гражданской войны.

Примечания

  • Фостер У. З. Очерк политической истории Америки. М„ 1955. С. 173.
  • Богарт Э. Экономическая история Соединённых Штатов. М., 1927. С. 96.
  • Война за независимость и образование США. М., 1976. С. 462.
  • Prucha F. P. The sword of the republic. The United States army on the frontier 1783-1846. London, 1969. P. 3.
  • Hitsman J. The incredible war of 1812. Toronto, 1966.P. II.
  • Updyke F. The diplomacy of the war of 1812. Gloucester, 1965. P. 2.
  • Ibidem.
  • Богарт Э. Указ. соч. С. 96.
  • Historical statistics of the United States. Colonial times to 1957. Washington, 1960. P. 551, 445 (Далее : Historical statistics…).
  • Севостьянов Г. И., Уткин А. И. Томас Джефферсон. M., 1976. С. 230.
  • Mahon J. K. The war of 1812. Gainesville, 1972. P. 7.
  • Updyke F. Op. cit. P. 21.
  • Фостер У. З. Очерк политической истории Америки. С. 286.
  • Historical statistics… Р. 445.
  • Ibid. Р. 538.
  • White P. A nation on trial. America and the war of 1812. New York, 1965. P. 10
  • Perkins B. Prologue to war. England and the United States 1805-1812. Los Angeles, 1970. P. 29.
  • Annals of Congress. The debates and proceedings in Congress of the United States. 12 Congress 1 session. Washington, 1853. P. 599-600. (Далее : Annals of Congress).
  • Horsman R. The Causes of the war of 1812. Philadelphia, 1962. P.30.
  • Perkins B. Op. cit. P. 74.
  • Brown R. The republic in peril: 1812. New York—London. 1964. P. 13.
  • Updyke F. Op. cit. P. 84-85.
  • Ibid. P.41.
  • Rutland R. Madison’s alternatives. The Jeffersonian republicans and the coming of war 1805-1812. Philadelphia, 1975. P. 72-73.
  • Rutland R. Op. cit. P. 73-74.
  • Richardson J. A compilation of messages and papers of the presidents 1789-1897. Washington, 1899. Vol. 1. P. 427.
  • Perkins B. Op. cit. P. 71-72.
  • Севостьянов Г. И., Уткин А. И. Указ. соч. С. 314.
  • Hitsman J. Op. cit. P. 16.
  • Updyke F. Op. cit. P. 41.
  • Маркс К. Общественное мнение Англии // К. Маркс и Ф. Энгельс, соч. Т. 15. С. 454.
  • Horsman R. Op. cit. P. 169.
  • Ibid. P. 170.
  • Pratt J. Expansionists of 1812. P. 33-34.
  • Burt A. L. The United States Great Britain and British North America. From the revolution to the establishment of peace after the war of 1812. New Haven—Toronto, 1940. P. 247-253.
  • Pratt J. Op. cit. P. 25.
  • Annals of Congress. 10 congress 1 session. Vol. 1. P. 1222-1223.
  • Historical statistics… P. 551.
  • Очерки новой и новейшей истории США. М., 1960. Т. 1. С. 118.
  • Richardson J. A compilation… Р. 458.
  • Perkins B. Op. cit. P. 226.
  • Butler N. The effect of the war of 1812 upon the consolidation of the Union. New York, 1973. P. 19.
  • Rutland R. Op. cit. P. 86-87.
  • Updyke F. Op. cit. P. 108.
  • White P. Op. cit. P. 63.
  • Annals of Congress. 11 Congress 1 and 2 session. Vol. 1. P. 579-580.
  • Ibid. Vol. II. P. 187.
  • Annals of Congress. 11 Congress I and 2 session. Vol. V. P. 538.
  • Ibid. P. 63.
  • Rutland R. Op. cit. P. 99.
  • Ibid. P. 194-195.
  • Perkins B. Op. cit. P. 309-310.
  • Updyke F. Op. cit. P. 113.
  • Perkins B. Op. cit. P. 310.
  • Mahon J. Op. cit. P. 6.
  • Ibidem. P. 20-21.
  • Prucha F. P. Op. cit. P. 42.
  • White P. Op. cit. P. 101.
  • Horsman R. Op. cit. P. 237.
  • White P. Op. cit. P. 101.
  • Brown R. Op. cit. P. 50-58.
  • Richardson J. Op. cit. P. 491-496.
  • Annals of Congress, 12 congress, 1 session. P. 377.
  • Ibidem. P. 426,640.
  • Ibid. P.416.
  • Ibid. P. 457.
  • Annals of Congress, 11 congress, 1 session. P. 579-580.
  • Annals of Congress, 12 congress, I session. P. 426.
  • Райерсон С. Б. Основание Канады. M., 1963. С. 304.
  • Annals of Congress. 12 congress, I session. P. 657.
  • Ibid. P. 458.
  • Pratt J. Expansionists of 1812. P. 148.
  • Perkins B. Op. cit. P. 356; Brown R. Op. cit. P. 171.
  • Brown R. Op. cit. P. 74-87.
  • Brown R. Op. cit. P. 98.
  • Richardson J. Op. cit. P. 499-501.
  • Annals of Congress. 12 congress 1 session. P. 1637-1638.
  • Brown R. Op. cit. P. 177.
  • Horsman R. The war of 1812. London, 1969. P. 31.
  • Pratt J. Op. cit. P. 154.
  • Ibid. Р. 160.
  • Historical statistics… Р. 737.
  • Смит Д. О. Военная доктрина США. М. С. 39.
  • Paine R. The fight for a free sea. A chronicle of the war of 1812. New-Haven, 1921. P. 5.
  • Barnes J. Naval actions of the war of 1812. New York, 1969. P. 15-16.
  • Historical statistics… P. 737.
  • Forester C. S. The Naval war of 1812. London, 1957. P.41.
  • Gilpin A. R. The war of 1812 in the Old Northwest. East Lansing. 1958. P. 45.
  • Pratt J. Op. cit. P. 167.
  • Annals of Congress. 11 Congress 1 and 2 session. P. 579-580.
  • Ibid. Congress. 1 session. P. 397.
  • Райерсон С. Б. Указ. соч. С. 304.
  • The documentary history of campaign upon the Niagara Frontier. New York, 1971. Vol. I. P. 98-99 (Далее : The documentary history…).
  • Ibid.
  • The documentary history… Vol. I. Part 1. P. 26.
  • Horsman R. Op. cit. P. 33.
  • The documentary history… Vol. I. Part 1. P. 152.
  • Documents relating to the invasion of Canada and the surrender of Detroit. 1812. New York, 1971. P. 39 ( Далее : Documents relating…)
  • Prucha Р. Op. cit. Р. 106.
  • Pratt J. Op. cit. P. 171, Documents relating… P. 19-22.
  • Documents relating… P. 37.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 54-55.
  • Ibid. P. 67
  • Documents relating… P. 58-60.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 78.
  • Documents relating… P. 116-117. Pratt J. Op. cit. P. 173.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 45.
  • Ibid. P. 98.
  • Ibid. P.99-103.
  • Ibid. P. 111.
  • Horsman R. Op. cit. P. 40. Gilpin A. R. Op. cit. P. 121.
  • Documents relating… Р. 144.
  • Ibid. Р. 146-147.
  • Gilpin A. R. Op. cit. Р. 120.
  • Documents relating… P. 153-156.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 125.
  • Ibid. P. 139.
  • Updyke F. Op. cit. P. 139-142.
  • The documentary history… Vol. I. Part II. P. 42.
  • Horsman R. Op. cit. P. 44.
  • The documentary history… Vol. 1. Part II. P. 143.
  • Ibid. P. 73-74.
  • Horsman R. Op. cit. P. 50, Pratt J. Op. cit. P. 178.
  • Pratt J. Op. cit. P. 179.
  • Gilpin A. R. Op. cit. Р. 144.
  • Ibid. Р. 162-163. Pratt J. Op. cit. P. 184.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 170. Paine R. Op. cit. P. 26.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 175.
  • Ibid. Р. 144.
  • Ibid. P. 39.
  • Paine R. Op. cit. P. 47.
  • Horsman R. Op. cit. P. 86. Paine R. Op. cit. P. 48-51. London, 1905. Vol. I. P.64.
  • Ibidem.
  • Подробнее о русском посредничестве см. Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений. С. 515-563.
  • Burt A. L. Op. cit. Р. 323.
  • Внешняя политика России XIX и начала XX века. М., 1970. Серия I. Т. VII. С. 13-14.
  • Horsman R. Op. cit. P. 166.
  • The documentary history… Vol. II. P. 66-67.
  • Ibid. P. 142.
  • Hitsman J. Op. cit. P. 124.
  • Райерсон С. Б. Указ. соч. С. 311.
  • The documentary history… Vol. II. P. I. P. 183.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 183.
  • Ibid. P. 184.
  • Ibid. P. 189.
  • Ibid. P. 190.
  • Horsman R. Op. cit. P. 94.
  • Paine R. Op. cit. P. 76.
  • Ibid. P. 79.
  • The documentary history… Vol. II. Part II. P. 11.
  • Paine R. Op. cit. P. 76.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 207.
  • Ibid. P. 210. Horsman R. Op. cit. P. 105.
  • The documentary history… Vol. II. Part III. P. 221.
  • Mahan A. T. Op. cit. P. 94.
  • Ibidem.
  • Gilpin A. R. Op. cit. P. 219.
  • Ibid. Р. 226.
  • Ibid. Р. 229.
  • Pratt J. Op. cit. Р. 263.
  • Horsman R. Op. cit. P. 117.
  • Hitsman J. Op. cit. P. 164.
  • Horsman R. Op. cit. P. 127.
  • Hitsman J. Op. cit. P. 167. Hitsman J. Op. cit. P. 164.
  • Ibid. P. 127.
  • Ibidem. P. 129.
  • Ibid. P. 134.
  • Ibid. Р. 135.
  • Gilpin A. R. Op. cit. Р. 236-237.
  • Ibidem.
  • Pratt J. Op. cit. P. 271.
  • Horsman R. Op. cit. P. 139.
  • Ibid. P 140.
  • Coles H. The War of 1812. Chicago, 1966. P. 153-154.
  • Очерки новой и новейшей истории США. Т. I. С. 145.
  • Horsman R. Op. cit. Р. 167.
  • Райерсон С. Б. Указ. соч. С. 318.
  • The documentary history… Vol. IV. P. 408.
  • Coles H. Op. cit. P. 154, 158.
  • The documentary history… Vol. IV. P. 96, 420-421.
  • Ibid. P. 99.
  • Ibid. P. 101.
  • Ibid. P. 148, 158-159; Horsman R. The Causes of the war of 1812. Philadelphia, 1962. P. 182.
  • Horsman R. Op. cit. P. 183.
  • Смит Д. О. Указ. соч. С. 47.
  • Hitsman J. The incredible war of 1812. Toronto, 1966. P. 216.
  • Ibid. Appendix. P. 249-251.
  • Ibid. P. 216.
  • Horsman R. Op, cit. P. 187.
  • Hitsman J. Op. cit. P. 221.
  • Delaware Archives. Military records. Vol. 5. War of 1812. Wilmington, 1974. P. 775. ( Далее : Delaware Archives).
  • Ibid. P. 784.
  • Ibid.
  • Horsman R. Op. cit. P. 192, 193.
  • Hitsman J. Op. cit. P. 229.
  • Carter S. Op. cit. P. 171.
  • Mahan A. T. Op. cit. Vol. 2. P. 343.
  • Lord W. The dawn’s early light. New York, 1972. P. 24.
  • Ibid. P. 63.
  • Lloyd A. The scorching of Washington. The war of 1812. Washington. 1975. P. 153.
  • Ibid. P. 158.
  • Ibid. P. 170.
  • Mahan A. T. Op. cit. Vol. 2. P. 348.
  • Lloyd A. Op. cit. P. 160.
  • Heig. The campaigns of the British army at Washington and New-Orleans. Totowa, 1972. P. 70-71.
  • Ibid. P. 70.
  • Lloyd A. Op. cit. P. 172.
  • Очерки новой и новейшей истории США. М., 1960. Т. I. C. 144.
  • Lord W. Op. cit. P. 219.
  • Болховитинов Н. Н. Указ. соч. С. 506 -507.
  • Lord W. Op. cit. P. 223.
  • Ibid. P. 235.
  • Ibid. P. 247.
  • Fort McHenry National Monument and historic shrine. Maryland, 1940. P. 5-6.
  • Ibidem. P. 6.
  • Lord W. Op. cit. P. 290.
  • Ibid. P. 297.
  • Mahon J. Op. cit. P. 244.
  • Reilly R. The British at the Gates. The of New Orleans campaign in the war of 1812. New York, 1974. P. 173.
  • Ibid.
  • Ibid. P. 223
  • Correspondence of Andrew Jackson. Washington. 1926. Vol. 2. P. 112, 116. ( Далее : Correspondence…).
  • Correspondence… Vol. 2. P. 127-128.
  • Heig. Op. cit. P. 154.
  • Correspondence… Vol. 2. P 128.
  • Reilly R. Op. cit. P 279.
  • Carter S. Blaze of Glory: The Fight for New Orleans, 1814-1815. New York, 1971. P 215-216.
  • Reilly R. Op. cit. P. 278.
  • Ibid. Р. 287.
  • Carter S. Op. cit. P. 241; Heig. Op. cit. P. 177.
  • Correspondence… Vol. 2. P. 137.
  • Reilly R. Op. cit. P. 298.
  • Correspondence… Vol. 2. P. 150, 169.
  • Ibidem.
  • Ibid. Vol. 2. P. 137.
  • Heig. Op. cit. P. 178; Reilly R. Op. cit. P. 299.
  • Carter S. Op. cit. P. 254.
  • Correspondence… Vol. 2. P. 137.
  • Carter S. Op. cit. P. 278.
  • Reilly R. Op. cit. P. 308.
  • Heig. Op. cit. P. 183.
  • Correspondence… Vol. 2. Р. 149.
  • Смит Д. О. Указ. соч. С. 49; D. Chidsey. The Battle of New-Orleans. An Informal History of the war that Nobody Wanted: 1812. New York, 1961. P. 159.
  • Correspondence… Vol. 2. P. 126.
  • Энгельс Ф. Армии Европы. // К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 11. С. 437.
  • Mahan А. Т. Sea power in its relations to the war of 1812. 2 vols., London, 1905; Roosevelt T. Naval war of 1812. New York, 1907; Barnes J. Naval actions of the war of 1812. London, 1897; Forester C. S. The Naval war of 1812. London, 1957; idem. The age of fighting sail. The story of the Naval war of 1812. New York, 1956.
  • Очерки новой и новейшей истории США. Т. 1. С. 143.
  • Horsman R. The war of 1812. Р. 62.
  • Ibid. P. 57.
  • Mahan A. T. Op. cit. V. I. P. 401.
  • Horsman R. Op. cit. P. 66.
  • Ibid. P. 74.
  • Historical statistics… Р. 538.
  • Mahan А. Т. Op. cit. V. II. Р. 201.
  • Ibid. V. II. Р. 221.
  • Horsman R. Op. cit. Р. 152.
  • Mahan А. Т. Op. cit. V. I. P. 399.
  • Ibid. V. II. Р. 224-226.
  • Hitsman J. Op. cit. Р. 214; Horsman R. Op. cit. P. 162-164.
  • Mahan A. T. Op. cit. V. I. P. 405.
  • Богарт Э. Экономическая история Соединённых Штатов. М., 1927. С. 100.
  • Энгельс Ф. Военно-морской флот // К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 14. С. 393.
  • Маркс К. Шарлатанство французской прессы — экономические последствия войны. // Маркс К. Ф. Энгельс. Соч. Т. 15. С. 446.
  • Болховитинов Н. Н. Некоторые проблемы генезиса американского капитализма // Проблемы генезиса капитализма М.. 1970. С. 555.
  • Updyke F. Op. cit. P. 176-180.
  • Ibid. P. 178-180.
  • White P. A nation on trial. America and the war of 1812. New York, 1965. P. 148-150.
  • Ibid. P. 163.
  • Treaties, conventions, international acts, protocols and agreements between the United States of America and other powers 1776-1909. Washington, 1910. V. I. P. 612-618.
  • Coles H. Op. cit. P. 243.
  • Фостер У. З. Очерк политической истории Америки. М., 1955. С. 173.
  • Butler N. The effect of the war of 1812 upon the consolidation of the Union. New York, 1973. P. 27.
  • Ibid.
  • Brown R. The republic in peril: 1812. New York-London. 1964. P. 87.
  • Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений.С. 176.
  • Там же. С. 175, 178.
  • Perkins B. Prologue to war. England and the United States 1805-1812. Los Angeles, 1970. P. 425.
  • Mahon J. K. Op. cit. P. 384.
  • Ibid

Потрашков С. В. Англо-американская война 1812-1815 / С. В. ПотрашковАрмии и битвы. - 2004. - № 3. - C. 13Армии и битвы. - 2005. - № 4. - C. 2Армии и битвы. - 2006. - № 5. - C. 31Армии и битвы. - 2006. - № 6. - C. 40