Первое ежегодное послание президента Линкольна Конгрессу США (1861)

Первое ежегодное послание 16-го Президента США Авраама Линкольна. Оглашено во время второй сессии 37-го Конгресса США

Вашингтон, 3 декабря 1861 года

Соотечественники в Сенате и Палате представителей!

В гуще беспрецедентных политических затруднений у нас есть основание для великой благодарности Господу за необычайно доброе здравие и самые обильные урожаи.

Вы не удивитесь, когда узнаете, что в исключительных испытаниях сегодняшних дней в наших взаимоотношениях с иностранными государствами возникли глубокие проблемы, обусловленные в основном нашими внутренними делами.

Изменники американского народа в течение всего этого года пытались разделить и уничтожить Союз. Государство, пережившее внутренний раскол, теряет уважение за рубежом, а одной из сторон, если не обеим, рано или поздно приходится просить об иностранном вмешательстве.

Страны, которые соблазняются подобным вмешательством, не всегда способны сопротивляться побуждениям мнимой выгоды и неблагородного честолюбия, и меры, принятые под таким влиянием, редко оказываются удачными и полезными для тех, кто их принял.

Вероломные граждане Соединенных Штатов, которые предложили разрушить свою страну в обмен на помощь и содействие из-за рубежа, получили меньше покровительства и поддержки, чем они, вероятно, ожидали. Если бы имелись основания предполагать — как, похоже, и предполагали мятежники,— что иностранные государства в этом деле, отказавшись от всех нравственных, общественных и договорных обязательств, будут действовать эгоистично и исключительно с целью скорейшего возобновления торговли, прежде всего торговли хлопком, эти страны до сих пор видели бы более прямой путь к своей цели не в сохранении Союза, но в его разрушении. Осмелимся на минуту предположить, что иностранные государства не руководствуются никакими более высокими принципами. Но и тогда, я вполне убежден, можно привести разумные аргументы в пользу того, что эти державы быстрее и легче достигнут своей цели, если будут содействовать подавлению этого восстания, чем поощрению его.

Как уже упоминалось, главное средство, на которое полагались мятежники, чтобы побудить зарубежные страны к враждебным действиям против нас, — это затруднение торговли. Однако иностранные государства, вероятно, с самого начала понимали, что именно Союз занимается как нашей внешней, так и внутренней торговлей. Едва ли они могут не видеть, что сама попытка разделить Союз вызывает существующие трудности и что единая сильная страна может обещать более прочный мир и более широкую, выгодную и надежную торговлю, чем та же страна, разделенная на враждующие части.

Я не намерен сейчас рассматривать наши дискуссии с иностранными государствами, потому что, какими бы ни были желания и склонности этих стран, целостность нашего Союза и устойчивость правительства зависят главным образом не от этого, но от верности, достоинства, патриотизма и разума американского народа. Сама дипломатическая переписка с другими государствами прилагается с обычными замечаниями.

Я смею надеяться: станет ясно, что мы были благоразумны и терпимы по отношению к иностранным державам, избегая причин для недовольства и с твердостью отстаивая наши права и честь.

Поскольку, однако, очевидно, что у нас, как и у любого другого государства, внешние угрозы с необходимостью сопровождают внутренние затруднения, я рекомендую принять соответствующие и достаточные меры, чтобы поддержать общественную безопасность с обеих сторон. Хотя после этой общей рекомендации первым приходит на ум предложение о защите нашей морской береговой линии, я также обращаю внимание Конгресса в этой связи на наши большие озера и реки. Есть мнение, что несколько укреплений и складов оружия и боеприпасов, расположенные в хорошо подобранных местах на берегах, вместе с улучшениями гаваней и фарватеров были бы весьма полезны для национальной обороны. Я прошу обратить внимание на взгляды военного министра, высказанные в его докладе по этому общему вопросу.

Я считаю важным соединить благонадежные регионы востока Теннесси и запада Северной Каролины с Кентукки и другими сохранившими верность частями Союза посредством железной дороги. Поэтому я рекомендую Конгрессу в качестве военной меры обеспечить строительство этой железнодорожной ветки как можно скорее. Кентукки, несомненно, будет содействовать и через свое законодательное собрание выберет наиболее разумное расположение ветки. Северная конечная станция должна соединяться с одной из существующих железных дорог, и можно легко определить, будет ли идти ветка от Лексингтона или Николасвилла к Камберлендскому перевалу или от Лебанона к Теннессий- ской линии в направлении Ноксвилла или к какой-либо другой линии. Если Кентукки и федеральное правительство будут сотрудничать друг с другом, работу можно будет завершить в очень короткий срок, и тогда эта железная дорога не только принесет большую текущую пользу, но и станет ценным постоянным улучшением, которое окупится в будущем.

Несколько договоров, разработанных главным образом в интересах торговли и не имеющих большой политической важности, находились в процессе переговоров и будут представлены на рассмотрение Сената.

Хотя нам не удалось побудить некоторые торговые державы к желательному смягчению суровых условий морской войны, мы удалили все препятствия на пути этого гуманного улучшения, кроме тех, которые имеют временный и случайный характер.

Я предлагаю вам обратить внимание на переписку между посланником Ее Британского Величества при нашем правительстве и государственным секретарем на предмет задержания в июне этого года из-за предполагаемого нарушения блокады британского корабля «Пертшир» пароходом Соединенных Штатов «Массачусетс». Поскольку задержание было обусловлено очевидно неверным истолкованием фактов и справедливость требует, чтобы мы не совершали воинственных действий, которые не основаны на строгом, предоставленном государственным законодательством праве, я рекомендую выделить средства для удовлетворения разумного требования владельцев судна о компенсации за его задержание.

Я повторяю рекомендацию моего предшественника из его ежегодного послания Конгрессу в декабре прошлого года в отношении распоряжения излишком, который, вероятно, останется после удовлетворения исков американских граждан, предъявленных Китаю, в соответствии с вознаграждениями уполномоченных по постановлению от 3 марта 1859 года1. Если, однако, Конгресс не сочтет целесообразным претворение этой рекомендации в жизнь, я советовал бы предоставить полномочия для инвестирования основной суммы и доходов с упомянутого излишка в надежные ценные бумаги с целью удовлетворения других справедливых исков наших граждан в отношении Китая, которые могут возникнуть в будущем в ходе нашей обширной торговли с этой империей.

Постановлением от 5 августа этого года Конгресс уполномочил президента поручить командирам пригодных судов защищаться от нападений пиратов и захватывать их. Это полномочие было использовано лишь однажды. Для более действенной охраны нашей обширной и ценной торговли, особенно в Восточных морях, мне кажется также целесообразным разрешить командирам судов возвращать силой призовые корабли и их грузы, которые пираты могли захватить у Соединенных Штатов. Я предлагаю также для юридической поддержки обязать консульские суды, недавно учрежденные в восточных странах, выносить решения по этим делам, если против этого не будут возражать местные власти.

Если и существуют некие разумные причины, почему мы должны и дальше упорно отказываться от признания независимости и суверенитета Гаити и Либерии, я не способен разглядеть их. Впрочем, не желая начинать новую политику в отношении них без одобрения Конгресса, я выношу на ваше рассмотрение необходимость выделения средств для содержания поверенного в делах поблизости от обоих этих новых государств. Без сомнения, удачные договоры с этими странами могли бы обеспечить нам важные торговые преимущества.

Действия министерства финансов за время перерыва в вашей работе осуществлялись со значительным успехом. Патриотизм народа предоставил в распоряжение правительства большие средства, востребованные государственными нуждами. Основная часть национального займа была получена благодаря гражданам, представляющим промышленные классы, чья вера в способность и старание собственной страны спасти себя от текущих опасностей побудила их выделить на поддержку правительства все свои ограниченные сбережения. Этот факт налагает на нас особую ответственность и требует экономии при расходовании этих средств и энергичности в действиях.

Доходы из всех источников, включая займы, за финансовый год, закончившийся 30 июня 1861 года, составили 86 835 900,27$, а расходы за тот же период, включая платежи по государственному долгу, составили 84 578 834,47$, образуя на 1 июля баланс казны в размере 2 257065,80$. За первый квартал финансового года, закончившийся 30 сентября 1861 года, денежные поступления из всех источников, включая баланс на 1 июля, составили 102 532 509,27$, а издержки — 98 239 733,09$, образуя на 1 октября 1861 года баланс в размере 4292776,18$.

Оценки на остальные три квартала этого года и на финансовый 1863 год, вместе со взглядами министра финансов на пути и средства для удовлетворения нужд, предусмотренных в эти годы, будут представлены министром на рассмотрение Конгресса. Приятно сознавать, что обусловленные восстанием издержки не выходят за пределы средств благонадежных граждан, как и верить, что тот же патриотизм, который до сих пор поддерживал правительство, будет поддерживать его и впредь, пока мир и единение не благословят снова нашу землю.

Я почтительно отсылаю вас к докладу военного министра за сведениями касательно численности армии и рекомендаций, которые имеют целью увеличить ее действенность и благополучие различных родов войск, доверенных его заботе. Приятно сознавать, что народный патриотизм соответствует масштабу событий и численность предложенных войск значительно превосходит те силы, которые Конгресс разрешил мне призвать на поле боя.

С удовольствием я отсылаю вас к тем частям доклада военного министра, где упоминаются надежный уровень дисциплины, уже достигнутый нашими войсками, и превосходное санитарное состояние всей армии.

Рекомендации министра по организации народного ополчения на единообразной основе составляют предмет жизненной важности для будущей безопасности страны и предлагаются самому пристальному вниманию Конгресса.

Случаи перехода на сторону врага, которые существенно уменьшили количество офицеров, вместе со значительным пополнением регулярной армии придают особую важность рекомендациям министра по увеличению корпуса кадетов до наибольшего числа, допускаемого вместимостью Военной академии.

Я полагаю, что лишь по недосмотру Конгресс не направил капелланов в госпитали, где лежат добровольцы. Этот вопрос был доведен до моего сведения, и я был вынужден составить образец директивы. Копии этого документа, надлежащим образом адресованные, были вручены капелланам.

Эти джентльмены, как я понимаю, приступили к исполнению своих обязанностей вовремя, и с тех пор добросовестно трудятся на своих постах. Поэтому я рекомендую оплачивать их труды по той же ставке, что у армейских капелланов. Я также прошу принять общее положение для капелланов при госпиталях и в полках.

Доклад министра военно-морского флота содержит подробное описание действий этого рода Вооруженных сил, энергичности его руководства и результатов, которые дали меры по наращиванию эффективности и мощи флота путем строительства и приобретения судов. И результаты эти таковы, что они фактически позволяют нам утверждать: флот был создан и введен в службу уже после начала наших трудностей.

Невзирая на блокаду нашего протяженного побережья, эскадры, более многочисленные, чем когда-либо прежде, были спущены на воду и совершили деяния, которые увеличили нашу морскую славу.

Я обратил бы особое внимание на рекомендации министра по более совершенной организации флота посредством введения дополнительных рангов службы.

Текущая организация имеет недостатки и в общем неудовлетворительна, и рекомендации министерства, если принять их, устранят упомянутые трудности, будут способствовать гармонии и усилят мощь флота.

В Верховном суде есть три свободных места: два образовались в связи с кончиной судей Дэниела и Маклина и одно — в связи с отставкой судьи Кемпбелла2. Я пока воздерживался от выдвижения кандидатов на освободившиеся должности по причинам, которые сейчас изложу. Двое из ушедших судей проживали в штатах, охваченных восстанием. Поэтому, если бы их преемники были назначены в тех же самых местах, они не смогли бы служить в своих судебных округах и многие из наиболее сведущих судей, вероятно, не пожелали бы принять риск этой службы для их жизни — даже здесь, в зале Верховного суда. Я не был готов предоставить все назначения северянам и лишить себя возможности отдать должное южанам после возвращения мира, хотя могу отметить, что передача Северу одного места, прежде принадлежащего Югу, не была бы несправедливой, учитывая территорию и население.

В продолжение долгой и блестящей юридической карьеры судьи Маклина его судебный округ вырос до размеров империи — стал слишком большим для одного судьи, чтобы он мог уделить всем судам в нем должное внимание. Население его судебного округа выросло от 1 470018 в 1830 году до 6 151405в 1860 году

Кроме того, наша страна в целом переросла нашу нынешнюю судебную систему. Если единообразие вообще предполагалось, эта система нуждается в том, чтобы во всех штатах были окружные суды, посещаемые верховными судьями, тогда как на самом деле Висконсин, Миннесота, Айова, Канзас, Флорида, Техас, Калифорния и Орегон никогда не имели подобных судов. Это положение невозможно исправить без изменений в системе, поскольку увеличение числа судей Верховного суда до достаточного для устроения во всех частях страны окружных судов создало бы организацию, слишком многочисленную для судебного органа любого рода. И недостаток, если считать его таковым, увеличивался бы при приеме новых штатов в Союз. Окружные суды либо полезны, либо неполезны. Если полезны — ни один штат нельзя лишать их; если неполезны — ни у одного штата не должно их быть. Они должны либо быть предоставлены всем, либо упразднены для всех.

Мне на ум приходят три изменения, каждое из которых, я полагаю, могло бы улучшить нашу нынешнюю систему. Пусть в любом случае Верховный суд состоит из подходящего числа судей. Тогда, первое, пусть вся страна будет разделена на судебные округа установленного размера и верховные судьи служат в определенном ряде этих округов, а независимые окружные судьи служат в остальных округах; либо, второе, пусть верховные судьи будут свободны от обязанностей в округах и окружные судьи будут служить во всех округах; либо, третье, полное упразднение окружных судов и передача всех судебных функций районным судам первой инстанции и независимому Верховному суду.

Я почтительно рекомендую Конгрессу рассмотреть текущее состояние статутного права в надежде, что он сможет найти легкое исправление для многих неудобств и изъянов этого права, которые постоянно затрудняют его практическое применение. Со времени создания нашего государства Конгресс принял около пяти тысяч законов и совместных постановлений, которые заполнили бы шесть тысяч печатных страниц мелкого шрифта, разбросанных по многочисленным томам. Многие из этих актов были разработаны в спешке и без достаточной осмотрительности, поэтому их положения часто туманны сами по себе, или противоречат друг другу, или по меньшей мере настолько сомнительны, что даже самым знающим людям бывает очень трудно установить в точности, чем именно является тот или иной принятый закон.

Мне кажется очень важным, чтобы статутное право было настолько ясным и понятным, насколько возможно, и чтобы оно было сокращено до столь малого объема, который только может согласоваться в своей полноте и точности с выражением воли законодательной ветви власти и с прозрачностью ее языка. Я полагаю, что если все сделать правильно, то это весьма облегчило бы труды тех, чьим долгом является отправление правосудия, и принесло бы продолжительную пользу народу предоставив ему в более доступной и понятной форме законы, столь глубоко затрагивающие его интересы и обязанности.

Некоторые люди, чье мнение я уважаю, полагают, что все законы и постановления Конгресса, находящиеся сейчас в силе и имеющие постоянный и общий характер, должны быть пересмотрены и переписаны, чтобы уместиться в один том — или самое большее в два тома — обычного и удобного размера. Я почтительно рекомендую законодательной власти рассмотреть этот вопрос и, если мой совет будет одобрен, разработать проект, который Конгресс в своей мудрости сочтет наиболее пригодным для достижения предложенной цели.

Одним из неизбежных последствий настоящего мятежа является полная приостановка во многих местах всех обычных способов отправления государственными служащими гражданского правосудия и процедур действующего закона. Таково положение, полностью или частично, во всех мятежных штатах, и по мере наступления нашей армии и овладения землями этих штатов фактический вред становится все более очевидным. Нет судов или служащих, к которым граждане других штатов могли бы обратиться для выполнения их законных исков в отношении граждан мятежных штатов, и общая сумма долга по этим искам очень велика. Некоторые оценивают ее в 200000000$: эта сумма образована по большей части задолженностью мятежников благонадежным гражданам, которые даже сейчас идут на большие жертвы во исполнение своего патриотического долга и оказывают поддержку правительству.

При таких обстоятельствах меня настоятельно просили учредить данной мне военной властью суды для ускоренного отправления правосудия в подобных случаях. Пока я отказывался сделать это, не потому что у меня были какие-либо сомнения в справедливости и правильности взыскания долгов, но потому что я не был расположен к осуществлению необычных властных полномочий без крайней необходимости. Однако полномочия Конгресса, как я полагаю, соответствуют текущим чрезвычайным обстоятельствам. И поэтому я передаю этот вопрос на рассмотрение законодательной власти в надежде, что может быть разработан проект отправления правосудия — возможного либо вследствие добровольного возвращения к благонадежности и порядку, либо силой нашего оружия — в тех частях мятежных штатов и территорий, которые находятся под контролем правительства. Впрочем, это должно быть не постоянным институтом, но временной заменой, которая прекратит свое действие, как только после наступления мира можно будет восстановить обычные суды.

Важно обеспечить, если возможно, более подходящие средства для урегулирования претензий к правительству, особенно ввиду их возросшего количества по причине войны. В такой же степени долг правительства — предоставить скорое правосудие против самого себя в пользу граждан, как и отправлять его между частными лицами. Расследование претензий и вынесение по ним решений относится к судебной ветви власти. Кроме того, очевидно, что внимание Конгресса в ближайшем будущем будет больше, чем обычно, занято важными общенациональными вопросами. Предполагалось, что учреждение претензионного суда прежде всего устранит подобные дела из залов Конгресса. Хотя этот суд и доказал, что является действенным и ценным средством расследования, ему в значительной степени не удается осуществить свое предназначение по причине своих недостаточных полномочий при вынесении окончательных решений.

Я вполне понимаю деликатность этого вопроса, не говоря уже о связанных с ним опасностях, и предлагаю вам тщательно рассмотреть возможность наделить этот суд надлежащими полномочиями при вынесении окончательных решений, сохранив право обжалования за Верховным судом — вместе с другими условиями, на необходимость которых укажет опыт.

Я прошу вас обратить внимание на доклад генерального почтмейстера. Далее я приведу краткие сведения о состоянии почтовой службы.

Доход из всех источников за финансовый год, закончившийся 30 июня 1861 года, включая постоянное ежегодное ассигнование в размере 700000$ для перевозки бесплатных почтовых отправлений, составил 9049 296,40$, что приблизительно на 2 % меньше, чем доход 1860 года. Расходы составили 13 606 759,11$ и показали более чем 8-процентное уменьшение по сравнению с прошлым годом, что образует превышение расходов над доходами в размере 4 557 462,71$ за прошлый финансовый год.

Общий доход за финансовый год, который закончится 30 июня 1862 года, вырастет, по оценкам, на 4 % по сравнению с 1861 годом, что составит 8 683000$. Если добавить к этому поступления за доставку бесплатной почты, то есть 700000$, получится 9 383000$.

Общие расходы 1862 года оцениваются в 12528000$,что составит дефицит в размере 3 145000$, который необходимо будет покрыть из казны в дополнение к постоянному ассигнованию.

Я полагаю, нынешнее восстание свидетельствует, что продление округа Колумбия на другой берег реки Потомак во время учреждения там столицы было в высшей степени мудрой мерой и, следовательно, отказ от прав на ту часть округа, которая расположена внутри штата Виргиния, был немудрым и опасным. Я представляю на ваше рассмотрение необходимость возвращения этой части округа Колумбия и восстановления его изначальных границ посредством переговоров со штатом Виргиния.

Доклад министра внутренних дел, вместе с сопутствующими документами, отражает состояние нескольких отраслей государственного хозяйства, относящихся к этому министерству. Подавляющее влияние восстания особенно остро сказывается на действиях бюро патентов и генерального земельного управления. Денежные поступления от продажи государственных земель за прошедший год превзошли затраты нашей земельной службы всего приблизительно на 200000$. Продажи полностью прекратились в южных штатах, в то время как нарушение деловой жизни страны и отвлечение большого числа мужчин от труда для воинской службы препятствовало заселению новых штатов и территорий Северо-Запада.

Поступления бюро патентов сократились за девять месяцев приблизительно на 100000$, что обусловило необходимость значительного сокращения рабочей силы для самоокупаемости бюро.

По причине восстания сильно возрастет нагрузка на пенсионную службу. Уже были поданы многочисленные заявления о пособиях, обоснованные потерями военного времени. Есть причины полагать, что многие, кто сейчас указан в пенсионных списках и получает правительственные пособия, находятся в рядах мятежной армии или оказывают ей помощь. Министр внутренних дел приказал приостановить выплату пенсий таким лицам при наличии доказательств их неблагонадежности. Я рекомендую Конгрессу уполномочить этого чиновника исключить подобных лиц из пенсионных списков.

В США в ведении Министерства внутренних дел находятся вопросы патентов, пенсий, землепользования и природных ресурсов в целом, но не функции правопорядка.

Мятеж сильно нарушил отношения правительства с индейскими племенами, особенно в южном суперинтендантстве и в Нью-Мексико. Индейской областью к югу от Канзаса завладели мятежники из Техаса и Арканзаса. Представители Соединенных Штатов, назначенные после 4 марта в это суперинтендантство, не смогли занять свои посты, в то время как большинство тех, кто был назначен ранее, поддержали мятежников и выполняют обязанности представителей по их поручению. Б газетах сообщалось, что часть индейцев организовали в военные отряды, которые присоединились к армии мятежников. Хотя у правительства отсутствуют официальные сведения на этот счет, комиссар по делам индейцев получил письма нескольких уважаемых вождей, которые заверяют в своей верности Соединенным Штатам и просят прислать федеральные войска для их защиты. Есть убеждение, что после возвращения этой области индейцы с готовностью прекратят все враждебные проявления и возобновят свои прежние отношения с правительством.

У сельского хозяйства, которое, по общему признанию, приносит стране наибольшую выгоду, нет своего министерства или бюро — есть лишь секретарь, назначенный исполнительной властью для надзора над этой отраслью. Хотя, к нашему счастью, это выгодное занятие настолько независимо по своей природе, что не требует большего от правительства, я почтительно прошу Конгресс рассмотреть вопрос, не может ли он добровольно что-нибудь сделать для общей пользы сельского хозяйства.

Годовые доклады, показывающие состояние нашего сельского хозяйства, торговли и производства, представляют собой источник сведений огромной практической ценности для страны. Хотя я не вношу предложений касательно частностей, я осмелюсь высказать мнение, что организация сельскохозяйственного и статистического бюро была бы полезна.

Надзор за исполнением законов о запрете африканской работорговли был доверен министерству внутренних дел. Мы можем поздравить друг друга с тем, что усилия, направленные на подавление этой бесчеловечной практики, недавно были вознаграждены небывалым успехом. Пять судов, снаряженных для работорговли, были задержаны и конфискованы. Два помощника капитана, занятые в этой торговле, и один человек, снаряжавший невольничьи суда, были осуждены и приговорены к наказанию в виде штрафа и тюремного заключения, и один капитан, задержанный с грузом африканцев на борту его корабля, был приговорен к высшей мере наказания по нашему законодательству — к смертной казни.

Территории Колорадо, Дакота и Невада, созданные прошлым Конгрессом, были организованы и получили гражданскую администрацию; это особенно радостно, учитывая, что прибывшие туда федеральные служащие обнаружили изменническое брожение в некоторых местах этих новых земель.

Богатые природные ресурсы этих территорий, вместе с безопасностью и защитой, которые обеспечивает организованное местное правительство, несомненно, привлекут туда большое количество иммигрантов, когда наступит 1ир и деловая жизнь страны вернется в свое привычное русло. Я представляю на рассмотрение Конгресса резолюции законодательного собрания Колорадо, которые свидетельствуют о патриотическом духе народа этой территории. \о сих пор власть Соединенных Штатов сохранялась на всех этих территориях, и мы надеемся, что так будет и в будущем. Я вверяю их интересы и защиту просвещенному и великодушному попечению Конгресса.

Я рекомендую Конгрессу благосклонно рассмотреть интересы округа Колумбия. Восстание стало причиной многих жертв и страданий со стороны его жителей, и, поскольку у них нет представителя в Конгрессе, этому органу законодательной власти не следует упускать из внимания их справедливые требования.

На последней сессии Конгресса была принята совместная резолюция обеих палат, уполномочивающая президента утвердить меры для облегчения должного представительства интересов Соединенных Штатов на Всемирной промышленной выставке, которая должна состояться в Лондоне в 1862 году. К сожалению, у меня не было возможности уделить личное внимание этому вопросу — вопросу, который одновременно настолько интересен сам по себе и столь тесно связан с материальным процветанием всего мира. При участии государственного секретаря и министра внутренних дел был разработан и частично завершен план, который будет представлен на ваше рассмотрение.

В соответствии с актом Конгресса, который был озаглавлен «Постановление о конфискации собственности, использованной для мятежнических целей» и одобрен 6 августа 1861 года, определенные лица были лишены законных притязаний на труд и службу других определенных лиц, и множество последних, освобожденных таким образом, материально зависит уже от Соединенных Штатов и должно обеспечиваться средствами к существованию тем или иным способом. Кроме того, не исключена возможность, что некоторые штаты примут похожие постановления для собственной пользы и таким действием поставят этих освобожденных лиц в материальную зависимость от себя. В подобном случае я рекомендую Конгрессу законодательно обеспечить принятие таких лиц и таких штатов в соответствии с неким методом оценки — вместо части прямых налогов — или каким-либо другим методом, который следует согласовать с каждым из этих штатов. Это нужно для того, чтобы такие лица, после принятия федеральным правительством, сразу же считались свободными. Далее следует обеспечить меры для переселения лиц, освобожденных как Конгрессом, так и по постановлению штата — или только первых из упомянутых, если вторых не будет,— в некое место или места с подходящим для них климатом. Также можно было бы рассмотреть возможность присоединения к этому переселению свободных цветных людей, уже живущих в Соединенных Штатах, коль скоро будет на то их желание.

План переселения может потребовать приобретения необходимой для этого территории, а также ассигнование на это средств. Мы практикуем приобретение территорий уже около шестидесяти лет, и конституционность этого более не является для нас спорным вопросом. Впервые конституционность такого действия поставил под сомнение мистер Джефферсон, который тем не менее при покупке Луизианы отказался от своих опасений и руководствовался соображениями целесообразности. Если бы единственной законной целью приобретения территорий было предоставление жилищ для белых людей, данная мера способствовала бы этому, поскольку эмиграция цветных людей освобождала бы пространство для белых, остающихся на прежнем месте или прибывающих туда. Впрочем, мистер Джефферсон при покупке Луизианы придавал большее значение политическим и экономическим причинам, чем приобретению места для жизни населения.

Если говорить в целом об этом предложении, включающем ассигнование средств для приобретения территории,— разве целесообразность этого не превращается в абсолютную необходимость, в то, без чего само государство не сможет сохраниться навсегда?

Война продолжается. Разрабатывая политику подавления мятежа, я заботился о том, чтобы неизбежный при этом конфликт не превратился в жестокую и безжалостную революционную борьбу. Поэтому в каждом случае я считал необходимым выдвигать на первое место целостность Союза как нашу главную цель в противостоянии и оставлял все вопросы, которые не имеют первостепенной военной важности, на более тщательное рассмотрение законодательной ветви власти.

Для наилучшего исполнения своих полномочий я решил придерживаться блокады портов, захваченных мятежниками, вместо введения в силу президентской прокламацией закона Конгресса, который был принят на прошлой сессии, о закрытии этих портов.

Точно также я руководствовался велением благоразумия и обязательностью закона, не выходя за его пределы, и строго придерживался постановления Конгресса о конфискации собственности, использовавшейся для мятежнических целей. Если будет предложен новый закон на эту тему, его уместность будет должным образом рассмотрена. Союз должно сохранить, и, следовательно, нужно использовать все необходимые средства. Нам не стоит спешить с радикальными и крайними мерами, которые могут затронуть как благонадежных, так и неблагонадежных граждан; но эти меры тем не менее необходимы.

Инаугурационная речь в начале текущего срока администрации и послание последней экстренной сессии Конгресса были посвящены вопросам внутренних разногласий, которые привели к мятежу и последующей войне. Сейчас мне нечего добавить касательно принципов и общих целей, заявленных в этих документах.

Последний луч надежды на мирное сохранение Союза угас при нападении на форт Самтер, и общий обзор событий, произошедших после этого, будет небесполезен. То, что было мучительно неясно тогда, намного лучше определилось и прояснилось сейчас, и события, очевидно, развиваются в правильном направлении.

Мятежники с уверенностью заявляли о сильной поддержке к северу от линии Мэйсона — Диксона3, и это не могло не беспокоить сторонников Союза. Однако вскоре вопрос решился с определенностью и нужным образом. К югу от линии благородный маленький Делавэр занял правильную сторону с самого начала. Мэриленд, как казалось, настроили против Союза. Наши солдаты были атакованы, мосты сожжены, железные дороги внутри штата разрушены, и много дней мы не могли перебросить через эти земли ни одного полка к столице. Теперь мосты и железные дороги там восстановлены и открыты для правительства, и Мэриленд уже дал семь полков ради дела Союза и ни одного врагу. Народ штата на очередных выборах поддержал Союз более значительным количеством голосов, чем когда-либо прежде любого кандидата, выступающего за Союз.

Кентукки также какое-то время был под вопросом, но теперь, я полагаю, решительно и бесповоротно занимает сторону Союза. Миссури сейчас относительно спокоен и больше не будет, я надеюсь, наводнен мятежниками. Эти три штата — Мэриленд, Кентукки и Миссури, ни один из которых поначалу не обещал ни одного солдата, теперь располагают в среднем не менее чем сорока тысячами на полях сражений за Союз, в то время как из их граждан, несомненно, не более трети от этого числа подняли оружие против нас, причем неизвестно их местонахождение и даже то, живы ли они сейчас. После нескольких месяцев довольно кровавой борьбы народ западной части Виргинии встречает зиму хозяином собственной земли.

Силы мятежников количеством около полутора тысяч, которые в течение месяцев удерживали узкий полуостров, образованный округами Аккомак и Нортгемптон и известный как Восточный берег Виргинии, а также протяженную часть Мэриленда, сложили оружие, и народ снова хранит верность старому флагу и принимает его защиту. Таким образом, севернее Потомака и восточнее Чесапикского залива вооруженных мятежников не остается.

Мы также закрепились в каждом из изолированных мест южного побережья — на мысе Хаттерас, в Порт-Ройале, на острове Тайби (возле Саванны) и на острове Шип. И мы располагаем общими сообщениями о народных движениях в Северной Каролине и Теннесси в поддержку Союза.

Все это свидетельствует, что дело Союза постоянно и уверенно продвигается в южном направлении.

По окончании последнего перерыва в вашей работе генерал-лейтенант Скотт ушел в отставку с поста главнокомандующего армией. В течение его долгой жизни страна не забывала о его заслугах. Однако, помня, как верно и беззаветно генерал служил своему отечеству с того давнего времени, которое застали немногие из живущих сейчас, я не могу не думать о том, что мы по-прежнему его должники. Поэтому я прошу вас подумать, какой еще знак признательности мы можем сделать ему — или самим себе, как благодарному народу.

С уходом генерала Скотта перед главой исполнительной власти встала необходимость назначить вместо него главнокомандующего армией. К счастью, ни в военном совете, ни в самой стране, насколько мне известно, не было расхождения во мнениях относительно подходящего человека, которого следует выбрать. Уходящий в отставку главнокомандующий многократно высказывался в пользу генерала Макклеллана, и страна, похоже, выражает единодушное согласие с этим. Поэтому назначение генерала Макклеллана — это в значительной степени выбор страны, как и главы исполнительной власти, и, следовательно, есть все основания надеяться, что генерал получит доверие и искреннюю поддержку, которые подразумеваются при этом и без которых он не сможет вполне успешно послужить своей стране.

Говорят, один плохой генерал лучше двух хороших, и эта поговорка верна в том смысле, что армией лучше управляет один ум, пусть и низшего порядка, чем два ума высшего порядка, которые постоянно не согласны во мнениях и поступают наперекор друг другу.

То же самое верно во всех совместных действиях, при которых люди, вовлеченные в них, имеют лишь общую цель и могут не соглашаться в выборе средств. Во время шторма никто на борту корабля не хотел бы утонуть, однако нередко все вместе отправляются на дно, потому что слишком многие пытаются управлять и нет того одного, которому позволили бы командовать.

События продолжают развиваться таким образом, что можно засвидетельствовать: мятеж — это прежде всего, если не исключительно, война против первейшего принципа народного правления, то есть против прав людей. Доказательство этого обнаруживается в большинстве важных и вполне продуманных официальных документов, а также в общем тоне мятежников. Мы видим, что в этих документах решительно отстаивается ограничение существующего избирательного права и народу отказывается в каком-либо участии в выборах государственных служащих, кроме представителей законодательной власти. Для этого приводятся вымученные аргументы, что значительный контроль народа над правительством — это источник всех политических зол. Иногда даже намекают на монархию как на возможное убежище от власти народа.

Занимая настоящую должность, едва ли я мог бы оправдать себя, если бы не поднял голос против этой попытки вернуть деспотизм. Здесь не нужно и не уместно приводить аргументы в пользу народных политических институтов, но есть одно обстоятельство, которое, вместе со своими следствиями, не настолько банально, как другие, поэтому я хотел бы обратить на него внимание. Это попытка поставить капитал на одну доску с трудом, или даже выше него, в устройстве государства. При этом исходят из того, что труд становится возможен лишь благодаря капиталу, что никто не станет работать, пока кто-нибудь не заставит его, располагая капиталом и пустив его в ход. Согласившись с этим, требуется решить, что лучше: чтобы капитал нанимал работников и побуждал трудиться, исходя из их собственного интереса, или чтобы капитал покупал их и понуждал к труду без всякой выгоды? И здесь естественно принять, что трудятся либо наемные работники, либо те, кого мы называем рабами. И далее приходится принять, что тот, кто однажды стал наемным работником, остается в этом положении на всю жизнь.

Но на самом деле такой связи между капиталом и трудом нет и нет такого явления, как свободный человек, навсегда закрепленный в положении наемного работника. Оба эти допущения ложны, и все выводы из них безосновательны.

Труд предшествует капиталу и независим от него. Капитал — это лишь плод труда, и он никогда не возник бы, если бы прежде не существовал труд. Труд — выше капитала и заслуживает намного большего уважения. У капитала есть свои права, которые достойны защиты, как и любые другие права. И нельзя отрицать, что отношения между трудом и капиталом взаимовыгодны и, вероятно, всегда будут такими. Ошибка здесь в предположении, что весь общественный труд вписывается в рамки этих отношений. Немногие владеют капиталом, избегают труда сами и с помощью своего капитала нанимают или покупают других немногих, чтобы те трудились за них. Значительное большинство не принадлежит ни к одному из этих классов — не работает на других и никого не нанимает. Почти во всех южных штатах большинство людей любого цвета кожи не являются ни рабами, ни господами, а в северных большинство — не наниматели и не наемные работники. Мужчины со своими семьями — женами, сыновьями и дочерьми — работают на самих себя на своих фермах, в своих домах, в своих лавках и мастерских. Они забирают все произведенное себе, при этом не нуждаются в благосклонности капитала, с одной стороны, и не привлекают работников или рабов — с другой. И не следует забывать, что значительное число людей смешивают свой труд с капиталом, то есть трудятся собственными руками и в то же время покупают или нанимают других работников, чтобы те работали на них. Впрочем, это лишь смешанный и неявный класс, существование которого не опровергает ничего из сказанного.

Теперь повторюсь и скажу, что нет никакой необходимости, чтобы свободный наемный работник оставался в этом положении всю жизнь. В нашей стране есть множество независимых людей, которые всего лишь несколько лет назад были наемными работниками. Благоразумный и безденежный новичок какое-то время трудится за плату, сберегает излишек, затем покупает инструменты или землю и некоторое время трудится сам на себя, а затем наконец нанимает себе в помощь других новичков. Это — справедливая и преуспевающая система, которая открывает дорогу перед всеми, дает надежду каждому, наделяет энергией, обещает прогресс и улучшение жизни для всех. Никто не достоин большего доверия, чем человек, который своим трудом поднялся из нищеты. И никто не имеет меньшей склонности взять то, что не заработано им честным трудом. Пусть такие люди остерегутся отдавать политическую власть, которой они уже обладают: стоит ее отдать, и она, несомненно, будет использована, чтобы закрывать таким, как они, двери к успеху, сковывать их новыми ограничениями и обязательствами, пока они не лишатся последней свободы.

Со времени нашей первой общенациональной переписи прошло семьдесят лет, и за это время население нашей страны увеличилось в восемь раз. Прирост же всех тех благ, что желанны людям, был еще больше. Таким образом, мы видим, что дает принцип народного правления в таком государстве, как наш Союз, и что этот принцип обещает дать в будущем, если твердо его придерживаться. Среди нас уже есть те, кто доживет, если Союз сохранится, до того дня, когда нас будет 200 миллионов. Нынешняя наша борьба — это не только борьба дня сегодняшнего. Это борьба за великое будущее. Продолжим же решать грандиозную задачу, которую события поставили перед нами, и будем истово уповать на промысел Божий!

Примечания

  • Речь идет о выплатах, которые США, поддержавшие агрессию Великобритании и Франции против Китая в ходе Опиумных войн (1840 — 1860), навязали китайскому правительству.
  • Кемпбелл Джон Арчибальд (1811 — 1889) — американский юрист; выпускник Вест-Пойнта; член Верховного суда (1853 — 1861). Перед началом Гражданской войны, в марте — апреле 1861 г., был посредником между представителями Конфедерации южных штатов и Линкольном. Представители Конфедерации пытались уладить разногласия, возникшие после объявления сецессии, но Линкольн отказался от официальных контактов с ними. Тогда Кемпбелл попытался действовать через министра иностранных дел и министра военно-морского флота, но также безуспешно. После обстрела форта Самтер, Кемпбелл подал в отставку, уехал в Алабаму и вошел в правительство Джефферсона Дэвиса.
  • Линия, определившая границы штатов Пенсильвания, Мэриленд, Делавэр и Виргиния; символизировала границу между свободными штатами Севера и рабовладельческими штатами Юга.