О начале промышленного переворота в США

Автор настоящей статьи ставит своей целью решить вопрос о времени начала промышленного переворота, дать краткую характеристику узловых моментов начала промышленного переворота, определить особенности его развития в США, предложить схему последовательного развития, этапов промышленного переворота.

Для того, чтобы яснее представить момент начала промышленного переворота, понять своеобразие этого момента в США, необходимо хотя бы в общих чертах остановиться на некоторых особенностях экономического развития страны в период так называемого первоначального накопления. Первоначальное накопление предшествует капиталистическому способу производства, который окончательно утверждается в результате промышленного переворота. Оно послужило, по выражению К. Маркса, предпосылкой, исторической основой «специфически капиталистического производства»1, т. е. производства, целью которого является получение прибавочной стоимости за счет эксплуатации наемных рабочих.

Основные закономерности процесса первоначального накопления свойственны всем странам. Всюду, где созревали условия для победы капиталистического способа производства, этот процесс включал в себя два главных момента: а) накопление денежного капитала и б) превращение непосредственных производителей в наемных рабочих, создание рынка наемного труда. Американской буржуазией для накопления денежного капитала были использованы следующие методы: внешняя (африканская) и внутренняя торговля рабами; торговля товарами, производившимися трудом рабов, — табаком, хлопком, рисом, сахаром и др.; контрабандная торговля; грабительская торговля с индейцами и их экспроприация; спекуляция землями и ограбление иммигрантов; налоговая система; государственные займы, предоставлявшиеся Англией и другими странами Европы. Многими из этих методов накопления капитала пользовалась и буржуазия европейских стран.

Но накопление денежного капитала не может еще привести к началу промышленного переворота и к победе капиталистического способа производства. Основой первоначального накопления является создание рынка наемного труда, превращение непосредственных производителей в наемных рабочих. «Процесс, создающий капиталистическое отношение, — указывает К. Маркс, — не может быть не чем иным, как процессом отделения рабочего от собственности на условия его труда, — процессом, который превращает с одной стороны, общественные средства производства и жизненные средства в капитал, с другой стороны, — непосредственных производителей в наемных рабочих. Следовательно, так называемое первоначальное накопление есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства»2. В классической форме этот процесс совершился в Англии.

Однако в каждой стране первоначальное накопление имело свои особенности. В США, по сравнению с Англией и рядом других европейских стран, процесс первоначального накопления осуществлялся в своеобразных исторических условиях и имел поэтому отличную от европейских стран окраску. Прежде всего, в течение долгого времени в США существовал так называемый государственный земельный фонд3. Эти земли не были еще частной собственностью, и американские граждане имели возможность приобретать земельные участки: на основании закона, покупать их у спекулянтов или насильственно захватывать. Наличие фонда государственных земель в значительной степени и обусловило тот факт, что процесс создания рынка наемной рабочей силы за счет обезземеливания фермерства не был характерным для США. Одна из основных особенностей первоначального накопления и начала промышленного переворота в США и состояла в том, что они не сопровождались в сколько-нибудь значительных масштабах обезземеливанием фермеров, рынок наемного труда создавался, главным образом, за счет иммиграции.

Процесс первоначального накопления и начало промышленного переворота происходили в условиях определенной экономической колониальной зависимости США от наиболее развитых стран Европы и, прежде всего, от Англии. Это другая важная особенность, наложившая серьезный отпечаток на промышленное развитие страны. В результате войны за независимость 1775—1783 гг. США стали в политическом отношении самостоятельным государством, но до гражданской войны 1861—-1865 гг. они оставались в экономическом отношении колонией. США были тогда «колонией Европы», ее «колониальным рынком», страной, которая вывозила сырье и ввозила промышленные товары4. К тому же Англия предпринимала все меры, чтобы сохранить Америку в качестве своего аграрно-сырьевого придатка и затормозить промышленное развитие этой страны.

Главными статьями импорта США были: хлопчатобумажные ткани, шерстяные изделия, льняные ткани, шелк, скобяной и ножевой товар, рельсы и другие изделия из железа и стали. В период с 1820 г. по 1860 г. ввоз текстильных изделий в США занимал одно из главных мест в импорте и составлял около 1/3 общих закупок за границей. При этом потребление хлопчатобумажных товаров Соединенными Штатами Америки в этот период из года в год возрастало. Увеличивался импорт и других товаров, в частности изделий из железа и стали. Если в 1827—1830 гг. ввоз этих изделий из Англии составлял 2,6%, то в 1857—1860 гг. — уже 17% всего американского импорта5. В целом США являлись важнейшим рынком сбыта промышленной продукции Англии.

Колониальный характер экономики США определялся также и тем, что они вывозили сырье в наиболее развитые страны Европы. Главным предметом экспорта США был хлопок, производство которого быстро- возрастало. В 1790 г. в Соединенных Штатах был собран урожай хлопка 3135 кип (в кипе около 500 фунтов), в 1800 г. —73 тыс., в 1810—178 тыс., в 1820 — 334 тыс., в 1830 — 731 тыс., в 1840—1 млн. 346 тыс., в 1850 — 2 млн. 134 тыс. и в 1860 — 3 млн. 837 тыс.6. Около 20% производимого хлопка в середине XIX в. потреблялось внутри страны, остальная часть вывозилась в Англию, Францию, Германию, Россию и другие страны.

Европейские страны закупали у Соединенных Штатов Америки и такие товары, производившиеся трудом негров-рабов, как табак, рис, индиго. В конце 50-х гг. ежегодная стоимость сельскохозяйственных товаров рабовладельческого Юга достигла 240 млн. долларов, в том числе стоимость хлопка составляла около 200 млн. долларов7. Следовательно, экономически Юг США представлял собой сырьевую базу, используемую, как было показано выше, в большей мере, чем Севером США, более развитыми промышленными странами Европы. Но не только Юг, а и Север был в значительной степени сырьевым придатком Англии. Он поставлял Англии муку, которая, в частности, использовалась в качестве вспомогательного материала в текстильной промышленности. Кроме того Англия вывозила из США, преимущественно с Севера, пшеницу, ячмень, овес, маис и другие продукты сельского хозяйства8.

Чем же можно объяснить, что экономика США носила колониальный характер? Первая половина XIX в. была временем расцвета рабовладельческой плантационной системы в США. От торговли продуктами, производимыми трудом рабов, и от работорговли обогащалась и торгово-финансовая буржуазия. Рабовладельцы и их союзники-биржевики Севера находились у власти, правительственный аппарат был полностью подчинен их контролю9. Они были заинтересованы в свободном вывозе сельскохозяйственных товаров и в беспошлинном ввозе промышленных изделий, необходимых для плантаторов и в их хозяйстве. Поэтому рабовладельцы и торгово-финансовая буржуазия выступали за свободу торговли, против пошлин на ввозимые иностранные товары, которые были нужны, чтобы обеспечить развитие собственной американской промышленности. Тарифы 1816 г. и 1824 г. существенно не затрагивали их интересов. Но когда в 1828 г. в США был принят повышенный тариф, рабовладельцы выступили против него открыто. Правительство США уступило рабовладельцам — и накануне гражданской войны в Америке господствовал фритредер- ский тариф. Рабовладельцы доказывали, что «протекционизм может быть только временным явлением, что США не имеют права получать доход за счет взимания пошлин с ввозимых товаров, кроме как для целей уплаты государственного долга, что такая политика отвечает общим интересам страны и соответствует духу конституции»10. Государственная власть использовалась как важнейшее средство для защиты интересов рабовладельцев и их агентуры — торгово-финансовой буржуазии. Итак, экономическая зависимость США от более развитых стран Европы искусственно поддерживалась господством плантаторской олигархии.

В условиях недостаточного предложения наемной рабочей силы и сильной конкуренции со стороны быстро развивавшейся английской промышленности переход от мануфактурного к фабричному производству в США сдерживался, так как вкладывать капиталы в промышленные предприятия не всегда было выгодно. В первой половине XIX в. огромные капиталы были вложены в быстро развивавшееся на Юге плантаторское хозяйство. Торговцы хлопком и рабами, купцы, капитаны судов, различного рода спекулянты, располагавшие капиталом, покупали землю, рабов и становились плантаторами-рабовладельцами. Подсчитать какой капитал был вложен в рабовладельческое хозяйство не представляется возможным. Однако мы можем судить об этом хотя бы по следующим данным: в 1790 г. на Юге США было менее 70 тыс. рабовладельческих семей, а в 1850 г. — уже 345 тыс., т. е. число их увеличивалось почти в 5 раз11.

Накапливавшиеся в стране капиталы устремлялись также и в другие сферы. Американский историк В. Кларк отмечал, что те, кто имел капитал, стремились использовать его с целью получения большей прибыли. По закладным можно было получить деньги из 5% годовых, хотя в торговле прибыль была выше, а доход на капитал, помещенный в спекулятивные операции, был чрезвычайно высок12. Денежный капитал использовался для грабительской торговли с индейцами. Вопрос о торговле с ними был неоднократно предметом обсуждения в конгрессе, для торговли с индейскими племенами учреждались специальные «торговые дома»13. Капитал использовался в земельных и других спекуляциях, для строительства дорог и каналов.

Общие закономерности промышленного переворота были одинаковы для всех стран. В. И. Ленин подчеркивал, что переход от мануфактуры к фабрике знаменует полный технический переворот, самую крутую ломку общественных отношений производства, обострение и расширение всех мрачных сторон капитализма, образование армии постоянных наемных рабочих и резкое углубление противоречий между трудом и капиталом. Крупная машинная индустрия, писал он, является, таким образом, последним словом капитализма, последним словом его отрицательных и «положительных моментов»14. Для выяснения особенностей промышленного переворота в США необходимо учесть важные указания К. Маркса об обратном влиянии фабрики на мануфактуру и работу на дому15. К. Маркс, выявляя причины изменения характера мануфактуры с появлением фабрики, писал о «современной мануфактуре», в отличие от мануфактуры «мануфактурного периода» (классической мануфактуры).

До начала промышленного переворота в Англии, до второй половины XVIII в., машины в мануфактуре применялись лишь спорадически. Иначе стало в так называемой «современной мануфактуре». В США, как и в некоторых других странах (например, в Германии), где мануфактура продолжала развиваться в период победы фабричного производства в Англии, машинное производство не могло не оказывать влияния на структуру мануфактурного производства. Машины так или иначе проникали в мануфактурное производство отсталых, по сравнению с Англией, стран: они находили применение то для одного, то для другого частичного процесса16. Кроме того, предложение наемного труда в США было недостаточным, стоимость рабочей силы была более высокой, чем в Англии и других странах Европы17. Все это удорожало производство промышленных продуктов. Поэтому недостаток рабочей силы капиталисты стремились возместить машинами — вот почему машины, изобретавшиеся в Англии и в других странах, находили иногда применение только в Северной Америке, где машина нередко являлась базисом ремесленного и мануфактурного производства18. Важной особенностью переходного периода от мануфактуры к фабрике в США и был тот факт, что машина в американской мануфактуре применялась чаще, в более широких масштабах, чем в большинстве стран Западной Европы.

Степень развития промышленности зависит не только от уровня развития техники, но и от зрелости рабочего класса, его численности и условий его существования (связь наемных рабочих со средствами производства, наличие резервной армии наемных рабочих и т. д.). В странах Западной Европы в период перехода от мануфактуры к фабрике предложение наемного труда превышало спрос на него, рынок наемного труда был вполне достаточным, поэтому начало систематического внедрения машин в производство, при наличии других необходимых условий, приводило к созданию постоянного класса фабричного пролетариата. В США положение было несколько иным. Образование в середине XIX в. значительных отрядов «свободных» наемных рабочих, при наличии уже серьезных сдвигов в области техники, привело (о чем будет сказано подробно в дальнейшем) к огромным качественным изменениям в развитии производительных сил, к бурному индустриальному развитию Америки. Это другая важная особенность промышленного переворота, перехода от мануфактуры к фабрике в США.

Технический переворот, как одну из сторон промышленного переворота, нельзя сводить к применению водяного двигателя, ибо водяное колесо мельничного типа применялось еще в древности. Одним из наиболее характерных признаков крупной машинной индустрии является применение паровых двигателей в производстве19. Но применение от случая к случаю пара и появление отдельных фабрик нельзя еще считать началом промышленной революции, особенно в условиях развития в США так называемой «современной мануфактуры». Началом промышленной революции следует считать время, когда машинная техника, в данном случае паровая, начинает применяться систематически на ряде предприятий и способствовать более быстрому развитию отрасли промышленности, в которой она стала использоваться. При этом необходимо брать во внимание не только определенный уровень развития промышленности, мануфактуры, которая должна быть уже достаточно окрепшей, но и начало качественных изменений в сфере общественных отношений.

Теперь необходимо дать характеристику узловых моментов начала промышленного переворота в США и определить время его начала. Для этого прежде всего рассмотрим характер экономического развития, изменения в области техники производства; затем перейдем к выяснению вопроса о том, какие изменения происходили в общественных отношениях производства, каким образом происходило формирование класса наемных рабочих. При этом сначала рассмотрим период с конца XVIII в. до второй половины 40-х гг. XIX в., когда в США, несмотря на ряд факторов, тормозивших развитие национальной экономики, происходили значительные изменения, а затем — период со второй половины 40-х гг., когда темпы промышленного развития Америки становились все более бурными.

В данной статье мы ограничимся анализом лишь важнейших данных по отраслям производства, которые в то время были основными в народном хозяйстве США.

В конце XVIII в., когда американский народ только что обрел политическую независимость от Англии, в стране не было еще условий для наступления промышленного переворота. В Англии, наиболее развитой капиталистической стране, которая и держала Америку в колониальной зависимости, он лишь начался. Хотя и зарождались тогда ростки фабричного производства, однако американская промышленность «была еще очень слабо развита и в основном представляла собой ремесло»20. Механическое производство не имело существенного народнохозяйственного значения. Конкуренция английских промышленных товаров губительно сказывалась на развитии американской промышленности: после окончания войны за независимость Англия стала осуществлять «бросовый экспорт промышленных изделий в Америку по самым низким ценам с самым широким предоставлением кредита»21.

Но несмотря на это, в США продолжала развиваться капиталистическая мануфактура, предпринимались попытки механизировать отдельные процессы производства, прежде всего в отдельных отраслях текстильной промышленности. Так, в 1790 г. была основана мануфактура с применением аркрайтовских машин. Однако машины применялись лишь для превращения хлопка в пряжу, ткачеством же занимались местные фермеры у себя на дому22. Попытки «организовать большие предприятия по изготовлению льняных и шерстяных товаров, в значительном количестве для продажи,— писал в то время В. Франклин, — полностью проваливались, так как равноценные товары импортировались по более дешевой цене». При этом он подчеркнул, что труд в Америке «слишком дорог, и рабочие руки трудно достать»23.

Накануне и во время войны 1812—1814 гг. между Англией и США, вследствие резкого сокращения торговли между враждовавшими странами, создались благоприятные условия для развития американской промышленности, возникли сотни новых предприятий. Но механическое производство развивалось медленно. Как только был восстановлен мир, английские капиталисты заполонили американский рынок своими товарами, продававшимися дешевле, чем американские. «В результате многие только что зародившиеся в Америке отрасли промышленности исчезли»24. В связи с закрытием многих предприятий и тяжелым финансовым положением в стране сократились обороты торговли, в 1819 и 1820 гг. в целом заметно снизился ввоз и вывоз25. В дальнейшем американская промышленность стала развиваться на основе применения машин, ибо только при этом условии она могла выдержать конкуренцию с английской фабричной промышленностью. Ф. Фонер отмечает, что вскоре после окончания войны с Англией предпринимателем Лоуэллем была построена «первая современная» хлопчатобумажная фабрика в Уолтхеме, в штате Массачусетс. Такие фабрики стали возникать в других городах, и в текстильной промышленности началось массовое производство хлопчатобумажных тканей26.

В 20—30-х годах продолжал расширяться мировой рынок. Очень емким, вследствие усилившейся иммиграции и заселения новых, присоединенных к США земель (Луизианы, Флориды), становится и внутренний американский рынок. «Рынок расширялся настолько быстро, а спрос был так велик, что одни только импортные товары уже не могли удовлетворить его»27. Американская промышленность постепенно поднималась на ноги. Ведущей отраслью становилось хлопчатобумажное производство. С середины 20-х гг. некоторые сорта хлопчатобумажных изделий США стали вывозить на южноамериканский рынок. Англия же в это время увеличила вывоз своих изделий в страны Востока, особенно в Индию, что отвлекло ее внимание от Америки и благоприятствовало развитию американской промышленности.

В хлопчатобумажной промышленности в 20-х гг. XIX в. начался технический переворот. Важнейшим показателем его является резкое снижение цен на хлопчатобумажные ткани. В 1815 г., когда хлопчатобумажные материи ткались еще, главным образом, ручным способом, и семья ткача производила только 4 ярда (ярд равен 91 см) ткани в день, цена обыкновенной бельевой ткани была 40 центов за ярд. В 1822 г. она упала до 22 центов, а в 1829 г.— до 8,5 центов.

Потребление английских хлопчатобумажных изделий на душу населения в США было следующим: в 1820 г. — 2,5 ярда, в 1825 и 1830 гг.— 4 ярда, в 1835 г. — 5 ярдов, в 1840 г.—-2 ярда28. Из приведенных данных видно, что к 40-м гг. стало уменьшаться потребление импортных изделий. Это было обусловлено тем, что в то время огромные массы английских товаров направлялись в страны Востока, и увеличением производства хлопчатобумажных изделий в США.

Со второй половины 30-х гг. текстильная промышленность США развивалась особенно быстро. В 1844 г. Ф. Энгельс писал, что «Америка менее чем в десять лет создала промышленность, которая уже теперь конкурирует с Англией по части простых хлопчатобумажных изделий (главного продукта английской промышленности), вытеснила англичан с североамериканского и южноамериканского рынка, а в Китае продает свои товары наравне с английскими»29. Если в 1805 г. в хлопчатобумажной промышленности США насчитывалось 4,5 тыс. веретен, в 1810 г. — 87 тыс. (в стране тогда было 269 хлопчатобумажных предприятий), в 1815г. —130 тыс., в 1820 г.—500 тыс., в 1831 г.— 1246 тыс. (на 801 предприятии), то в 1840 г. — 2284 тыс. веретен (на 1240 предприятиях). Эти данные свидетельствуют о быстром развитии хлопчатобумажной промышленности в 20-х и особенно в 30-х годах. В 1815 г. в этой отрасли промышленности насчитывалось 100 тыс. рабочих, в 1830 г. — 62 тыс., в 1840 г. — 72 тыс. Временное уменьшение количества рабочих было связано с механизацией производства. В 1830 г. по количеству веретен США уступали Англии и Франции, а по количеству потребляемого хлопка лишь Англии. Это объясняется тем, что хлопчатобумажная промышленность США, в отличие от французской, вырабатывала более грубые сорта пряжи и тканей. В 1840 г. 3/4 производства хлопчатобумажных товаров было сосредоточено в штатах Новой Англии30.

Хотя в хлопчатобумажном производстве и происходили технические изменения, но роль паровой машины была еще ничтожна. В 1826 г. американские машины для обработки хлопка стоили в США в 50 раз дороже, чем английские, текстильное машиностроение было развито чрезвычайно слабо. В последующее десятилетие эта разница стала существенно изменяться31. По-прежнему, однако, в качестве главной двигательной силы применялась вода. В 1840 г. в центре хлопчатобумажной промышленности, в городе Лоуэлле, энергия воды и энергия пара обходилась соответственно в 12 и 90 долларов за лошадиную силу32. В то время из 1240 хлопчатобумажных предприятий насчитывалось лишь около сотни фабрик, применявших паровые двигатели (в Англии 33Д всех фабрик пользовались паром). Большая часть хлопчатобумажной продукции выпускалась еще предприятиями мануфактурного типа. И хотя в 20—30-х гг. XIX в. в США ускорилась механизация хлопчатобумажного производства, и начался технический переворот, решающие изменения в этой отрасли промышленности произошли в последующие десятилетия.

Хлопчатобумажная промышленность являлась технически передовой и ведущей отраслью народного хозяйства США. Как и в других капиталистических странах, промышленный переворот в США начинался в легкой промышленности — в хлопчатобумажной и некоторых других отраслях. В частности, в шерстяной промышленности в 30-х гг. усиливается механизация производства, и шерстяная промышленность по целому ряду изделий обеспечивает себе господство на внутреннем рынке. Льняная и шелковая промышленность в 20—30 гг. были развиты очень слабо и только с 40-х гг. началось их оживление.

Металлургическая промышленность США в течение долгого времени оставалась крайне отсталой. До 50-х годов конструкция литейных печей в основном была такой же, как и в колониальный период3. В 1837 г. в США построили первую печь для выплавки железа при помощи антрацита, но только с начала 40-х гг. в металлургическом производстве древесный уголь стал заменяться каменным. Примерно в то же время сила пара стала использоваться для поддувания плавильных печей. Но значительная часть металла и изделий из него США ввозили, а это тормозило развитие отечественной металлургии. В 1810 г. в стране было произведено 55 тыс. т чугуна, в 1820 г. — только 20 тыс. т, к 1825 г. производство возросло до 81 тыс. т, в 1837 г. — до 247 тыс. т, в 1847 г. — до 813 тыс. т34. С 30-х гг. выплавка металла стала быстро увеличиваться — это было вызвано развитием машиностроения, прежде всего сельскохозяйственного, и механизацией транспорта.

После войны за независимость США оставались аграрной страной. Сельское хозяйство даже в Новой Англии было «самодовлеющим». Орудия производства были грубы ми и изготовлялись самими фермерами. Так как наемной рабочей силы не хватало, ее должна была возмещать более совершенная техника производства. С 1825 г. в США стал применяться металлический плуг, который в 30-х гг. получил в стране широкое распространение. В 1831 г. в США была изобретена жатвенная машина. Через десять лет началось их массовое производство. С 30-х гг. в США начинает развиваться сельскохозяйственное машиностроение, начинается интенсивная механизация сельского хозяйства.

На темпах развития промышленности США сказывалось отсутствие хороших дорог. Дороги в конце XVIII и начале XIX в. мало чем отличались от индейских троп. Сравнительно со странами западной Европы в США средства сообщения были развиты слабее. Строительство их приняло более широкие масштабы, когда заселение новых земель на Западе и развитие торговли потребовали серьезного усовершенствования путей сообщения. Большое развитие в Америке получило строительство каналов. В 1825 г. закончилось строительство канала Эри, который соединил реку Гудзон с озером Эри. Канал имел большое народнохозяйственное значение: Нью-Йорк стал главным портом США, более тесными стали экономические связи между Востоком и Западом, стоимость перевозок резко упала, и они стали принимать массовый характер, заселение Запада ускорилось. В 1832 г. каналом была соединена река Огайо с озером Эри. В стране была создана сеть внутренних водных путей. Они имели огромное значение для промышленного развития США. С конца XVIII в. до 1820 г. в США было построено 9,6 тыс. миль сухопутных дорог и каналов, к 1825 г. — 14,6 тыс., к 1830 — 27 тыс., к 1840—-65 тыс. (к 1860 — 88 тыс. миль)35. С 1825 г. строительство дорог и каналов стало быстро расти. В течение 15 лет США построили «столько дорог и каналов, сколько вся Европа едва могла устроить в продолжении 200 лет»36.

Одновременно в США развивалось и судоходство. В 1807 г. Роберт Фультон изобрел пароход. Первые паровые суда в США появились на реках Огайо и Миссисипи в 1811—1812 гг. Война 1812—1814 гг. с Англией неблагоприятно сказалась на судоходстве. Но уже в 1818 г. на озере Эри был спущен первый пароход, регулярно совершавший рейсы до Детройта37. Официальные отчеты дают возможность проследить рост парового флота. Впервые тоннаж паровых судов был зафиксирован в 1823 г., тогда из общего тоннажа торгового флота США 1337 тыс. т на долю парового приходилось 24,9 тыс., в 1830 г. соответственно — из 1192 тыс.— 64,5 тыс., в 1840 из 2 181 тыс. — 202 тыс., в 1850 из 3535 тыс.— 526 тыс.38 Только с 20-х гг. пароходы начинают играть более или менее значительную роль. В следующее десятилетие применение пара в судоходстве приняло широкие размеры, но дочти все пароходы были еще деревянными.

Значительный размах в США приобрело железнодорожное строительство. Первая железная дорога начала эксплуатироваться в 1830 г. К 1840 г. было построено 4,5 тыс. км железных дорог. Железные дороги были большей частью короткими, несвязанными между собой линиями, рельсами служили деревянные брусья с железной полосой. Своего производства рельс в США не было, и они ввозились беспошлинно из Англии39. Итак, механизация водного и железнодорожного транспорта началась одновременно с механизацией некоторых отраслей промышленности.

Какие же изменения происходили до 40-х гг. XIX века в сфере общественных отношений, каким образом происходило формирование первоначальных кадров американского рабочего класса? Для США, в отличие от стран Западной Европы, как уже отмечалось, процесс обезземеления фермеров не был характерным, и рабочий класс долгое время формировался в основном за счет иммигрантов. Волна иммиграции с конца XVIII в. постепенно увеличивалась. Однако до 20—30-х гг. она была сравнительно небольшой. С 1790 г. по 1800 г. в США прибыло приблизительно 50 тыс. человек, с 1800 по 1810 г. — 70 тыс., с 1810 по 1820 г.— 114 тыс. С 1819 г. в США велась официальная регистрация иммигрантов и данные за последующие годы являются более точными. С 1820 г. по 1830 г. в страну прибыло 204 тыс. иммигрантов, с 1830 по 1840 г. — 778 тыс., в 1841 г. — 83 тыс., в 1842 г.— 101 тыс., в 1843 и 1844 гг. по 75 тыс. В итоге с момента завоевания независимости до середины 40-х гг. XIX в. население США за счет иммиграции увеличилось примерно на 1,5 млн. человек40.

Иммигранты главным образом мелкие буржуа, крестьяне, ремесленники, нищие, надеялись обрести в Америке благополучие, стать самостоятельными хозяевами. Часть из них, имевшая необходимые средства, уходила на Запад. Но не так-то просто в США было приобрести пригодную для обработки землю. Нередко иммигранты попадали в ловушку к спекулянтам, подвергались ограблению, пополняли рынок наемного труда, но надеялись в будущем стать самостоятельными хозяевами, фермерами или ремесленниками. При таких условиях «закон спроса и предложения труда» терпел крушение. Ф. Энгельс отмечал, что «до 1848 г. о постоянном, коренном рабочем классе можно было говорить только как об исключении: его немногочисленные первые представители в городах на востоке все еще могли надеяться превратиться в крестьян или буржуа»41.

Отсутствие более или менее постоянных кадров наемных рабочих свидетельствовало о том, что до 40-х гг. в промышленности США играло большую роль мануфактурное производство. Это подтверждают и другие данные, касающиеся структуры производства, состава наемных рабочих, производственных отношений и т. д.42.

В промышленности США преобладали мелкие предприятия. «Мелкое производство и механические мастерские, — отмечал Богарт,— были широко распространены по всем населенным частям страны, и общее число таких предприятий быстро возрастало. Ценз (перепись — Б. К.) 1840 г. показал, может быть, наибольшее развитие мелкой обрабатывающей промышленности, какое когда-либо видела страна»43. В стране насчитывалось тогда 791 тыс. рабочих. Это были рабочие текстильной, судостроительной, металлообрабатывающей, деревообрабатывающей, полиграфической, стекольной промышленности, столяры, каменщики, маляры, портные, сапожники, чернорабочие и другие группы рабочих.

Наряду с тем, что значительная часть рабочих была занята в мелких заведениях, сохранялась еще тесная связь промышленности с земледелием. Американский социалист Ф. Зорге, имея в виду период до 40-х гг., писал, что «если капиталистам уже с самого начала удавалось, хотя и не всегда чистыми средствами вербовать огромные массы наемных рабочих… то эти рабочие все-таки не были достаточно свободными». Они были подчас связаны с фермерским хозяйством, обладали «имуществом, некоторой поддержкой и независимостью»44.

Промышленность была распространена крайне неравномерно. Она сосредоточилась в северо-восточных штатах, в то время как южные рабовладельческие и западные штаты были аграрными. В торговых и промышленных штатах северо-востока выделилась небольшая группа городов во главе с центром торговли и биржевой спекуляции Нью-Йорком. Производство приобретало присущий капитализму характер «неустойчивости». В США имели место кризисы в 1819 и 1837 гг. Несомненно, что в их возникновении известную роль сыграли спекуляция, злоупотребления «местных банков чрезмерным выпуском необеспеченных бумаг» и т. д.45. Кризисы не являлись еще результатом американских условий производства. Совпадая по времени с кризисами перепроизводства в Англии, они были одним из важных моментов английских кризисов. В годы, предшествовавшие кризисам, и во время кризисов усиливался ввоз иностранных товаров в Америку. В. Кларк отмечал, что в течение первой половины века, накануне и во время каждого финансового кризиса, происходило «чрезмерное увеличение ввоза иностранных товаров на душу населения»46. Если, например, в первой половине 30-х гг. ввозилось иностранных товаров на 4,5—6 долларов на человека ежегодно, то в 1835 г. — на 8,6 доллара, а в 1836 г. — уже на 11 долларов47. В США не было и достаточно развитых экономических связей между отдельными районами страны: более развитым Севером, колонизуемым Западом и рабовладельческим Югом.

Все перечисленные выше явления — «обилие мелких заведений, сохранение связи с землей», наличие целого ряда «промышленных центров, не занимающихся земледелием», неравномерное распределение промышленности в стране, отсутствие развитых сношений «между различными районами промышленности» при наличии сравнительно развитой торговли с остальным миром, приобретение производством характера неустойчивости и т. д. — присущи мануфактурной стадии развития капитализма. Но, мануфактуре присущи не только крупные капиталы, а и образование «широких слоев пролетариата», при условии, что «пропасть между владельцем средств производства и работником достигает уже значительных размеров»48.

Хотя до 40-х гг. XIX в. промышленность США находилась в основном на мануфактурной стадии развития капитализма, достаточно ясно наметился переход к фабрике. Значительные изменения происходили не только в технике производства. С 20-х гг. проявляются в определенной степени качественные сдвиги в области общественных отношений. Вследствие тяжелого материального и бесправного положения основной массы американских рабочих, противоречия между имущими и неимущими резко обостряются. В 1828 г. произошла первая забастовка текстильщиков. Со второй половины 20-х гг. в городах Севера возникают профсоюзы и местные рабочие партии. Правда, «в основном из-за политической незрелости молодого рабочего движения», рабочие партии исчезли к середине 30-х годов49. Новым явлением, по сравнению с предшествующим периодом, было не только то, что с середины 20-х гг. рабочий класс «рос в количественном и политическом отношениях», но и то, что он «начал проникаться антикапиталистическими на строениями и идеями…»50.

Начавшийся переход к фабрике оказал большое влияние на общественное движение в северных штатах. Если до 1820 г. «разногласия между промышленным Севером и плантаторским Югом еще не назрели…», то в 20-х гг. они становятся уже достаточно глубокими. Экономически усиливавшаяся промышленная буржуазия Севера начинает решительнее выступать против политики плантаторов — рабовладельцев. В связи с дальнейшим развитием промышленности на Севере, «завоевание южного рынка становилось для агрессивной северной буржуазии все более и более настоятельной необходимостью»51. Вот почему в течение этого десятилетия обострилась борьба между сторонниками и противниками рабства, а с начала 30-х гг. антирабовладельческое прогрессивное движение (аболиционизм) приняло форму организованного национального движения52.

В целом же к 40-м гг. XIX в. капиталистическое производство, покоящееся на труде наемных рабочих, лишенных средств производства, в США было развито слабо. Даже позднее, в начале 50-х гг., К. Маркс отмечал, что в США классы, хотя и существуют, но «не отстоялись». Он писал о том, «как мало еще созрело буржуазное общество»53. Современники говорили об Америке как об «обетованной» земле, как о стране, в которой мрачные стороны капитализма не проявлялись с такой силой, как в Европе. Американский экономист Кэри отмечал, что везде в Европе «можно было слышать молву, иногда преувеличенную, о свободе народа, о его воспитанности… Этого нельзя было не чувствовать путешественнику (американцу по Европе). На него смотрели, как на представителя лучших мыслей и стремлений человечества. Горячие приветствия, какими встречали его повсюду, относились не только к нему лично, но и ко всему народу. Даже богатые не ненавидели его, потому что всякая собственность в Американской республике была более обеспечена, чем в любой европейской монархии»54.

Итак, данные о развитии важнейших отраслей народного хозяйства США дают основание сделать вывод о том, что только после 1820 г. там «происходит быстрый рост промышленности»55, главным образом на основе внедрения в производство паровой машины и других усовершенствований. В ряде отраслей промышленности началась техническая революция; Однако 20—30-е гг. можно считать лишь начальным этапом промышленного переворота, так как в это время, хотя и намечаются качественные изменения общественных отношений производства, все же коренной ломки их не происходит. Техническая революция в США происходила несколько интенсивнее, чем следовавший за ней переворот в сфере общественных отношений, в сфере социальной, в частности — первоначальные постоянные кадры фабричного пролетариата формировались в США замедленными темпами.

Коренные изменения в области социально-экономических отношений происходили с 40-х гг. XIX в. С этого времени в США быстро возрастала численность промышленных рабочих и в их составе происходили существенные качественные изменения. В связи с этим начался новый, основной этап в развитии промышленного переворота —- формирование постоянных кадров наемных промышленных рабочих, пролетариата. Кадры рабочих по-прежнему создавались преимущественно за счет иммиграции. Волна иммигрантов в США достигла невиданных до того времени масштабов. Она была вызвана тем, что в Европе в 1845—1847 гг. были неурожаи и голод; в 1847 г. начался торгово-промышленный кризис, который в США проявился слабее, чем в странах Западной Европы. Поражение революции 1848—1849 гг. и разгул реакции в Европе довели волну эмиграции до апогея. Переселению в Америку способствовало развитие внешней торговли и судоходства: с 1840 г. открылась пароходная линия между Ливерпулем и Нью-Йорком. В 1845 г. в США прибыло 120 тыс. человек, в 1847 г. — 239 тыс., в 1849 — 300 тыс., в 1850 — 315 тыс., в 1851 —409 тыс., в 1854 — 460 тыс., в 1855 — 230 тыс.56.

С 1843 г. по 1857 г. в США переселилось 3635 тыс. чел. Если до середины 40-х гг., т. е. более, чем за полстолетие, в США прибыло около 1,5 млн. чел., то за последующее десятилетие — почти 3,5 млн. человек. Большая часть эмигрантов высаживалась на северо-востоке, преимущественно в Нью-Йорке. Например, в 1856 г. из 224 тыс. эмигрантов в Нью-Йорке высадились 162 тыс. Характерно, что наибольшее число переселенцев имели возраст от 15 до 30 лет, т. е. среди эмигрантов преобладала «молодость с ее надеждами, верой в свои силы и в лучшую судьбу»57. Значительная часть из молодых и, разумеется, эмигранты старшего возраста (людей старше 40 лет было очень мало), обладали производственным опытом и навыками, ибо в отличие от предшествовавшего периода в США прибывали в основном рабочие, подчас давно лишившиеся в Европе средств производства или не имевшие их никогда. Они становились чернорабочими на фабриках, рабочими в торговых предприятиях, в частных домах и т. д.. или оставались без работы и вынуждены были идти на совершение различного рода преступлений. Такова была в середине века «обыкновенная судьба эмигрантов в новой стране»58. Именно этот период — с середины XIX в. — имел в виду К- Маркс, когда он писал, что «колоссальный и непрерывный поток людей, из года в год направляющийся в Америку, оставляет на Востоке Соединенных Штатов застойные осадки, так как волна эмиграции из Европы быстрее выбрасывает людей на рынок труда востока Соединенных Штатов, чем другая волна успевает унести их на запад… Таким образом, великая республика перестала быть обетованной землей для эмигрирующих рабочих»59.

Усиленная иммиграция ускоряла процесс создания необходимого рынка дешевой наемной рабочей силы. Благоприятные возможности для развития промышленного капитализма создавались и вследствие того, что в 40—50-х гг. усилилось накопление капитала американской буржуазией. Во время неурожаев 1845—1846 гг. в Европе США получили большую прибыль от резко возросшего вывоза хлеба. Американский хлеб в большом количестве сбывался в Европу и во время Крымской войны 1853—1856 гг. Огромные прибыли получали биржевики Севера за счет возросшего экспорта хлопка и расширившейся в 50-х гг. африканской и внутренней работорговли.

Серьезным источником индустриального развития США стали европейские капиталы, притекавшие в большом количестве в виде займов и с эмигрантами. К концу 50-х гг. иностранный долг США составил сотни миллионов долларов. Английские капиталисты и капиталисты других стран вкладывали свои капиталы в американскую промышленность, экспортируя в США рельсы для строительства железных дорог и другую технику60. Несомненно, часть переселенцев прибывала в Америку с капиталами, и эти капиталы составляли «очень круглую цифру». За 13 лет (с 1847 г.) они достигли суммы более 182 млн. долл, или около 200 млн. рублей серебром61.

Обогащению буржуазии США способствовало ограбление Мексики в результате войны 1846—1848 гг. Земли на Западе, в том числе и земли, захваченные у Мексики, были предметом спекулятивной торговли. Спекулянты и различные компании получили десятки миллионов акров земли и баснословно обогатились на земельных спекуляциях. Вот как описывал бесстыдное обогащение барышников американский экономист Кэри. В 1857 г. (во время экономического кризиса) многие безработные искали спасения на Западе. «По прибытии туда они увидели, что государственные земли скуплены спекулянтами, которым они должны были платить за ничтожные клочки двойную, тройную и даже четверную цену. Ограбленные, таким образом, при самом начале своих дел, они должны были прибегнуть к займу, с выплатой от 20 до 70% в год. Мыльный пузырь лопнул: эти люди увидели себя в руках ростовщиков, и аукцион покончил их дела»62.

Вместе с тем, в середине века в несколько раз увеличилось налогообложение. Возросли государственные расходы для «усиления флота и войска, и умножения чиновников»63. Если в 1800 г. государственные расходы составили 12 млн. долл., в 1820—21,8 млн. долл., то в 1850—48,5 млн. долл., а в 1859—83,8 млн. долл.64.

Коренным изменениям в развитии американской промышленности способствовало быстрое расширение рынков. Население США возросло с 1840 г. по 1860 г. с 17 млн. до 31,5 млн. человек, заселены были новые штаты на Западе. Один калифорнийский рынок стал очень емким. В 1848 г. там открыли золото и за короткий срок население Калифорнии увеличилось до 300 тыс. человек. Оно занималось только добычей золота, а все необходимые предметы потребления доставлялись жителям Калифорнии из наиболее развитых в промышленном отношении восточных штатов Америки. Калифорнийское золото вливалось и в американскую и в европейскую промышленность.

С 40-х гг. американская буржуазия усиливает проникновение и на внешние рынки. США навязали грабительский торговый договор Китаю. Развитие промышленности обуславливалось и «поразительным ростом» торговли в Чили и Перу, в Мексике и других американских странах65.

К. Маркс указывал, что «колониальная система, государственные долги, гнет налогов, протекционизм, торговые войны и т. д. — все эти отпрыски собственно мануфактурного периода гигантски разрастаются в младенческий период крупной промышленности» 66. Эти «отпрыски», способствующие рождению капиталистического способа производства, проявились в США особенно с середины XIX в., за исключением протекционизма. Только в ходе гражданской войны 1861 —1865 гг. в Америке были установлены достаточно высокие протекционистские пошлины, и роль протекционизма в индустриализации страны возросла.

В 40—50 гг. рынки сбыта промышленных товаров расширялись настолько быстро, что промышленность Америки, при наличии других благоприятных условий, с середины XIX в. стала развиваться гигантскими для того времени темпами. После Европейского кризиса 1847 г., отмечал в 1892 г. Ф. Энгельс, «быстрее всех других развивалась Америка, развивалась темпами, неслыханными даже для этой страны гигантского прогресса»67. В. И. Ленин, характеризуя буржуазное общество США до середины 40-х гг. XIX в., как общество «молодое», еще не развившее свои силы, еще не развернувшее свои противоречия до конца, еще не создавшее сильного пролетариата, сославшись на К- Маркса, подчеркнул, что в 1846 г. Америка «начинает индустриальное развитие»68.

Таким образом, только со второй половины 40-х гг. XIX в. в США наступает период «бурного развития промышленного капитализма», происходит в полном смысле слова промышленный переворот69, осуществляется переход к фабрике. Данные о состоянии американской экономики в середине XIX в. свидетельствуют о том, что в течение сравнительно короткого времени в развитии производительных сил США произошел решительный сдвиг70.

Огромные успехи были достигнуты в области железнодорожного строительства. В 1845 г. имелось 7,4 тыс. км, в 1850 — 14,5 тыс. км, а в 1860 — 49 тыс. км железных дорог. Если в 1850 г. капиталовложения в железнодорожное строительство равнялись 300 млн. долл., то через десять лет — уже миллиарду долларов. Вместо деревянных (с железной полосой) рельс с середины XIX в. стали применяться металлические рельсы. «Улучшение путей сообщения и транспорта усиливало экономическую связь отдельных районов и уничтожало вместе с тем и их политическую замкнутость и партикуляризм»71. Хотя значительная часть рельс, машин и других изделий из металла ввозилась из Англии, но чрезвычайно быстрое строительство железных дорог стимулировало развитие отечественной металлургии и других отраслей тяжелой промышленности. С середины 40-х гг. США приступили к производству своих рельс, в 50-х гг. оно стало массовым. Более быстрыми темпами стала развиваться и машиностроительная промышленность. В начале 30-х гг. США приступили к производству локомотивов. Они были еще «слишком тяжелы и мало подвижны для американских дорог». Но к 1850 г. средства железнодорожного транспорта были значительно усовершенствованы. Американские паровозостроительные заводы производили локомотивы весом 25 тонн, развивавшие скорость до 60 миль в час. Они стали даже экспортироваться в Англию, Австрию и Россию72.

В связи с быстрым промышленным развитием разрыв между ценами на металл и металлические изделия в Англии и США, в странах вывозившей и ввозившей, стал сокращаться, что свидетельствует о существенных изменениях в экономике США. В 1830 г. тонна чугуна в болванках стоила в Ливерпуле 24 долл., в Нью-Йорке —- 35 долл., в 1835 г. — соответственно 23 и 34, в 1840 г. — 22 и 34, в 1846 г, —20 и 30, в 1847 г, — 19 и 30, в 1850 г. — 18 и 22, в 1851 г. — 16 и 21, в 1852 г. — 18 и 22, в 1860 г. — 18 и 2373. Разумеется, цены иногда подвергались значительным колебаниям, особенно накануне и во время экономических кризисов. Продукция металлообрабатывающей промышленности оценивалась в 1840 г. в 20,9 млн. долл., в 1850 г. — в 60,5 млн. долл., в 1855 — в 78,5 млн. долл74. В 1860 г. было произведено 988 тыс. тонн чугуна. Успехи металлургической промышленности до гражданской войны были все же скромными.

Быстрыми темпами развивалась хлопчатобумажная промышленность. Если в 1840 г. в США было 2284 тыс. веретен, то в 1860 г.—-5235 тыс. веретен; стоимость произведенной продукции равнялась соответственно 46 млн. долл, и 116 млн. долл. При этом наблюдалось увеличение предприятий фабричного типа, с паровыми двигателями, и разорение мелких предприятий. В 1840 г. в стране насчитывалось 1240 хлопчатобумажных предприятий, в 1850 г.— 1071, в 1860 г.— 1091. Характерным для переходного от мануфактуры к фабрике периода явлением в ряде отраслей и была «ярко выраженная тенденция к уничтожению мелких предприятий и созданию более крупных»75.

Большие изменения происходили и в других отраслях производства. Например, в шерстяной промышленности фабричная продукция начинает занимать ведущее место, а домашнее производство быстро сокращается. Стоимость шерстяной продукции увеличилась за 20 лет с 20,7 млн. долл, до 69 млн. долл. Общая стоимость промышленной продукции выражалась в 1840 г. в 483 млн. долл., в 1850 г.— в 1056 млн. долл., в 1860 — в 1886 млн. долл., т.е. увеличилась почти в 4 раза.

Важным показателем индустриального развития являлся поразительный рост численности городов и городского населения. Если в 1790 г. городское население составляло лишь 3,3% населения страны, в 1830 г. — 7,5%, в 1840 г.— 10,8%, то в 1860 г.- уже 19,8%. Причем в 1840 г. городов с числом жителей свыше 8 тыс. насчитывалось 44, а в 1860 г. — 141. К 1900 г. число городов с населением свыше 8 тыс. равнялось 54776. Таким образом, за 20 лет количество городов возросло более, чем в 3 раза, а за последующие 40 лет менее, чем в 4 раза. Увеличение городского населения свидетельствовало об окончательном отделении промышленности от сельского хозяйства, об усилении товарного производства, о расширении внутреннего рынка, что способствовало- дальнейшему быстрому развитию внутренней и внешней торговли. За короткий срок торговля США сделала большой шаг вперед. В 1816 г. импорт и экспорт, (включая и реэкспорт) товаров в ценностном выражении равнялся 229 млн. долл., в 1840 г. — 239 млн. долл., а в 1860 — уже 762 млн. долл. За 20 лет импорт и экспорт увеличились более, чем в 3 раза. Изменилось и соотношение между импортом и экспортом. До середины XIX в. в США ввозилось товаров больше, чем вывозилось. В дальнейшем картина стала изменяться. В 1860 г. импортировано было товаров на 362 млн. долл., а экспортировано — на 400 млн. долл77.

Потребляя иностранные промышленные товары, США в то же время увеличивали вывоз не только продуктов сельского хозяйства, но и промышленных изделий отечественного производства. В 1855 г. последних было вывезено на 9,8 млн. долл., а в 1860 — на 17 млн. долл78. До середины же XIX в. США очень мало вывозили изделий своей промышленности, а являлись поставщиком сырья и рынком сбыта для европейской промышленности.

Экономическая зависимость США от европейских государств в связи с бурным промышленным развитием стала, хотя и медленно, ослабевать. Это можно проиллюстрировать на примере торговли металлом. В 1855 г. США вывезли его на сумму 3,7 млн. долл., а ввезли на 23 млн. долл., в 1860 г. вывезли на 5,7 млн. долл, и ввезли на 18,7 млн. долл.79. Экспорт металла возрастал, в то время как импорт сокращался.

Одновременно с изменениями в промышленности произошел скачок огромного исторического значения и в области общественных отношений. В 1860 г. в США было 1311 тыс. рабочих, занятых в промышленности. Большинство из них лишились средств производства. Рабочие предприятий мануфактурного типа, связанные с землей и другими средствами производства, т. е. «несвободные наемные рабочие были вытеснены и их места заняли свободные от всего пролетарии»80. Это один из важнейших результатов промышленного переворота, ибо переход к фабрике неизбежно сопровождается окончательным превращением рабочей силы в товар. В середине XIX в. из числа эмигрантов в США создалась резервная армия труда81. Положение американских рабочих резко ухудшилось, что в свою очередь явилось причиной обострения классовой борьбы; создалась почва для распространения марксизма в США.

С переходом к крупной промышленности резко обострилось противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения. В связи с этим проявились все отрицательные черты, присущие капиталистическому способу производства. В частности, производству стала свойственна неустойчивость, которая достигла наивысшей силы во второй половине 50-х гг. Если в 1847 г. США были слабо задеты кризисом, то в 1857 г. Америка была потрясена глубоким кризисом перепроизводства. Следует отметить, что усиленный ввоз иностранных товаров накануне и во время кризиса усугубил его. Если в 1850 г. в США было ввезено иностранных товаров на 7 долл, на каждого жителя, то в 1856 г. — на 11 долл., в 1857 г.— на 12 долл.82. В 1857 г. в США обанкротилось почти 5 тысяч предприятий; образовалась многочисленная армия безработных; обнищание значительной массы рабочих стало разительным. Буржуазный экономист Кэри дал яркое описание упадка страны в годы кризиса. «Еще десять лет тому назад, — писал он, — Североамериканский Союз пользовался необыкновенной славой во всем свете», за десятилетие «наличный капитал страны, заключающийся в фабриках, горнах, рудниках, судах, дорогах, каналах и других имуществах, посредством труда увеличился до миллиардов долларов». Вместе с тем быстро возрастало и количество торговцев, спекулянтов и «всякого рода других посредников». Далее он описывает кризис 1857 г.: «фабрики и горны, рудники и механические мастерские повсюду закрыты», огромное количество мелких капиталистов, «убивших все свое достояние в маленькие фабрики и другие предприятия, разорилось и их заведения скуплены крупными капиталистами… Железные дороги и суда, фабрики и мануфактуры, рудники и горны упали в цене, по самой низкой оценке, на миллиард долларов». В результате непроизводительные классы обогащаются, а люди, занятые в промышленности, беднеют; сотни тысяч людей доведены до крайней степени обнищания. «Теперь мы, — продолжал Кэри, — предстали перед лицом народов, как пронырливые, невежественные торгаши, со всеми пороками старого света». Обманы, подкупы, казнокрадство, убийства и всякого рода другие преступления растут по всей стране с такой быстротой, что «скоро Соединенные Штаты сделаются позором всего человечества»83.

Хотя Кэри видит главную причину усилившихся в 50-х гг. бедствий и кризиса 1857 г. в порочности политики правительства США, в том, что оно не ограждает внутренний рынок от европейской конкуренции, а не в противоречиях самого способа производства, приведенный им фактический материал свидетельствует о том, что отрицательные стороны капитализма проявились в США с такой же силой, как в Англии и других странах Европы. Следовательно, США в эти годы вступили в полосу быстрого перехода от мануфактуры к крупной машинной индустрии.

Промышленный переворот происходил, прежде всего, в текстильной промышленности, затем в отраслях тяжелой промышленности, и до гражданской войны он происходил преимущественно в северо-восточных штатах. Промышленность в США была распространена все еще неравномерно. Между 1850 г. и 1860 г. соотношение населения, занятого в промышленности и в сельском хозяйстве, было следующим: в штатах Новой Англии—1:8, в центральных штатах—1:15, в западных—1:48 и в южных — 1:82.

Утверждению фабрично-заводской системы в национальном масштабе препятствовала плантационная рабовладельческая система в южных штатах Америки. Рабство становилось величайшим тормозом на пути превращения США в индустриальную державу. Рабовладельческий юг являлся плохим рынком сбыта для промышленных товаров, он не мог быть и источником дешевой наемной рабочей силы, поскольку рабы принадлежали плантаторам и считались их собственностью. Политическое господство рабовладельцев и связанной с ними торгово-финансовой буржуазии препятствовало установлению протекционизма, который должен был ослабить экономическую зависимость США от Европы и ускорить окончательную победу промышленного капитализма. Промышленность не могла стать «на свои собственные ноги», пока она зависела от ввоза иностранных машин, оборудования и т. д., которые конкурировали на внутреннем рынке США с отечественными машинами, оборудованием и другими промышленными товарами.

Но в связи с усилившимся промышленным развитием в США окрепли и антирабовладельческие силы. Промышленной буржуазии удалось сплотить противников рабства вокруг образовавшейся в 1854 г. республиканской партии и вступить в борьбу за политическую власть. Во время гражданской войны 1861—1865 гг., навязанной рабовладельцами, промышленная буржуазия установила свое господство. Политическая надстройка стала использоваться промышленной буржуазией в своих интересах. В первые же годы войны были установлены протекционистские пошлины на ввозимые иностранные товары. Америка была «предоставлена самой себе» и создала «свою собственную отечественную промышленность»84. В 80-х гг. XIX в. промышленный переворот в США в основном завершился. В 1892 г. Ф. Энгельс писал, что промышленность США достигла почти той же ступени развития, на какой английская промышленность находилась в 1844 г.85. Известно, что в 40-х гг. промышленный переворот в Англии приближался к своему завершению.

В заключение мы считаем уместным предложить схему этапов промышленного переворота в США. Анализируя изменения, присущие переходному от мануфактуры к фабрике периоду, можно достаточно ясно установить три этапа в его развитии: начальный, основной и завершающий. При этом начало перехода к фабрике знаменует в большей или меньшей степени наступление переломного момента в историческом развитии той или иной страны.

Мы уже видели, что в США с 20-х гг., с наступлением первоначального этапа промышленного переворота, заметно обостряется классовая борьба между формирующимся рабочим классом и классом буржуазии. В то же время злободневным становится вопрос о необходимости отмены рабства. Антирабовладельческое прогрессивное движение особенно активизируется с начала следующего десятилетия. Со второй половины 40-х гг. в США наступил новый, основной этап, вызвавший огромные изменения в сфере общественных отношений и назревание кризиса плантационного рабства. После гражданской войны промышленный переворот завершался в условиях политического господства промышленной буржуазии.

Эти этапы последовательного развития промышленного переворота можно проследить и в Германии, хотя там имелись и свои национальные особенности перехода от мануфактуры к фабрике. В германских государствах темпы промышленного развития ускорились с 20-х гг. XIX в., а с 30-х гг. промышленное развитие пошло быстрыми шагами. И хотя Германия накануне революции 1848 г. находилась «только на первой ступени промышленного переворота»86, социально-экономические изменения обусловили обострение антифеодальной борьбы. В германских государствах усилилось движение за преодоление экономической и политической раздробленности страны. Все это привело к назреванию революционного кризиса и к революции. С 1848 г., — писал Ф. Энгельс,— в Германии «происходит промышленная революция»87. Надо полагать, что Ф. Энгельс при этом имел в виду развертывание основного этапа промышленного переворота, наступившего после торгово-промышленного кризиса 1847 г. Очень быстрое развитие промышленности в германских государствах, особенно в Пруссии и некоторых других, с середины XIX в. выдвинуло на первый план вопрос об объединении их в единое государство. В 60-х гг. объединение Германии было в основном обеспечено. Правительство Бисмарка сумело удовлетворить интересы развившейся промышленной буржуазии. Завершение промышленного переворота происходило в период, когда у власти в Германии находилось обуржуазившееся юнкерство, состоявшее в союзе с буржуазией, в том числе и с промышленной.

В Англии, в стране классического развития капитализма, буржуазная революция XVII в., аграрный переворот и т. д. создали благоприятные условия для промышленного переворота, начавшегося раньше, чем в других странах. Уже к середине XVIII в. там был необходимый рынок дешевой наемной рабочей силы. Внедрение в хлопчатобумажное производство в 60-х гг. XVIII в. прялки дженни, изобретенной Харгривсом, знаменовало наступление начального этапа промышленного переворота. Эта машина еще «почти не затронула социальную сторону, характер промышленного производства»88. Но первые отряды промышленных рабочих уже выступили против буржуазии «в самом начале промышленного переворота», когда они силой воспротивились введению машин89. В то же время началось движение за реформу избирательного права в Англии. С конца 80-х гг. XVIII в. в Англии наступает новый, основной этап в развитии фабричной промышленности. С 1785 г. распространение паровой машины, изобретенной Уаттом, «шло вперед с неимоверной быстротой». Паровая машина и другие усовершенствования в области техники производства «дали полный размах движению, создав фабричную систему»90. Распространение крупного машинного производства повлекло за собой изменения в общественных отношениях страны. Усиливавшаяся экономически промышленная буржуазия с помощью уже достаточно многочисленного, но политически не опытного и не зрелого рабочего класса, добилась проведения парламентской реформы 1832 г. и получила доступ к власти. Завершающий этап промышленного переворота происходил в то время, когда промышленная буржуазия оказывала большое влияние на политику Англии.

Определенную последовательность этапов промышленного переворота можно также проследить, анализируя историческое развитие Франции и России. Наступление промышленного переворота, определенных его этапов, знаменует не только более или менее существенные изменения в технике производства, но и изменения в социально-экономической и общественно-политической жизни страны. При этом всегда надо иметь в виду, когда речь идет о переходе к фабрике, не узкое, «обыденное» значение этого термина, а научное, не только замену ручного труда машинным, употребление для производства «системы машин», но и ломку общественных отношений производства91.

Вопрос о начале промышленного переворота в США в исторической литературе не получил еще должного разрешения. В нашей историографии этот вопрос освещался в исследованиях А. В. Ефимова. В его работах «К истории капитализма в США» (1934 г.), «Очерки истории США» (1955 и 1958 гг.), а также в отдельных статьях приведен богатый материал о развитии американской промышленности до гражданской войны 1861 —1865 гг.

А. В. Ефимов пишет, что «переход от мануфактурной стадии капитализма к машинной в Америке начался сейчас же вслед за его началом в Англии». Начало промышленного переворота отнесено им к концу XVIII века92. С этим утверждением автора, на наш взгляд, трудно согласиться. Как было сказано выше, в конце XVIII в. в США еще не сложились условия для начала промышленного переворота, поскольку в то время там не могла начаться техническая революция и еще не было условий для образования первоначальных постоянных кадров пролетариата.

Кроме того, в трудах А. В. Ефимова не ясно освещается и сама картина последовательного развития промышленного переворота93. В частности, недостаточно конкретно выясняются особенности и этапы формирования в США пролетариата в первой половине XIX века94.

Примечания

  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2, т. 23, стр. 638.
  •  К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 726—728.
  • В июне 1790 г. американский конгресс на своей первой сессии принял закон, который разрешал правительству покупать земли у индейцев и вообще приобретать их любыми способами «для использования Соединенными Штатами, если с этим будет согласен сенат» (Annals of the Congress of the United States. First Congress of the U. S., vol. I, Wash., 1834, pp. 989, 990, 994).
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 462, 774.
  • V. S. Clark. History of Manufactures in the United States, vol. I. New York. Smith, 1929, p. 247.
  • L. S. Gray. History of Agriculture in the Southern United States to 1860, vol. II. Washington, Carnegie Institution, 1958. Appendix, p. 1026.
  •  New York Herald (ed. for Europe), Jan. 24, 1860, p. 20.
  • K. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23. стр. 462.
  •  New York Dally Tribune, March 3, 1860.
  • «Congressional Globe», 34-th Congress, 3-d Session, 1857. Appendix, p. 275.
  •  Negro Population 1790 — 1915. Washington, Department of Commerce, Bureau of the Ceusus, 1918, p. 56.
  • V. S. Clark. History of Manufactures In the U. S., vol. 1, p. 367.
  • The Debates and Proceedings in the Congress of the U. S., Feb. 1820, 16-th Congress, 1-st Session, pp. 1290—1291.
  • В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 455.
  • Эти положения К. Маркса в нашей историографии учтены М. И. Фриманом в исследовании «Материальное положение берлинских рабочих накануне революции 1848 года». Уч. зап., т. XXII. Ярославль, 1957 (Яросл. гос. пед. институт).
  •  К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 470—473.
  •  Е. Ch. Kirkland. A History of American Economic Life. New York Crofts, 1951, pp. 81—82.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 470. К. Маркс отмечал, что «в Северной Америке введение машин было вызвано как конкуренцией с другими народами, так и недостатком рабочих рук…» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 27, стр. 405).
  • В. И. Лени н. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 506.
  • У. Фостер. Очерк политической истории Америки. М., Изд. иностр. лит., 1955, стр. 299.
  • А. Рочестер. Американский капитализм. 1607—1800. М., Изд. иностр. лит., 1950, стр. 122.
  • Ф. Фонер. История рабочего движения в США от колониальных времен до 80-х годов XIX века. М., Изд. иностр. лит., 1949, стр. 68.
  • В. Франклин. Избранные произведения. М., Госполитиздат, 1956, стр. 588—589.
  • Ф. Фонер, указ, соч., стр. 65.
  • Historical Statistics of the United States 1789—1945. Supplement to the Statistical Abstracts of the U. S. Wash., 1949, p. 217.
  • Ф. Фонер, указ, соч., стр. 68—69.
  • Ф. Фонер, указ, соч., стр. 66.
  • V. S. Clark. History of Manufactures In the United States, p. 248.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 2, стр. 514.
  • Л. М. Simons. Social Forces In American History. New York, the International Publishers, 1926, p. 195.
  • Л. Мендельсон. Теория и история экономических кризисов и циклов, т. I. М., Соцэкгиз, 1959, стр. 255—256.
  • У. Фостер, указ, соч., стр. 301. Ч. Диккенс посетил Лоуэлль в 1842 г. Отметив, что фабрикам этого города исполнился 21 год, он подчеркнул, что все они работают на водяной энергии. (Ч. Диккенс. Американские заметки. Собр. соч., т. 9. М., Госполитиздат, 1958, стр. 84).
  • А. В. Ефимов. Очерки истории США. М., Учпедгиз, 1958, стр. 220.
  • Л. Мендельсон, указ, соч., стр 340, 441
  • Historical Statistics of the United States 1789-1945.
  • И. Я. Горлов. Статистические очерки Северо-Американского Союза. Казань, 1841, стр. 37—38.
  • W. С. Bryant. Scribner’s Popular History of the United States, vol. IV New York, 1898, p. 275.
  • «Senate Executive Documents». 35-th Congress, 2-nd Session, Special Session, Washington, 1859, pp. 307—308
  • Е. Ch. Kirkland. A History of American Economic Life, p. 288.
  • «Congressional Globe», 32-nd Congress, 1-st Session, 1851. Appendix, p. 75.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 38, стр. 273.
  •  Характеризуя, в общих чертах, мануфактурную стадию развития капитализма в США, мы руководствуемся указанием В. И. Ленина, что необходимо при этом учитывать «не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов». (В. И. Лени н. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 351).
  • Э. Богарт. Экономическая история Соединенных Штатов. М., Соцэкгиз, 1927, стр. 132—133.
  • Ф. Зорге. Рабочее движение в Соединенных Штатах. СПб., 1907, стр. 39—40. Ч. Диккенс в 1842 г. лично убедился в том, что в одном из центров текстильной промышленности США Лоуэлле, в отличие от английских промышленных городов, нет «потомственных промышленных рабочих», рабочие (в основном женщины) «приезжают сюда из других штатов, несколько лет поработают, а потом снова уезжают домой» (Ч. Диккенс. Американские заметки. Собр. соч., т. 9, стр. 89). «Сомнительно,—-отмечал в 30-х гг. XIX века Уэкфильд, — принадлежит ли в северных штатах американского союза хотя бы десятая доля населения к категории наемных рабочих…» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 779).
  •  В. Лан. Классы и партии в США. М., Соцэкгиз, 1937, стр. 48.
  •  V. S. Clark. History of Manufactures In the United States, p. 246.
  • «Congressional Globe», 32-nd Congress, 1-st Session, 1852, Appendix, p. 426.
  • В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 544.
  • У. 3. Фостер. Очерки мирового профсоюзного движения. М., Профиз- дат, 1956, стр. 49—51.
  •  У. Фостер, указ, соч., стр. 53. Ко второй половине 20-х гг. XIX в. относят начало движения «наемных рабочих» и другие американские историки. (See J. R. Commons. History of Labour in the United States, voi. I. New York, the Macmillan Company, 1926, pp. 25, 26).
  • У. Фостер. Негритянский народ в истории Америки. М., Изд. иностр. лит., 1955, стр. 116.
  • Там же, стр. 143.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 8, стр. 127; т. 28, стр. 424.
  • Н. С. Carey. Letters to the President, on the Foreign and Domestic Policy of Union, Philadelphia, 1858, pp. 24—25.
  • «Очерки новой и новейшей истории США», т. I. М., Из-во Акад. наук СССР, 1960, стр. 189—190.
  •  History of Immigration to the United States. From September 30, 1819, la December 31, 1855. By W. J. Bromwell. New York, Redfield, 1856, pp. 127, 174.
  • «Русское слово», ноябрь 1860, стр. 112—113.
  • «Русское слово», ноябрь 1860, стр. 112-113.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 783.
  • V. S. Clark. History of Manufactures in the United States, vol. I, p. 246
    61 «Русское слово», ноябрь 1860, стр. 211.
    В 1845 г. в США иммигрировало 5049 купцов, в 1851 г.— 12795, в в 1854 г. — 15173, в 1855 г.— 14759. Временами, особенно во время кризисов значительной была иммиграция мануфактуристов и фабрикантов. Например, в 1847 г. их прибыло в США 503, в 1848 г. — 574, в 1849 г. — 382 чел. (History of Immigration to the United States. By W. J. Bromwell, pp. 127, 135, 139, 143, 155, 167, 171).
  •     Н. С. Carey. Letters to the President, pp. 20, 112.
  • Ibid., pp. 156, 157.
  • «Congressional Globe», 36-th Congress, 1-st Session, 1860, Appendix, p. 273.
  • К. Маркс н Ф. Энгельс. Соч., т. 7, стр. 232—233, 460—462.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 767.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, стр. 327.
  • В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 16, стр. 299.
  • Назревание кризиса рабства в США в середине XIX в. было обусловлено прежде всего переходом к фабрично-заводской системе производства. См. Б. М. Косарев. К вопросу о возникновении и развитии плантационного рабства в США. «Уч. зап.». Костром, гос. пед. института. Вып. 2. Кострома, 1957, стр. 29.
  • Герберт Аптекер считает 1840—1850 годы «переломными в процессе перехода» к фабричному производству и возникновения промышленного капитализма в США. (Г. Аптекер. Переход в США от кустарного производства к фабричному. «Вопросы истории», 1964, № 7, стр. 215).
  • Е. Ch. Kirkland. A History of American Economic Life, pp. 288—289.
  • V. Clark. History of Manufactures In the United States, vol. Ill, Appendices, p. 387.
  • «Congressional Globe», 31-th Congress, 3-d Session, Appendix, p. 276.
  • Ф. Фоне p, указ, соч., стр. 72.
  • Л. И. Зубок. Очерки истории США (1877—1918). М., Госполитиздат, 1956, стр. 40.
  • Historical Statistics of the United States 1789—1945…, pp. 217—218.
  • «Congressional Globe», Feb 1861, p. 900.
  • Ibidem.
  •  Ф. Зорге, указ, соч., стр. 40. Общее количество пролетариев, включая батраков, составляло 2500 тыс. (А. В. Ефимов, указ, соч., стр. 233).
  • В 1840 г. в США иммигрировало 9640 рабочих и 9474 ремесленника, в 1845 г.— 16552 и 9836, в 1847 г, — 35869 и 24567, в 1849 г, — 62179 и 29564, в 1851 г. — 88848 и 26486, в 1854 г. — 82373 и 31470. Наблюдался рост иммиграции и других лиц, в частности — фермеров и особенно тех, кто в статистические таблицы занесен в графу под названием «профессия не установлена» (History of Immigration to the United States. By W. J. Вromwell, pp. 107, 127, 135, 143, 155, 167).
  • «Congressional Globe», 36th Congress, 1st Session. 1860. Appendix, p. 130.
  • Н. C. Carey. Letters to the President, pp. 19—21, 25 —26, 107, 154
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр., 376.
    85 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, стр. 275—276, 330.
    Характерно что до 1880 г. сельское хозяйство продолжало оставаться главным источником национального богатства США. В 1890 г. первое место в экономике страны заняла промышленность, а спустя десять лет стоимость промышленной продукции более чем в 3 раза превышала стоимость сельского хозяйства. (Л. И. Зубок, указ, соч., стр. 6).
  • М. И. Фриман. Проблемы уровня развития и борьбы рабочего класса Германии периода революции 1848 года в трудах Маркса, Энгельса и Ленина. «Уч. зап.», Яросл. гос. пед. института, вып. 51. Ярославль, 1964, стр. 213.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 36, стр. 186, 199.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 609.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 2, стр. 439.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 609.
  •  В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 3, стр. 455.
  • А. В. Ефимов. Очерки истории США. М., Учпедгиз, 1955, стр. 174. Во втором издании книги не внесено по этому вопросу каких-либо принципиальных изменении. Основные положения книги, касающиеся промышленного переворота, повторяются в «Методическом пособии по новой истории. 1640—1870» для учителей средней школы под ред. А. В. Ефимова (М., «Просвещение», 1964), стр. 527. Другие авторы в экскурсах по указанной проблеме следуют положениям, выдвинутым в работах А. В. Ефимова.
  • Например, во втором издании «Очерков истории США» А. В. Ефимов утверждает, что в США уже в 20—40-х годах фабрика «достигает достаточного распространения и определенной степени зрелости» (стр. 222). Вместе с тем в этой работе он пишет, что примерно до 30—40-х годов «медленность внедрения пара в производство, отставание Америки в этом отношении, несомненно, бросаются в глаза» (стр. 215).
  • В одной из своих работ А. В. Ефимов утверждает, что в США «фабрики были вполне обеспечены рабочей силой, и даже имелась значительная резервная армия труда… В 30-е годы вовсе прекращаются жалобы промышленников на недостаток рабочей силы». При этом А. В. Ефимов ссылается на указание К. Маркса, что в промышленных центрах США «скоплялись застойные осадки эмиграций». (А. В. Ефимов. Свободные земли Америки и историческая концепция Ф. Д. Тернера. Сб. «Из истории общественных движений и международных отношений». М., Изд-во Акад. наук СССР, 1957, стр. 558—559). Однако в данном случае ссылка на указание К. Маркса является ошибочной, так как К. Маркс имел в виду период после революции 1848 г., когда ускорился «прогресс капиталистического производства в Европе, сопровождавшийся усилением правительственного гнета». (К. Маркс и Ф. Энгельс. .Соч., т. 23, стр. 783). Наоборот, цитируя работу Э. Г. Уэкфильда, К. Маркс подчеркнул, что предложение наемного труда в США в 30-х годах было «непостоянно, нерегулярно, недостаточно». Это все же не означало, что «волны эмиграций» вовсе не задерживались в отдельных штатах и городах северо-востока. Но предложение наемной рабочей силы не соответствовало потребностям предпринимателей, спрос на нее тогда был выше, чем предложение. (См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 779, 781).