Посылка двух русских эскадр в Северную Америку

Первая научная публикация ценных документов по истории визита русской эскадры к берегам Северной Америки. Подготовка документов и сопроводительная статья А.В. Ефимова

Публикуемые документы о посылке русских эскадр в Америку в 60-х годах XIX в. освещают две самостоятельных проблемы: 1) о причинах и целях посылки эскадры в Тихий океан в 1862 г. и 2) о посылке атлантической эскадры; в 1863 г. (с одновременным изменением назначения тихоокеанской эскадры).

Посылка обеих эскадр стояла в связи с чрезвычайной напряженностью международных отношений и ожиданием готовой ежечасно вспыхнуть «большой войны», Однако начало 1862 г. и сентябрь 1863 г. — это даты двух различных международных ситуаций. Цели и побудительные мотивы отправки обеих эскадр были различными.

О лихорадочной подготовке к войне еще в 1860 г. Маркс писал:

«Континентальная Европа представляет в настоящий момент весьма странное зрелище. Франция, как известно, испытывает тяжелые финансовые затруднения, но, тем не менее, она вооружается в столь гигантском масштабе и с такой неутомимой энергией, как если бы она владела лампой Аладина. Австрия на краю банкротства, но она все-таки находит деньги для прокормления огромной армии и снабжения четырехугольника своих крепостей нарезными пушками. А Россия, где все денежные операции правительства кончились неудачей, где говорят о национальном банкротстве «как о вероятном событии, где армия ропщет вследствие невыплаты жалованья и где даже верность императорской гвардии подвергается: суровому испытанию, так как жалованье гвардейцам не выплачивалось в течение последних пяти месяцев, — Россия, тем не менее, отправляет массу войск к Черному морю и держит в Николаеве наготове 200 кораблей для перевозки войск в Турцию».1

В 1861 г., в особенности в конце этого пода, опасность войны стала еще более грозной. План посылки русской эскадры в Тихий океан, разработанный в первых числах января 1862 г., находится в прямой связи с международной ситуацией конца 1861 года.

Что происходило в конце 1861 года? Со времени начала военных действий в Соединенных штатах (12 апреля 1861 г.) они развивались чрезвычайно неудачно для Союза. 21 июля потомакская армия, главная армия в то время, потерпела тяжелое поражение при Балл-Ран Булл-Ран. Объявленная еще 19 апреля блокада Конфедерации, почти исключившая возможность вывоза американского хлопка, вызвала сильнейшее раздражение в Европе.

Декреты Англии и Франции о нейтралитете явились первым шагом к признанию Конфедерации и к вооруженному вмешательству этих государств в войну на стороне рабовладельческого Юга. Инцидент с пароходом «Трент», на котором 8 ноября были задержаны послы Конфедерации Мейзен [Мэйсон] и Слайдель[Слайделл], едва не привел к войне Англии против Союза. В Канаду уже были посланы английские войска, что, по существовавшему положению, могло быть сделано только в случае войны.

Общая постановка данного вопроса дана в нашей критической статье «Новая книга о русско-американских отношениях». См. ниже в настоящем номере журнала.

В то же время на почве соперничества Англии и России в Азии обострились отношения между этими странами. 27 августа 1861 г. Россией была сделана попытка захватить незамерзающий порт на Дальнем Востоке. В этот день адмирал Бирилев на корвете «Посадник» высадил десант на о. Цусима. Через некоторое время там были оборудованы морские склады, госпиталь, построены мастерские. На новой морской станции был поднят русский флаг. Как только английское правительство узнало об этом, оно отдало приказ адмиралу сэру Джону Гоп (Норе), находившемуся в японских водах, добиться удаления русских с о. Цусима. Сэр Джон на военном судне явился на о. Цусима с ультиматумам. Одновременно Рассель сделал соответствующее представление в Петербурге. Царская дипломатия в вопросе о Цусиме потерпела поражение. 27 декабря 1861 г. Цусима была покинута российскими военными силами.2

В то же время на политическом горизонте нависли новые тучи. 31 октября 1861 г. в Лондоне было подписано соглашение между Англией, Францией и Испанией об интервенции в Мексике. 17 декабря 1861 г. испанские войска уже высадились в Вера-Круц. За ними должны были последовать военные силы Англии и Франции. В январе 1862 г. началась вооруженная интервенция Англии и Франции в Центральной Америке.

10 января 1862 г. генерал-адмирал великий князь Константин подписал инструкцию на имя Попова, назначенного флагманом эскадры, отправляемой в Тихий океан. Приведем наиболее существенные выдержки из этой инструкции.3

«Секретно

1. Вы назначаетесь начальником нашей эскадры в Тихом океане для чего имеете ныне же отправиться по назначению через Суэц, и по прибытии на место вступите в командование всеми судами эскадры, находящейся в китайских и японских водах.

Вам, как Главному морскому начальнику, подчиняются также временно присоединенные и находящиеся при эскадре суда Сибирской флотилии.

…III. Главная цель сохранения эскадры в тех отдаленных водах состоит в образовании капитанов, офицеров и команд и совершенствовании их в военном морском деле…

…V. Вы постараетесь посетить все или главнейшие поселения подчиненных ныне Управлению Российско-Американской компании, представите о состоянии этих колоний свое мнение Главному морскому начальству.

То же самое относится и до отдаленных частей Приморской области Восточной Сибири, которые по дальности расстояния от центра Управления редко или никогда не посещаются военным губернатором этой области.

…X. В случае войны с одной из слабейших нас на море держав Вы должны войти в соглашение с тем лицом, которому будет вверено главное ведение дела, и принять своевременно все меры к осуществлению сообщенных Вам выводов правительства.

В случае же войны с одной из европейских держав, сильнейших нас на море, и при неполучении своевременно распоряжений правительства Вы примете все меры, какие благоразумие и ревность к службе его императорского величества Вам укажут. Вы отправите те суда, которые признаете бесполезными для военных действий в океане, в безопасное для них убежище, с прочими же действуя раздельно или совокупно, смотря по обстоятельствам. Вы употребите все усилия для нанесения неприятелю наибольшего вреда».4

Как видно из инструкции, посылка эскадры в Тихий океан преследовала цели укрепления русского влияния в Азии и разведки на Тихом океане и была в то же время демонстрацией, направленной против «сильнейших»… на море держав, т. е. Англии и Франции. Можно с вероятностью предположить, что ближайшими побудительными мотивами к такой демонстрации могли явиться инцидент с Цусимой, интервенция Англии и Франции в Мексике и угрожающая позиция этих государств по отношению к Союзу. Несомненно, русское правительство не могло не понимать, что эти действия против Англии и Франции, начатые даже и не в американских водах, должны были оказать существеннейшее влияние на исход борьбы Севера и Юга. Польское восстание к этому времени еще не достигло такого размаха, как в 1863 г. (еще не привело к угрозе английской и французской интервенций), и вряд ли имело решающее значение в вопросе о посылке эскадры в Тихий океан.

В середине 1862 г. Россия отказалась принять участие в посредничестве между Союзам и Конфедерацией, которое предлагалось Англией и Францией. Имеется ряд свидетельств о том, что именно отказ России заставил Англию и Францию отклонить план интервенции.5

В начале 1863 г., 5 (17) апреля, Франция, Великобритания и Австрия предъявили русскому правительству протест против его репрессий в Польше. В апреле же был начат перевод русской армии на военное положение и проведены работы но дальнейшему укреплению Кронштадта. 5 (17) июня был предъявлен второй протест, с требованием созыва на основе постановлений Венского конгресса европейской конференции для разрешения вопроса о Польше. 25 июня (8 июля) 1863 г. новый план отправки эскадр в океан был утвержден Александром II. 14 (26) июля управляющий морским министерством вручил контрадмиралу Лесовскому секретную инструкцию.6 Предоставим теперь самим документам дать исчерпывающий ответ на вопрос о назначении русских эскадр, прибывших в разгар гражданской войны в 1863 г. к атлантическому и тихоокеанскому побережьям Северной Америки.

Документы хранятся в Морском историческом архиве Ленинградского отделения Центрального исторического архива и в Архиве внешней политики в Москве.

Первоначальный набросок плана посылки эскадры в Америку (Черновая запись управляющего Морским министерством генерал-адъютанта Н. К. Краббе)

Ежели разрешено будет послать крейсера в океан, то нужно безотлагательно распорядиться следующим образом.

  1. Под предлогом, что переговоры идут к миру, снарядить по программе плавания7 фрегаты «Пересвет» и «Александр Невский», корветы «Варяг» и «Витязь», клиперы «Изумруд», «Александр» и «Жемчуг» и всем пойти по назначению.
  2. Между тем снабдить их секретными предписаниями, чтобы они все в месте назначения разошлись по разным закоулкам и, так сказать, исчезли бы из глаз Европы. Затем зорко следили бы за ходом дел в Европе и как только достоверно узнают от нейтральных купеческих Судов о разрыве с западными державами, то шли бы по разным коммерческим путям и старались бы нанести всевозможный вред торговле наших врагов, уничтожая …. и грузы.
  3. Суда должны быть снабжены по крайней мере на два года наличными деньгами и снарядами.
  4. Необходимо назначить весьма секретно где-нибудь вне всяких путей рандеву, куда могли бы сходиться все крейсера в известный срок для обмена разных сведений, а также для уговора для нападения на слабые пункты неприятеля.
  5. Назначить Унковского флагманом и руководителем действия крейсеров.
  6. Дать опознавательные сигналы и переменив ключ обыкновенных сигналов, дав для этих несколько ключей.
  7. Дать шифры, которые соединяли бы в себе простоту употребления и трудность незнакомому с ними разобрать их.
  8. Снабдить по… всем, что нужно.
  9. Предпочесть не заходить никуда в Европе, а если случай встречи им не избежать, то объявить, что идут на станцию для смены судов.
  10. Цель назначения должна быть известна одним только командирам и старшим офицерам и в случае несчастья, как-то — разбития и взятия их в плен, все инструкции, сигнальные и прочие секретные предписания должны быть уничтожены.
  11. Плавать постоянно под парусом, сберегая уголь. Топить в крайних случаях, о которых записывать в журнал.
  12. Нужны карты и книги с лоциями.8 .

[МИА, д. 19, ч. 1-я, л. 1]

Эта черновая запись Краббе (неподписанная), сделанная небрежно и неразборчивым почерком. Некоторые слова остались неразобранными (место этих слов показано пунктиром из дефиса). Документ не датирован; относится примерно к июню 1863 года. На документе имеется подпись карандашам: «Поручено Шестакову, Корсакову и Посьету на основании этих пунктов составить инструкцию. Н. Краббе». В делопроизводственной описи документ обозначен как «приказание управляющего морским министерством».

Докладная записка управляющего Морским министерством генерал-адъютанта Н. К. Краббе Александру II о посылке эскадры в Северную Америку

23 июня 1863

Весьма секретно

Во всеподданнейшей записке, предоставленной мной вашему императорскому величеству об участии в военных действиях, выпадающем на долю флота в случае войны с западными державами, я упомянул, что начальнику эскадры Тихого океана предписано, при объявлении войны, распределить вверенные ему Суда на торговых путях для нанесения всевозможного вреда обширным торговым интересам неприязненных нам держав в тех отдаленных морях, и что вместе с там ему разрешено делать нападения целой эскадрой на слабые места неприятельских колоний.

Сознавая весь вред, который эта система действий могла нанести нашим противникам, и проникнутый желанием, чтобы флот наш, лишенный возможности действовать наступательно в наших морях против соединенных флотов западных держав, мог принести в минуту опасности наибольшую пользу государству и не ограничил своих действий одной пассивной обороной доступов к Кронштадту — я счел долгом своим повергнуть на благоусмотрение вашего императорского величества предположение мое об отправлении в Атлантический океан особой эскадры для действия против неприятеля по той же системе, которая дана была в руководстве эскадр Тихого океана, не стесняя, впрочем, круга ее военной деятельности одним океаном Атлантическим и предоставляя крейсерам, смотря по обстоятельствам, совершать набеги и в другие моря.

Эскадру эту полагал бы составить из 3 фрегатов, 2 корветов и 3 клиперов и поручить ее свиты вашего величества контр-адмиралу Унковскому, который двухкратным плаванием вокруг света приобрел близкое знакомство с [театром] предстоящей этой эскадрой действий и думаю, что флагман этот, столь горячо преданный службе, которой он посвятил себя смолоду, не откажется от предлагаемой ему завидной чести командования эскадрой при столь заманчивых для моряка условиях.

Примеры истории морских войн прежнего времени и нынешние подвиги наскоро снаряженных каперов Южных штатов служат ручательством в том, что вред, который подобные крейсеры в состоянии нанести неприятельской торговле, может быть весьма значителен. Не подлежит сомнению, что в числе причин, заставляющих Англию столь постоянно уклоняться от войны с Американскими штатами — опасения, возбуждаемые воспоминаниями об убытках, понесенных английской морской торговлей в прошедшие войны с Америкой, занимают одно из первых мест, — и потому я позволяю себе думать, что появление вашей эскадры в Атлантическом океане в настоящее время может иметь на мирное окончание происходящих ныне переговоров более влияния, нежели сухопутные вооружения, имеющие в особенности в отношении к Англии чисто оборонительный характер, который не угрожает жизненным интересам этой морской и коммерческой страны.

Но если слух о появлении наших крейсеров в океане может иметь на ход политических дел то влияние, которое я позволю себе предвидеть, — в настоящее время необходимо содержать это предположение в величайшей тайне, ибо при нынешнем настроении английского правительства оно, при сведениях о снаряжении наших крейсеров, постарается вероятно ускорить развязку Польского вопроса, чтобы иметь возможность воспротивиться выходу наших судов из Балтийского моря.

Поэтому я полагаю отправить назначенные в крейсерство суда поодиночке и дать им вид очередной смены судов в Средиземном море и Тихом океане. Кроме того, я полагаю тайную цель о назначении эскадры сообщить лишь начальнику ее и, в последнюю же минуту — командующим судов.

Расходы, которые потребуются на содержание этой эскадры, не будут значительны, ибо мы вышлем лишь двумя корветами и одним клипером более, нежели предположено по заграничной программе плавания, и издержка эта, ничтожная в сравнении с общими расходами, вызываемыми приготовлениями к войне, окупятся, надеюсь, с огромным избытком той пользою, которую описанные суда принесут в случае войны.

Не считая себя в праве умолчать, что при всех случайностях, которые могут встретиться 14-ти крейсерам, разбросанным по океанам обоих полушарий, может быть, некоторые из них погибнут или же попадутся в руки сильнейшего неприятеля, но предвидение подобной случайности не должно, как мне кажется, остановить исполнение этого предположения потому, что всякие войска, и морские, и сухопутные, подвергаются подобной случайности во время войны, и вред, нанесенный неприятелю каждым из крейсеров отдельно и всеми ими в совокупности, далеко вознаграждает потерю некоторых из этих судов, которые в Кронштадте, при тихоте рейда, на котором они должны будут укрыться за береговыми укреплениями, не принесут большой пользы и не только не будут сами в безопасности, но числом своим увеличат еще более опасность, угрожающую всем судам, стесненным в узком пространстве Малого Кронштадтского рейда, от зажигательных снарядов неприятеля.

Мысль эту, не оставлявшую меня с самого того времени, когда возможность разрыва с морскими державами начала принимать некоторое вероятие, я не решался до сих пар облечь в окончательную форму потому, что опасался, что военные действия в Балтике начнутся вскоре после открытия навигации и мы ее успеем вооружить и снарядить назначенные для океанского крейсерства суда. Кроме то-то, я тогда не представлял себе совершенно возможности продовольствия этих крейсеров, которым многие порты сделаются недоступными, как принадлежащие державам, с которыми мы будем в войне и которые во всяком случае не могут долго оставаться даже в нейтральных портах. Ныне же, по разъяснении этих сомнений, решаясь повергнуть предположение мое на милостивое воззрение вашего императорского величества, осмелюсь присовокупить, что если в прежние наши морские войны подобная мысль не могла бы осуществиться от недостатка хорошо построенных и хорошо снаряженных судов и от большего еще недостатка в офицерах, знакомых с океанскими путями, — то в настоящее время, благодаря поддержанной Вами системе дальних плаваний, препятствия эти уже не существуют, и моряки наши, проникнутые доблестным духом и одушевленные теми чувствами, которые несутся ныне к вашему императорскому величеству со всех концов земли Русской, впишут не одну славную страницу в морскую летопись России.

Генерал-адъютант Н. Краббе.

[МИД, д. 109, ч. 1-я л.л. 3 — 11]

В тексте сделано карандашом несколько несущественных стилистических исправлений. Подлинник остался, очевидно, в канцелярии Александра II. Печатаем окончательную редакцию по копии. Надписи на документе: «Высочайше разрешено привести в исполнение, но опросить у Унковского, возьмется ли за это поручение. 25 июня 1863 г. в Зимнем дворце. Н. Краббе». «Так как Унковский отказался, то его величеству было угодно повелеть назначить к[апитана]. 1 р[анга]. Лесовского, произведя его в контр-адмиралы по министерству за отличное выполнение особо возложенного на него поручения по собиранию сведений по постройке броненосных судов в Америке. 2 июля 1863 г. Пароход Александрия. Н. Краббе».

Инструкция командирам судов эскадры, отправляющейся в Атлантический океан

Весьма секретно.

Во исполнение известных вам видов правительства касательно действий вверенного мне отряда орошу ваше высокоблагородие принять к сведению и исполнению следующее:

  1. По получении запаса угля на известных вам пунктах сборным местом всего отряда назначается Малый Бельт.
  2. Из Малого Бельта отряд направляется в полном составе через Большой Бельт в Немецко[е] море, а из Немецкого моря, обогнув Англию с севера, направится в Нью-Йорк в полном же составе. В Нью-Йорке последует от меня дальнейшее распоряжение.
  3. Ожидается, что этот путь совершится до объявления войны. Не менее того предусмотрительность заставляет меня указать на следующие могущие быть случайности:
    • а) с выходом нашим из Бельта мы можем встретить английскую или французскую эскадру, сильнейшую себя, которая с нашим появлением переменит курс и будет следовать за нами. Явно, что намерение ее будет атаковать нас при первом известии о разрыве. Тогда я сделаю сигнал рассеяться, при первых же благоприятных к тому обстоятельствах, как например, наступление тумана, рассеявшись, судам должно иметь рандеву Нью-Йорк. Буде обстоятельства позволят, то фрегату «Александр Невский», корвету «Варяг» взять вправо от курса, а остальным трем влево; при рассеянии вступать под пары.
    • б) Если же начальник чужой эскадры предложит мне встретиться или сделает какое-либо оскорбительное для чести флага предложение, то согласно воли государя императора, лично мне переданной, с флагманского фрегата будет сделан сигнал приготовиться к бою и отряд будет продолжать следовать по назначению.Государю императору угодно, чтобы в затруднительных обстоятельствах первый выстрел следовал не с нашей стороны, потому, следуя по назначению, нашим судам вступать в бой не иначе, как по моему сигналу, который воспоследует по первой пушке новых наших неприятелей. Господам командирам при таких обстоятельствах следует объяснять своим командам всю гнусность подобного оскорбления и что ответ на него другой быть не может, как самый упорный бой, из которого Россия узнала бы еще раз, как выразился государь император, что русские моряки не знают предела ни на суше, ни на море своих жертв, для сохранения чести флага.
  4. Если на пути к Нью-Йорку получится мной известие о разрыве, то вместо следования в Нью-Йорк эскадра по моему сигналу разойдется по предначертанным каждому из судов станциям, а именно, фрегат «Александр Невский» на пути английских судов, направляющихся из Ливерпуля в Нассау с разными военными припасами для Южных американских штатов; фрегат «Пересвет» на путь судов, идущих из Англии в Ост-Индию, между параллелями 15° 30′ широты и 15° 30′ долготы. Корвет «Варяг» на пути судов, идущих из Англии в Южную Америку, начиная крейсерство на… от экватора; корвет «Витязь» на пути остиндских судов, идущих с Мыса Доброй Надежды к острову Св. Елены.Клипер «Алмаз» в полосу пересечения экватором и 5° широты, 20° 30′ долготы.Распространение вашего крейсерства предоставляется вашему обсуждению на месте ваших наблюдений над движением торговли (Примечание: к сведению объявляется, что фрегату «Ослябя» назначено место крейсерства параллели 30° и в соседстве меридиана Азорских островов).
  5. Буде на походе к Нью-Йорку вы отделитесь от эскадры вследствие каких-либо случайностей погоды, то вы должны руководствоваться предыдущим наставлением, т. е. продолжать следовать в Нью-Йорк, если не узнаете о разрыве, или идти на место крейсерства, если узнаете об объявлении войны.Если бы вам пришлось придти в Нью-Йорк без меня, то в действиях ваших вы должны иметь в виду пополнить запасы и не продолжать стоянки, если бы вы имели опасение быть заблокированными.Для пополнения запасов вы имеете обратиться к капитану 2 ранга Кроуну, о котором вы осведомитесь в русском консульстве, а в отвращение второго вам следует обратиться за наставлением к нашему посланнику в Вашингтоне, наконец известия, полученные с последней европейской почтой, должны быть вами приняты во внимание, равно; и время прихода следующей.
  6. Продолжительность пребывания вашего на месте крейсерства вы должны определить так, чтобы к 15-му октября прибыть в широту 18°, долготу 30°, месту, избранному мной для сбора всего отряда с целью идти в полном составе к острову Св. Екатерины для получения на нем провизии.
  7. Если бы по непредвиденным обстоятельствам вы не могли достичь вышеозначенного места сбора отряда к 25 октября, то идите прямо на остров Св. Екатерины: равномерно, если до 25 октября меня, не будет на сборном пункте, то старший из г. командиров должен принять начальство над отрядом и привести его на остров Св. Екатерины.
  8. Если и по выгрузке на острове Св. Екатерины имеемых выслаться туда купеческих судов меня не будет, то старший из г.г. командиров должен принять начальство над отрядом, вступить вместо меня в сношение с кап, 2 ранга Кроуном и вообще стремиться к исполнению цели экспедиции по предначертанному известному нам плану или своему усмотрению.
  9. План кампании, расположение и численность наших судов должны быть известны вашему старшему офицеру, как равно секретные сигналы с шифром и проч. Затем для прочих офицеров все должно быть тайной.
  10. Во всем, что касается обстановки судов, осмотра их, приговора законности приза, истребления его и раздачи приобретенного имущества, вы имеете принять к руководству установление о морских призах и репризах. Присуждение судка законным призом, я бы полагал предоставить комитету из всех наличных офицеров, а для устранения замедления его действий, поручить одному из ваших офицеров ознакомиться особенно с условиями, указанными в этом положении, таковыми распоряжениями устранится от комиссии необходимость самой рыться в положениях, ибо они будут ей предоставлены заранее подготовленным офицером. Присужденного приза законным все судовые бумаги должны быть сохранены.
  11. Если бы для поддержания здоровья команды вы сочли нужным что-либо изменить в установленной порции или добавить к ней, то это вам разрешается на основании №263 морского устава, не выходя в издержках за пределы благоразумия. Равным образом разрешается вам заходить в места вашего крейсерства, в удобные для освежения команды всякий раз, что вы сочтете это нужным, для поддержания здоровья команды.. Африканский берег представляет много таких мест, но он вместе с тем известен своими желтыми лихорадками, от которых вам следует примять меры, как-то: оберегайте людей от зноя, запрещение оставлять на берегу после заката солнца под каким бы то ни было предлогом, сбережение их от ночного сквозного ветра. Подобные меры вы можете приобресть, не говоря уже о вашем собственном опыте, от судового медика, туземных жителей и посещающих те места купеческих судов.
  12. С самого выхода вашего из Кронштадта как цель экспедиции, так и настоящие политические обстоятельства должны обратить ваше внимание: на скорейшее приведение к боевой удовлетворительности как вашего судна, так и команды.
  13. Я совершенно убежден, что вы не попустите никакому из ваших подчиненных запятнать русского имени поступками бесчеловечия, в которое пыл войны увлекает иногда людей и с добрым сердцем.
  14. Затем обязанности ваши указаны уставом.

Примечание: следующие рандеву для получения провизии залив Лобито в королевстве Бенгуэлло на западном берегу Африки в широте 110° 20′ и долготе 0 — 13° 44′ за ним порт С. Антонио в заливе С. Матиас, на восточном берегу Южной Америки.

МИА, д. 109, ч. 1-я л. л. 87 — 88

Документ имеет заголовок: «Копия с инструкции контр-адмирала Лесовского г.г. командирам». Инструкция написана лицом, плохо знающим русский язык или недостаточно грамотным: в ней встречаются такие, например, слова, как «запотнать», «по восточном берегу» и т. п. Некоторые ошибки заставляют предположить, что инструкция размножалась в большой спешке, например «Немецко море» вместо «Немецкое море». Документ воспроизводится с копии, имеющейся в ЛОЦИА.

Письмо управляющего Морским министерством генерал-адъютанта Н. К. Краббе флагману Атлантической эскадры

16 октября 1863 г.

Его превосходительству С. С. Лесовскому.

От всей души поздравляю вас, достойнейший и многоуважаемый Степан Степанович, с благополучным прибытием в Новый свет. Блистательный торжественный прием, сделанный вам в Нью-Йорке, невыразимо радует меня и всех друзей флота. Искусно сохраненный в тайне выход Ваш из Балтийского моря, благополучный переход через океан и наконец внезапное появление в Нью-Йорке и восторженный прием американцев нашему флагу к великой и нескрываемой досаде наших западных недоброжелателей, — произвели на русское общество самое увлекательное впечатление, и столбцы наших газет заполнены повествованиями о Вашем пребывании в Нью-Йорке и заслуженными похвалами искусству и отваге, выказанными при отплытии эскадры в столь трудное в политическом отношении время. Ваше имя — во всех устах и Вы, почтеннейший Степан Степанович, теперь у нас настоящий лев сезона.

Появление Ваше в Нью-Йорке сильно встревожило осторожного и до крайности боязливого посла нашего в Лондоне, и депеша его, написанная под впечатлением злобных статей английских газет, произвела некоторое влияние на нашего вице-канцлера, который дружески упрекнул меня в том, что цель снаряжения Вашей эскадры не была сохранена в тайне. Я объяснил князю Горчакову, что в настоящем положении политических дел весьма естественно, что появление русской эскадры на другом береге Атлантического океана вызывает толки и предположения, совпадающие с действительным назначением эскадры, и что помешать этому нет никакой возможности; но вместе с тем я уверил его, что ни Вы, ни командиры и офицеры Вашей эскадры не позволили себе, конечно, никакой нескромности и что я могу ручаться, что в официальных и в частных Ваших сношениях Вы и офицеры Ваши никогда не упустите из виду необходимости выражаться как можно осторожнее о цели отправления эскадры из Кронштадта.

Рассказываю же я Вам все это для того, чтобы Вы знали, какой осторожности требуют нынешние наши дипломатические отношения и каков взгляд на этот предмет вице-канцлера иностранных дел. Хотя лично для Вас предостережение это излишне, как я в том вполне уверен, но я просил бы Вас внушить необходимость быть осторожнее всем нашим офицерам и в особенности молодежи, широкий отечественный нрав которой, столкнувшись с хвастливой нескромностью наших трансатлантических друзей, может излиться в каких-либо слишком откровенных изъявлениях, которыми противники наши не упустят воспользоваться, чтобы еще более запутать нынешнюю международную путаницу. Официальная, открытая цель и причина пребывания эскадры в Америке заключается в том, что при современном состоянии политических дел морское министерство сочло неблагоразумным отправить отдельные очередные суда на станции в Средиземном море и в Тихий океан. Имея же в виду, что балтийские порты замкнуты льдами в течение почти целой половины года и что в случае ожидаемого мирного исхода переговоров по польскому вопросу станции наши не будут своевременно освежены новыми судами, министерство, изыскивая средства соединить требования благоразумия с необходимостью не лишать флот заграничной столь высоко ценимой нами практики и вместе с тем дать возможность освежить своевременно наши морские станции за границей, пришло к заключению, что единственным средством к достижению этой цели представляется отправление судов, назначенных на станции, в порты державы, на нейтральность которой мы могли совершенно положиться, и что по этой и по многим другим причинам порты Северо-Американских штатов были избраны местом соединения заграничных наших судов впредь до того времени, когда обстоятельства дозволят разослать их по принадлежности на предназначенные им станции. Это объяснение не противоречит истине, и в этом смысле Вы конечно говорите и впредь будете говорить. Это, впрочем, не мешает вам включать в официальный и частный разговор приятные для американцев речи о сочувствии и дружбе обоих народов и давнишнем желании наших моряков сблизиться со свободными гражданами вашей республики.

Успех Ваш в Нью-Йорке заставил князя Горчакова письменно сознаться, что сосредоточение наших морских сил в Северной Америке в политическом смысле мысль удачная, а в исполнении отличная. С особым удовольствием передавая Вам эти слова, я желал бы однако ж, чтобы выгодное для нас впечатление на американский народ, произведенное Вашим приходом в Нью-Йорк, не изгладилось от слишком долгого пребывания эскадры в этом парте. Весьма часто восторженные проявления сменяются утомлением, а утомление равнодушием, и наконец новые друзья, насмотревшись и наобедавшись вдоволь, могут надоесть друг другу. Поэтому я полагаю, что было бы недурно, если бы Вы, по исправлении судов, прогулялись бы по другим американским портам с тем, чтобы впоследствии, если будет нужно, снова возвратиться в Нью-Йорк. Мысль эту я Вам не навязываю, но прошу передать ее посланнику нашему в Вашингтоне, которому долголетняя опытность и глубокое знание народного характера и известный дипломатический такт внушат без всякого сомнения самые лучшие и полезнейшие советы в этом, как и во всех других отношениях. Само собой разумеется, что на эти прогулки, в которых я вижу и средство морского образования офицеров и команд, я вызываю Вас в таком лишь случае, если современные политические обстоятельства не будут тому препятствовать.

Весьма прискорбно было мне видеть из Вашего донесения и из частного письма к Голицину, что несмотря на все старания великого князя и мои собственные усилия суда наши все еще строятся и снабжаются далеко не исправно. Течь на «Невском», сухая гниль и плачевное состояние станков на «Ослябе», непростительные промахи и пропуски на «Пересвете», — все это весьма и весьма меня печалит и начинает убеждать в том, что одними просьбами и увещеваниями управлять нельзя. Я Вас убедительно прошу с полной откровенностью и с величайшей подробностью описать мне состояние всех судов Вашей эскадры, дабы уроки настоящего не пропали даром для будущего. Не сомневаюсь, что Вы понимаете всю важность долга, наложенного на нас в этом случае насущными требованиями службы. Вашими замечаниями я воспользовался с величайшей благодарностью и с такой же благодарностью воспользуюсь теми сведениями и соображениями, о присылке которых ныне прошу Вас.

Что же касается собственно до «Ослябы», то предположение Ваше о возвращении его в Россию ранней весной совершится само собой, если не будет войны и суда Вашей эскадры разойдутся по станциям. Если же война будет, то Вы понимаете, что возвратить «Ослябя» не будет никакой возможности, и потому его придется в таком случае исправить так, чтобы он мог идти в крейсерство, что, судя по краткому описанию его повреждений, не должно, как мне кажется, представить особых затруднений.

Весть о крушении «Новика» столь же печально поразила меня, сколь обрадовало получение по телеграфу известия о приходе в Нью-Йорк «Алмаза», за который я начинал беспокоиться. С нетерпением жду подробностей о плавании этого судна, которое интересует и озабочивает нас во многих отношениях.

По телеграфу я узнал также, что А. А. Попов ожидается в Нью-Йорке. Очень рад, что Вы увидитесь. Надеюсь, что свидание Ваше будет не только радостно, но и полезно для Вас обоих и в особенности лично для Андрея Александровича, который отдохнет, освежится и обновится в Вашем обществе после столь долгого пребывания с одними и теми же личностями и после столь многих тревог.

За сим, да сохранит Вас бог, желаю Вам всего лучшего и заранее поздравляю с приездом Софии Александровны, с которой Вы увидитесь прежде, нежели откроете это письмо. Крепко жму Вам руку. Прошу Вас писать мне почаще.

Весь Ваш Н. Краббе.

Верно — колл. ассесор (подпись)

МИА, д. 1000, ч. 2-я, л. л. 28 — 35.

Печатается с копии. На копии письма надпись: «Письмо отправлено с лейтенантом Седлецким 17 октября». Это письмо — ответ на донесение Лесовского от 14 (26) сентября 1868 года. Печатается с отпуска.

Депеша министра иностранных дел вице-канцлера Горчакова российскому посланнику в Вашингтоне Стёклю

10 октября 1863 г.

Я получил материалы, отправленные Вами 11 (23) сентября и поспешил переслать их его императорскому величеству.9

Клэй нам не делал никакого предложения относительно договора о союзе. Впрочем мы отклонили бы его, как бесцельное, так как союз на деле существует в результате соответствия интересов и политических традиций. Мы весьма тронуты приемом, оказанным нашей маленькой эскадре. Сосредоточение [эскадры в Америке] прежде всего имело цель обеспечить [ее] безопасность, так как нам в ближайшем времени угрожала война. Я не имею нужды говорить о том, что эта возможность [война] никогда не являлась для нас желанной. Теперь планы [на войну] нам кажутся еще менее вероятными.

Пусть наши славные морями сердечно ответствуют на тот прием, который им сделан. Однако мы льстим в этом себя надеждой, что они воздержатся от того, чтобы их речи приняли угрожающий характер по отношению к некоторым державам. Не следует создавать конъюнктуры, которая не входит в наши намерения и не соответствует нашим политическим задачам. Это благоразумие тем более необходимо, что они находятся в стране, где страсти крайне возбуждены (sont surexitees) и обычаи экстравагантны.

[Арх. внешней политики. Депеши из Вашингтона д. 160 — 5. 1863 г.].

Печатается с проекта депеши, на котором имеется написанная карандашом резолюция Александра II: «очень хорошо».

Напечатанные выше документы окончательно рассеивают легенду о секретных инструкциях, в которых якобы Лесовскому и Попову предписывалось по прибытии в Америку поступить в распоряжение президента Союза (Линкольна).

Вместе с тем эти документы решительно опровергают версию Шумана, Голдера, Томаса, Джонсона, Адамса и отчасти Робертсона о том, что целью посылки эскадры в гостеприимные американские порты было опасение их от разгрома. Фраза Горчакова в приведенной выше депеше на имя Стекля о том, что посылка эскадр имела целью их безопасность, находится в полном несоответствии со всей фактической историей посылки эскадр. Она может быть понята лишь как предложение русским морякам в Америке держаться определенной версии, которая наименее способствовала бы развязыванию войны при новой, изменившейся обстановке. Между тем эта фраза могла лечь в основу объяснения Голдера и других американских историков.10

Посылка эскадр в Атлантический и Тихий океан была произведена на основе смело задуманного плана наступательных операций в неминуемо ожидавшейся войне с Англией и Францией из-за польского вопроса. Вся тихоокеанская эскадра состояла из быстроходных корветов и клиперов (хотя и устарелой конструкции) и была по своему составу особенно пригодна для каперской войны.

Многопушечные фрегаты с командой в 700 — 800 человек, которые составляли большую часть судов атлантической эскадры, были новейшей конструкции, имели винтовые устройства и во время перехода из Кронштадта в Нью-Йорк оказались более быстроходными, чем корветы и клиперы той же эскадры.11 Как показал опыт конфедератского крейсера «Алабама», который затопил и взял в плен свыше 70 судов и нанес убытки флоту унионистов в 5 млн. долларов, крейсера-каперы могли нанести огромный вред торговле, и военному флоту неприятеля.

Поход атлантической и тихоокеанской эскадр в порты Союза был лишь одним из моментов всего задуманного плана, и притом далеко не обязательным. В первоначальном проекте Краббе Америка даже не фигурировала.

Корсаков, изложивший, по предложению Краббе, свои соображения по поводу посылки атлантической эскадры, которая должна была «разойтись по закоулкам» и исчезнуть из вида Европы, предложил первым местом встречи эскадры избрать порты Бразилии или Северной Америки.12 Поссьет предложил идти в один из североамериканских портов.13 Главной задачей посылки эскадр было создать угрозу на путях английской мировой торговли, чтобы повлиять этим на ее позицию в польском вопросе.

В докладной записке Краббе на имя Александра II уже определилось решение избрать американские порты как первый этап для странствований эскадр. При этом Краббе не случайно упоминает о том, что каперский флот Союза представляет собой огромную силу. Очевидно, Краббе имел в виду возможность совместных действий русских эскадр и флота Союза.

Впротивовес планам морского ведомства, в министерстве иностранных дел явно опасались политического эффекта посылки эскадр в Америку. Вице-канцлер, министр иностранных дел, князь Горчаков и посланник в США барон Стакль лишь задним числом выразили большое удовольствие по поводу блестящего эффекта, достигнутого выходом флота на мировые торговые пути и его пребывание в Америке. Царский посол в Лондоне, «Нестор российской дипломатии», престарелый барон Бруннов, был даже в отчаянии от этого шага.14

Между тем посылка эскадр, предпринятая по инициативе морского ведомства, привела к фактическому вступлению России и Северных штатов в военно-политический союз. Охарактеризуем словами одного американского историка то впечатление, которое произвело появление русских судов в Америке:

«В последних числах октября 1863 г. неожиданно и без предупреждения, два русских военных корабля бросили якорь в Нью-Йоркской гавани. Через две недели прибыли три других корабля. В следующем месяце эскадра адмирала Попова из четырех корветов и двух клиперов стала на якоре в Сан-Франциско, Весь Север был потрясен этим и громко аплодировал. Поистине явились избавители. Теперь-то никакая иностранная держава не осмелится вмешаться (в гражданскую войну. — А. Е. ). Самые дикие олухи воспринимались всего охотнее. Некоторые говорили, что в случае войны между Соединенными штатами и Англией и Францией командование (русским. — А. Е. ) флотам будет вручено президенту. Другие заявляли, что царь будет считать поводом к войне признание Конфедерации каким-либо иностранным государством. Почти всеобщим было убеждение в том, что между обоими государствами существует какое-либо секретное соглашение. Вся страна в единодушном движении поднялась на ноли в честь русских. Города соперничали друг с другом в устройстве приемов. Пребывание русских превратилось в длинный ряд банкетов, балов и приемов. Повсюду гостей встречали тостами за дружбу России и Америки, за дружбу, которая началась с первого дня существования нашего государства (т. е. США. — А. Е. ). Эта дружба выдержала испытание в тягчайший час нашей истории. Все страны откликнулись эхом на тост Гидеона Уэллса — «бог да благословит русских». В самой России были потрясены проявлением дружеских чувств. Клэй доносил: прием русских в американских водах является темой для разговоров во всех кругах. «И дворянство, и простой люд в одинаковой мере восприняли демонстрацию дружбы и отнеслись к ней с сочувствием…»

Париж и Лондон, естественно, были фраппированы. Французскому публицисту Феликсу Алкану русско-американский союз казался отнюдь не невозможным и вполне вероятным.15 Фактический военно-политический союз — вот источник стойких легенд о якобы существовавшем формальном союзе, о секретных инструкциях известного содержания и т. п.

Что же касается отдельных показаний о существовании формального союза, то они опровергаются прежде всего бесспорным документом №4.

Обратимся к другим показаниям о существовании формального военного союза. Заявление Александра III американскому гражданину Уортону Баркету16 было сделано много лет спустя после посылки эскадры, в момент, когда Александр III был чрезвычайно раздражен против Англии и мог под влиянием современной оценки мощи Соединенных штатов и возросшей роли их как союзника против Англии исказить в разговоре историческую перспективу. Раненый герой гражданской войны, полковник Арно, мог истолковать дипломатические любезности как заверение о военной помощи России.

Легенда о том, что Линкольн просил русскую эскадру подойти ближе к Вашингтону, чтобы укрепить его оборону, опровергается донесениями адмирала Лесовского, из которых видно, что этот визит был задуман русскими моряками. Что же касается помощи, оказанной эскадрой контр-адмирала Попова г. Сан-Франциско в момент угрозы нападения конфедератских крейсеров «Алабама» и «Семтар», то это явилось фактическим участием русских военных сил на стороне Севера в одном из эпизодов гражданской войны в США.

Приводимые нами документы, написанные в верноподданническом стиле, имеют тот недостаток, что они отражают лишь одну сторону событий — официальную. Интересно отношение общественного мнения США и России к фактическому союзу этих государств в 1863 году. Приветствуя русских моряков, широкие круги американской общественности выражали свое живейшее сочувствие России, ставшей якобы на путь демократических преобразований. Не все американцы, однако, одобрили энтузиазм в отношении официальной России. Так например известный социалист, генерал гражданской войны Зигель, выразился в эти дни, что американцы потеряли здравый смысл (явный каламбур — намек на «Common Sense» Томаса Пэна, т. е. утверждение о потере американцами революционной традиции. — А. Е. ).

В России Чернышевский и радикальные круги с огромным интересам и сочувствием к Северу следили за ходом гражданской войны в Америке. Но эта новая страница русско-американских отношений пока еще никем не изучена.

Примечания

  • 1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XII. Ч. 2-я, стр. 140 — 141.
  • 2 Подробно об этом см. «Cambridge Modern History». Vol. XI, p. 843 ff. Cambridge. 1921.
  • 3 Документ имеет следующий заголовок: «Копия с инструкции, данной государем великим князем — генерал-адмиралом начальнику эскадры Тихого океана свиты его величества контр-адмиралу Полову от 10 января 1862 г. N389». ЛОЦИА. МИА, д. 109, ч. 2-я, л. 193. На копии инструкции надпись: возвращено от контр-адмирала Лесовского и предписано приобщить к делу. За делопроизводителя (подпись) 17 августа 1864 г. Документы печатаются по новой орфографии. Даты даны по старому стилю (в скобках приведен новый стиль). Явные орфографические ошибки и описки исправлены, как общее правило, без оговорок.
  • 4 В остальных пунктах инструкции содержатся предписания собрать данные о колониях в Тихом океане и об их уязвимых для нападения местах, а также о действиях русских консулов. Адмиралу Попову предлагалось также принять участие в гидрографических работах в Тихом океане, возможно, вступив в сотрудничество с иностранными учеными-гидрографами, работающими в Японии (в то время в Японии находились гидрографы-англичане). Далее, был подробно очерчен круг полномочий флагмана.
  • 5 См. работы Thomas «Russo-American Relations». Bait. 1930; Robertson «A Kentuckian at the Court of the Tsar». Berea. 1935.
  • 6 См. «Красный архив» N38 за 1930 г., стр. 159 и сл.
  • 7 Т. е. учебного заграничного плавания.
  • 8  На обороте 2-го листа пометка «Александр Невский» «корветы» «Витязь» и «Варяг» выслать на… осмотр. «Сокол» — Ендогурову. «Генерал-адмирал» туда же. Кроун». («Сокол» и «Генерал-адмирал» — военные суда. Ендогуров — флагман эскадры, находившейся в шхерах. Кроун — капитан 2-го ранга:, посланный вскоре в США для подготовки снабжения эскадры я затем оставленный в США для собирания сведений о новейших технических усовершенствованиях. — А.В. Ефимов).
  • 9 Далее — шифром
  • 10 Правильное решение данного вопроса было намечено, но не было обосновано советским историком т. Адамовым, который, однако, переоценил значение совместных действий с Союзом как предпосылки отправки эскадр в Америку (см. статью т. Адамова в «Красном архиве» N38 за 1930 год).
  • 11 Вследствие плохой конструкции эти новейшие суда терпели ряд аварий, что весьма озабочивало морское ведомство. Однако эти дефекты вскрылись лишь во время похода.
  • 12 Морской исторический архив, д. 109, ч. 1-я, лл. 12 — 17. Предложение Корсакова датировано 26 июня (2 июля) 1863 года.
  • 13 Там же.
  • 14 Мы не останавливаемся специально на вопросе о том, насколько реальной была угроза войны со стороны Англии и Франции. Имеются все основания полагать, что ни английское, ни французское правительства не предполагали начинать войну из-за польского вопроса.
  • 15 Ф. Алкан выпустил в Париже брошюру о существовании такого союза между Россией и Союзом.
  • 16 Подробнее об этом и упоминаемых ниже фактах см. стр. 149 настоящего номера.