Решение третейского суда по претензиям Соединенных Штатов Америки к Великобритании, связанным с «делом «Алабамы»» (1872)

Решение третейского суда по финансовым претензиям Соединенных Штатов Америки к Великобритании, связанным с деятельностью конфедеративного рейдера "Алабама"

Первою статьею трактата, заключенного и подписанного в Вашингтоне 8-го мая 1871 года, Её Британское Величество и Соединенные Штаты Америки согласились представить все требования, известные под названием «Алабамских», рассмотрению Третейского суда, составленного из 5 лиц, по одному от каждого из нижеследующих правительств: Её Британского Величества, президента Соединенных Штатов, Его Величества короля Италии, президента Швейцарского Союза и Его Величества Императора Бразилии.

Вследствие этого соглашения в судьи были избраны: президентом Соединенных Штатов — Чарльз Фрэнсис Адамс; Её Британским Величеством сэр Александр Джеймс Эдмунд Кокбурн, баронет, член Тайного Совета Её Величества и министр юстиции; Его Величеством королем Италии — его превосходительство граф Фридрих Склопис де-Салерно, кавалер ордена Аннунсиата, государственный министр и сенатор; президентом Швейцарского Союза — г. Джеймс Стемпфли; Его Величеством Императором Бразилии его превосходительство Маркус Антонио д’Аройо, виконт д’Итаюба, гранд Бразильской Империи, член совета Императора Бразилии и его чрезвычайный посол и полномочный министр при французском правительстве. Вышеупомянутые пять судей собрались в Женеве (в Швейцарии), в одной из зал городской ратуши, 15 декабря 1871 года, согласно второй статье Вашингтонского трактата, и, приступив к пересмотру и проверке своих полномочий, нашли их должным образом удостоверенными; после чего Третейский суд был объявлен правильно организованным.

Каждой из договаривающихся сторон, на основании 2 статьи трактата, назначены агенты: от Её Британского Величества Чарльз Стюарт Обрей, лорд Тентерден, пэр соединенного королевства, кавалер ордена Бани, помощник Статс-Секретаря по иностранным делам, и от Соединенных Штатов Америки — Джон Банкрофт Дэвис. Агенты, полномочия которых были найдены должным образом удостоверенными, представили каждому из судей печатное изложение дела, составленное каждою из сторон, с приложением документов, официальной переписки и других доказательств, на которых они основывались, согласно требованию 3 статьи упомянутого трактата.

В силу резолюции суда, произнесенной во время его сессии, возражение и добавочные документы, корреспонденция и доказательства, упоминаемые в 4 статье трактата, были представлены агентами обеих сторон секретарю суда, 15 Апреля 1872 года в зале конференции, в городской ратуше Женевы.

Суд после отсрочки, вотированной во второй сессии его, 16 декабря 1871 года, собрался вновь в Женеве 15 июня 1872 года, и агенты каждой из сторон вручили должным образом каждому из судей и агенту противной стороны печатный аргумент, упоминаемый в 4 статье трактата.

Суд, приняв в соображение трактат, требования, возражения, документы, доказательства и аргументы, а равно все другие сообщения, сделанные ему сторонами во время заседаний, и тщательно и беспристрастно рассмотрев их, пришел к заключению, излагаемому в настоящем приговоре:

Имея в виду, что по силе 6 и 7 статей помянутого трактата, судьи при разрешении дел обязаны руководствоваться тремя правилами, в этих статьях приводимыми, и теми принципами международного права, которые по определению судей могут быть применимы к делу; что нейтральные правительства обязаны употреблять должное радение, упоминаемое в 1 и 3 правилах, соразмеряя его с опасностью, которая может последовать для одного из воюющих, вследствие упущения с их стороны в соблюдении обязательств нейтралитета; что обстоятельства, из которых возникли факты, служащие предметом настоящего спора, были такого свойства, что требовали со стороны правительства Её Британского Величества всевозможной заботливости для соблюдения прав и обязанностей, изложенных в прокламации о нейтралитете, изданной Её Величеством 13 мая 1861 года; что факт нарушения нейтралитета, совершенного постройкою, вооружением и снаряжением судна, нисколько не уничтожается тем обстоятельством, что правительство воюющего государства, воспользовавшееся нарушением нейтралитета, даровало впоследствии патент (commission) этому судну, и что последние меры, которыми довершена вина, не могут быть допущены за основание для оправдания обидчика, точно также как обстоятельства осуществления его обмана не могут служить к восстановлению его невиновности; что привилегия экстерриториальности, даруемая военным судам, была включена в международные законы не как абсолютное право, но единственно как выражение вежливости и взаимного уважения наций и, следовательно, никогда не может служить прикрытием действий, совершаемых в нарушение нейтралитета; что недоставление предварительного уведомления по международным законам не может считаться упущением в тех случаях, когда судно в самом себе носит свое осуждение; что снабжение углем судна, для того, чтобы не подходить под 2 правило, воспрещающее воюющему пользоваться для своих операций нейтральными портами и водами, необходимо должно быть обставлено особенными обстоятельствами времени, лиц или места, которые в совокупности могут сообщить ему законный характер; что относительно судна, называемого Алабамой, из всех фактов, касающихся постройки судна, первоначально известного под № 290, в порте Ливерпуль, и его вооружения и снабжения вблизи Терцейры (Азорские острова) чрез посредство судов, называющихся «Agrippina» и «Bahama», отправленных для этой цели из Англии, ясно видно, что Британское правительство не приложило должного старания к выполнению нейтральных обязательств, и в особенности оно, не смотря на предостережения и официальные представления, сделанные дипломатическим агентом Соединенных Штатов, во время постройки упомянутого № 290, упустило принять своевременно какие-нибудь действительные меры для воспрепятствования этому, а те приказания о задержании судна, которые оно, наконец, отдало, последовали так поздно, что выполнение их оказалось неосуществимым; что после бегства этого судна меры, принятые для преследования и арестования его, были так слабы, что не привели ни к каким результатам и, следовательно, не могут быть, признаны достаточными для освобождения Великобритании от ответственности, уже навлеченной ею на себя; что несмотря на нарушенный уже раз судном № 290 нейтралитет Англии, это же самое судно, впоследствии известное под названием конфедеративного крейсера «Алабама», несколько раз свободно допускалось в порта Великобританских колоний, вместо того, чтобы быть задержанным везде, где только оно могло быть найдено в пределах английских владений; что правительство Её Британского Величества не может оправдать себя в несоблюдении должного старания недостаточностью предоставленных ему на то законных средств;

Четверо из судей, на основании вышеизложенных причин (пятый по своим собственным причинам остался при особом мнении), состоят того мнения, что Англия в этом случае сделала упущение в исполнении обязательств, предписываемых 1 и 3 правилами, установленными 6 статьею Вашингтонского трактата.

Относительно судна «Florida», из всех фактов, сопровождавших постройку «Oreto» в Ливерпуле и его выход оттуда, каковые факты не могли убедить английские власти принять надлежащие меры для воспрепятствования нарушению нейтралитета этой страны, не смотря на предостережения и неоднократные представления агентов Соединенных Штатов, судьи находят, что правительство Её Величества сделало упущение в исполнении нейтральных обязательств.

Что подобным же образом видно из всех фактов, сопровождавших стоянку «Oreto» в Нассау, его выход из этого порта, набор команды, вооружение и снабжение его при содействии английского судна «Prince Alfred» в Грин Кий, — что со стороны английских колониальных властей была небрежность.

Что не смотря на нарушение нейтралитета Англии судном «Oreto», это же самое судно, носившее потом название конфедеративного крейсера «Florida», тем не менее, несколько раз свободно входило в порта Великобританских колоний.

И что оправдание «Oreto» судом в Нассау не может избавить Великобританию от ответственности, которой она подлежит по международным законам, а равно и вступление «Florida» в конфедеративный порт Мобиль и четырехмесячное пребывание его там не слагает с Англии ответственности, навлеченной ею на себя до этого времени.

По этим причинам суд, большинством голосов против одного, находит, что Англия в этом случае сделала упущение в исполнении обязательств, предписываемых 1, 2 и 3 правилами, постановленными 6 статьею Вашингтонского трактата.

Относительно судна «Shenandoah», из всех фактов, касающихся отплытия из Лондона купеческого судна «Sea King» и преобразования его в конфедеративный крейсер под названием «Shenandoah», близ острова Мадеры, видно, что до этого момента правительство Её Величества не сделало никакого упущения в исполнении нейтральных обязательств.

Что же касается до пребывания «Shenandoah» в Мельбурне и в особенности увеличения его боевой силы, которое, как Британское правительство само сознает, произведено было набором в этом порте команды, то со стороны местных властей обнаруживается в настоящем случае небрежность.

По этим причинам суд единогласно признает, что Великобритания ничем не нарушила обязанностей, изложенных в трех правилах 6 статьи Вашингтонского трактата или принципов международного права, к ним применимых, в отношении судна «Shenandoah» в период времени, предшествовавший вступлению этого судна в порт Мельбурн.
И большинством трех голосов против двух, суд находит, что Великобритания сделала упущение в исполнении обязанностей, предписываемых 2 и 3 правилами 6 статьи, в деле того же судна по вступлении его в Габсон-бей и, следовательно, на нее падает ответственность за все деяния этого судна, совершенные по выходе его из Мельбурна 18 Февраля 1865 г.

Относительно судов «Tuscalusa» (транспорт при Алабаме) «Clarence», «Tacong» и «Archer» (транспорты при «Florida») суд единогласно находит, что подобные транспорты, или вспомогательные суда, будучи совершенно основательно рассматриваемы как принадлежности главных судов, должны разделять их участь и подлежать одному с ними приговору.

В отношении судна «Retribution», суд большинством трех голосов против двух полагает, что Великобритания ни чем не нарушила обязанностей, изложенных в трех правилах 6 статьи Вашингтонского трактата, или применимых к ним принципов международного права.

Относительно судов «Georgia», «Sumter», «Nashvile», «Talahassee» и «Chickamauga», суд единогласно находит, что Великобритания ни чем не нарушила обязанностей, изложенных в трех правилах 6 статьи Вашингтонского трактата или применимых к ним принципов международного права.
Что же касается до судов «Sallie», «Jefferson Davis», «Music», «Boston» и «V. N. Jay», то суд единогласно полагает, что за недостатком улик, дела касающиеся означенных судов, должны быть исключены из числа дел, подлежащих его обсуждению.

Относительно частностей вознаграждения требуемого Соединенными Штатами, суд полагает, что издержки на преследование конфедеративных крейсеров не могут быть отделяемы от общих издержек на войну, веденную Соединенными Штатами, почему суд большинством трех голосов против двух не находит никакого основания для присуждения Соединенным Штатам вознаграждения по этой статье.

Точно также вероятные проценты, которых лишились Соединенные Штаты, не могут подлежать исчислению, как нечто будущее и неопределенное, и суд единогласно не находит основания для присуждения Соединенным Штатам вознаграждения и по этой статье.

Но, имея в виду, что для справедливого исчисления вознаграждения за понесенные убытки, необходимо отбросить все двойные требования за те же самые убытки и все требования за «валовые убытки», на сколько последние превосходят «чистые убытки», что совершенно справедливо и основательно принять при этом в расчет умеренный проценты, и что, согласно духу и букве Вашингтонского трактата, присуждение общей суммы вознаграждения следует предпочесть передаче вопроса о вознаграждении на дальнейшее рассмотрение и разрешение совета асессоров, предусмотренного 10 статьею помянутого трактата, суд, пользуясь властью дарованною ему 7 статьею трактата, большинством четырех голосов против одного, присуждает в пользу Соединенных Штатов сумму 45,500,000 долларов золотом, как вознаграждение, которое Великобритания должна заплатить Соединенным Штатам в удовлетворение всех требований, предъявленных в Третейский Суд, согласно смыслу 7 статьи трактата.

Затем в силу 11 статьи трактата, суд объявляет, что все требования, предъявленные ему на основании трактата, вполне и окончательно разрешены им.

Далее он объявляет что всякое требование, относящееся к разряду вышеупомянутых, было ли оно заявлено суду или нет, должно считаться окончательно разрешенным и устраненным, и приниматься к рассмотрению не будет.

В удостоверение чего настоящее решение и присуждение, составленное в двух экземплярах, подписано судьями, одобрившими его решение, будучи во всем согласно с точным смыслом 7 статьи Вашингтонского трактата.

Составлено в Женевской городской ратуше, в Швейцарии, в 14 день Сентября, в лето от Рождества Христова 1872.

Ч. Ф. Адамс.
Фридрих Склопис.
Стемпфли.
Виконт д’Итаюба.