К вопросу о формировании восточной части границы между США и Британской Северной Америкой в конце XVIII — первой половине XIX вв.

Д. Л. Усов
В первой половине ХIХ в. на пограничных территориях США и Британской Северной Америки сложилась довольно взрывоопасная ситуация, вызванная рядом экономических, политических и географических факторов. Главной причиной пограничных споров являлось отсутствие точно установленной линии границы между двумя державами. Конфликтная ситуация на восточном участке границы была разрешена в 1842 г. в целом мирными средствами. Для разрешения конфликтной ситуации стороны прибегли к ряду механизмов мирного разрешения международных споров: подписание конвенций и договоров, использование в качестве посредника монарха дружественной державы.

Сегодня Канада и Соединенные Штаты Америки являются дружественными друг другу государствами и надежными союзниками. Граница между этими двумя странами до недавнего времени (имеются в виду события 11.09.2001г.) являлась самой открытой в мире; их социально-экономическая интеграция является образцом, которому пытаются следовать многие другие государства. Однако такое положение вещей существовало далеко не всегда.

Дружественные отношения между Канадой и США формировались долго, и в своем развитии прошли через болезненные этапы открытой враждебности и недоверия. Великобритания, получившая в сер. XVII в. огромные владения в Северной Америке, спустя всего два десятилетия вынуждена была наблюдать за расколом своей колониальной империи на этом континенте. Незапланированное появление на южных рубежах сохранившихся в составе империи колоний крупного, независимого государства, постепенно начавшего набирать силу, породило проблему установления постоянной границы с этим государством. Ситуация осложнялась тем, что в регионе, пограничном с новообразованными США, у англичан имелись серьезные экономические интересы — прежде всего пушная торговля, рыболовство, а впоследствии освоение лесных ресурсов. Дополнительную сложность вносило наличие разнообразных географических объектов, относительно которых (вернее, их точного расположения) между сторонами порой возникали значительные разногласия.

Временем наиболее напряженных отношений между США и Британской Северной Америкой является период с 1783 по 1846 гг. Многочисленные споры и конфликты в этот период порождала именно неурегулированная линия границы.

Установление же в 1842-1846 гг.1 окончательной демаркационной линии, сохранившейся в почти неизменном виде до наших дней, закончило открытое противоборство двух названных государств и положило начало их сближению.

Вопрос об окончательном разграничении территорий США и Британской Северной Америки в конце XVIII — начале XIX вв. не представлял первостепенной важности для правительств двух держав. Фактически, стороны на протяжении почти трех десятилетий придерживались условий Парижского мирного договора 1783 г., хотя указанные в нем границы были весьма условны. Дело в том, что для дипломатов того времени было гораздо проще покорно следовать условиям старинных хартий, пожалований и договоров, чем, оспаривая права оппонента, заниматься географическими изысканиями в дикой местности, кишащей воинственными индейцами. К тому же, сохранение status quo зачастую было весьма благоразумно с точки зрения политики. Однако события войны 1812-14 гг. и последовавшие мирные переговоры поставили данную проблему на повестку дня.

Договор, заключенный в Генте в 1814 г. между США и Великобританией, обязал стороны вернуть друг другу все территории и имущество, захваченные ими в ходе боевых действий.2 В связи с этим остро встал вопрос о разграничении территорий Соединенных Штатов и Британской Северной Америки. Как оказалось, граница к западу от Лесного озера (находящегося на границе современных Миннесоты и Онтарио) все еще не была определена (главным образом потому, что в предыдущих договорах ее положение указывалось севернее, чем оно было на самом деле). Граница же восточнее этого озера, хотя и была проведена, также порождала много вопросов — положение некоторых ее участков следовало уточнить.

Для тех, кто вел переговоры в Генте, заключение взаимовыгодного мира представляло собой первоочередную задачу. Поэтому пограничные споры, не требовавшие немедленного разрешения, были на время отложены; в будущем их следовало разрешить с помощью специально создаваемых комиссий.3

Самым острым из этих вопросов являлось определение границы между штатом Мэн и провинцией Нью-Брансуик. Здесь камнем преткновения являлось описание северо-восточной границы США в Парижском мирном договоре 1783г.

Статья договора, в которой содержалось данное описание, начиналась следующими словами: «Чтобы пресечь все разногласия по причине границы в будущем…».4 Однако это утверждение оказалось излишне оптимистичным, поскольку все положения договора, касавшиеся проведения границы по линии от атлантического побережья до р. Св. Лаврентия, были в дальнейшем многократно оспорены. Кризис, порожденный пограничными разногласиями между США и Великобританией, постепенно набирал силу и предположительно мог вылиться в военные действия.

Проблемы с границами в данном районе имели место уже достаточно давно. Разногласия возникали при принятии первых хартий Массачусетса и Новой Шотландии, в ходе споров соперничавших Англии и Франции о границах Акадии, а затем и при определении в 1763 г. территории завоеванной британцами Канады. Все это было принято во внимание американским правительством на заключительном этапе Войны за независимость и нашло отражение в Парижском договоре 1783г. Согласно ему, северо-восточная граница США начиналась от реки Сент-Крой (St. Croix River). От «северо-западной стороны Новой Шотландии» («the north-west angle of Nova Scotia»), где проведенная строго к северу линия упиралась бы в «плоскогорье» («highlands»), граница должна была идти вдоль этого плоскогорья, которое отделяло реки, впадавшие в реку Св. Лаврентия от рек, впадающих в Атлантический океан. А от самого северо-западного истока р. Коннектикут она должна была идти вдоль последней до 45-й параллели и затем следовать по ней до реки Св. Лаврентия.5

Данное описание предполагало, что положение всех названных географических объектов было хорошо известно договаривающимся сторонам. Однако, как оказалось впоследствии, точное местонахождение этих объектов еще только предстояло определить.

В период с 1783 г. по 1812 гг. число спорных территориальных вопросов несколько уменьшилось. Во-первых, было установлено географическое положение р. Сент-Крой. Из нескольких рек, подходивших под описание, ближе всего к нему были две: Магагуадавик (Magaguadavic)6 и Шудик (Schoodic)7, которые впадали в залив Пассамакводди (большая бухта в заливе Фанди) с востока и запада соответственно. Выбор между ними был сделан членами совместной англо-американской комиссии, образованной в связи с принятием договора Джея (1794 г.).8 Следует отметить, что создание подобной комиссии было первым случаем подобного рода не только в новое время, но и в истории международного арбитража вообще.9 В 1798 г. члены комиссии остановили свой выбор на Шудике, и затем определили его исток (т.е. исток Сент-Крой) так, что к Нью-Брансуику отошла значительная полоса территории к западу от р. Сент-Джон.

Данное решение повлияло на притязания сторон. американцы, настаивавшие на проведении границы севернее Сент-Крой, теперь, после точного определения местонахождения реки, сместили «линию», указанную в Парижском договоре, к западу. Открытым оставался вопрос и о протяженности данной линии — его решение зависело от местоположения названного в договоре плоскогорья. Согласно утверждениям британцев, оно находилось к югу от р. Сент-Джон и ее притоков. Американцы же называли в качестве искомого участок, находившийся в 143 милях к северу от места, предложенного их оппонентами, за р. Рестигуш (Restigouche)10, простиравшийся примерно на 20 миль вглубь материка от нижнего течения р. Св. Лаврентия. Затем к этому разногласию добавилось еще одно, касавшееся истока Коннектикута, и в итоге оказалось, что спорная территория представляет собой треугольный участок площадью ок. 12 кв. миль.

Комиссия, созданная по условиям Гентского договора, также не смогла разрешить эти территориальные разногласия. Ее члены высказали разногласия при рассмотрении каждого из участков границы от р. Сент-Крой до р. Св. Лаврентия, и поэтому к 1822 г. было решено оставить разрешение проблемы непосредственно правительствам стран-соперников.

Подобная ситуация предусматривалась при заключении договора в Генте. Было оговорено, что если создаваемая комиссия не сможет разрешить спор, к этому нужно будет привлечь монарха дружественной державы. В последующие годы стороны долго не могли придти к единому мнению, отвергая предложенные друг другу кандидатуры, но к 1825г. ситуация на спорной территории начала давать все больше поводов для беспокойства. Оспаривая свои права на эти земли, Мэн и Нью-Брансуик вступили в открытый конфликт. Поэтому переговоры между Великобританией и США возобновились, и в сентябре 1827 г. была подписана конвенция об арбитраже. Лицом, которое должно было удовлетворить претензии сторон, после некоторых колебаний был выбран король Нидерландов Вильгельм.

Ознакомившись с обстоятельствами дела, Вильгельм нашел положения предыдущих договоров по этому вопросу слишком туманными и не соответствующими реальному положению вещей. Он посчитал, что раздел спорной территории в первую очередь следует осуществить так, чтобы максимально удовлетворить обе стороны. Поэтому в 1831 г. он вынес следующее решение: граница должна была проходить вдоль рек Сент-Джон и Св. Франциска (St. Francis River)11, и через плоскогорье севернее р. Св. Лаврентия.12 Таким образом, треть спорной территории — ее северный участок — отходила к Великобритании, а большая часть оставшейся земли (за исключением маленького участка к западу от верхнего течения р. Коннектикут) — к США.

Англичане выразили свою готовность согласиться с этим решением, однако реакция со стороны их соперников была прямо противоположной. Вскоре после обнародования Вильгельмом своего решения американский эмиссар в Гааге выразил свой протест в отношении подобного разрешения спора. Это было подкреплено протестом властей заинтересованных штатов и их представителей в Конгрессе. В частности, Мэн, лишь недавно получивший статус штата и в связи с этим не растративший еще всего энтузиазма, выступал за сохранение претензий на всю спорную территорию, и отрицал право федерального правительства отчуждать те земли, которые он считал своими. Сомнению подвергалась даже правомочность Вильгельма: арбитром для разрешения спора, был выбран именно король Нидерландов, а Вильгельм после революции в Бельгии в 1830г. получил титул только короля Голландии; связанные с этим протесты воплотились в резолюциях легислатуры Мэна. В свете такого развития событий правительство США обратилось за советом к Сенату, который рекомендовал отвергнуть решение арбитра. Таким образом, ситуация вновь обрела прежнюю остроту.

Однако реальное положение дел принципиально изменилось. Спорная территория уже не представляла собой дикую местность, освоение которой являлось вопросом отдаленного будущего. Она интенсивно заселялась, и ее лесные ресурсы использовали обе стороны. Проблемы возникали главным образом именно из-за рубки леса. Пользуясь отсутствием официальной границы, лесорубы осуществляли свой промысел и на тех территориях, которые, как считалось, находились за пределами их государства. Масштабы разработок росли, и рост числа стычек между лесорубами Мэна и Нью-Брансуика настоятельно требовал легального определения границ лесных угодий сторон. Однако привлечение властей еще больше осложнило ситуацию: подвергавшиеся частым конфискациям незаконно спиленного леса группы лесорубов настойчиво требовали у своих правительств компенсаций за нанесенный им ущерб и защиты своих интересов в дальнейшем.

Положение дел на восточной границе между США и британскими владениями в Северной Америке ухудшалось и в связи с ростом постоянных поселений на этой территории. Между Мэном и Нью-Брансуиком постепенно назревал скандал из-за пограничного поселения Мадаваска (Madawaska). Подданные обеих сторон селились в данном месте, и на протяжении 1830-х гг. правительства и Нью-Брансуика, и Мэна неоднократно пытались законодательно подтвердить, что данный район находится именно на их территории.13 Все это сопровождалось различными приказами, предупреждениями, арестами и конфискациями, а также апелляциями к правительствам своих стран. Напряжение росло, и в 1838 г. губернатор Мэна обратился к федеральному правительству, заявив, что «Мэн имеет право знать…, будут ли его интересы защищены или ему придется сражаться в одиночку, без чьей-либо помощи».14

Вскоре после этого на спорной территории разгорелся конфликт, известный как «Арустукская война» (Aroostook war), названный так потому, что его события происходили главным образом в долине р. Арустук — одного из притоков Сент-Джона. В феврале 1839 г. властями Мэна была предпринята попытка силой положить конец «грабежу и мародерству» со стороны хозяйничавших на землях их штата лесорубов Нью-Брансуика. Эта попытка переросла в вооруженное столкновение. Инициатива каждой из сторон продолжить выяснение отношений силовым методом нашла поддержку сначала на местном, а затем и на федеральном уровне.

К счастью, значительных жертв и кровопролития удалось избежать. Был найден авторитетный посредник, и в ходе переговоров вооруженные отряды были отосланы или распущены, а все пленные освобождены. Мэн получил под номинальный контроль район Арустука, а Нью-Брансуик — Мадаваску.

Однако временное разрешение конфликта стало возможным лишь потому, что стороны надеялись на окончательное урегулирование пограничных споров в самое ближайшее время. Ситуация приобрела безотлагательный характер — в случае задержки она грозила еще одним, гораздо более серьезным конфликтом. Поэтому США и Великобритания, наконец, предприняли решающую попытку урегулирования пограничного спора, урегулирования максимально устраивавшего друг друга, чему в немалой степени должна была способствовать смена администраций двух стран в 1841 г.

Для разрешения конфликта с Соединёнными Штатами с британской стороны был назначен лорд Эшбертон. Это стало проявлением желания Великобритании как можно скорее уладить эту острую проблему, не настаивая на точном соблюдении дипломатических норм и правил. Дело в том, что Эшбертон имел тесные связи с США — как личного, так и делового характера — и это делало его вполне приемлемым дипломатом с точки зрения американцев. А его огромный опыт в сфере бизнеса позволял Великобритании рассчитывать, что дело будет улажено наилучшим образом для обеих сторон.

Стоявшая перед Эшбертоном задача имела комплексный характер. Ему было поручено уладить все спорные пограничные вопросы, а не только проблему с ее северо-восточным участком. Острым был вопрос о границе с Орегоном, постепенно приобретавший все большую важность. Кроме того, следовало уточнить водную границу на участке от реки Св. Лаврентия до Лесного озера. Над этим вопросом ранее работала комиссия, созданная в ходе заключения Гентского договора, но у ее членов возникли затруднения с географическими изысканиями на отдельных участках, а потому, не сумев справиться с этими проблемами, комиссия прекратила свою работу.

Самой же важной частью миссии Эшбертона оставалось урегулирование вопроса о восточной части сухопутной границы между США и Британской Северной Америкой. Английский посланник подошел к данной задаче со стремлением разрешить ее как можно более благоприятно для обеих сторон, стремясь в то же время максимально защитить интересы своей страны.

Подобные взгляды имел и выбранный вести переговоры от лица своей страны госсекретарь США Уэбстер.15 Он считал, что для разрешения данного конфликта был необходим компромисс, и был готов вести переговоры, основываясь на предложенной королем Вильгельмом границе. Понимая, что в таком случае претензии со стороны американских штатов (в частности, Мэна и Массачусетса) должны быть существенно ограничены, он принимал к этому все возможные меры. В частности, в 1842г. представители двух названных штатов были привлечены к переговорам о границе, в ходе которых Уэбстеру стоило немалых усилий заставить их принять условия, устраивавшие Эшбертона.

Со стороны Великобритании подобных действий по привлечению к переговорам представителей колоний предпринято не было. Правда, Эшбертон вел переписку с губернаторами Канады и Нью-Брансуика, стараясь, насколько это было возможно, принять их пожелания при заключении договора. Однако непосредственно в ходе переговоров провинции участия не принимали, и их мнение не являлось первостепенным фактором, повлиявшим на финальное соглашение. Таким образом, переговоры вело скорее английское правительство с точки зрения своих имперских интересов, которым были подчинены мнения на местах.

У каждой из сторон наблюдалось значительное расхождение местных и государственных интересов. Ни США, ни Великобритания не считали ресурсы спорной территории имеющими национальное значение. Но для Мэна и Нью-Брансуика эти леса и земли представляли весьма значительное богатство, и они крайне неохотно его уступали. К тому же, Нью-Брансуик намеревался начать строительство железной дороги до р.Св. Лаврентия, и линия границы, на которой настаивала Великобритания, этому способствовала, позволяя наладить прямой маршрут до Квебека. Уже были начаты земельные изыскания, и подобная активность на спорной территории только увеличила опасения Мэна, так же как и его стремление отстаивать свои права на данную территорию.

Интересы соперничавших держав в данном регионе были скорее стратегическими, нежели экономическими. Великобритания уже несколько раз испытывала трудности при переброске войск в Канаду в зимний период, когда р.Св. Лаврентия замерзала. После восстания 1837г. данная проблема вновь обрела остроту. Появилась необходимость установления сухопутного маршрута для военных целей, который проходил бы от Сент-Джона до Квебека. Таким образом, пограничные претензии Великобритании имели целью не формирование безопасной границы Нью-Брансуика (о которой не высказывалось значительного беспокойства), а построение подходящих коммуникаций с Канадой и долиной реки Св. Лаврентия. Именно этот район являлся наиболее уязвимым и подвергался непосредственной угрозе в случае войны с США.

Американское правительство тоже мыслило подобным образом. Со стороны Нью-Брансуика не существовало значительной угрозы вторжения, что бы не заявлял по этому поводу Мэн. Вероятной военной базой, откуда исходила бы непосредственная опасность, могла стать именно Канада, а маршрут вторжения проходил бы в таком случае в районе озера Шамплейн и р. Гудзон.

В 1842г. Эшбертон получил от своего правительства инструкции по поводу возможного обоюдного компромисса при разделе границы. Великобритания, хотя и отказалась вслед за американцами от предложенного королем Нидерландов решения проблемы, решила вновь к нему вернуться, хотя и с некоторыми изменениями. Главной задачей считалось сохранение уже имевшегося маршрута, проходившего через Нью-Брансуик и шедшего вверх по Сент-Джону через Мадаваску. Проведенная же Вильгельмом граница, которая шла вдоль реки Св. Франциска слишком близко к долине Св. Лаврентия «существенным образом ограничивала свободу и безопасность наших коммуникаций»16 — так говорилось в полученных Эшбертоном инструкциях. Таким образом, ему следовало добиться признания за Великобританией территорий в верхнем течении Сент-Джона, а взамен английское правительство было готово отказаться от пограничных фортов и если необходимо, выплатить Мэну денежную компенсацию.

Однако Мэн предложил другие условия сделки. За все территориальные уступки со своей стороны он требовал компенсацию не деньгами, а землей. В число желаемых для него приобретений входили острова в устье Сент-Крой и, при возможности, узкая полоска земли между Сент-Джоном и западной границей Нью- Брансуика. Также Мэн требовал права навигации по Сент-Джону. Все эти условия стали неожиданностью для Эшбертона. Ему не очень нравилась идея проведения границы вдоль Сент-Джона; более того, он считал, что отстаивание пограничной линии для сохранения военного маршрута может повлечь больше жертв, чем оно стоит. Это мнение и было подтверждено требованиями Мэна.

Однако спустя некоторое время каждой из сторон (втайне друг от друга) были найдены в архивах старые карты, подтверждавшие обоснованность претензий соперника. Они так и не были обнародованы, поскольку это придало бы еще больший накал пограничным спорам.17 Попытки Уэбстера привлечь внимание властей Мэна к имевшейся в его распоряжении карте, доказывающей избыточность требований штата, большого успеха не возымели. Ситуация изменилась лишь тогда, когда он предложил Мэну и Массачусетсу по 150 тыс. долларов за согласие принять такую пограничную линию которая, по его мнению, устроила бы Эшбертона.

Основные положения будущего договора были уже подготовлены рядом неформальных конференций. Главным в нем стало то, что спорная территория была разделена более в пользу Великобритании, чем это предполагало решения короля Нидерландов. Взамен граница США была сдвинута немного к западу у истока р. Коннектикут. Кроме того, были утверждены компромиссные решения (более выгодные американцам) в отношении р. Сен-Морис (St. Marys River)18 и границы к западу от озера Верхнего.19 Мэн был удовлетворен, получив право сплава леса по Сент-Джону. По оценкам Уэбстера, хотя Соединенные штаты получили в свое распоряжение 7/12 спорной территории, по важности эти приобретения превосходили 4/5 всей этой земли. Окончательно все вопросы, касавшиеся пограничной линии, были сняты в течение 1843-45 гг., когда была осуществлена ее демаркация.20

Итоговое соглашение не удовлетворяло в полной мере требования ни одной из сторон, но оно являлось, по крайней мере, честным компромиссом, от которого выиграли обе страны, поскольку источник опасных противоречий был устранен, причем без ограничений национальных интересов Великобритании и США.

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо отметить следующее. В первой половине ХIХ в. на пограничных территориях США и Британской Северной Америки сложилась довольно взрывоопасная ситуация, вызванная рядом экономических, политических и географических факторов. Главной причиной пограничных споров являлось отсутствие точно установленной линии границы между двумя державами. К счастью, конфликтная ситуация на восточном участке границы была разрешена в 1842 г. (на западном — в 1846 г.) в целом мирными средствами (положение дел было омрачено главным образом Арустукским инцидентом и войной 1812-14 гг., причем последняя не являлась прямым последствием споров о границе). Для разрешения конфликтной ситуации стороны прибегли к ряду механизмов мирного разрешения международных споров: подписание конвенций и договоров, использование в качестве посредника монарха дружественной державы. Особо следует отметить создание совместной комиссии для решения спора, являвшейся первой организацией такого рода в международной правовой практике.

Примечания

  • В 1842г. было подписано соглашение о демаркации восточного участка границы, а в 1846 г. — западного.
  • Ibid. Articles 4-8.
  •  The Paris Peace Treaty of 1783. Article 2. http://odur.let.rug.nl/~usa/D/1776-1800/war/peace.htm#2
  •  Ibid.
  • Находится на территории современного Нью-Брансуика, берет начало в одноименном озере и впадает в залив Пассамакводди.
  • Современная р. Сент-Крой, находится на северо-западе шт. Висконсин и востоке шт. Миннесота.
  •  Лазарев С. Л. Международный арбитраж. М.: Международные отношения, 1991. С. 178-179; Попков А. Н. Концепция международного арбитража и ее развитие // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998г., №4: http://evolutio.info/mdex.php?option=com_content&task=view&id=194&Itemid=5
  • Протекает на северо-западе Нью-Брансуика и юго-востоке Квебека.
  • Приток Миссисипи, протекает на юго-востоке современного штата Миссури и северо-востоке современного штата Арканзас.
  • Edgar Mclnnis «The Unguarded Frontier». N-Y., 1942. p. 167. Также см.: The 1820 US Census of Matawasca: http://www.upperstjohn.eom/l820/index.htm; The 1830 US Census of the Madawaska Settlement, St.John River: http://www.upperstjohn.com/1830/index.htm; 1831 Deane and Kavanagh Survey,: http://www.upperstjohn.com/aroostook/deane-kavanagh.htm; 1833 New Brunswick Census of Madawaska: http://www.upperstjohn.com/1833/index.htm.
  • Edgar Mclnnis. Op. Cit. P. 169
  • Необходимо отметить, что взгляды Уэбстера стали не единственной причиной его назначения посланником Соединенных Штатов. Еще до назначения на пост государственного секретаря, в 1839г. он находился с деловой миссией в Англии, где в ее рамках впервые встретился с Эшбертоном, легко установив с ним взаимопонимание. Именно сочетание этих двух факторов и сделало его самой подходящей фигурой для переговоров.
  • Edgar Mclnnis. Op. Cit. p. 171
  • В XX в. была обнаружена еще одна карта, подтверждавшая справедливость требований Великобритании.
  • Соединяет озера Верхнее и Гурон
  • Glassen, Н. George. Thrust and Counterthrust. The Genesis of the Canada — United States Boundary. Toronto, 1965. Pp. 89-92