Конгрессовский этап деятельности Джона Куинси Адамса

Джон Куинси Адамс - единственный президент США, избранный в Конгресс после окончания президентских полномочий. Парламентский этап политической карьеры Адамса (1832-1848) пришёлся на период обострения споров о судьбе рабства и завоевательной войны с Мексикой.

Общественная жизнь Джона Куинси Адамса ассоциируется с его президентством (1825-1829), госсекретарством (1817-1825) и дипломатической деятельностью, в частности в качестве первого посла США в России. Однако после ухода в отставку с поста президента он неожиданно для себя был избран членом палаты представителей от Массачусетса. Его активная «новая» карьера продолжалась 17 лет, вплоть до дня его смерти в феврале 1848 г., и была направлена на отмену так называемого правила кляпа, на предотвращение аннексии Техаса, которая, с его точки зрения, могла привести, и в конечном итоге действительно привела, к войне с Мексикой, на разрешение дела судна «Амистад» и на присоединение территории Орегона. За всеми этими сюжетами лежала проблема распространения рабства. По сравнению с предыдущими этапами деятельности Адамса, его положение в конгрессовский период можно определить как положение аутсайдера, так как в большинстве случаев он находился в меньшинстве при голосованиях в палате представителей, составляя оппозицию политике президентов от демократической партии Э. Джексона, М. Ван Бюрена и Дж. Полка. Вызывала активное неприятие со стороны Адамса и политика Дж. Тайлера, который после смерти президента от вигской партии У. Гаррисона занял его место.

Несмотря на то что Адамс гордился своей независимостью от какой-либо партии, в большинстве случаев он отдавал предпочтение национал-республиканцам и вигам. В редких случаях принципиальная точка зрения заставляла его соглашаться и с позицией его оппонентов демократов, особенно в делах, касавшихся взаимоотношений США с другими странами. Любопытно, что в 1836 г. съезд партии антимасонов округа Брэйнтри выдвинул бывшего президента своим делегатом в палату представителей не по причине его партийной принадлежности, а, как писал Адамс в своем дневнике, «из-за уверенности в моей позиции, соответствующей здравому смыслу и моей честности»1. Несмотря на то что Адамс сознательно дистанцировался от аболиционистов, он помимо своей воли превратился в одного из наиболее последовательных их сторонников.

В этой связи возникает вопрос: как Адамс представлял себе решение проблемы рабства, стремительно выдвигавшейся на авансцену политической жизни США? Рабство, по мнению шестого президента США, должно было постепенно исчезнуть само собой. Как это могло произойти? С одной стороны, рабство, по твердому убеждению Адамса, ни в коем случае не должно было распространяться на те территории, где оно никогда не существовало, и с другой стороны, освобождение рабов должно было происходить мирным путем, благодаря, как выразился сам Адамс, «постепенному процессу осветления в результате взаимодействия» между черными и белыми. Еще одним способом решения проблемы рабства Адамсу представлялся созыв нового конституционного конвента. При этом Адамс никогда не сбрасывал со счетов и возможность насильственного конца этого «странного (peculiar) института» в результате либо войны между северными и южными штатами, как, собственно, и случилось, либо восстания рабов, либо конфликта с другой державой. В последнем случае конгресс, применяя на практике право, данное ему конституцией на время войны, смог бы отменить рабство. Несмотря на то что для Адамса союз штатов оставался приоритетным принципом на протяжении всей его жизни, он был готов рассмотреть неприятную перспективу распада союза, но в очень далеком будущем и только «в связи с вопросом о рабстве и никаким другим» и только если этот распад представит возможность создания нового союза на основе «фундаментального принципа свободы»2.

Адамс разработал и свою собственную антирабовладельческую программу, однако, отдавая себе отчет в том, что она никогда не будет осуществлена при его жизни, он даже не выдвигал ее для обсуждения в конгрессе. Это программа состояла из трех поправок к конституции, суть которых сводилась к тому, что каждый ребенок-раб, рожденный после 4 июля 1842 г., будет считаться свободным; что ни один штат, конституция которого допускала рабовладение, не будет включен в состав США (исключение составляла Флорида) и, наконец, что после 4 июля 1845 г. на территории Вашингтона, округ Колумбия, будут запрещены как работорговля, так и рабство3. На практике, однако, Адамс избегал открытых обсуждений вопроса о рабстве, понимая, что такие дискуссии смогут оттолкнуть от него потенциальных союзников с обеих сторон.

Исключение составляло только дело о судне «Амистад». Суть этого дела касалась судьбы 39 африканцев, которые были взяты в плен и насильно помещены на борт корабля «Амистад», направлявшегося на кубинские сахарные плантации. Однако по пути к месту следования они подняли бунт и, захватив судно, попытались вернуться на родину. Двое уцелевших белых направили их по ложному пути, и в конце концов африканцы были схвачены службой ВМФ США в районе Новой Англии. Администрация Ван Бурена объявила их не только пиратами, но и рабами и в качестве таковых заключила в тюрьму, чтобы впоследствии вернуть их «хозяевам». После того как аболиционисты привлекли к судьбе африканцев внимание международной общественности, заявляя, что речь идет о судьбе свободных мужчин и женщин, которые оказались в рабстве незаконным путем, их дело было передано в суд.

Состоятельный аболиционист нанял Адамса в качестве адвоката африканцев, когда дело дошло до Верховного суда США. В своей восьмичасовой крайне эмоциональной речи, изобиловавшей саркастическими пассажами, Адамс ссылался среди прочего на Декларацию независимости для прославления свободы индивидуума в соответствии с естественными законами природы. При лишь одном воздержавшемся члены Верховного суда согласились с аргументацией Адамса, африканцам вернули их статус свободных людей, и вскоре они отбыли на родину4.

В другом случае проблемы рабства и гражданских свобод населения США оказались тесно связанными между собой. Речь шла о праве на свободу слова, в данном случае на право выступать с петицией, которое оказалось практически аннулированным вследствие позиции членов палаты представителей от южных штатов. Настойчивая и чрезвычайно долгая борьба Адамса против так называемого правила кляпа (the «gag rule») представляет собой одну из ярчайших страниц в истории конгресса США.

Известно, что антирабовладельческие петиции посылались в конгресс с первой же сессии первого созыва, когда Бенджамин Франклин вместе с группой пенсильванских квакеров выступил с требованием об отмене ввоза рабов, но на волне роста аболиционистского движения, и в особенности после начала издания в 1831 г. журнала «Освободитель» под руководством известного лидера движения У. Гаррисона, число петиций выросло в несколько сот раз. В соответствии с обычной процедурой эти петиции, как и все остальные, направлялись Адамсу для представления членам палаты. С течением времени антирабовладельческие петиции начали вызывать настолько бурное негодование со стороны конгрессменов от южных штатов, что в 1836 г. они организовали принятие так называемой резолюции Пинкни, предложенной Генри Пинкни из Южной Каролины. В соответствии с этой резолюцией все петиции, касавшиеся рабства, клались под сукно без их обсуждения или публикации. В ходе обсуждения резолюции речь Адамса, выступавшего против ее принятия, была прервана спикером палаты. Когда бывший президент спросил, не затыкают ли ему рот («Am I gagged?»), спикер ответил, что, в общем, да5. С этого момента началось восьмилетнее противостояние между Адамсом и членами палаты. Несмотря на нелицеприятные высказывания со стороны его политических противников, Адамс из сессии в сессию настаивал на том, что «правило кляпа» было прямым нарушением первой поправки к конституции. Он также утверждал, что сражается по процедурным вопросам, а не по содержанию, т. е. за соблюдение права на обсуждение петиций, а не по поводу существования самого института рабства.

Собственно говоря, в начале каждой сессии конгресса палата принимала резолюции, аналогичные резолюции Пинкни, и назывались они по имени человека, их предложившего. Таким образом, например, в 1837 г. была принята резолюция Паттона, в следующем году — резолюция Атертона и т. д. В каждом случае Адамс возобновлял свою борьбу против правила, косвенно названного в его честь, и результаты голосования показывали, что он становится все ближе и ближе к своей цели, пока наконец в декабре 1844 г. «кляп» не был отменен 108 голосами против 806.

Начало 1840-х годов вселило определенную долю надежды на лучшее в сердце Адамса, и связано это было с тем, что кандидат от вигской партии, герой англо-американской войны 1812-1814 гг. генерал Генри Вильям Гаррисон победил на президентских выборах. В вигской партии состояли многие сторонники Адамса по фракции национал-республиканцев, бравшей свое начало еще в 1820-х гг., в бытность его президентом. Несмотря на то что Адамс не был высокого мнения о Гаррисоне, он поддержал его кандидатуру на том основании, что генерал не был одним из «шакалов-демократов». Однако все надежды Адамса потерпели крах, когда после смерти Гаррисона президентское кресло занял южанин Джон Тайлер, ярый сторонник рабства. В свое время Тайлер был выдвинут кандидатом на пост вице-президента, чтобы умиротворить южан, и, став президентом, он практически отказался от экономической политики вигов, что в конечном счете привело к административному кризису в 1843 г., когда все члены его кабинета подали в отставку.

Тайлер тем не менее поддерживал стремление широких слоев американцев к территориальной экспансии в направлении Техаса и Орегона. Оба региона привлекали внимание Адамса в течение долгого времени. В бытность госсекретарем он вынужден был отказаться от американских претензий на территорию Техаса к западу от р. Сабины, что нашло отражение в Трансконтинентальном договоре 1819 г. Став президентом, Адамс дважды (в 1825 и 1827 гг.) уполномочивал госсекретаря Г. Клея вступить в переговоры с Мексикой, ставшей независимой от Испании, относительно покупки Техаса, однако старания Клея успехом не увенчались. Между тем к середине 1830-х годов население территории благодаря американской эмиграции увеличилось в пять раз, и в 1836 г. обосновавшиеся в Техасе американцы подняли восстание, объявили о своей независимости от Мексики и подали прошение о вступлении в состав Соединенных Штатов. На первый взгляд техасская политика администрации Джексона и Ван Бюрена выглядела как логическое продолжение политики Адамса, но сам Адамс так не считал и выступал против аннексии Техаса по нескольким причинам, главной из которых была проблема рабства.

Дело в том, что к тому времени, как Адамс и Клей предпринимали попытки купить Техас, Мексика приняла закон, направленный на постепенную отмену рабства, и если бы передача США территории Техаса все-таки состоялась в 1820-е гг., вопрос о рабстве просто-напросто утратил бы актуальность, учитывая отношение к рабству самого президента. В том случае, если бы США аннексировали Техас во время президентства Джексона или Ван Бюрена, новая территория, по мнению Адамса, была бы присоединена к южным штатам и рабство на ней было бы восстановлено. Как и большинство противников аннексии, Адамс был убежден, что на территории Техаса будет создано по крайней мере пять рабовладельческих штатов.

Другим обстоятельством, беспокоившим Адамса в связи в перспективой аннексии Техаса, была угроза войны с Мексикой. Бывший президент утверждал, что демократы хотят не только присоединить сам Техас, но и спровоцировать войну с Мексикой, которая, по его мнению, принесла бы большие выгоды для Юга и Запада. Еще одним препятствием к аннексии Техаса для Адамса была юридическая сторона вопроса. С его точки зрения, неконституционно было бы суверенной стране присоединять территорию другой суверенной страны распоряжением законодательной власти, а не решением конституционного конвента, и в этой связи весной 1843 г. Адамс безуспешно пытался провести через палату представителей резолюцию, утверждавшую, что аннексия Техаса будет незаконной. При поддержке 12 других антирабовладельчески настроенных конгрессменов шестой президент опубликовал заявление, в котором говорилось, что аннексия «неизбежно приведет к распаду Союза»7.

Усилия президента Тайлера по присоединению Техаса продолжались, и в начале 1844 г. он поручил своему госсекретарю Абелю Апшеру, а после его смерти Дж. Кэлхуну урегулировать условия договора аннексии с Сэмом Хьюстоном, американским генералом, ставшим президентом республики Техас. 11 апреля 1844 г. договор был подписан, но не был ратифицирован сенатом. Конечно, для Адамса это обстоятельство явилось «лишь временным облегчением»8.

В период президентских выборов 1844 г. проблема Техаса оставалась приоритетной. Обе главные политические фигуры дня — демократ Ван Бюрен и виг Клей — были против немедленной аннексии и оба выступали с заявлениями о том, что аннексия допустима только в случае согласия Мексики. При этом Ван Бюрен выступил и против распространения рабства на территории Техаса, что в конечном счете стоило ему выдвижения на пост президента от своей партии: влиятельное южное крыло демократической партии предпочло Ван Бюрену члена палаты представителей от Теннеси Джеймса Полка, который в результате и выиграл выборы.

Платформа Полка включала положение о «новых усилиях по присоединению Орегона и аннексии Техаса в возможно ближайшее время». Адамс же продолжал утверждать в связи проблемой Техаса, что со стороны последователей Тайлера «существует заговор с целью заманить население Техаса вместе с рабами в Союз штатов»9. В речи, произнесенной 7 октября 1844 г. в молодежном вигском клубе Бостона, он призвал своих слушателей «начистить оружие» для «смертельной схватки» между «духом свободы и духом рабства», которая станет неизбежной после аннексии Техаса10.

Оказалось, что, несмотря на резкие слова, Адамс был в значительной степени прав: после победы Полка на выборах уходящий в отставку Тайлер решил сменить тактику. Он воспользовался альтернативной процедурой аннексии: вместо узаконенной практики двух третей голосов сенаторов Тайлер выдвинул идею так называемой объединенной резолюции (joint resolution), которая предполагала простое большинство в обеих палатах конгресса. Несмотря на позицию Адамса и его соратников-вигов, в феврале 1845 г., за месяц до вступления в должность президента Полка, законопроект, который Адамс охарактеризовал как «самое страшное несчастье, которое обрушилось на меня и мою страну», стал законом11.

После аннексии Техаса Орегон, временно занимаемый и Великобританией, и США, стал следующим вопросом на повестке дня. К удивлению как врагов, так и его друзей Адамс полностью поддержал администрацию Полка в требованиях присоединить к США всю территорию Орегона до 54-й параллели, несмотря на угрозу начала войны с бывшей метрополией. Адамс убеждал Полка оказать максимальное давление на Лондон, ибо территория Орегона была необходима США, чтобы «осуществить предначертание Всевышнего, увеличить и умножить, и подчинить себе, и сделать цветущей эту землю»12. Воинствующая решимость Адамса и сам факт использования им языка предначертания судьбы (Manifest Destiny) в случае с Орегоном в отличие от ситуации с аннексией Техаса показывает, что бывший президент не был противником экспансии как таковой. Когда распространение рабства не являлось частью проблемы, территориальная экспансия была для него не только абсолютно допустимой, но и чрезвычайно желательной.

Окончательный текст договора, который Полк подписал с британским министром в июне 1846 г., не включал всех требований к английской стороне, выдвинутых Адамсом, но в виду разворачивавшихся военных действий против Мексики бывший президент воздержался от публичной критики договора по Орегону13.

Как Адамс и предполагал, аннексия Техаса сделала войну с Мексикой неизбежной. Мексиканское правительство разорвало отношения с США, и Полк направил войска по главе с генералом Э. Тэйлором, чтобы захватить спорную территорию к югу от Рио Гранде. Воспользовавшись стечением обстоятельств, Полк заявил, что между США и Мексикой существует «состояние войны».

Война с Мексикой оказалась последней страницей общественно-политической деятельности бывшего президента США, и разные ее аспекты вызвали противоречившие одна другой реакции Адамса. С одной стороны, эта война представлялась ему «самой несправедливой» за всю историю существования США, и вместе с 14-ью северными вигами он голосовал против военного законодательства14. С другой стороны, после того как 11 мая 1846 г. конгресс дал «добро» на ведение войны, Адамс поддержал военные затраты по части содержания и снабжения войск в полевых условиях. С третьей же стороны, буквально до последнего дня своей жизни Адамс выступал против присуждения воевавшим американцам наград и знаков отличия. 20 февраля 1848 г., когда до Вашингтона дошли вести, что мирный договор между США и Мексикой подписан, Адамс произнес последнее «нет» в своей жизни по поводу объявления благодарности отличившимся в бою солдатам и офицерам15. В тот же день у него случился инсульт, и двумя днями позже он умер в здании Капитолия.

К тому времени как шестой президент отошел в мир иной, он превратился в национальную легенду. Может быть, и можно говорить о том, что его преданность родной стране не нашла абсолютного отклика у американцев, но в последние годы своей жизни он, безусловно, был одним из самых уважаемых граждан США. Люди съезжались со всей страны в Квинси, чтобы иметь возможность лично поговорить с бывшим президентом во время его пеших прогулок. Когда Адамс входил в палату представителей, дискуссии прекращались, пока он не занимал своего места. Как заметил его двоюродный брат Джосайя Куинси в связи с его смертью, «врата опасения и зависти наконец за ним закрылись, открытыми остались лишь врата уважения и прославления»16. А то, что на первый взгляд выглядело противоречивым в конгрессовский период его деятельности, при более внимательном рассмотрении таковым не являлось.

Всю свою жизнь Адамс был «континенталистом», т. е. сторонником расширения территории Соединенных Штатов до размеров всего Североамериканского континента, однако именно в период его деятельности в палате представителей проблема распространения рабства выдвинулась на первое место наряду с территориальной экспансией. Адамс был убежден, что прорабовладельчески настроенные южане захватили власть и стремятся похоронить «идеальную» американскую республику, основанную на общих для всех ее граждан моральных и политических убеждениях. Оставаясь сторонником сильного федерального правительства, Адамс воспринимал президентов от демократической партии как поборников секционных интересов. Позиция Адамса в конгрессе, особенно во время президентства Тайлера и Полка, была продиктована глубокими экономическими и социальными изменениями в жизни страны, в конце концов приведшими к Гражданской войне.

Примечания

  • 1 Цит. по: Nagel P.C. John Quincy Adams. A Public Life, a Private Life. Harvard University Press, 1997. P. 360; О партийных преференциях Адамса на разных этапах его конгрессовской карьеры см.: Parsons L.H. John Quincy Adams. Madison House Publishers, 1998. P. 209, 244-245, 262-263.
  • 2 Цит. пo: Lewis J.E. John Quincy Adams. Policymaker for the Union. Wilmington, DE, 2001. P. 127.
  • 3 Russell F. Adams. An American Dynasty. N.Y., 1976. P. 234.
  • 4 Полную историю дела о судне «Амистад» см.:Jones Н. Mutiny on the Amistad. N.Y., 1987.
  • 5 Miller W.L. Arguing About Slavery. N.Y., 1996. P. 146.
  • 6 Brookhizer R. America’s First Dynasty N.Y., 2002. P. 102-108.
  • 7 Цит. no: Lewis J.E. Op. cit. P. 130.
  • 8 Adams J.Q. Memoirs of John Quincy Adams: Comprising Portions of His Diary from 1795 to 1848 / Ed. by C.F. Adams. Philadelphia, 1876-1877. Vol. 12. P. 49 (далее — Memoirs of JQA).
  • 9 Ibid.
  • 10 Bemis S.F. John Quincy Adams and the Union. N.Y., 1956. P. 474.
  • 11 Memoirs of JQA. Vol. 12. P. 173.
  • 12 Ibid. P. 171.
  • 13 Ibid. P.221.
  • 14 Ibid. P. 263.
  • 15 Bemis S.F. Op. cit. P. 535.
  • 16 Цит. пo: Nagel P.C. Op. cit. P. 414.

Опубликовано: Российско-американские отношения в прошлом и настоящем: образы, мифы, реальность: материалы международной конференции, посвященной 200-летию установления дипломатических отношений между Россией и США, РГГУ (Москва), 21-22 февраля 2007 г. – Москва: Изд-во Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), 2007. - С. 96-104.
OCR 2017 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать