Джефферсоновские республиканцы и эмбарго 1807 г.

Замысел настоящей статьи заключается в том, чтобы показать, какое влияние события 1806-1808 гг. (внешнеполитические события, борьба в конгрессе) принятие эмбарго оказали на состояние республиканской партии, на эволюцию первоначальных взглядов и принципов республиканцев

Начало XIX в., когда у власти в США находилась партия «республиканцев» главе с Т. Джефферсоном, — важный период в становлении двухпартийной системы. Именно тогда закладывались ее основы как единого политического механизма, вырабатывались нормы поведения партий и главные принципы их взаимодействия: консенсус и альтернатива.

Республиканцы и их оппоненты — партия федералистов возникли в начале 90-х годов ХУШ в. в немалой мере как альтернативные организации. Альтернативный принцип в их взаимоотношениях проявился в приверженности различным путям развития капитализма: торгово-промышленному, с одной стороны, и аграрному, с другой. Эти две тенденции развития капитализма получили оформление в концепциях: А. Гамильтона, взятой в основу федералистами, и Т. Джефферсона, послужившей идейно-политической базой для республиканцев.

Федералистская партия представляла интересы торгово-мануфактурной буржуазии, особенно Новой Англии, и в значительной степени игнорировала устремления аграрных слоев общества. Республиканская партия, пришедшая к власти в 1800 г. в результате победы над дискредитировавшими себя федералистами, являла собой не однородную организацию, а скорее коалицию различных социальных слоев и политических сил страны, объединенную оппозицией федералистам. Основной костяк партии составляли плантаторы, фермеры. К ним примыкали часть крупных торговцев Северо-Востока (например, семьи Дерби и Кроуниншильд), связанных с экспортом сельскохозяйственных продуктов, большинство ремесленников, мелкой буржуазии городов, ориентировавшейся на внутренний рынок. Поэтому перед Джефферсоном и его соратниками по партии стояла задача сохранить республиканскую коалицию, лавируя между различными политическими силами и объединяя своими мероприятиями представителей различных социально-экономических интересов. Однако безоговорочная приверженность аграрному пути развития страны становилась невозможной — историческая необходимость требовала признания неизбежности развития мануфактур, государственного вмешательства в частнопредпринимательские дела, сохранения Банка Соединенных Штатов, установления протекционистского тарифа, объявления, вопреки принципу нейтралитета и свободной торговли, эмбарго. Поэтому в период своего пребывания у власти президент Джефферсон и его преемник Дж. Мэдисон (1809- 1817) в процессе решения конкретных социально-экономических задач постепенно отходили от классических принципов аграрного развития капитализма, разработанных в тот период, когда партия находилась в оппозиции. Это вело к развитию принципов консенсуса, сближению платформы республиканской партии с идеями федералистов.

Замысел настоящей статьи заключается в том, чтобы показать, какое влияние события 1806-1808 гг. (внешнеполитические события, борьба в конгрессе) принятие эмбарго оказали на состояние республиканской партии, на эволюцию первоначальных взглядов и принципов республиканцев1.

Предыстория принятия эмбарго такова. После недолговечного Амьенского мира в 1803 г. война в Европе между Англией и Францией возобновилась. Она имела значительные последствия для американской торговли. Англия и Франция начали захватывать суда нейтральных стран, направлявшихся в порты воюющих держав. В 1805 г. американский корабль «Эссекс», занятый торговлей с французской Вест-Индией, был захвачен англичанами. К 1806 г. было задержано уже более 20 американских торговых судов.

В Америке эти события наиболее серьезным образом отразились на интересах торговой буржуазии Новой Англии, которая составляла костяк федералистской партии. В условиях напряженной обстановки недовольство северо-восточной буржуазии обрело политическую направленность. 9 мая 1806 г. газета «National Intelligencer», выполнявшая функции официального органа республиканской партии на уровне всей страны, писала, что прошла пора дней «гармонии и братской любви» и что «тигр (федералисты. — М. Т. ) приготовился к тому, чтобы наброситься на свою добычу”2. Престиж джефферсоновской администрации упал: считалось, что президент не проявлял достаточной твердости и решительности, чтобы отстоять американские интересы. После неудачной попытки посланника в Лондоне Дж. Монро и его помощника У. Пинкни заключить приемлемое соглашение с Великобританией Джефферсон выступил 18 декабря 1807 г. в конгрессе с речью о необходимости принять решение об эмбарго. Экспорт всех товаров во все иностранные порты должен был прекратиться, а для контроля над соблюдением этого положения выделялись специальные патрульные корабли. Вся морская торговля попадала «под непосредственное управление президента Соединенных Штатов». Иностранные корабли должны были покинуть американские порты3. 22 сенатора проголосовали за и б против проекта решения. 21 декабря в палате представителей было подано 82 за и 44 против эмбарго. 22 декабря оно было окончательно одобрено президентом. Небезынтересно отметить, что предположения Джефферсона о составе оппозиции оправдались. Он предполагал, что она будет состоять на 1/2 из федералистов, на 1/4 из «старых республиканцев» и на 1/4 из республиканцев», «по случайности ошибочно представлявших себе ситуацию»4.

В создавшейся обстановке эмбарго являлось попыткой найти альтернативу, с одной стороны, войне, а с другой — подчинению американских интересов Англии и в определенной степени Франции. Поскольку прекращение внешней торговли наносило значительный ущерб американской буржуазии, администрация представляла его как неприятный, но необходимый шаг5. Эмбарго, однако, имело далеко идущие экономические и политические последствия, которые трудно было предвидеть законодателям.

К этому времэи в республиканской партии довольно отчетливо выделились две фракции: умеренные республиканцы и правое крыло (в литературе оно обычно именуется как «старые республиканцы»). Последние начали высказывать в конгрессе оппозиционные администрации взгляды с середины 1804 г. Правые республиканцы во главе с Дж. Рэндолфом обвиняли президента в отходе от республиканских принципов, провозглашенных в 90-е годы. «Старые республиканцы» выражали интересы консервативно настроенных плантаторов восточных районов Мэриленда, Вирджинии и Северной Каролины, выходящих к океану. Эти плантаторы занимались выращиванием риса, избыток которого вывозили в Вест-Индию. Консерватизм «старых республиканцев» был связан с их приверженностью идее плантаторско-аграрной Америки. В силу своего географического положения они были лишены возможности продвигаться на Запад, им был в определенной степени чужд дух предпринимательства, свойственный плантаторам более западных районов. Последние же были заинтересованы в дальнейшем продвижении на Запад, занимались куплей-продажей земельных участков, покупкой рабов, выращиванием продуктов сельского хозяйства специально на продажу, а поэтому особенно нуждались в расширении, а не сужении рынков сбыта и т. д. Консерватизм «старых республиканцев» основывался еще и на рабовладельческо-феодальном представлении, что сельское хозяйство в чистом виде является основой «свободного» общества белых. Политический аспект этой концепции — общественный и политический статус человека связан с количеством земли и рабов, которыми он располагает. «Старые республиканцы» были против демократизации американского общества. Однако -«элитизм» концепций «старых республиканцев», таких, как Дж. Тэйлор, Л. У. Тэйзуэлл, Б. У. Ли и др., ничего общего не имел с элитизмом федералистов. «Старые республиканцы» были настроены резко против расширения прерогатив федеральной власти, выступали за права штатов, что и привело их в 90-е годы в лагерь республиканцев.

В конгрессе Рэндолф имел незначительное влияние (из 98 человек его поддержали 11), когда он в 1806 г. впервые во всеуслышание заявил о своих оппозиционных в отношении администрации настроениях: «Если мы относимся к третьей партии, пусть так и будет»6. Рэндолфу симпатизировали некоторые республиканцы Пенсильвании, и в течение непродолжительного времени его поддерживала влиятельная со времен революции группа Д. Клинтона в Нью-Йорке (до начала 1807 г. ). Конгрессмен-республиканец Дж. Николас писал о клинтонианцах: «До последней зимы они с ним (Рэндолфом. — М. Т. ) заигрывали, но его принципы оказались настолько антиторговыми, что они испугались за свои интересы7.

Рэндолф и его единомышленники считали, что события, касавшиеся американских торговых интересов, не имели существенного значения и легко разрешатся, «как только страны Европы обретут мир»8. Кроме того, утверждали они, внешняя торговля отнюдь не являлась необходимой частью американской экономики, ибо она «совершенно не связанс с сельским хозяйством, а выгоду от нее получают лишь немногие купцы»9. Рэндолф и его последователи придерживались мнения, что США должны быть независимы от внешних рынков, а следовательно, правительство не должно поддерживать узкую торговую прослойку северо-восточных штатов и предпринимать какие бы то ни было меры, которые могли бы нарушить мир10. «Я не собираюсь рисковать своей собственностью и свободой, чтобы продолжать эту торговлю» 11, — заявил Рэндолф. Он и его единомышленники особенно нападали на тот сектор американской внешней торговли, который был занят перевозкой товаров, произведенных вне США12.

Эмбарго, принятое по инициативе Джефферсона, выглядело как реакция в защиту внешней торговли США. Это и вызвало критику со стороны старых республиканцев. По поводу эмбарго Рэндолф сказал: «Эксперимент, который сейчас проводится, никогда прежде мало сказать не использовался. . . я не слышал, чтобы и в голову-то кому-нибудь приходили подобного рода идеи» 13. В более широком плане Рэндолф и его сподвижники расценивали акт об эмбарго как неконституционный, а полномочия, данные президенту, выходящими за рамки законности. В связи с событиями лета 1808 г. в Ричмонде начала выходить оппозиционная республиканская газета “Spirit of 76” под редакцией Э. Стэнарда, финансировавшаяся вирджинскими «старыми республиканцами» 14.

С Рэндолфом и его группой не соглашались имевшие большинство в конгрессе умеренные республиканцы во главе с конгрессменом Дж. Кроуниншильдом (Массачусеттс), нажившего состояние как раз на реэкспортной торговле. Кроуниншильд и его последователи представляли интересы торгово-промышленной буржуазии Северо-Востока, ремесленников, фермеров, части плантаторов 15. Они опасались, что если реэкспортная торговля будет нарушена, американские фермеры утратят ценные рынки сбыта для своих товаров. Оппоненты Рэндолфа в конгрессе считали, что перевозочная и прямая торговля неразделимы, а американский фермер заинтересован в реэкспортной торговле, как и купец»’16.

Кроунинвильд и его единомышленники придерживались мнения, что успешная реэкспортная торговля необходима и для того, чтобы изменить невыгодный баланс торговли с Англией. Они отмечали, что США регулярно импортировали по крайней мере на 12 млн. долл. товаров больше из Англии, чем экспортировали, и что этот дефицит можно преодолеть только посредством доходов от реэкспортной торговли17 . Купцы из Нью-Йорка особенно подчеркивали необходимость перевозочной торговли, которая давала им возможность ощутить огромную ценность экспорта отечественных продуктов, ибо только через нее они якобы обретают способ ликвидировать невыгодный для них баланс торговли с Великобританией»’18. Американский дефицит в торговле с Англией отражал невысокую степень развития американских мануфактур. Соединенные Штаты были вынуждены экспортировать сельскохозяйственные продукты, чтобы платить за импортируемые промышленные товары. В этом смысле успешная реэкспортная торговля обеспечивала жизнеспособность по преимуществу сельскохозяйственной американской экономики19.

Джефферсон и государственный секретарь Мэдисон соглашались с тем, что необходимо покровительствовать реэкспортной торговле. Правда, Джефферсон прямо не высказывался о ее пользе для американского сельского хозяйства и экономики в целом. Он лишь считал, что правительство обязано защищать права американских купцов, занятых в этой торговле.

После того, как эмбарго было принято, оно, как никакая другая акция периода президентства Джефферсона, получила широкое обсуждение в печати.

Редактор «National Intelligencer» С. Х. Смит на страницах своей газеты охватил практически все аспекты этого шага. «National Intelligencer» еще 25 декабря выступила с призывом ко

всем американцам «подчиниться терпеливо и гордо. . . неудобствам, которые такой акт (эмбарго. — М. Т. ) несет с собой» и выразила надежду, что эмбарго получит поддержку всех классов. В редакционной статье говорилось: «Мы убеждены, что фермер, плантатор и ремесленник одобрят его (эмбарго), исходя из безопасности, которую оно обеспечит общим интересам; и если купцы будут также честны и удовлетворены этим актом, они усмотрят нерасторжимую связь между своим стабильным процветанием и общим благополучием»20. Из этой выдержки очевидно, что эмбарго из всех групп населения в большей степени ударило по интересам купцов, особенно Северо-Востока, которые составляли костяк федералистской партии. Естественно поэтому, что федералистская «Evening Post» (Нью-Йорк) так комментировала 26 декабря 1807 г. его принятие: «Эмбарго, наконец, принятое конгрессом, несет с собой немедленное банкротство купцу, и, конечно, меньшую занятость трудовому люду этого города»21. Интересно, что другая крупная федералистская газета «Gazette of the United States» избрала осторожный тон, сообщая об эмбарго:

«Мудра или глупа политика, которая привела к этому закону, я предпочитаю не определять, — писал редактор Э. Бронсон. — Теперь это закон страны: ему надо подчиняться, а недовольства или сопротивления будут неуместны»22.

Однако «Evening Post» в редакционной статье от 29 декабря дала понять, что будет бороться против эмбарго всеми средствами, которыми она располагает. В этом же номере газеты было написано: «Неужели друзья президента думают, что народ будет по-прежнему превозносить его, когда окажется без продовольствия и одежды. . .»23

Республиканская «Enquirer» (Вирджиния) ответила на такого рода обвинения: «Безусловно, эмбарго нанесет урон нашим товарам (экспортируемым в Европу), и, если торговцы прибегнут к спекуляции, цены на продукты поднимутся. Но на карте честь нашей страны. Наше твердое мнение таково, что эмбарго существенным образом приблизит европейские страны к осознанию его справедливости»24. Другая газета республиканцев «Independent Chronicle»

(Бостон), высказывалажалогичное мнение: громче всех протестуют против эмбарго купцы «спекулянты, а «если фермеры, торговцы и другие будут стоять твердо за претворение в жизнь эмбарго, Соединенные Штаты увидят эффект от этой меры в деле упорядочения своих отношений с европейскими державами»25. «National Intelligencer» оценивала эмбарго как «оружие переговоров». Но «Evening Post» спрашивала: «Кто когда-либо использовал оружие, которое, будучи нацеленными на противника, наносит глубокую и смертельную рану той руке, которая его направляет»26. Авторы данной статьи считали, что в результате эмбарго не Англия лишилась нужных ей товаров, а американцы утратили необходимые рынки.

Однако ни Джефферсон, ни его главный сподвижник Мэдисон в силу необыкновенной сложности и противоречивости акта не выступали с четким изложением или разъяснением принципов, на основании которых было принято решение об эмбарго. В «National intelligencer» , правда, вышло три статьи, которые довольно определенно излагали цели и возможные последствия эмбарго»27. В них нашли отражение тенденции к пересмотру старых идейно-политических и экономических доктрин республиканцев. В первой статье, которая появилась 23 декабря 1807 г., довольно недвусмысленно говорилось, что хотя эмбарго ударяет по интересам как Англии, так и Франции, именно первая стала основной жертвой закона, ибо в ее руках была монополия на мировую торговлю и именно она являлась владычицей морей. Британия ощутит последствия эмбарго всюду, подчеркивалось в статье, «в промышленности, в потере заморских товаров, и — самое главное, — в утрате продуктов, необходимых для ее колоний»28? Англичане, в связи с эмбарго, будут испытывать большие трудности, чем американцы, что Соединенные Штаты без труда прокормят себя, а европейские страны нет. Без американского сырья и продуктов, а также покупателей мануфактурных изделий европейские страны и прежде всего Англия буквально погибнут от голода — такова была аргументация автора статьи29.

Одной из наиболее интересных проблем, поднятых в статьях, была проблема перестройки экономики США в условиях эмбарго. Американцев призывали вести скромный образ жизни и ориентироваться на отечественные изделия. А поскольку мануфактурное производство в США было развито слабо, непосредственным следствием эмбарго явилось развитие мануфактур.

Одним из основных отличий республиканцев от федералистов, проявившихся еще в 90-е годы в понимании экономического развития США, было отношение тех и других к промышленности, и в частности, к мануфактурам. Джефферсон выступал за самоокупавшиеся аграрные единицы, которые поддерживались небольшими домашними мануфактурами. Однако с 1805 г. в его экономической политике произошли некоторые изменения, которые явились естественным результатом тенденций хозяйственного развития страны, происходивших в мире событий, и, наконец, определенной степени воздействия федералистских идей. Отношение к мануфактурам было одним из аспектов этих изменений.

Один американский историк писал: «Эмбарго и политика отказа от торговли после 1807 года оказали больше помощи американским мануфактурам, чем была в состоянии сделать федералистская администрация в 90-е годы»30. Во время второго срока своего президентства Джефферсон выступил за «национальное равновесие» («national equilibrium”) между сельским хозяйством, мануфактурами и торговлей; такая ситуация должна была укрепить экономическую структуру США. В своем выступлении перед республиканцами округа Колумбия Джефферсон сказал об эмбарго и его последствиях: «Они приблизили день, когда состояние равновесия между занятиями сельским хозяйством, мануфактурами и торговлей упростит нашу внешнюю торговлю до обмена только того избытка, который мы можем потратить на те предметы комфорта, которые мы не можем произвести»31. В связи с эмбарго Джефферсон также выступил за то, чтобы все сырье, производившееся в Соединенных Штатах, не просто экспортировалось, а перерабатывалось в товары с тем, чтобы ослабить зависимость США от других стран. При этом Джефферсон предлагал американцам заняться так называемым домашним производством в дополнение к сельскому хозяйству. Выступая в Вирджинии в начале 1809 г., Джефферсон отмечал, что он может «подтвердить с уверенностью, что, возобновись свободная торговля завтра», американцы не должны будут импортировать и «половины товаров», которые они импортировали до провозглашения эмбарго32. Особенно радовало президента то обстоятельство, что посредством эмбарго создавалась база для изменения хронически невыгодного США торгового баланса с Англией33.

Развитие мануфактур не было единственным последствием эмбарго. Как отмечала пресса, американской экономике в целом был нанесен значительный ущерб, причем пострадали не только купцы и торговцы, но и самые широкие слои населения. Это и было основной причиной недовольства политикой администрации, что, с одной стороны, привело к определенному усилению федерализма, а с другой — к росту разногласий республиканской партии.

Недовольство заинтересованных во внешней торговле групп буржуазии вылилось на практике в частые нарушения эмбарго. Сам Джефферсон считал акт эмбарго «безусловно наиболее сложным в выполнении изо всех дел, с которыми администрации приходилось сталкиваться»34. Несмотря на дополнительные акты от 8 января, 12 марта и 25 февраля 1808 г. и 9 января 1809 г., которые давали еще большую власть президенту и усиливали карательные функции чиновников таможен, в начале 1809 г. стало ясно, что нарушения эмбарго продолжаются. Еще в октябре 1808 г. министр финансов А. Галлатин заявил, что Новая Англия ведет себя безнравственно и эмбарго безнадежно не выполняется35.

Вопреки расчетам республиканской администрации, зависимость от американских товаров в Европе, особенно в Англии, не оказалась столь сильной36. Американский историк Дженнингс так оценивал влияние эмбарго на экономику Великобритании: «Несмотря на тот факт, что эмбарго грозило парализовать наиболее преуспевающие отрасли промышленности, с течением времени появились новые рынки сбыта, новые источники сырья. . . В те времена ни одна нация не могла давить на Великобританию экономическими методами»37.

Когда неудача эмбарго стала очевидной, основной для обсуждения в американских газетах стала проблема его отмены. В ричмондской «Enquirer» было опубликовано письмо из Вашингтона от 6 января 1809 г., в котором говорилось: «Значительное большинство республиканской партии склоняется к тому, чтобы эмбарго оставалось в силе до конца мая или 1 июня»38. 10 февраля 1809 г. «Enquirer» писала, что 6 февраля на собрании республиканской партии обеих палат конгресса было решено, что эмбарго будет отменено 4 марта. Таким образом новый президент — Дж. Мэдисон освобождался от ответственности за эту меру.

27 января член палаты представителей от Массачусетса Н. Бэкон внес предложение отменить эмбарго, разрешив американским торговым кораблям вооружаться и открывать огонь в случае нападения39. Также высказывалось мнение о возможности возобновить торговые отношения со всеми странами, кроме Англии и Франции. В результате конгресс проголосовал за последнее. Акт, запрещавший торговлю с Англией и Францией, прошел палату представителей 81 голосом против 41 и 1 марта был утвержден президентом. «Мечта контрабандиста» — так назвал этот документ американский историк М. Смелсер, намекая на новые неограниченные возможности торговли с Англией и Францией через третьи страны40. В 1810 г. акт был отменен президентом Мэдисоном.

Республиканская пресса отозвалась на прекращение эмбарго скорее с разочарованием, чем с радостью. «National Intelligencer» вообще воздержалась от комментариев, что, конечно, свидетельствовало о нежелании осуждать меры правительства. Вирджинская «Enquirer» еще 10 февраля опубликовала редакционную статью, в которой говорилось, что эмбарго оставалось в силе до тех пор, пока не исчезла окончательно возможность приводить его в исполнение в северо-восточных штатах. Редактор газеты Ритчи считал, что неудача эмбарго связана с оппозицией федералистов и «старых республиканцев». Последние обвинялись в том, что вносят раскол в республиканскую партию, а федералисты якобы замышляют отделение северо-восточных штатов.

Действительно, республиканская партия подошла к выборам 1808 г. не такой сплоченной, как во время первого срока президентства Джефферсона. Небезосновательно считать, что в этом проблема эмбарго и взаимоотношений с Англией сыграла существенную роль. «Эмбарго было, безусловно, наиболее крупным вопросом на выборах 1808 г., оно доминировало не только на федеральном уровне, но и в штатах» 41, — писал историк джефферсоновских республиканцев Н. Каннингхэм.

Выборы 1808 г. оказались лакмусовой бумажкой для выявления определенных противоречий внутри республиканской партии42. Они уникальны по многим причинам. В предвыборной кампании республиканец Дж. Клинтон фигурировал в качестве кандидата на пост вице-президента на уровне страны и кандидата на пост президента от штата Нью-Йорк. В Вирджинии два близких друга Джефферсона — Мэдисон и Монро были выдвинуты кандидатами в президенты. Кандидатура Мэдисона была одобрена конгрессовским кокусом республиканской партии. Монро поддерживали республиканцы, считавшие, что именно Мэдисон виноват в отходе от республиканских принципов (припоминалось его участие в газете «Federalist» в конце 80-х годов) и именно он явился идейным вдохновителем эмбарго. В связи с выдвижением Мэдисона группа Рэндолфа, численность которой перед выборами 1808 г. несколько возросла (его поддержали 16 конгрессменов), выступила с официальным протестом против решения кокуса. Протест был опубликован в «National Intelligencer» 7 марта 1808 г. В нем делался упор на неконституционность выдвижения кандидатур на пост президента через кокус вообще, и конкретно осуждалась кандидатура Дж. Мэдисона как «недостойного занять пост президента при современном состоянии наших дел»43.

Необходимо отметить, что Джефферсону, несмотря на оппозиционные настроения в партии, удавалось сохранить общую видимость ее единства. Немаловажную роль в этом безусловно сыграл авторитет президента как на уровне страны, так и в Вирджинии, в самом крупном по территории и одном из наиболее влиятельных в политическом отношении штате, наряду с Нью-Йорком и Пенсильванией.

Когда стало известно, что Джефферсон отказался выставлять свою кандидатуру на пост президента на третий срок, значительная часть именно вирджинских республиканцев организовала антимэдисоновскую кампанию. Газета «Spirit of 76», например, поддержала кандидатуру Монро. Следует отметить, что в Вирджинии эмбарго было крайне непопулярно, так как затрагивало экспортные интересы плантаторов: табак, выращивавшийся на большей части территории штата в силу эмбарго не мог приносить прежних доходов, однако преданность большинства плантаторов партии республиканцев удерживала их от публичного осуждения эмбарго (в духе его оправдания даже выступала, например, газета «Enquirer» редактор которой в других случаях часто нападал на правительственные акции)44. Считалось, что, поскольку Монро не принимал участия в принятии эмбарго, он сможет, став президентом, проводить новую политику 45.

Несмотря на то, что вирджинский штатный кокус одобрил решение республиканского кокуса о кандидатуре на пост президента, друзья Монро в Вирджинии созвали свой отдельный кокус. Его кандидатуру поддерживала незначительная часть «старых республиканцев», некоторые федералисты. Однако основной силой, стоявшей за Монро, были республиканцы, которые считали, что Мэдисон недостаточно авторитетен как личность, чтобы занимать пост президента. Таким образом, антимэдисоновские настроения в Вирджинии во многом носили личностный характер; их нельзя квалифицировать как антиреспубликанские: сочувствовавшие Монро претендовали на командные позиции в республиканской партии штата и на федеральном уровне. Они надеялись изменить характер и образ действий своей партии. Поэтому нет оснований считать, что в этом движении было стремление к расколу республиканской партии или к образованию третьей, независимой партии.

Кроме вирджинцев, и некоторые другие конгрессмены осуждали внешнюю политику Джефферсона, и эмбарго, в частности. Как уже говорилось, 44 человека не поддержали решение президента об эмбарго в палате представителей, из них республиканцев было 17. Однако многие из них крайне отрицательно относились к возможности присоединения к оппозиционной фракции46. Немаловажно и то, что после принятия решения об эмбарго прежде голосовавшие против него республиканцы сочли необходимым его в дальнейшем поддерживать. «Эмбарго стало теперь законом, и как бы я не был против его принятия, теперь я подчинюсь вытекающим из него неудобствам»47 — писал, например, Дж. Гарнетт, конгрессмен от Вирджинии.

Эмбарго вследствие своей непопулярности в северо-восточных штатах также способствовало укреплению позиций федералистов в этом и других районах48. Смелсер писал в этой связи: «Безусловно, выборы 1800-1806 гг. (в конгрессе. — М. Т. ) могли бы уничтожить федерализм, если бы он не получил стимула от проблемы эмбарго в 1808 г. «49. Известно, кроме того, что в 1808-I80S гг. лидеры федералистов состояли в дружественной переписке с англичанами. Последние обещали Новой Англии торговые преимущества взамен не ее нейтралитет в случае войны. Многие считали, что назревавшая англоамериканская война приведет к отделению Новой Англии50. Хартфордский конвент 1814 г. подтвердил эти опасения.

Эмбарго не привело к желанным внешнеполитическим результатам — войны избежать не удалось. Выигранное время, однако, способствовало военнш приготовлениям. США вступили в войну 1812 г. более подготовленными. На протяжении примерно пяти предыдущих лет конгресс США неоднократно принимал решения о постройке дополнительных военных кораблей, о наборах в армию, об усилении прибрежных укреплений и т. д.

Итак, эмбарго оказало значительное влияние на партийно-по- литическую жизнь страны. С одной стороны, хотя оно и не было основной причиной появления фракций у республиканцев, эмбарго, безусловно, способствовало развитию центробежных тенденций и усилило фракционность в правящей партии. Вплоть до 1812 г. оставалась группа «старых республиканцев», которая надеялась, что военного конфликта с Англией можно будет избежать в соответствии с принципом нейтралитета, выдвинутым в 90-е годы, и продолжала свои нападки на администрацию. С другой стороны, вследствие нерешенности проблемы взаимоотношения с Англией, которая коренным образом влияла на экономическое состояние США и препятствовала их развитию как самостоятельной и независимой державы, к I8II г. в республиканской партии окончательно сформировалась и обрела силу группа «молодых республиканцев» — Г. Клея, Дж. Кэлхуна, Р. Портера и др., выступавшие за немедленное объявление Англии войны. Выражая интересы торгово-промышленной буржуазии, связанной с внутренним рынком, части плантаторов и капиталистического фермерства, заинтересованных в быстром продвижении на Запад, «молодые республиканцы» стремились положить конец экономической зависимости США от Англии.

Стремясь сохранить господствующее положение в политической жизни страны, а также в соответствии с объективными тенденциями экономического развития США и внешнеполитической ситуации джефферсоновские республиканцы часто действовали в интересах торгово-промышленного блока, беря на вооружение многие из принципов федералистов, например, отношение к развитию мануфактур, покровительство внешнеторговым интересам буржуазии Северо-Востока и плантаторов-экспортеров. Непопулярность эмбарго способствовало временному усилению политического влияния федералистов. Таким образом, эмбарго по праву можно считать фактором, способствовавшим дальнейшей идейно-политической эволюции республиканцев в сторону сближения их принципов с федералистскими.

Примечания

  • 1 Проблемы, связанные с пребыванием у власти Т. Джефферсона, в общей форме освещены в работах советских историков: Ефимов А. В. США: Пути развития капитализма (доимпериалистическая эпоха). М., 1969; Севостьянов Г. Н. и Уткин A. M. Томас Джефферсон. М., 1976; Зайцева Н. Д. Президентство Джефферсона. Проблемы внутренней политики. Л., 1979; Согрин В. В. Идеологические течения в Американской революции XVIII века. М., 1980.
  • 2 National Intelligence, 1806, May 19.
  • 3 Documents of American History. Ed. by Н. S. Commager. N. Y. . 1946, p. 202-204.
  • 4 Jefferson to Т. Н. Randolph, 1807, Dec. 22. – In: Risjord, N. The Old Republicans. Southern Conservatism in the Age of Jefferson. N. Y.,1965; Annals of Congress of the United States (далее: Annals), 10-th Cong, 1st Ses. p. 50-51, 1216, 1221,1223.
  • 5 National Intelligencer. 1807, Dec. 25.
  • 6 Annals, 9th Cong., 1st ses., p. 775.
  • 7 Цит. по: Cunningham К. Е. The Jeffersonian Republicans in Power. University of North Carolina Press, 1974, p. 228.
  • 8 Annals, 3th Cong, 1st ses., p. 557.
  • 9 Из речи конгрессмена Дж. Николсона. (Ibid., p. 673).
  • 10 Дебаты относительно необходимости торговли США с другими странами имеют свою предысторию, которая восходит еще к 1790-м годам, когда объем американской внешней торговли, с одной стороны, необыкновенно возрос (в 3-4 раза), а с другой — торговые корабли США стали подвергаться нападению Франции. В связи с этим администрация президента Дж. Адамса предприняла ряд мероприятий (в том числе быстрое увеличение количества военных кораблей), чтобы защитить американскую торговлю. Оппоненты федералистов, находившиеся тогда в оппозиции республиканцы, резко критиковали увеличение военно-морского флота. Некоторые из них, в особенности «старые республиканцы», считали, что экономическое развитие ША происходит неравномерно и все более отдаляется от схемы «естественного» развития, при котором основной упор должен делаться на сельское хозяйство. В начале 1800 г. Джефферсон, с сожалением говоря о последствиях деятельности федералистской администрации, отметил: «Мы безумно расширяем навигацию, безумно увеличиваем внешнюю торговлю и военный флот, а это хуже всего». (Jefferson. Writings. Ed. by A.A.Wipscomb and А.К. Bergh, vol.1-20; Wash., 1903, vol.12, p.406.
  • 11 Annals 9th Cong. 1st ses., 557. Среди других конгрессменов — К.Кларка (p.660-666) и Н.Мэйкона (р.686-689).
  • 12 Этот сектор внешней торговли назывался современниками реэкспортной торговлей (re-export trade) или перевозочной торговлей (carrying trade). Суть ее состояла в том, что американские купцы продавали, например, в Вест-Индии отечественные товары и покупали вест-индийские, которые затем доставляли для продажи в Европу.
  • 14 Позже эта газета была переведена в Вашингтон, однако, вследствие своей непопулярности прекратила свое существование в 1811 г. (Ammon Н. James Monroe and the Elections of 1808 in Virginia.-William and Mary Quarterly, 1963, R XX, p.38-40.
  • 15 Кроуниншильд часто возглавлял в конгрессе республиканское большинство, в особенности, когда дело касалось вопросов экономического характера. К его мнению прислушивался государственный секретарь. Осенью 1806 г., например, Мэдисон обратился к Кроуниншильду с просьбой составить»детальный отчет о состоянии дел в американской внешней торговле (Heinochl J.H., ed. Some Remarks on the American Trade; Jacob Crowninshild to James Madison, 1806. — William and Mary Quarterly, 1959, N XVI, p.83-118).
  • 16 Annals, 9th Cong.,1 ses.,p. 656. Из речи У. Финдли (ibid.,р. 619 ). См. также выступления Б. Бидуэлла ( ibid,. р. 619), Э. Элмера (р. 634), Дж. Джексона (р. 726-727), Кроуниншильда (р. 753-754); У. Алстона (р. 795-796) и Т. Ньютона (p. 865-872).
  • 17 Ibid., р. 619. См. также речь У. Мак-Крири (628-630), Э. Элмера (р. 634), Дж. Кэмпбела (р. 711-712).
  • 18 Memorials of the Merchants of New York. N.Y.,1809, p.24.
  • 19 Ibid., p.19, p.24.
  • 20 National Intelligencer, 1807, Dec. 25
  • 21 Evening Post, 1807, Dec. 29.
  • 22 Gazette of the United States, 1807, Dec.24.
  • 23 Evening Post, 1807, Dec.29.
  • 24 Enquirer, 1807, Dec.31.
  • 25 Boston Independent Chronicle, 1807, Dec.31.
  • 26 Evening Post, 1807, Dec.29.
  • 27 Биограф Мэдисона И. Брант считает, что эти статьи принадлежат перу государственного секретаря (Brant I. James Madison. Secretary of State, 1801-1809), Indianopolis and New York, 1953).
  • 28 National Intelligencer, 1807, Dec.28.
  • 29 Ibid., 1807, Dec.28.
  • 30 Grmapp W.D. A Re-Examination of Jeffer6onian Economics.»Southern Economic Journal, 1946, N XXXII, p.278-279.
  • 31 Jefferson Th. Writings. Ed. by A.A. Lipscomb and A.E. Bergh, vol.1-20 vols; vol.16. Wash., 1903, p.355-356.
  • 32 Ibid., vol.12, p.235.
  • 33 Следует отметить, что по мере развития конфликта с Англией с 1807 до 1816 г. наряду с мелкими, домашними мануфактурами получили широкое распространение более крупные машинные предприятия. Сам Джефферсон позднее открыто признал неизбежность принятия фабричной системы. Он писал Б. Остину в 1816 г. : «Мы должны сейчас поставить промышленника рядом с приверженцем сельского хозяйства. . . Тот, кто теперь против развития мануфактур, тем самым выступает против нашей независимости или ратует за то, чтобы мы’ одевались в шкуры и жили как дикие звери. . . Я таковым не являюсь; опыт научил меня, что мануфактуры сейчас так же необходимы для нашей независимости, как и для нашего удобства» (Jefferson Т. Writings, vol. 14, p. 391- 392).
  • 34 Lewis L.M. Jefferson and the Embargo. Philadelphia, 1927,p.11.
  • 35 Adams H. Life of Gallatin. Philadelphia, 1879, p.375.
  • 36 Adams J.Q. Writings, 1-7 vol, vol.4. N.Y.,1913-1917, p. 1-61.
  • 37 Jennings W. W. The American Embargo, 1807-1809. Iowa City,
  • 38 Enquirer, 1908, Jan. 6.
  • 39 Annals, 10th Cong., 2nd ses., p.1232, 1421.
  • 40 Smelser M. The Democratic Republic. N. Y., 1968, p. 179
  • 41 Cunningham N.S. Jeffersonian Republicans in Power, p.291.
  • 42 Ammon H. Op.cit., — William and Mary Quarterly, 1963, N XX, p.38-40.
  • 43 National Intelligencer, 1808, March. 7.
  • 44 Enquirer, 1808, Sept. 30.
  • 45 Circular Letters. Ed. by N.E. Cunningham, vol.1-3; vol.2. N.Y., 1979, p.543, 641.
  • 46 См., например, письмо конгрессмена-республиканца из Вирджинии Э. Грея от апреля 1808 г. (Circular Letters, vol. 2, p. 545). В нем в ответ на обвинения в том, что он якобы поддерживал Дж. Рэндолфа в конгрессе, Грей писал: «Я не забываю о чувстве долга, которое я испытываю по отношению к людям меня выдвинувшим, и. . . поэтому не собираюсь присоединяться к какому-то ни было лицу, или группе лиц, вопреки интересам партии в целом».  (ibid. p. 545.)
  • 47 ibid. p. 561.
  • 48 В Нью-Йорке, например, федералисты захватили командные позиции в легислатуре штата в 1809 г. В Массачусетской легислатуре они собрали большинство в том же году. (Chambers W.N. The First Party System; Federalists and Republicans.N.Y.,1972).
  • 49 Smelser M. Op. cit., p. 176. По поводу временного возрождения партии федералистов см. : Fischer D. H. The Revolution of American Conservatism; The Federalist Party in the Era of Jeffersonian Democracy. N. Y., 1965, Ch. IV.
  • 50 Smelser M. Op. cit., p. 177.