Из истории российско-американских отношений начала XIX века: Некоторые малоизвестные опубликованные свидетельства и архивные документы А. Я. и Е. О. Дашковых

Рассмотрены некоторые аспекты истории становления отношений между Россией и США в начале XIX в. через призму деятельности российского генерального консула в Филадельфии, а затем посланника в Вашингтоне А.Я. Дашкова и важной роли его жены Е.О. Дашковой в налаживании межличностных и межкультурных российско-американских контактов. При анализе использованы как опубликованные документы, так и малоизвестные свидетельства американских современников, некоторые архивные коллекции, живопись.

В «Литературной газете» от 30 июня (ст. ст.) 1831 г. был опубликован некролог Ивана Баллё, в котором говорилось, что 21 июня (ст. ст.) в С.-Петербурге «внезапно и без всяких мучений» скончался действительный статский советник, бывший посланник России в США Андрей Яковлевич Дашков, «не унизив имени Русского. Смерть его не может быть так чувствительна в политическом отношении, сколь она чувствительна для друзей его, — для друзей всего доброго и прекрасного. <…> по образованному уму своему, по кроткой, ангельской душе, Дашков принадлежал к немногому числу людей, возвышающих собою человечество, и в сем-то отношении, кончина его есть потеря незаменяема »1.

А.Я. Дашков (1776—1831) был назначен сначала в заокеанскую республику в июле 1808 г. в качестве генерального консула в Филадельфии и временного поверенного в делах России в США, а с ноября 1809 г. по 1817 г. являлся русским чрезвычайным посланником и полномочным министром в Соединенных Штатах. По прибытии в Филадельфию, он писал министру иностранных дел Н.П. Румянцеву о том, что, имея рекомендательные письма из С.-Петербурга и Парижа «к наиболее выдающимся по своей просвещенности и влиянию в администрации деятелям Соединенных Штатов <…> поспешил завести с ними знакомство. Они сообщили мне основные сведения о системе управления в Соединенных Штатах, и хотя я еще новичок в этой стране и не могу дать точной и полной картины ее административной системы, тем не менее полагаю, что в. с-ву будет приятно ознакомиться с некоторыми характерными для нее чертами». Далее А.Я. Дашков обращался с просьбой:

«Смею надеяться, г-н граф, что Вы считаете меня человеком стол же честным, сколь и бескорыстным. Мне кажется, что я заслужил такую репутацию в глазах всех знающих меня. <…> назначенного мне содержания абсолютно недостаточно для того, чтобы вести образ жизни, подобающей занимаемой мной официальной должности. Здесь деньги в гораздо большей степени, чем в Европе, являются двигателем и орудием человеческой деятельности. Дороговизну товаров можно сравнить лишь с высокими заработками, потому здесь все работают. Пять тыс. пиастров или 5 тыс. рублей по 50 штиверов — вот минимум расходов, от которых я не могу отказаться, не впадая в скаредность и даже в бедность. Если же в. с-во сочтете желательными, чтобы во время сессии Конгресса я находился в Вашингтоне, дабы приобрести определенный вес в глазах правительства по примеру французского и английского посланников, то мне потребуется еще две тыс. пиастров на дополнительные расходы»2.

В ответном письме от 10 (23) ноября 1809 г. Н.П. Румянцев высказал удовлетворение от удачного, по его мнению, назначения Дашкова на дипломатическую должность. Его усилия должны направляться на максимальное расширение российско-американских торговых отношений: «Это первая и почти единственная цель Вашей миссии…». Однако пока по ряду объективных причин Дашкову было отказано в повышении денежного содержания, но в будущем он мог на это рассчитывать3.

Следует отметить, что Дашков находился в США в эпоху Наполеоновских войн и в годы англо-американской войны 1812—1815 гг. Его дипломатическая деятельность проходила в сложном контексте международных отношений. Это, в частности, касалось неудачной попытки России выступить посредником между Соединенными Штатами и Великобританией, чтобы прекратить вспыхнувшую войну. В рамках двусторонних российско-американских отношений, кроме укрепления торговых связей А.Я. Дашков отстаивал интересы России и Российско-американской компании (РАК) на Тихоокеанском севере, куда проникали американцы (так называемые «бостонские корабельщики»), продавая туземцам огнестрельное оружие в обмен на различные товары и пушнину. Завершение дипломатической карьеры Дашкова в США совпало со скандалом, разразившимся в 1815 г. в связи с арестом генерального консула России в Филадельфии Н.Я. Козлова по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней служанки. Дашков был возмущен тем, что американская сторона нарушила дипломатический иммунитет иностранного консула, арестовав его, и даже временно прервал контакты с официальными лицами США. Андрей Яковлевич был отозван в 1817 г., но продолжал исполнять обязанности главы русской миссии в Вашингтоне до марта 1819 г.

В данной статье нет необходимости анализировать служебную деятельность Дашкова, которая детально изучена отечественными и американскими историками4. Н.Н. Болховитинов отметил также его значительную роль в развитии культурных и научных связей между Россией и США. Историк писал: «Важным результатам своей миссии в США А.Я. Дашков справедливо считал доставку в Россию образцов двух крупных технических изобретений — знаменитой хлопкоочистительной машины Э. Уитни и многозарядного орудия (Swivel or repeating gun) Т. Бэрри, которое с успехом применялось на американских фрегатах во время войны с Англией. В 1817 г. из Америки в С.-Петербурге был доставлен также книгопечатный стол, изобретенный Климмером (Филадельфия)»5.

Помимо официальной дипломатической переписки, историки, особенно Н.Н. Болховитинов, довольно детально изучили большой массив документов А.Я. Дашкова, хранящийся в Москве в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ)6 в личном фонде А.Я. и Е.О. Дашковых (Ф. 907. Оп. 1)7. Он высоко оценил этот фонд с точки зрения содержания личных бумаг Андрея Яковлевича, включая обширную официальную и частную переписку, «обзоры русско — американских торговых связей, дневниковые заметки, выписки из различных иностранных книг о Соединенных Штатах и т.д.»8. Здесь же «можно встретить <. > многочисленные выписки из литературных источников и собственные наблюдения о социально-экономическом и политическом развитии США, переводы официальных документов и договорных актов, описания устройства школ, приютов, больниц, дневниковые заметки и т.д.»9. Н.Н. Болховитинов обнаружил в упомянутом фонде также записки Андрей Яковлевича о «тюрьмах в Америке, отрывки из доклада Перрингао железнодорожном строительстве и практическом использовании изобретения Р. Стефенсона и т.д.»10.

Историк справедливо сожалел о том, что «ценный документальный материал, собранный А.Я. Дашковым, никогда не был им обработан в окончательном виде и русская общественность не смогла с ним познакомиться»11. Но единственная публикация материалов Дашкова все же состоялась в журнале «Русская старина» почти через полвека после его кончины и была охарактеризована составителем Д.Г. Тальбергом как весьма полезная для современной России12.

Деятельность А.Я. Дашкова по налаживанию российско-американских отношений и его знакомство с различными сторонами жизни в США, как представляется, нужно изучать, исходя из более широкого контекста. Имеется в виду, например, история повседневности, гендерная проблематика, генеалогия, культурология , имагология и др.

В этой связи хотелось бы специально остановиться на личности жены русского посланника Евгении Осиповны (Иосифовны) Дашковой (урожденной баронессы Прейсер ) (1783-1880), ее знакомстве с Соединенными Штатами. Можно утверждать, что Е.О. Дашкова по дипломатическому статусу своего мужа и отчасти по времени пребывания в стране была своеобразным зеркальным отражением Луизы Кэтрин Адамс, жены посланника США в России (1809-1814), в дальнейшем президента Соединенных Штатов Дж.К. Адамса. Но если в США и России уже публиковались дневники и некоторые другие автобиографические записи американки13 , то сохранившиеся архивные документы Е.О. Дашковой и редкие опубликованные источники о ней пока находятся вне поля зрения российских и американских историков.

Портрет Евгении Осиповны Дашковой (Портрет Евгении Осиповны Дашковой)

Портрет Евгении Осиповны Дашковой

Gilbert Charles Stuart (ca. 1815)

Источник:

Большой удачей является то, что имеется ее живописный портрет кисти знаменитого американского портретиста Гилберта Чарлза Стюарта (1755-1828)14.

На интернет-сайте Государственного Эрмитажа этот портрет помещен в коллекцию европейского искусства, а именно в коллекцию английской живописи XVI — XX вв. Вероятно, Великобритания ошибочно указана как место его создания. Дается также следующая информация: материал — дерево; техника — масло; размер — 71,7 х57,8 см; время поступления — 1960 г. из Государственного Русского Музея15.

Советский искусствовед А.Д. Чегодаев назвал Стюарта самым выдающимся американским портретистом16. После обучения в Англии он вернулся на родину и писал портреты представителей верхушки общества США, в частности президентов страны Дж. Вашингтона, Дж. Адамса, Т. Джефферсона, Дж. Мэдисона, других видных государственных и общественных деятелей. А.Д. Чегодаев отмечал, что портрет Е.О. Дашковой написан «с трезвой точностью»17.

В опубликованных источниках и научной литературе сведений о жизни Евгении Осиповны, ее характере не слишком много. Их надо собирать по крупицам, в том числе через Интернет. В фундаментальном сборнике документов в одном из примечаний говорится, что Е.О. Дашкова «вместе с мужем и сестрой Софьей путешествовала по США». Там же имелась ссылка на письмо Евгении Осиповны от 9 сентября 1812 г. из Бостона своей американской приятельнице Изабелле Миз18 , в котором она кратко делилась впечатлениями о посещении Портсмута, Олбани, Болстон-Спа , собрании квакеров19.

В этом сборнике публикуется фрагмент из письма адвоката, писателя, общественного и государственного деятеля Пенсильвании Ч.Дж Ин- герсола американскому политику и дипломату Р. Кингу от (15) 27 марта 1810 г. об опасном инциденте, который мог спровоцировать международный скандал между Россией и США. Речь шла о «величественном празднестве», «которое едва не превратилось в республиканское auto-da-fe. Г-н и г-жа Дашковы дали бал в честь годовщины коронации их монарха и пригласили на него треть Филадельфии. Для придания празднеству большего блеска фасад дома был украшен огнями, а в одном из окон был выставлен транспарант с эмблемами, наиболее выдающейся деталью которого была корона. <…> когда гости собирались садиться ужинать, кто-то сказал, что большая группа людей во главе с вооруженным до зубов морским офицером в полной форме упорно рвется в дом и требует, чтобы корона была убрана. Дамы тем временем сидели за ломившимся от угощений столом. Дверь была крепко заперта, и мы чувствовали себя прекрасно, насколько это возможно в положении осажденных, имеющих большой запас провизии. В результате переговоров ненавистный венец пришлось-таки снять — осаждавшие были неумолимы. Сам г-н Дашков с четырьмя гостями поднялись к окну и поспешили выполнить требования толпы, но тут упомянутый офицер, который к стыду своей родины оказался сыном генерала Хэнда из Ланкастера и врачом военно-морского флота, два раза выстрелил из пистолета. Одна пуля взлетела в окно, у которого находилось пять человек, но по счастливой случайности не причинила никому вреда. Впоследствии пуля была найдена и передавалась из рук в руки. Среди прочих гостей ту пулю держал и я. Толпа разразилась победным криком и разошлась. Думаю, что в нашем мирном городе еще не случалось столь позорного и вместе с тем смехотворного события. Наша полиция действует чрезвычайно плохо; я не сомневаюсь — знай о происходящем мэр города, он сам был бы главным среди нападающих»20.

Думается, что данный эпизод наглядно показал, что чета Дашковых должна была проявить не только гостеприимство, но и незаурядную выдержку.

Большой интерес вызывают опубликованные черновики писем секретаря генерального консула в Филадельфии П.И. Свиньина (1784— 1841), адресованные Е.О. Дашковой, и его дневниковые записи, в которых она тоже упоминается. Свиньин тепло и почтительно отзывался о Евгении Осиповне. Так, в дневнике он писал: «В вечеру окампанировал Е.Ос. Д. [Е.О. Дашковой. — Л.Т.] на скрипке — она прекрасно играет на фортепианах , и весьма милая женьщина »21. В высшем обществе Филадельфии Дашковы оставили о себе добрые воспоминания даже после возвращения в Россию в 1819 г. Филадельфийская газета« Poulson’ s Amerkan Daily Advertiser »писала, что м-ра Дашкова и его леди «будут долго помнить за утонченное гостеприимство, которое отличало их проживание в этом городе. Редко, если вообще когда-либо раньше, новый иностранец завоевал такое огромное восхищение и вызывал такую симпатию, как мадам де Дашкова»22.

Такое мнение подкрепляется рядом свидетельств. В начале 1818 г., когда русский посланник предпочитал находиться в Филадельфии, а не в Вашингтоне, священник Унитарной церкви из Бостона преподобный Хорас Холли был приглашен провести «благородный и приятный вечер», который в четверг давала «миссис Дашкова». Он характеризовал хозяйку как очень начитанную аристократку с изысканными манерами. Холли одобрительно отозвался о том, что слуги были одеты в ливреи, и даже высказался о желательности ввести в Бостоне такую же форму одежды прислуги для улучшения ее внешнего вида. В доме Дашковых его внимание привлекла особая форма софы, непохожая на американскую мебель. Позднее, посетив Е.О. Дашкову еще раз, Холли был в высшей степени доволен обедом, состоявшим из множества разнообразных блюд, а также богатой сервировкой стола, на котором лежали сначала серебряные вилки, а затем золотые ножи и вилки для десерта. В конце обеда хозяйка угощала гостей величайшим деликатесом — своим любимым лимбургским сыром23 с очень неприятным запахом. Холли смог заставить себя попробовать лишь небольшой кусочек угощения «из любопытства»24.

Более глубокое знакомство с личностью Евгении Осиповны и временем ее пребывания в Соединенных Штатах можно почерпнуть из принадлежавших ей бумаг, находящихся в уже упоминавшемся фонде А.Я. и Е.О. Дашковых (Ф. 907) в ГАРФ. В первую очередь речь идет о ее дневнике, который она вела в США в 1814-1817 гг. (Д. 182, 183). Хранятся в фонде и записки с рассуждениями Евгении Осиповны на семейно-нравственные темы (Д. 195, 196). Безусловный интерес представляет переписка А.Я. и Е.О. Дашковых (Д. 225), а также их переписка со своим сыном Яковом Андреевичем Дашковым (Д. 234)25. Письма Евгении Осиповны сыну содержатся в ГАРФ и в фонде Я.А. Дашкова (Ф. 912. Оп. 1. Д. 418, 419, 420, 421, 422, 423).

Известно, что по окончании дипломатической службы за океаном А.Я. Дашков получил в подарок от президента США серебряный столовый сервиз франко-американской работы в стиле« empire »с эмблемой «нового государства <…> как сельско-хозяйственной страны»26.

В целом следует продолжать детально изучать материалы упомянутых фондов, а также, возможно, другие архивные коллекции, опубликованные малоизвестные источники и свидетельства современников и интернет-ресурсы. Это позволит существенно расширить тематику исследований по истории отношений между Россией и США в начальный период их становления и развития, используя междисциплинарный подход. Поскольку Е.О. Дашкова принимала активное участие в налаживании межличностных и межкультурных российско-американских контактов, стремилась по возможности ближе узнать Соединенные Штаты, хочется надеяться, что она со временем займет в истории свое достойное место.

Примечания

  • Баллё И. Некролог // Литературная газета. 1831. 30 июня. Т. IV. № 37. С. 7.
  • А.Я. Дашков — Н.П. Румянцеву, 10 (22) 1809 г. // Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Министерства иностранных дел. Серия первая. 1801—1815 гг. Том пятый. Апрель 1809 г. — январь 1811 г. / Редкол. тома: А.Л. Нарочницкий (отв. ред.) и др. М., 1967. С. 108.
  • Н.П. Румянцев — А.Я. Дашкову, 10 (22) ноября 1809 г. // Там же. С. 290-291.
  • Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. М., 1966; Его же.Русско-американские отношения,1815-1832. М., 1975; Евлоева Р.Д., Хрулева И.Ю. Освещение дипломатической миссии А.Я. Дашкова в США (1809—1817) в американских периодических изданиях // Исторические исследования.2017. № 8.С. 332-341; Saul N.E. Distant Friends. The United States and Russia, 1763-1867; Schaftly D.,jr. The First Russian Diplomat in America: Andrei Dashkov on the New Republic // The Historian.1997.Vol.60.No.1.Fall.P.39-57,etc.
  • Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения 1815-1832. С. 530.
  • Ранее назвался Центральный государственный архив Октябрьской революции СССР (ЦГАОР СССР).
  • Н.Н. Болховитинов называл этот фонд личным фондом А.Я. Дашкова. См.: Болховитинов Н.Н.Становление русско-американских отношений, 1775-1815. С. 586.
  • Там же. С. 27.
  • Там же. С. 586.
  • Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения, 1815-1832. С. 530.
  • Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. С. 587.
  • [Дашков А.] Замечания Дашкова, имеющие служить предисловием к запискам о устроении и внутреннем управлении тюрем. 1819 г. // Русская старина. 1879. Год десятый. Т. XXIV. Март. С. 540-551. Автор отдает должное христианским добродетелям и деятельности квакеров при облегчении участи заключенных, но обратил внимание на недостатки содержания обитателей тюрем в ожидании суда «в самых образованных землях». На основании личных наблюдений во время пребывания в США А.Я. Дашков сделал такой вывод: «Даже филадельфийскую тюрьму, которая, по справедливости, может служить примером целому свету, не оставлю без упрека в сем отношении». См.:Там же.С. 544.
  • Adams L.C. A Narrative of a Journey from Russia to France // Diary and Autobiographical Writings of Louisa Catherine Adams / Ed. by J. Graham et al. Cambridge (Mass.), 2013. Vol. 1. 1778-1815; Allgor С. Republican in a Monarchy: Louisa Catherine Adams in Russia // Diplomatic History.1997.Vol.27.No.1.Winter.P.15-43; Паулсон С.Е.АлександрI ,его двор и высший свет взглядом жены американского посланника: «Приключения Никого» Луизы Кэтрин Адамс // Американский ежегодник 2014. М., 2014. С. 286-298.
  • В одной из книг о жизни и творчестве Г. Стюарта говорилось, что художник написал также портрет А.Я. Дашкова и оба портрета посланник, вероятно, забралc собой, возвращаясь в Россию в 1819 г. См.: Mason G.C.The Life and Works of Gilbert Stuart.N. Y.,1879.P.168. У нас пока нет сведений о судьбе портрета А.Я. Дашкова. Однако существует изображение дипломата — карандашный рисунок работы художника М.И. Теребенева.
  • URL:https://www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/digital-collection/01+paintings/36763. Подробнее описание портрета также см.: РеннеЕ.П. Британская живопись XVI — XIX веков: каталог коллекции. СПб., 2009. С. 209. Автор объясняет причину включения в этот каталог эрмитажной коллекции уроженцев США Бенджамина Уэста и Гилберта Чарлза Стюарта тем, что их творчество тесно связано с искусством Великобритании. По его мнению, костюм и прическа «позволяют датировать портрет 1808 — началом 1810-х». В этом каталоге ошибочно указаны даты смерти А.Я. Дашкова (1788-1839). См.: Там же. С. 210.
  • Культуролог Е.С. Юрьева утверждает: «Гилберт Стюарт стал ярким представителем портретного искусства США и не случайно именно он получил признание в Лондоне». См.: Юрьева Т.С.Портрет в американской культуре XVIII — XX вв.: автореф. дис…. д-ра искусствоведения: специальность 24.00.01 «Культурология». СПб., 2001 (http://chelovek-nauka.com/portret-v-amerikanskoy-kulture-xviii-xx-vv ).
  • Чегодаев А.Д. Искусство Соединенных Штатов Америки // Всеобщая история искусств. Том V. Искусство 19 века / Под общ. ред. Ю.Д. Колпинского, Н.В. Яворской. М., 1964( http://totalarch.ru/art_history/19th_century/usa). Чегодаев датирует портрет примерно 1815 г.
  • Вероятно, речь идет о сестре знаменитого филадельфийского врача Чарлза Миза.
  • Россия и США: становление отношений, 1765-1815 / Редкол.: С.Л. Тихвинский, Л.И. Панин, Н.Н. Болховитинов, Д.Ф. Траски др. М., 1980. С. 558. В данном примечании указано, что это письмо Е.О. Дашковой находится в ЦГАОР СССР (ныне ГАРФ. Д. 907. Оп. 1. Д. 300. Л. 10-12), как и многолетняя переписка между Дашковой и Миз (1810-1853).
  • Ч.Дж. Ингерсол — Р. Кингу, Филадельфия, (15) 27 марта 1810 г. // Россия и США: становление отношений, 1765-1815. С. 403-404. Позднее зачинщик был уволен со службы.
  • Свиньин П.П. Американские дневники и письма (1811-1813). М., 2005. С. 71. Орфография оригинала сохранена.
  • Scharf J. Th., Westcott Th. History of Philadelphia 1609-1884: in 3 vol. Philadelphia ,1884.Vol.II.P. 923.
  • ВXIX в. изначально изготавливался из коровьего молока монахами из провинции Лимбург — части исторических Нидерландов. В ходе Бельгийской революции 1830 г. часть Лимбурга отошла к Бельгии. Ныне историческая область Лимбург разделена между Бельгией и Нидерландами. Лимбургский сыр (Лимбургер) имеет интенсивный вкус и запах. Этот популярный среди русской аристократии продукт упоминался А.С. Пушкиным в поэме «Евгения Онегин» (Гл. I. Строфа XVI) в описании ужина Онегина в фешенебельном ресторане Talon, существовавшем до 1825 г. в С.-Петербурге на Невском проспекте
  • Подробнее см.: The Press (The Philadelphia Press). 1899. November 19.
  • Яков Андреевич Дашков (1803-1872) — русский дипломат, в середине XIX в. был посланником России в Швеции; скончался в Стокгольме.
  • ГАРФ. Ф. 907. Оп. 1. Д. 138. Л. 3 об. Позднее эта семейная реликвия хранилась у внука А.Я. и Е.О. Дашковых Павла Яковлевича (1849-1910), знаменитого библиографа, коллекционера материалов по истории России XVIII-XIX. См.: Меньшенина Н.Ю. П.Я. Дашков: собиратель и меценат // История Петербурга. 2006. № 6 (34). С. 41. По сведениям этого автора в ночь с 5 на 6 сентября 1919 г. в Петрограде в квартире внука А.Я. и Е.О. Дашковых Дмитрия Яковлевича (1853 — после 1924) по общему распоряжению Охраны Петрограда 2-го Городского района был произведен обыск. Часть вещей, в том числе упомянутый сервиз, были конфискованы. Подробнее см.: Меньшенина Н.Ю. Коллекции П.Я. Дашкова и Пушкинский Дом (http://literary.ru/literary.ru/show_archives.php?subaction=showfull&id=1204027265&arhive=1205324254&start_from=&ucat=&). Дата публикации: 26 февраля 2008 г. Сайт «О Литературе»(Literary.ru)