Российская наука и промышленность в «Дневниках» Джона К. Адамса. 1809-1814 гг.

Публикация нескольких записей из "Дневника" Джона Куинси Адамса, в которых он описывает свои контакты с представителями российской науки.

В становлении и развитии российско-американских отношений заметное место занимали научные связи между учеными обеих стран.1 Еще в середине XVIII в. исследования Б. Франклина и М. В. Ломоносова в области электричества взаимно дополняли друг друга. Большим количеством ссылок на Б. Франклина пестрит солидный трактат Ф. У. Т. Эпинуса «Опыт теории электричества и магнетизма». «Одним из самых искренних почитателей» прославленного американца называл себя князь Д. А. Голицын, бывший не только посланником России в Париже и Гааге, но и автором ряда исследований по различным областям знаний, включая теорию электричества. Б. Франклин, со своей стороны, знал о работах петербургских ученых Г. В. Рихмана, Ф. Эпинуса, И. А. Брауна и высоко о них отзывался.

В 1770— 1780-х гг. устанавливаются контакты между Петербургской Академией наук и научными учреждениями США — Американским философским обществом и Американской академией искусств и наук, начинается обмен «Трудами» и «Записками», научными сочинениями. Первыми американцами, ставшими почетными членами Петербургской АН, по праву оказались Б. Франклин и Дж. Черчмен, членами Американского философского общества были избраны барон Т. фон Клингштедт, княгиня Е. Р. Дашкова, П. С. Паллас, а Американской академии искусств и наук — Л. Эйлер и Н. И. Фусс.

Установление в 1809 г. дипломатических отношений между Россией и США привело к расширению и научных контактов. Американские дипломаты в России, так же как и их российские коллеги в США, «выполняли, — по справедливому замечанию Н. Н. Болховитинова, — не только собственно дипломатические и консульские функции, но в известном смысле были, так сказать, культурными послами, которые в определенной мере способствовали развитию научных, литературных и общественно-политических контактов между русским и американским народами».2 Первый посланник США в России Джон Куинси Адамс как нельзя лучше подходил для выполнения подобной задачи. Он происходил из династии Адамсов — одного из наиболее знаменитых и влиятельных семейств страны, члены которого были самыми непосредственными и активными участниками общественно-политической жизни страны, начиная от колониального периода, войны за независимость и становления американского государства. Его отец Джон Адамс был одним из «отцов-основателей» США и вторым президентом страны. Мать Абигайл по праву считалась идеалом американской женщины своего времени. Сыновья и внуки Дж. К. Адамса стали дипломатами, известными историками и издателями. «Трудно найти в истории другой пример того, — с полным основанием констатировал в 1915 г. Г. Лодж, — как четыре последовательно сменившихся поколения проявляли бы интеллектуальные качества и высочайшее служение обществу, равное тому, что семья Адамсов продемонстрировала за прошедшие полтора века».3

Дж. К. Адамс родился 11 июля 1767 г. в Брейнтри (Массачусетс). С 10 до 17 лет он жил вместе с отцом, выполнявшим дипломатические функции, в Европе, учился сначала в академии в пригороде Парижа Пасси вместе с внуками Б. Франклина, затем в латинской школе в Амстердаме и Лейденском университете. В 1781 — 1782 гг. он находился в Петербурге в качестве личного секретаря Ф. Дейны, направленного Континентальным конгрессом в Россию в нарушение канонов традиционной дипломатии до установления дипломатических отношений и получения агремана, т. е. согласия принимающей стороны на назначение данного конкретного лица. С 1785 г. Дж. К. Адамс учился в семейной альма матер — Гарвардском университете, курс которого закончил вторым среди пятидесяти одного выпускника 1787 г. Свое классическое образование, знание древних, а также французского и голландского языков он дополнил юридическим образованием, которое по традиции того времени постигал в конторе практикующего юриста. Его наставником в юриспруденции был один из ведущих юристов страны Теофилус Парсонс. Занятия в адвокатской конторе дополнялись самообразованием и постоянным чтением от античных авторов до популярных произведений современных писателей. В 1790 г. Дж. К. Адамс был допущен к адвокатской практике и открыл свою контору в Бостоне. Юридическую практику он успешно сочетал с писанием памфлетов на злобу дня, оцененных администрацией президента Дж. Вашингтона назначением в 1794 г. на пост посланника США в Нидерландах. Другим аргументом при этом назначении являлось то обстоятельство, что Дж. К. Адамс был одним из немногих американцев, знавших страну и свободно владевших голландским языком. С 1797 по 1801 г. Дж. К. Адамс представлял свою страну в Пруссии, где заключил прусско-американский договор и торговое соглашение. Вернувшись на родину в 1801 г., он был избран в сенат родного штата Массачусетс, а с 1803 по 1808 г. представлял свой штат в федеральном Сенате. Будучи, как и его отец, федералистом, Дж. К. Адамс постепенно перешел на сторону правящей республиканской партии, что стоило ему кресла в Капитолии. Одновременно с 1806 по 1809 г. он занимал также кафедру риторики Гарвардского университета.4 Интересно, что кафедра была создана из средств, завещанных известным бостонским купцом Н. Бойлстоном, принадлежавший которому бриг «Wolf», бросив в мае 1763 г. якорь в Кронштадте,«завершил первый официально отмеченный трансатлантический вояж в русские воды „американского» судна».5

В 1809 г. президент Дж. Мэдисон назначил Дж. К. Адамса посланником в Россию. В Петербург прибыл опытный дипломат и политик, тесно связанный с правящими кругами своей страны и представителями торговых и судовладельческих компаний, заинтересованных в развитии экономических отношений между двумя странами.

О жизни в российской столице американского дипломата многое известно благодаря его привычке регулярно записывать события прошедшего дня, содержание бесед и переговоров, встречи и визиты, впечатления от прочитанного и т. д. В «Дневнике», который Дж. К. Адамс неустанно вел более 67 лет, начиная с 12-летнего возраста, «петербургские» четыре с половиной года заняли почти целый том.6 По справедливой оценке одного из первых биографов Дж. К. Адамса, «том дневника с записями о пребывании в С.-Петербурге очень интересен картиной русской жизни и манер высшего общества. Немногие путешественники опишут все почти столь же ярко, столь основательно или столь надежно, как эти записи».7 Редактор же одного из изданий «Дневников» Дж. К. Адамса характеризовал его как «сокровищницу подробной информации о человеке и его дипломатической и личной активности в Санкт-Петербурге».8

Годы пребывания в Петербурге были заполнены не только официальными дипломатическими функциями: аудиенциями и частными встречами с императором Александром I, министром иностранных дел и канцлером России графом Н. П. Румянцевым, другими министрами, приемами, молебнами, балами, дипломатическими раутами, визитами и т. д. Помимо событий мировой политики и новостей придворной жизни Дж. К. Адамс имел все возможности для обсуждения серьезных научных вопросов. Среди его регулярных собеседников, судя по записям в «Дневнике», были известный религиозный философ и проповедник, посланник короля Сардинии в России граф Ж. де Местр, испанский посланник, генерал Пардо де Фигуероа, считавшийся одним из «самых выдающихся ученых-классиков в Европе», у которого он наряду с другими книгами приобрел баскервилльевские издания Вергилия и Горация in quarto, да и многие другие дипломаты, аккредитованные при дворе Александра I, были весьма просвещенными людьми. Неоднократно встречался американский дипломат с генералом Ордена иезуитов Ф. Бржозовским, известным публицистом сэром Фрэнсисом д’Ивернуа, слушал лекции видного специалиста в области морского и торгового права П. Буше, встречался с основателем и хранителем Отдела рукописей Императорской Публичной библиотеки П. П. Дубровским, нанес визит гостившей в Петербурге баронессе де Сталь. Да и у графа Н. П. Румянцева, бывшего заядлым коллекционером и библиофилом, Дж. К. Адамс с большим удовольствием разглядывал «роскошные издания Вергилия и Расина — презенты, полученные им от императора Наполеона».9

Немало места в «Дневниках» занимают впечатления от художественных сокровищ Эрмитажа, Петергофа, Ораниенбаума, Царского Села, а также собраний И. А. Безбородко, И. С. Лаваля, А. С. Строганова и других российских вельмож.

Благодаря записям в «Дневнике» отчетливо виден круг чтения Дж. К. Адамса, впечатления от прочитанного и навеянные им мысли. Помимо Библии, а «чтение четырех или пяти глав из Библии было ритуалом, который Адамс исполнял каждое утро как только вставал с кровати»,10 он читал проповеди и панегирики Ж.-Б. Массильона, многотомное издание «English Preacher», «Natural Theology» английского теолога и философа У. Пале, «Principles of Moral Philosophy» Гисборна, «Improvement of the Mind» английского теолога А. Ваттса, многотомную «Bibliotheque des Philosophes», «Philosophical Essays» Д. Стюарта, «Epinomis» и «Itineraire» Шатобриана, труды Дюбо, Калле, С. Рикара, Демосфена, Платона, Цицерона в подлинниках и французских, главным образом, переводах, басни Лафонтена, «Мемуары» Сюлли, поэмы Дж. Крабба, Коран в переводе Савари и др.

Дж. К. Адамс не только хорошо разбирался в философии, теологии и других областях гуманитарного знания, но и обладал глубокими познаниями в естественных науках. Он разбирался в астрономии и в минуты досуга легко находил знакомые ему звезды на петербургском небосклоне, интересовался точными размерами окружности Земли, проблемами метрологии и стремился установить более точное соотношение между английскими и французскими системами мер и весов, их эквиваленты применительно к российским мерам.

Неудивительно поэтому, что посещение Петербургской Академии наук не стало для Дж. К. Адамса простой формальностью. Между ним и некоторыми из членов Академии установились достаточно прочные контакты, которые, как это видно из ниже публикуемых выдержек из «Дневника», представляли интерес не только для американского дипломата, но и для его собеседников. Следует также отметить, что беседы между ними шли на равных без скидок на отсутствие у Дж. К. Адамса профессорского звания в области естественной истории.

Тесная связь между научными и прикладными знаниями привела к решению опубликовать наряду с записями, относящимися непосредственно к Петербургской Академии наук, впечатления Дж. К. Адамса от посещения Александровской мануфактуры. Дополнительным аргументом в пользу этого решения стало мнение ведущего английского исследователя А. Кросса. В своем известном труде «На берегах Невы» он отмечал, что имеется «два подробных и поучительных описания всех сторон предприятия», одно из которых дано Дж. К. Адамсом в 1810 г., другое — д-ром А. Гревиллом в 1827 г.11 В 1814 г. Дж. К. Адамс возглавил американскую делегацию на мирных переговорах с Великобританией, завершившихся Гентским договором 1814 г. Затем до 1817 г. он был посланником США в Лондоне и способствовал подписанию конвенции 1817 г. о торговле и мореплавании. Дж. Монро, став президентом, назначил Дж. К. Адамса на пост государственного секретаря, который он занимал с 1817 по 1825 г. В этом качестве он заключил с Великобританией конвенцию 1818 г., установившую границу между Канадой и США от оз. Лесное до Скалистых гор, определившую принципы совместного освоения Орегона и правила рыболовства у Атлантического побережья Северной Америки; подписал с Испанией в 1819 г. договор Адамса—Ониса, присоединивший к США Флориду и урегулировавший юго-западную границу страны. Дж. К. Адамс был фактически соавтором доктрины Монро, зарекомендовав себя в целом как один из наиболее ярких и способных руководителей Государственного департамента. Менее успешным оказалось пребывание Дж. К. Адамса на посту президента США в 1825 — 1829 гг. Покинув Белый дом, он с 1831 г. регулярно избирался в палату представителей конгресса США, став первым и единственным отставным президентом страны, продолжившим таким образом свою политическую карьеру. В эти годы он заслужил прозвище «старый краснобай» (Old Man Eloquent). Одним из достижений Дж. К. Адамса в последние годы его жизни стало успешное завершение длительной борьбы по созданию Смитсоновского института в Вашингтоне, ставшего крупнейшим научно- исследовательским центром страны.

Тяжелый удар сразил 80-летнего политика прямо в зале заседаний конгресса, и через два дня, 23 февраля 1848 г., он скончался. Похоронен Дж. К. Адамс в Квинси в конгрегационалистской церкви в семейном склепе рядом с отцом и матерью.

Перевод дневниковых записей Дж. К. Адамса выполнен по изд.: Memoirs of John Quincy Adams comprising portions of His Diary from 1795 to 1848. 12 Vols. / Ed. by Ch. F. Adams. Philadelphia, 1874- 1877. Vol. 2. P. 76-77, 110-116, 220, 566-567.

7-е [декабря 1809 г.]

«7-е [декабря 1809 г.]… посетили г-на Тилезиуса,12 профессора естественной истории в Академии наук, которого застали среди какого-то ремонта, затеянного им в своей квартире, но который принял нас с большой любезностью. Он сопровождал русское посольство в Японию в 1804 и 1805 гг.13 и показал нам рисунки многочисленных объектов естественной истории, особенно рыб, и пейзажи, предназначенные для издания рассказа об этом путешествии.14 Он уже готов к публикации, и завтра экземпляр первого русского издания, предназначенный для Императора,15 будет вручен графу Румянцеву.16 Немецкий перевод, который по сути является оригиналом, будет издан в январе.17 Имеются некоторые сомнения, появится ли французское издание.18 Г-н Тилезиус занят также сравнительным исследованием анатомии слона и мамонта,19 несколько рисунков для которого он также нам показал. Он согласился посетить завтра вместе с нами музей Императорской Академии наук».20

8-е [декабря 1809 г.]

«8-е [декабря 1809 г.] Г-н Тилезиус вместе с м-ром Гаррисом21 нанес мне визит сегодняшним утром. Я отправился вместе с ними и джентльменами из моей семьи в Императорскую Академию наук, где мы осмотрели библиотеку, музей и другие основные коллекции. Многие предметы я припомнил по посещению этого места во время моего предыдущего пребывания в С.-Петербурге.22 Реликвии Петра Великого и его работы, его гайдук семи футов ростом и его лошадь,23 анатомические препараты Рюйша24 и слон сохранились в моей памяти. Многие предметы, однако, добавились с тех пор — преимущественно из русских посольств в Китай и Японию, собранные главным образом Тилезиусом. Полный скелет мамонта также с недавнего времени.25 Знаменитого механизма Ренцера26 во время моего предыдущего визита здесь не было, не заслуживает он быть здесь и сейчас. Ископаемые, насекомые, морские раковины, птицы и твари гораздо более многочисленны, нежели прежде, но их особенности не удерживаются в памяти. Мы сократили наш визит, найдя все залы весьма холодными».

Апрель 3-е [1810 г.]

«Апрель 3-е [1810 г.] Вышел вместе с м-ром Гаррисом и посетил г-на Тилезиуса и капитана Крузенштерна.27 Г-на Фусса28 не оказалось дома. Г-н Тилезиус выражает сильное недовольство недостатком здесь покровительства предметам науки и искусства. Для гравировки его рисунков, иллюстрирующих плавание, говорит он, нанимают только учеников, они испортили его рисунки и не отгравировали их как следует. Он поэтому сомневается, появятся ли английский и французский переводы работы.29 Император целиком оплачивает гравюры русского издания, которые стоили ему сто тысяч рублей. Но простая бумага, на которой делают оттиски, так сильно поднялась в цене, что они не могут позволить платить за хорошую и используют плохую бумагу, что служит еще одним ударом по работе. Тираж русского издания одна тысяча экземпляров, из которых не более ста будет когда-либо прочтено; а тираж немецкого издания так мал, что не осталось экземпляров для новых подписчиков. Г-н Тилезиус отдал мне свой собственный экземпляр первого тома, так как он не позволил мне заплатить за него, и занес мое имя в списки подписчиков на последующие тома. Диссертация о мамонте, полагает он, вовсе не будет опубликована.30 Здесь гостит капитан Крузенштерн. Он командует „Благодатью», крупнейшим кораблем в русском флоте и, пожалуй, в мире.31 Он провел много лет в Англии и два или три года в Америке».

7-е [апреля 1810 г.]

«7-е [апреля 1810 г.] В десять часов утра я зашел в контору г-на Груттена,32 который сопроводил меня на Александровскую мануфактуру,33 управляющим которой он является, — мануфактуру по прядению хлопковой пряжи под патронажем Императрицы-матери.34

Здания располагаются в семи верстах, или пяти милях, от города на берегу Невы за монастырем Александра Невского.35 Заведение находится под руководством г-на Вильсона,36 англичанина. Здесь четыреста или пятьсот кардовых, прядильных и мотальных станков, приводящихся в действие тремя паровыми машинами, разнообразно сконструированными в соответствии с недавними усовершенствованиями этого великого механического изобретения. С заведением также связана мануфактура по производству хлопчатобумажных чулок; на ней также при поставках шелка выделываются шелковые чулки. Иголки, карды и многие механизмы сделаны на самой мануфактуре. Работа выполняется примерно пятьюстами подкидышами обоего пола почти равного по численности, большинство которых взяты в возрасте восьми, девяти или десяти лет из приютов С.-Петербурга и Москвы. Здесь они остаются — мальчики до двадцати одного года и девочки до двадцати пяти лет, если раньше не вступят в брак. Потом они по своему усмотрению вольны покинуть заведение или оставаться связанным с ним. Для семейных пар, которых сейчас около двадцати пяти и их число увеличивается, имеются комнаты. Учреждение существует не более двенадцати лет, а браки начали заключаться только в течение четырех или пяти последних лет. В прежние времена почти все дети умирали, и даже сейчас шанс выжить имеет небольшая часть родившихся. Такая смертность приписывалась невежеству родителей. Но теснота комнат, предоставляемых семьям, крайняя их нужда, отсутствие чистоты и почти тлетворный воздух, который я ощутил в них, достаточно объясняли, на мой взгляд, этот факт.

В двух семейных квартирах я видел русские колыбели, что-то вроде гамака, подвешенные на четырех тонких веревках к концу гибкого шеста, прикрепленного другим концом к изголовью кровати. Она висит примерно в четырех футах от пола, и мать может рукой дотянуться до шеста, чтобы качать колыбель, с кровати, двигая по желанию шестом. Это очень неуклюжее сооружение, и ребенок постоянно находится под угрозой падения на пол, инцидент, в четырех случаях из пяти оказывавшийся фатальным.

Сами работающие подкидыши выглядят большей частью несчастными и очень нездоровыми. Из двухсот сорока девушек от десяти до двадцати пяти лет я едва разглядел одну, которая могла быть названа привлекательной, и очень немногие определенно не уродливыми. Когда мы прибыли, они как раз собирались обедать — девушки в длинной комнате со столами по обеим сторонам и проходом между ними. Все девушки стояли между лавкой и столом с лицами, обращенными к небольшой иконе Богородицы, висящей на стене на другом конце зала, и молились перед едой. В дальнем углу пол комнаты был поднят на ступеньку выше и помещался стол, за которым заняли места около двадцати девушек. Их пища была такой же, как и за остальными столами. Но быть посаженным здесь почетное отличие за особое трудолюбие и хорошее поведение. Столовая для юношей такой же формы и размеров этажом выше, но за их столом отличия было не более девяти или десяти человек. Тарелки и миски у девушек деревянные, у юношей оловянные. Их обед состоял из жидкого супа из репы и миски вареной гречи консистенции заварного пудинга; хлеб ржаной, питье квас. На столы им подавали инвалиды, приписанные к заведению и не имевшие других обязанностей. Имеются классы, где в определенные свободные часы и по воскресным утрам их учат чтению, письму и счету. Они посещают богослужение в церкви по соседству, священник которой дает им также иногда духовные наставления в помещениях учреждения. Все девушки спят в одной длинной спальне, где стоят во всю длину комнаты четыре ряда кроватей, а в нескольких нишах на четыре ряда больше. Внешний вид опрятный, постельное белье все чистое; но воздух не хорош. Атмосфера в спальнях юношей, расположенных на двух или трех уровнях большого квадратного зала с внутренними лестницами на второй и третий этажи, гораздо хуже — почти невыносимая. Г-н Вильсон сказал нам, что они не проветриваются всю зиму. По правилам все должны быть в кроватях до десяти часов вечера и подниматься в шесть утра. Рабочий день длится двенадцать часов, и любая дополнительная работа, на которую они соглашаются, оплачивается.

Девушки и юноши содержатся совершенно отдельно и, хотя браки между ними поощряются, до сих пор, говорит г-н Груттен, не произошло ни одного инцидента. Происходит ли это благодаря физиологической холодности, сдержанности от тяжелого труда и скудного пропитания или высшей степени раболепия, закрепленной их образом размножения и воспитания? Пожалуй, благодаря всем причинам, соединенным с климатом и суровостью устава.

Оборудование очень дорогостоящее и до установки всего четыре или пять лет назад паровых машин оно поддерживалось в рабочем состоянии также большой ценой. Французские и немецкие прожектеры изобрели ряд водяных колес, которые после затраты значительного времени и денег, оказались совершенно бесполезными. Затем приехал м-р Гаскойн,37 англичанин большого технического таланта, изобретатель больших пушек, сейчас называемых карронадами, но которые первое время по нему назывались гасконадами.38 Несколько неудачных рискованных изобретений подорвали его состояние в Англии, и он прибыл в Россию, где был поставлен во главе железоделательной мануфактуры в ста пятидесяти или двухстах верстах от С.-Петербурга, в то время как руководство этой мануфактурой было также передано в его руки. Он завел мельницы с конным приводом — для работы машин — значительное улучшение по сравнению с предыдущими процессами, но которое все еще оставляло производство столь дорогостоящим, что оно не могло соперничать с дешевизной английских мануфактур. М-р Гаскойн получал одну треть от доходов с продаж и составил большое состояние, обладая которым умер несколько лет назад. Он предложил г-на Вильсона как своего заместителя по руководству, и после его смерти г-н Вильсон занял его место; но без его доходов. Г-н Вильсон завел паровые машины, которые значительно снизили затраты на производство, и так как война с Англией привела к запрещению английских товаров, эта мануфактура процветает. Но г-н Вильсон не получает платы — ничего, кроме ордена Св. Владимира, который он получил в прошлом году от Императора, как знак его расположения, и подарков по определенным поводам, что оставляет его в состоянии беспокойства и неопределенности относительно видов на будущее. В процессе кардования и прядения пряжи использовались станки двенадцати различных типов. Три или четыре из них применялись при работе, которая могла выполняться одним, и г-н Вильсон изобрел для этого станок, только что начавший работать. Однако все еще много ручного труда, который мог бы выполняться машинами; особенно натягивание на станки кардной ленты. Я упомянул г-ну Вильсону об американском изобретении для этой цели, о котором он, по его словам, уже слышал. Здесь имеются также различные небольшие устройства для укладки нитей в тюки для отправки. Катушки разматывают семь нитей определенной длины, которые связываются вместе и образуют первый вид готовой продукции. Определенное количество таких связок в соответствии с тонкостью нити образует моток пряжи. Моток взвешивается и согласно числу мотков в фунте нумеруется от двенадцати до двадцати. Мотки с одним и тем же номером развешиваются в тюки по десять фунтов и с весов попадают в пустотелый квадратный стальной пресс, в котором сжимаются до такого предела, до какого его может сжать рука рабочего, затем они помещаются в куб, видимо, трехмерный, и запаковываются коричневой бумагой в пакеты, перевязанные шпагатом. Пакеты остаются на полках в помещении, где они изготовлялись, в течение десяти дней — после чего вся десятидневная продукция перемещается в пакгауз мануфактуры, готовая к отправке торговцами из Москвы и других частей страны, покупающих ее оптом и забирающих прямо с мануфактуры. С.-Петербург забирает очень мало продукции. Помимо хлопка прядут также суровые нитки из льна — материала, которым г-н Груттен хотел ограничить работу всей мануфактуры; так как лен является продуктом самой страны. После почти четырех часов, проведенных в изучении различных частей заведения, я вернулся с г-ном Груттеном в город и расстался с ним у его дома».

11-е [апреля 1810 г.]

«11-е [апреля 1810 г.] Я обратился к г-ну Тилезиусу с просьбой помочь достать все тома «Записок» Академии наук в С.-Петербурге, необходимые для пополнения собрания библиотеки Гарвардского университета. Он пообещал мне упомянуть об этом на конференции Академии и дать своевременный ответ. Он показал мне письмо, полученное от г-на Палласа,39 который находится в Крыму. Он по-прежнему жалуется на пренебрежение науками в наши дни. Век Екатерины,40 говорит он, миновал. За исключением г-на Фусса и г-на Шуберта,41 нет эрудированных академиков. Паллас уехал; Гмелин42 и Гильденштедт43 умерли; Шторх44 — придворный, пишущий панегирики правящим монархам и воспевающий славу и процветание России при Александре Великом. Остальные все русские — то есть пустое место. Академия ежедневно приходит в упадок и поддерживает себя теперь преимущественно печатанием книг отдельных авторов.Он продемонстрировал мне также пресс, который сделал для раскрашивания гравюр. Он создан точно по принципу копировального пресса Уатта;45 только больше. Показал он мне и ряд цветных гравюр для „Historia Fucorum» Гмелина,46 которые сделал на веленевой бумаге, чтобы послать д-ру Бартону.47 Но они стоят, по его словам, пять рублей за оттиск. Он уже послал д-ру Бартону том с оттиснутыми на русской бумаге черно-белыми гравюрами. Д-р Бартон. пожаловался на их скверное исполнение; и он посылает эти оттиски, чтобы продемонстрировать, что может быть сделано. Г-н Тилезиус был редактором немецкого издания „Путешествий» Палласа.48 Я осведомился у него о сочинении Палласа о различных диалектах Российской империи;49 но он сказал, что его можно достать, только дав объявление в газетах — что работа была не закончена и сейчас завершается г-ном Аделунгом.50 У г-на Тилезиуса я застал г-на Гаулера,51 гравера, ученики которого заняты гравировкой рисунков Тилезиуса к путешествию Крузенштерна. В семь часов вечера мы присутствовали на первой лекции г-на Буше52 о морском и торговом праве. Вводная лекция оказалась панегириком императору Александру и многое сказала о самом г-не Буше. Он говорил около трех четвертей часа».

28-е [февраля 1811]

«28-е [февраля 1811] Взял с собой том «Записок» Американской академии искусств и наук,53 полученный от г-на Джонса,54 и отнес его г-ну Шуберту, одному из профессоров Императорской Академии наук, с просьбой преподнести его Академии. Я представился этому джентльмену и передал ему том главным образом потому, что в нем содержатся наблюдения г-на Баудича55 за кометой 1807 г., и я обнаружил в последнем томе „Записок» Императорской Академии, что г-н Шуберт наблюдал за той же кометой. Он сказал, что очень рад получить эти наблюдения г-на Баудича, сделает выписки из них, чтобы послать некоторым своим друзьям в Германию, которые прилагали и прилагают большие усилия по определению орбиты кометы. Он упомянул также о наблюдениях Баудича за полным затмением 16 июня 1806 г.; а я привел некоторые подробности наблюдений, которые проводил за ним сам вместе с судьей Дэвисом56 и некоторыми другими джентльменами в саду г-на Басси в Бостоне. Г-н Шуберт никогда не наблюдал полного солнечного затмения и был удивлен некоторыми связанными с ним подробностями, о которых я упомянул. Он обещал навестить меня».

22-е [января 1814.]

«22-е [января 1814.] Снова навестил г-на Шуберта, которого застал дома и для которого захватил томик о кометах, опубликованный в Бостоне судьей Дэвисом.57 Мы много говорили по астрономическим сюжетам, и он обещал одолжить мне„Уранографию» Боде.58 Я упомянул о фрагменте Адама Смита „История астрономии» ,59 о котором он никогда не слышал и который я обещал прислать ему. Я спросил его о рукописях Кеплера60 в Библиотеке Академии наук, которые, по его словам, он широко использовал, сочиняя свою популярную астрономию.61 Он не припомнил, видел ли среди бумаг Кеплера рукопись, направленную против Кальвина,62 но он не придавал большого значения теологическим работам. Тем не менее он снова просмотрит их, чтобы выяснить, не найдет ли ту, о которой я расспрашивал. Среди двадцати четырех томов рукописей имеется собрание писем, но только немногие из них столь интересны, чтобы заслуживать опубликования. Одно из писем адресовано жене Кеплера в ответ на ее просьбу прислать немного денег на покупку дров посреди суровой зимы. Он пишет, что у него нет денег, чтобы ей послать, и что не может достать; но он советует ей обратиться к Тихо63 и надеется, что тот ссудит столько, сколько ей нужно на дрова. Г-н Шуберт говорил о комете 1811 г., которую наблюдал один из путешествовавших членов Академии много времени спустя после того, как, по предположениям, она более не должна быть видима; из этих наблюдений было выяснено, что период этой кометы был более трех тысяч лет».

Примечания

1 О развитии русско-американских научных связей см.: Болховитинов Н. Н.. 1) Становление русско- американских отношений 1775 — 1815. М., 1966. С. 220 —268, 563 — 568; 2) Россия открывает Америку. 1732 — 1799. М., 1991. С. 23 — 32, 145—155; 3) Из истории русско-американских научных связей в XVIII —XIX вв. // США — экономика, политика, идеология. 1974. № 5. С. 17 — 25; Двойченко-Маркова Е. М. К истории русско-американских научных связей второй половины XVIII в. // Сов. славяноведение. 1966. № 2. С. 41—47; Радовский М. И.: 1) Из истории русско-американских научных связей // Вестник АН СССР. 1956. № 11. С. 93—101; 2) Вениамин Франклин и его связи с Россией. М.; Л., 1958; Dvoichenko-Markoff Е.: 1) Benjamin Franklin, the American Philosophical Society and the Russian Academy of Science // Proceedings of the American Philosophical Society (далее — PAPS). 1947. Vol. 91. N 3. P. 250 — 257; 2) The American Philosophical Society and Early Russian-American Relations // PAPS. 1950. Vol. 94. N 6. P. 549 — 610; 3) The Russian Members of the American Academy of Arts and Sciences // PAPS. 1965. Vol. 109. N 1. P. 53 — 56.
2 Болховитинов H. H. Становление русско-американских отношений. С. 563.
3 Цит. по: Словарь американской истории с колониальных времен до Первой мировой войны / Под. ред. А. А. Фурсенко. СПб., 1997. С. 18.
4 См.: Goodfellow D. М. The First Boylston Professor of the Rhetoric and Oratory // New England Quarterly. 1946. Sept. Vol. 19. N 3. P. 372 — 389.
5 Saul N. E. Distant Friends. The United States and Russia, 1763 — 1867. Lawrence (Ka.). 1991. P. 3.
6 Memoirs of John Quincy Adams comprising portions of His Diary from 1795 to 1848. 12 Vols. / Ed. by Ch. F. Adams. Philadelphia, 1874-1877. Vol. 2. P. 3-602.
7 Morse J. T. John Quincy Adams. Boston, 1882. P. 74; Memoirs of John Quincy Adams. Vol. 2. P. VII.
8 Memoirs of John Quincy Adams. Vol. 2. P. 76.
9 Ibid. P. 49.
10 Hecht M. B. John Quincy Adams. A Personal History of an Independent Man. N. Y., 1972. P. 203.
11 Cm.: Cross A. By the banks of the Neva. Chapters from the lives and careers of the British in Eighteenth Century Russia. Cambridge, 1997. P. 249.
12 Тилезиус фон Тилеиау Вильгельм Готлиб (1769—1857) — естествоиспытатель, врач. Уроженец Тюрингии. С 1806 г. адъютант по естественной истории, с 1809 г. экстраординарный академик, с 1817 г. иностранный почетный член Петербургской АН. В 1803—1806 гг. участвовал в качестве натуралиста в кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна. С 1819 г. член Американского философского общества.
13 Имеется в виду посольство в Японию во главе с действительным камергером двора Н. П. Резановым, являвшимся одновременно руководителем кругосветной экспедиции.
14 См.: Крузенштерн И. Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах по повелению Его Императорского Величества Александра Первого, на кораблях «Надежде» и «Неве», под начальством флота капитана-лейтенанта, ныне капитана второго ранга Крузенштерна Государственного Адмиралтейского департамента и Императорской Академии Наук члена. СПб., 1809—1812. Ч. 1—3 и Атлас к Путешествию вокруг света капитана Крузенштерна. СПб., 1813. Материалы научных исследований вошли в 3-ю часть «Путешествий» и «Атлас к Путешествию». В последнем помещены и 24 листа зарисовок исследованных Тилезиусом представителей флоры и фауны.
15 Имеется в виду Александр I (1777 — 1825) — император России в 1801 —1825 гг.
16 Румянцев Николай Петрович (1754 — 1825), граф — российский государственный деятель, коллекционер. С 1779 г. камергер, с 1801 г. член Государственного совета и сенатор, в 1802—1814 гг. министр коммерции, с 1807 г. управляющий Министерством иностранных дел, в 1808—1814 гг. министр иностранных дел, с 1809 г. канцлер, в 1810—1812 гг. председатель Государственного совета. В последующие годы отошел от государственной деятельности. Основатель Румянцевского музея.
17 См.: Krusenstern A. J. von. Reise um die Welt in den Jahren 1803, 1804, 1805 und 1806. Erster Teil. SPb., 1810.
18 «Путешествие вокруг света» И. Ф. Крузенштерна было издано в переводе не только на французский, но и на английский, голландский, шведский, итальянский и датский языки.
19 Речь идет об исследовании Тилезиуса «De Skeleto mammonteo Sibirico ad rnoris glacialis littorf anno 1797 effosso, cui praemissae elephantini generis specierum destinetiones» (Memoires de 1’Academic Imperiale de sciences de St. Petersbourg. V serie. T. V. P. 406 — 531. Русский перевод: Описание остова мамонта, вырытого из земли в 1797 г. при берегах Ледовитого моря, с присовокуплением рассуждения о различии пород слонового рода // Труды Академии наук. 1821. Ч. I. С. 106 — 173. Английский перевод появился раньше (Tilesius von Tilenau W. G. On the Mammoth of Fossil Elephant Found in the Ice, at the Mouth of the River Lena, in Siberia. With a Lithographic plate of the Skeleton. London, 1819).
20 Имеется в виду Кунсткамера, которая в 1724 г. входила в состав АН. На протяжении XIX в. из нее выделились несколько самостоятельных музеев — Ботанический, Зоологический, Минералогический, Нумизматический и др.
21 Гаррис Левет (1790— 1839) — американский купец и дипломат. В 1803— 1817 гг. — консул США в С.-Петербурге, в 1814 — 1817 гг. временный поверенный в делах США в России.
22 Дж. К. Адамс в 1781 — 1782 гг. находился в С.-Петербурге в качестве личного секретаря Ф. Дейны.
23 Речь идет об Императорском кабинете, Петровской галерее или Кабинете Петра Великого, в котором экспонировались «восковая персона» императора в натуральную величину, сидящая в кресле на возвышении под балдахином; одежда, предметы личного обихода, ордена и регалии, оружие, станки, модели; различные изделия и предметы, изготовленные собственноручно Петром I; чучело лошади Лизетты «со всем конским прибором», скелет гайдука по имени Буржуа ростом 2,17 м и препараты отдельных его органов и т. и. В 1851 г. эти экспонаты были переведены в Эрмитаж, чучело лошади находится в Зоологическом музее.
24 Рюйш Фридерик (1638 — 1731) — голландский анатом, ботаник. Изготовленная им уникальная коллекция анатомических препаратов в 1717 г. была за 30 тыс. гульденов приобретена для Кунсткамеры.
25 Возможно, это скелет того мамонта, исследованием которого занимался Тилсзиус. См. примеч. 19
26 Возможно, имеется в виду «бюро с музыкой и механическими явлениями», изготовленное Рсйндхеном из г. Нейвит.
27 Крузенштерн Иван (Адам) Федорович (1770 — 1846) — знаменитый российский мореплаватель, гидрограф. По окончании морского корпуса с 1788 г. плавал у берегов Канады, Южной Америки, Ост-Индии, в 1803 — 1806 гг. командовал 1-й русской кругосветной экспедицией, в 1811 — 1812 гг. инспектор классов, с 1826 г. помощник директора, в 1827- 1842 гг. директор Морского кадетского корпуса. С 1826 г. — контр-адмирал, 1829 г. — вице-адмирал, 1841 г. — адмирал. С 1803 г. — член-корреспондент, с 1806 г. — почетный член С.-Петербургской АН. Один из основателей Русского географического общества. Автор монументальных исследований: Beiträge zur Hudrographic der Grosseren Oceane, des Erläuterungen zu einer Karte des ganzen Erdkreises nach Merkator’s Projection. Mit einer grossen Karte. Leipzig, 1819; Атлас Южного моря. СПб., 1823 — 1826. Ч. 1—2; Собрание сочинений, служащих разбором и изъяснением Атласа Южного моря. СПб., 1823—1826. Ч. 1—2 и др. С 1824 г. член Американского философского общества.
28 Фусс Николай Иванович (1755 — 1825) — математик, астроном, физик, ученик Л. Эйлера. Уроженец Швейцарии. В России с 1773 г., с 1776 г. адъюнкт по математике, действительный член Петербургской АН, с 1783 г. ординарный академик по высшей математике, в 1800—1825 гг. непременный секретарь Академической конференции. Автор множества работ, а также школьных учебников по математике. С 1812 г. член Американской академии искусств и наук, с 1818 г. член Американского философского общества.
29 См. примеч. 18
30 См. примеч. 19
31 «Благодать» — 130-пушечный корабль, спущенный на воду в августе 1800 г. в С.-Петербурге, разобран в Кронштадте в 1814 г.
32 Правильно: Гротемь Филипп Иванович — гамбургский купец, в 1785 г. зачислен в 1-ю гильдию петербургского купечества, с 1804 г. — член правления Александровской мануфактуры, с 1807 г. — подданный России.
33 Александровская мануфактура была основана в 1798 г. с целью «обрабатывания хлопчатой бумаги и шерсти», названа в честь цесаревича Александра Павловича. В 1799 г. подарена императором Павлом I Воспитательному дому для незаконнорожденных детей. Наряду с льнопрядильным, бумагопрядильным, чулочным и салфеточным производством здесь монопольно изготовлялись игральные карты, все остальные карты считались фальшивыми, и их производство каралось законом. Мануфактура упразднена в 1863 г., а занимаемая ею территория передана для сооружения сталелитейного завода, который по имени одного из основателей инженера П. М. Обухова стал именоваться Обуховским.
34 Мария Федоровна, урожд. Доротея София Августа Луиза принцесса Вюртембергская (1759 -1828) — жена с 1776 г. великого князя Павла Петровича, с 1796 г. императрица России.
35 Проект зданий Александровской мануфактуры на Шлиссельбургском тракте, 120, был разработан в 1801 г. архитектором А. Д. Захаровым, но комплекс сооружения остался недостроенным.
36 Вильсон Александр Яковлевич (1776 — 1866) — организатор русской промышленности. Англичанин но происхождению, он в 9-летнем возрасте был привезен родителями в Россию. С 1790 г. состоял в корпусе корабельных инженеров. Занимался усовершенствованием Ижорских Адмиралтейских заводов, работал на Сестрорецком и Олонецком заводах. В 1806—1862 гг. управляющий Александровской мануфактурой. С 1829 г. — инженер-генерал-лейтенант. С 1856 г. почетный член Академии наук. К пятидесятилетию пребывания А. Я. Вильсона на государственной службе была отчеканена золотая медаль с его портретом. Похоронен в Колпино.
37 Гаскойн (Чарльз) Карл Карлович (1738—1806) — металлург, организатор промышленности. Уроженец Шотландии. Был директором литейного завода «Carron Iron Works», поставлявшего России пушки в первую русско-турецкую войну 1768 — 1774 гг. В 1786 г. но настоянию адмирала С. Грейга принят на русскую службу, поставлен во главе Петрозаводского Александровского пушечного и Кончезерского чугуноплавильного заводов с целью реконструкции и модернизации. В середине 1790-х гг. руководил строительством Луганского завода. Настоял на введении в 1797 г. указа о мерах и весах. В 1798 г. директор Олонецких горных и Кронштадтского литейного заводов. В 1801 г. основал принадлежавший ему завод, ставший позднее известным как Путиловский, с 1803 г. ведал реконструкцией Ижорских Адмиралтейских заводов. С 1805 г. технический директор Александровской мануфактуры. Начав с чина коллежского советника, дослужился до чина действительного статского советника, награжден орденами Св. Анны I степени и Св. Владимира III степени.
38 Карронады — короткоствольные пушки, получившие название от сталелитейного завода «Саrron Iron Works» в Шотландии, на котором они отливались.
39 Паллас Петр Симон (1741 — 1811) — естествоиспытатель, путешественник. Уроженец Берлина. С 1767 г. профессор естественной истории Петербургской АН. В 1768—1774 гг. руководил экспедицией в центральные районы России, Нижнее Поволжье, на Средний и Южный Урал, в Южную Сибирь, материалы которой отражены в труде «Reise durch verschicdene Provinzen des Russischen Reichs in den Jahren 1768 — 73» 3 teil. SPb., 1771 — 1776. Русский перевод — «Путешествия по разным провинциям Российской Империи». СПб., 1773—1788. Автор многих трудов по различным областям знаний. С 1791 г. член Американского философского общества.
40 Имеется в виду Екатерина II Великая (1729 — 1796) — императрица России в 1762—1796 гг., много сделавшая для развития российской науки и просвещения.
41 Шуберт (Фридрих Теодор) Федор Иванович (1758—1825) — астроном, математик, геодезист. Уроженец Брауншвейга. В России с 1783 г., с 1786 г. адъюнкт по математике, с 1789 г. ординарный академик по астрономии Петербургской АН. В 1800—1819 гг. библиотекарь и смотритель Минц-кабинета, с 1804 г. директор Обсерватории. С 1811 г. действительный статский советник. Автор «Lehrbuch der Theoretischcn Astronomie». 3 teil. SPb., 1798 («Учебник теоретической астрономии»), признанной в европейских странах классическим трудом, сборника сочинений и статей в 3 частях «Vermischte Schriftcn» (SPb., 1822) и других работ. С 1812 г. член Американской академии искусств и наук.
42 Гмелин Самуил Готлиб (1745—1774) — ботаник, путешественник, племянник академика Петербургской АН И. Г. Гмелина. Уроженец Тюбингена. В 1767 г. приглашен в Россию и избран академиком ботаники Петербургской АН. В 1768— 1774 гг. путешествовал по бассейну Дона, низовьям Волги, Кавказу, побережью Каспийского моря, был захвачен в плен одним из дагестанских ханов и скончался около Дербента. Материалы экспедиции опубликованы в «Reise durch Russland zur Untersuchung der drei Natur-Reiche». 4 Bd. SPb., 1770 — 1784. Русский перевод: Путешествие по России для исследования трех царств естества в 1768, 69, 70 и 71 гг. 4 ч. СПб., 1771 — 1785.
43 Гильденштедт Иоганн Антон (1745—1781) — естествоиспытатель, медик. Уроженец Риги. С 1769 г. адъюнкт по натуральной истории, с 1771 г. ординарный академик Петербургской АН. С 1780 г. президент Вольного экономического общества. Автор ряда работ, в том числе «Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа из путешествия академика Гильденштедта через Россию и по кавказским горам в 1770, 1771, 1772 и 1773 гг.» (СПб., 1809).
44 Шторх (Генрих Фридрих) Андрей Карлович (1766—1835) — экономист, статистик. Уроженец Риги. С 1787 г. преподаватель истории словесности в Петербургском кадетском корпусе, с 1789 г. при начальнике Департамента иностранных дел. С 1796 г. член-корреспондент Петербургской АН. С 1799 г. был наставником великого князя Александра Павловича и его сестер великих княжон Елены, Марий, Екатерины и Анны. С 1804 г. — академик политической экономии и статистики, в 1830—1835 гг. вице- президент Петербургской АН. С 1828 г. тайный советник. Автор трудов «Historisch-statistisches Gernalde des russischen Reich» (9 Bd.; Riga; Leipzig, 1797 — 1803). Русский перевод: Историко-статистическое описание Российской империи. Т. 1—9. СПб., 1797 — 1803; Статистический обзор наместничеств Российской империи по их достопримечательностям и культурному состоянию в таблицах. СПб., 1795; Russland under Alexander dem Ersten. Eine historische Zeitschrift herausgegeben von H. Storch. 1804—1808; Cours d’economie politique ou expisition des principes qui determinent la prosperity des nations. 6 t. St. Pb., 1815 и др.
45 Уатт Джеймс (1736—1819) — знаменитый шотландский изобретатель, создатель универсальной паровой машины. С 1785 г. член Лондонского королевского общества. Ввел единицу мощности — лошадиную силу, другая единица мощности названа в его честь — ватт.
46 Имеется в виду работа «Historia fucorum auetore Samuel Gottlieb Gmelin», изданная в 1768 г. в Петербурге на латинском языке.
47 Бартон Бенджамин Смит (1766—1815) — американский ученый-натуралист, врач. Учился в Эдинбурге, Лондоне и Геттингене. В 1790—1815 гг. профессор натуральной истории Пенсильванского университета. Был вице-президентом Американского философского общества. Автор работ «Elements of Botany» (Philadelphia, 1803); «Collections for an Essay Towards a Materia Medica of the US» Pt. I-II (Philadelphia, 1799) и др.
48 См. примеч. 39.
49 Речь идет о труде «Linquarum totius orbis vocabularia comparativa; augustissimac cura collecta» (Petropoli, 1787—1789). Русский перевод: Сравнительный словарь всех языков и наречий по азбучному порядку расположенный. СПб., 1790 — 1791. Т. I —IV.
50 Гаделунг (Фридрих) Федор Павлович фон (1768 — 1843) — историк, археолог, лингвист и библиограф. Уроженец Штеттина. С 1795 г. на русской службе, был цензором и директором немецкого театра в Петербурге. С 1803 г. наставник великих князей Николая и Михаила Павловичей. С 1818 г. служил в МИД, с 1824 г. начальник Учебного отделения восточных языков при Азиатском департаменте МИД. С 1809 г. член-корреспондент, с 1838 г. почетный член Петербургской АН. С 1818 г. член Американского философского общества.
51 Правильно: Клаубер Игнатий Себастьян (1754 — 1817) — гравер. Уроженец Аугсбурга. Искусству гравирования на меди учился первоначально у отца, а затем в Риме и Париже. Член Парижской и Копенгагенской академий, советник курфюрста Трира. В 1796 г. приглашен в Россию для руководства гравировальным классом Академии художеств, с 1797 г. советник АХ. Автор многих известных работ, в том числе портретов. Считался превосходным преподавателем, среди его учеников С. Ф. Галактионов, братья Н. В. и К. В. Ческие, А. Ф. Ухтомский и др. В 1811 г. награжден орденом Св. Владимира IV степени, исключительно редким в то время отличием для художника. Под его руководством и при непосредственном участии выполнены гравюры к изданиям «Путешествия Крузенштерна» и «Путешествия флота капитана Сарычева».
52 Буше Пьер (1758 — ?) — французский юрист, профессор морского и торгового права. Автор трудов «Institutions commerciales, traitant de la jurisprudence marchande et des usages du négoce, d’apres les anciennes et nouvelles lois…» (Paris, 1801); «Les principes du droit civil proprement dit, et du droit commercial…» (Paris, 1804).
53 Американская академия искусств и наук — одно из старейших и наиболее престижных ученых обществ в США. Основана по инициативе Дж. Адамса в 1780 г. в Бостоне Дж. Боуденом (1726 — 1790), остававшимся ее президентом до своей смерти. Членами Академии были Дж. Адамс, являвшийся ее президентом в 1791 — 1814 гг., Б. Франклин, Дж. Вашингтон, Т. Джефферсон, А. Гамильтон, Дж. К. Адамс, Г. У. Лонгфелло, Р. У. Эмерсон, А. Грей и многие другие. С 1780 г. издавала «Ученые записки» («Memoirs»), с 1848 г. — «Труды» («Proceedings»). Среди иностранных членов Академии были Л. Эйлер, Н. И. Фусс, Ф. И. Шуберт, В. Я. и О. В. Струве, М. В. Остроградский, К. М. Бэр, Д. И. Менделеев.
54 Джонс Т. К. — сын богатого американского купца, путешествовавший по Старому Свету «для своего удовольствия и совершенствования». В октябре 1810 г. прибыл в Петербург, по просьбе Дж. К. Адамса представлялся императору.
55 Баудич Натаниэль (1773 — 1838) — американский ученый-самоучка, астроном и математик. Существенно переработал английское пособие «The Practical Navigator», которое под названием «The New American Navigator» стало настольной книгой мореплавателей, перевел на английский язык с комментариями первые четыре тома «Mecanique celeste» П. де Лапласа, рассчитывал орбиты комет 1807, 1811, 1819 гг., метеоров и т. п. С 1829 г. являлся президентом Американской академии искусства и наук.
56 Дэвис Джон (1761 — 1847) — американский юрист и астроном-любитель. Неоднократно избирался в законодательное собрание Массачусетса, в 1801 — 1841 гг. судья окружного суда в Массачусетсе. Член Американской академии искусств и наук, в 1818 —1835 гг. — президент Массачусетского исторического общества.
57 Речь идет о работе «Two Lectures on Comets by Professor Winthrop, Also an Essay on Comets by A. Oliver, jr. Esq.». Boston, 1811.
58 Боде Иоганн Элерт (1747 — 1826) — немецкий астроном. В 1778 г. издал «Атлас неба», включавший 17 240 звезд и неоднократно переиздававшийся, один из авторов правила Тициуса —Боде, установившего зависимость между расстояниями планет от Солнца. С 1786 г. директор Берлинской обсерватории. С 1775 г. — иностранный член-корреспондент, с 1794 г. — почетный академик Петербургской АН.
59 Смит Адам (1723—1790) — знаменитый шотландский экономист.
60 Кеплер Иоганн (1571 — 1630) — немецкий астроном и математик. Рукописное наследие И. Кеплера хранится в ПФА РАН.
61 Имеется в виду работа Ф. И. Шуберта «Astronomie populaire», изданная в 1803 г.
62 Кальвин Жан (1509 — 1564) — французский теолог и церковный реформатор.
63 Браге Тихо (1546—1601) — датский астроном. В 1576—1597 гг. возглавлял обсерваторию Ураниборг, построенную им на о-ве Вен, с большой точностью определял положения светил, выявил два неравенства в движении Луны, составил таблицы рефракций. В 1597 г. покинул Данию, с 1599 г. работал в Праге, где его помощником был И. Кеплер.