Образование Республиканской партии (1854-1856 гг.)

Вопрос о рабстве постепенно расшатывал устои двухпартийной системы "демократы-виги". В первой половине 1850-х годов в северных штатах начался процесс консолидации антирабовладельческих сил. Центром притяжения для всех противников рабства стала новая республиканская партия. Первые организации республиканцев появились на политической арене северо-западных штатов в течение лета 1854 г. Здесь в силу географического положения вопрос о статусе близлежащих западных территорий стоял наиболее остро. Жители этого района, прежде всего фермеры, были заинтересованы в коренной реконструкции существовавшей в стране социально-экономической структуры путем территориального ограничения института рабства.

40-е — 50-е годы XIX в. в США явились периодом ожесточенной борьбы за политическую власть между северной буржуазией и рабовладельцами Юга, от исхода которой зависели пути дальнейшего социально-экономического развития страны. Присоединение новых территорий в результате аннексии Техаса (1845г. ) и войны с Мексикой (1846-1848 гг. ) поставило в центр политической жизни страны вопрос о статусе рабства. Это грозило подорвать стратегию руководства обеих буржуазных партий. Вое звенья политического механизма двухпартийной системы «демократы-виги» были подчинены задачам укрепления союза буржуазии Севера с плантаторами Юга на основе взаимных уступок, сохранения в незыблемости сложившейся в стране социально-экономической структуры, поддержания примерно равного баланса между интересами свободных и рабовладельческих штатов. Угрозу политическому равновесию лидеры демократов и вигов видели в обострении проблемы рабства и поэтому все усилия направляли на ее нейтрализацию, исключение из сферы межпартийной борьбы. Принципы, на основе которых строилась деятельность всей двухпартийной системы, вступили в явное противоречие с объективным ходом социально-экономического развития США. К. Маркс отмечал, что борьба Севера и Юга «являлась движущей силой истории Соединенных Штатов в течение полувека» до гражданской войны1.

Вопрос о рабстве постепенно расшатывал устои двухпартийной системы «демократы-виги». Его заметное обострение произошло в результате принятия в мае 1854 г. законопроекта о вхождении в состав США территорий Канзаса и Небраски, расположенных севернее 36°30, границы рабства, установленной Миссурийским компромиссом 1820 года. Инициатором принятия законопроекта стала демократическая партия. В основу его была положена доктрина «суверенитета поселенцев», согласно которой статус рабства в новых штатах должен был определяться населением.

Доктрине «суверенитета поселенцев» появившейся в политическом арсенале демократов в конце 40-х годов, трудно дать однозначную оценку. Выдвигая ее, руководство демократической партии искало пути обеспечения внутриполитической стабильности, достижения нового компромисса между Севером и Югом. С другой стороны, инициаторы принятия законопроекта заверяли население Севера, что поток фермеров-поселенцев несомненно превзойдет приток рабовладельцев на новые территории, что гарантирует в будущее вступление этих территорий в Союз в качество свободных штатов. Однако расчеты руководства демократов на затухание споров о рабстве не оправдались. «Агрессивность рабовладельческой стороны достигла своей высшей точки, — указывал К. Маркс, — когда, благодаря биллю Канзас-Небраска… были уничтожена все юридические преграды распространению рабства на территорий Соединенных Штатов… 2

Проведение в жизнь положений закона Канзас-Небраска создавало угрозу распространения рабства на свободные земли Запада. В северных штатах развернулось мощное движение противников экспансии рабства. 3 В стране разразился небывало острый политический кризис, продемонстрировавший, что двухпартийная система «демократы-виги» исчерпала свои возможности и ее старые политические формы, идеология и практика уже не соответствовали изменившимся условиям. Из-под ее контроля на Севере вышли широкие слои американского общества — торгово-промышленные и финансовые круги, мелкая буржуазия, фермеры, рабочие — требовавшие преградить рабству путь на западные земли и положить конец политике уступок рабовладельцам. В середине 50-х годов XIX в. двухпартийная система «демократы-виги» различными путями стремившаяся нейтрализовать вопрос о рабстве, потерпела крах.

В северных штатах начался процесс консолидации антирабовладельческих сил. «Принятие закона Канзас-Небраска похоронило консерватизм, — писал издатель газеты «New York Tribune» Г. Грили. — Политика компромиссов и уступок обречена на провал… Решительное сопротивление распространению рабства является в настоящий момент осознанным долгом каждого. Это сопротивление способно стать эффективным лишь при наличии целостной политической партии. 4» К образованию самостоятельной антирабовладельческой партии призвали 30 конгрессменов, вигов и демократов, собравшихся по инициативе члена палаты представителей вига И.  Уошборна (Мэн) 31-го мая 1854 г. , на следующий день после того, как президент США демократ Ф. Пирс поставил под биллем Канзас-Небраска свою подпись. 5

Центром притяжения для всех противников рабства стала новая республиканская партия. На политическую арену республиканцы вышли с программой коренной реконструкции существовавшей в стране социально-экономической структуры путем территориального ограничения института рабства. «Канзасская война, образование республиканской партии… — все это были убедительные доказательства того, что Север накопил достаточно энергии, чтобы исправить те ошибки, которые были под давлением рабовладельцев совершены в течение полувека в истории Соединенных Штатов, и чтобы заставить страну вернуться к подлинным принципам своего развития,» — указывал К. Маркс6. Создание республиканской партии явилось результатом небывалого подъема антиюжного движения, охватившего различные социальные слои населения северных штатов7.

Впервые идея назвать новую антирабовладельческую партию «республиканской», по аналогии с джефферсоновскими республиканцами, была высказана Г. Грили на страницах издававшейся им газете «New York Tribune» в передовой статье от 16-го июня 1854 г. 8 Противники южан постоянно обращались к трудам Дж. Вашингтона, Б. Франклина и особенно Т. Джефферсона, полагая, что политический курс отцов-основателей США в конечном итоге был направлен на постепенное уничтожение плантационного рабства. Этим названием они также стремились подчеркнуть свою приверженность идее сохранения Союза штатов, принципам республиканского строя, несовместимым с институтом рабства.

Первые организации республиканцев появились на политической арене северо-западных штатов в течение лета 1854 г. Северо-Запад с каждым десятилетием все сильнее давал себя знать в политической и экономической сферах. Здесь в силу географического положения вопрос о статусе близлежащих западных территорий стоял наиболее остро. Жители этого района, прежде всего фермеры, были заинтересованы в недопущении рабства на новые западные территории. Политика компромисса с рабовладельцами, проводившаяся партийным руководством демократов и вигов, не встречала у них сочувствия и поддержки. Начиная с середины 40-х годов XII в. (времени обострения дебатов по вопросу о рабстве), Северо-Запад стал с трудом вписываться в старые рамки двухпартийной системы «демократы- виги». Именно в северо-западных штатах старый двухпартийный механизм неоднократно давал серьезные сбои. Третьи, антирабовладельческие партии (партия Свободы в 1844 г. , фрисойлеры в 1848 и 1852 гг.) наносили в этом регионе чувствительный урон демократам и вигам. К. Маркс рассматривал Северо-Запад как силу, которая «не склонна была ни по традициям, ни по темпераменту, ни по образу жизни тащиться от компромисса к компромиссу, подобно старым северо-восточным штатам»9.

Первая организация республиканской партии была создана в г. Рипон (штат Висконсин). По инициативе А. Бовея, представителя антирабовладельческого крыла вигов, 28-го февраля 1854 г. здесь состоялся конвент противников распространения рабства — фрисойлеров, вигов и демократов. В принятой резолюции делегаты высказались за создание новой антирабовладельческой партии в случае, если билль Канзас-Небраска станет законом. 20-го марта 1854 г. городские партийные комитеты фрисойлеров и вигов объявили о самороспуске. Был создан исполнительный комитет новой партии, в который вошли три бывших вига, один фрисойлер и один демократ. 10 Первая организация республиканской партии, выступившая с требованием территориального ограничения рабства существовавшими границами, была образована в штате Мичиган на конвенте, состоявшемся 6-го июля 1854 г. в г. Джексон11. Делегаты выступили против закона Канзас-Небраска и осудили рабство как «моральное, социальное и политическое зло. «12

В течение лета 1854 г. организации республиканской партии были созданы также в штатах Висконсин, Иллинойс, Массачусетс и Вермонт. В Огайо противники рабства объединились в рамках антинебрасской партии, в Индиане — в народной партии, в Мэне — в партии свободных демократов. В Огайо антинебрасская партия била образована в результате слияния фрисойлеров, возглавлявшихся С. Чейзом, с вигами, руководимыми Г. Гиддингзом. Принятые на конвенте новой партии резолюции осудили политику экспансии рабства13. Сенатор Б. Уэйд (Огайо), объясняя переход в лагерь антинебрасской партии, заявил, что находился в рядах вигов «столько, сколько было возможно» и теперь «в рамках новой партии будет добиваться осуществления своих принципов»14. На промежуточных выборах 1854 г. сторонники территориального ограничения рабства одержали в северо-западных штатах первую впечатляющую победу. Республиканцы в Мичигане и Висконсине, антинебрасская партия в Огайо, народная партия в Индиане, коалиционные партии в Иллинойсе к Айове захватили контроль над законодательными собраниями штатов и получили подавляющее число мест в конгрессовских делегациях. В Мичигане губернатором был избран республиканец К. Бингхам, в Айове губернатором стал Дж. Гриммз, представлявший коалицию фрисойлеров с антирабовладельческим крылом вигской партии15.

Процесс организационного объединения антирабовладельческих сил протекал также в среднеатлантических штатах — в Новой Англии. Однако здесь движение противников распространения рабства натолкнулось на упорное сопротивление лидеров штатных политических “машин» вигов и демократов, не желавших создания новой антиюжной партии. Консерватизм в старых северо-восточных штатах имел глубокие социально-экономические корни. Здесь сохранились достаточно влиятельные круги торгово-финансовой и промышленной буржуазии, ориентировавшиеся на рынки рабовладельческих штатов и опасавшиеся радикального характера требований республиканцев.

В большинстве северо-восточных штатов организации республиканской партии были созданы в течение осени 1854 г. , однако достаточного политического влияния они не имели и им не удалось в 1854 г. повторить успех республиканцев Северо-Запада. В Нью-Йорке в числе сторонников создания республиканской партии выступила газета «New York Tribune» , издававшаяся Г. Грили. «Мы должны как можно скорее освободиться от старых партийных названий и партийных уз, — писала газета в передовой статье, озаглавленной «Партийные названия и общественный долг», от 16-го июня 1854 г. — Мы призываем к объединению демократов и вигов, понимающих, что в настоящее время общественный долг заключается в том, чтобы воспрепятствовать экспансии рабства. »16 В середине августа 1854 г. в г. Саратога-Спрингз состоялся первый в штате Нью-Йорк конвент противников закона Канзас-Небраска: вигов, демократов, фрисойлеров и других элементов17. На нем отчетливо проявилось нежелание вигов (умеренно настроенных противников экспансии рабства во глазе с боссом политической «машины» партии Т. Уидом) идти на объединение с фрисойлерами. В конечном итоге республиканская партия в штате Нью-Йорк была создана, однако малочисленность в организационная слабость не позволили ей добиться успеха на штатных и конгрессовских выборах 1854 г.

В эти годы многие умеренно настроенные противники распространения рабства на западные территории опасались радикализма республиканской партии. А. Линкольн, пользовавшийся большим авторитетом в организации вигской партии штата Иллинойс, писал весной 1855 г. : «Я не менее последовательный противник рабства, чем республиканцы. Однако тот предел, до которого я пойду в осуществлении антирабовладельческих принципов, не может удовлетворить руководство этой партии»18.

Серьезным препятствием на пути консолидации антирабовладельческих сил в лагере республиканцев была деятельность крайне шовинистической партии «ничего не знающих», или «нативистов», появившихся в 1854 гг19. На конгрессавских а штатных выборах 1854- 1855 гг. «нативиста» одержали рад побед в штатах пограничного Ста, в Новой Англии, на восточном побережье. Их успехи не были случайностью: в 50-е гг. XIX в. , в результате притока на американский континент значительного числа переселенцев из-за океана вопрос об иммиграции получил в США большой резонанс. Образование партии «ничего не знающих» (с 1855 г. именовавшей себя Американской партией) явилось также результатом распада старой двухпартийной системы «демократы-виги», сдерживавшей в течение достаточно продолжительного времени в своих рамках «нативистские» настроения.

«Нативизм» как политический принцип объединял представителей самых различных течений. 6 южных штатах в организациях американской партии тон задавали сторонники рабства из числа бывших вигов. На Севере «нативисты» абсорбировали значительное число противников рабства. В связи с этим руководство «ничего не знающих» стремилось навязать партии курс на нейтрализацию вопроса о рабстве, рассчитывая вернуть политическим институтам страны утерянную стабильность. «Из всех политических организаций только партия ничего не знающих способна восстановить спокойствие в стране. — утверждал один из лидеров партии экс-президент США М. Филлмор. — Наш долг воздерживаться от любого проявления враждебности по отношению к южанам, доказывать, что мы являемся их братьями»20. Дебаты вокруг проблемы рабства «нативисты» рассчитывали приглушить выдвижением в центр политических дискуссий вопроса об ограничении иммиграции. Однако противники распространения рабства, вступившие в ряды «ничего не знающих» — сенатор Г. Вильсон (Массачусетс), конгрессмен С. Колфекс (Индиана), издатель газеты «Springfield Republican» С. Боулс пытались заставить лидеров партии сделать значительный акцент на проблеме рабства. Становилось очевидным, что в конечном итоге американской партии не удается избежать полемики по вопросу о рабстве. Для республиканской партии поэтому уже в 1854-1855 гг. на повестку дня встала задача привлечения на свою сторону противников экспансии рабства из числа «нативистов». Печать республиканцев стремилась подлить масла в огонь медленно разгоравшихся в Американской партии дискуссий по вопросу о статусе западных территорий. Газета «New York Tribune», рассматривала движение «нативистов» как «одну из многочисленных форм протеста против коррупции старых политических партий, забвения сторонниками закона Канзас-Небраска принципов демократии»21.

Гражданская война в Канзасе между рабовладельцами и свободными поселенцами, начавшаяся вслед за принятием закона Канзас- Небраска, привела к тому, что страна фактически разделилась на два лагеря. В этих условиях быстро возрос престиж республиканской партии, ставшей центром объединения антиюжных сил. Принятие закона Канзас-Небраска и гражданская война в Канзасе привели к серьезному расколу внутри демократической партии по вопросу о рабстве. Представители антирабовладельческого крыла (Д. Уилмот, Г. Хэмлин, П. Кинг, Лд. Дикс), а также часть бывших радикальных демократов (Ф. Блэр, Г. Уэллес) осудили политику администрации в вопросе о Канзасе, вышли из рядов демократической партии и взяли курс на сближение с республиканцами.

Резкое обострение проблемы рабства полностью перечеркнуло расчеты руководства вигов на возрождение их партии в общенациональном масштабе. В Нью-Йорке изменившаяся расстановка сил вынудила Т. Уида пойти на объединение с республиканской партией: 26-го сентября 1855 г. на конвенте в г. Сиракузы виги заявили о самороспуске и примкнули к республиканцам22. Бывшие виги численно преобладали’в республиканской партии и вскоре захватили доминирующие позиции в ее руководстве. Председателем центрального комитета республиканской организации штата Нью-Йорк стал Э. Морган, ранее занимавший подобный пост в вигской партии. Аналогичные процессы протекали и в других северных штатах.

В полосу затяжного кризиса вступила Американская партия. Попытки руководства «нативистов» увести страну от обсуждения проблемы рабства оказались несостоятельными. Национальный конвент партии в июне 1855 г. в Филадельфии стал ареной ожесточенной борьбы между сторонниками и противниками экспансии рабства на западные территории и в итоге закончился расколом. Раскол в американской партии имел серьезные последствия для ее дальнейшего существования. «Нативисты» — противники распространения рабства, которых стали именовать » что-то знающими» («Know Somethings» ), начали переговоры об объединении с республиканской партией23.

К началу 1856 г. в общих чертах завершился процесс образования штатных организаций республиканской партии. Республиканцы прочно утвердились на политической арене всех свободных северных штатов, за исключением Коннектикута, где организация партии была создана только в 1858 г. Первые, правда крайне немногочисленные, организации республиканцев появились в некоторых рабовладельческих штатах пограничного Юга — в Кентукки, Северной Каролине, Мэриленде и Делавэре. На повестку дня руководства республиканцев встали задачи совершенствования внутрипартийного механизма, укрепления партийных рядов, расширения массовой базы. Эти вопросы находились в центре внимания делегатов первого национального конвента республиканской партии, который состоялся 22-23-го февраля 1856 г. в г. Питтсбург. Одним из главных итогов работы съезда было создание национального исполнительного комитета республиканской партии, в состав которого были избраны представители от каждой штатной организации. Работу национального комитета возглавил один из наиболее влиятельных представителей умеренного крыла в партии Э. Морган из Нью-Йорка. В обращении к делегатам председатель организационной комиссии конвента конгрессмен Дж. Джулиан (Индиана) призвал уделить первостепенное внимание созданию комитетов, отделений, клубов республиканской партии в графствах, городах, селениях. 24 В принятых резолюциях делегаты республиканского конвента потребовали отмены закона Канзас-Небраска, выразили стремление «всеми конституционными средствами добиваться запрещения рабства на территориях» и заявили о поддержке «свободных поселенцев Канзаса в их борьбе против экспансии рабовладельцев». 25

Выработка политического курса республиканской партии по вопросу о рабстве происходила в борьбе трех основных группировок — консервативной, умеренной и радикальной. Ядро консервативной группировки составляли главным образом выходцы из рядов распавшейся вигской партии. Прочные позиции в консервативной группировке имели «нативисты», покинувшие партию «ничего не знающих» вследствие разногласий с ее руководством по вопросу о рабстве. Консерваторы находили поддержку в среднеатлантических штатах — Пенсильвании, Нью-Джерси, Нью-Йорке, в ряде южных графств штатов Иллинойс, Индиана, Огайо, в крупных городах, связанных тесными экономическими и коммерческими узами с рабовладельческим Югом. На консервативных республиканцев ориентировались торгово-финансовые круги, владельцы предприятий, зависевшие от поставок хлопка из южных штатов, зажиточные слои фермерства. Консерваторы занимали доминирующие позиции в организациях республиканской партии Индианы, Пенсильвании, Нью-Джерси; оказывали сильное влияние на деятельность партии в Иллинойсе, Массачусетсе и Нью-Йорке.

В области партийной идеологии консерваторы ограничивали свои требования восстановлением положений Миссурийского компромисса 1820 г. о разграничении свободных и рабовладельческих территорий. «Республиканская партия строит свою деятельность на строго конституционной основе. Она не собирается выдвигать несправедливые притязания ни к какой из секций и не стремится нарушать достигнутые компромиссы, — утверждал конгрессмен Дж. Аллисон (Пенсильвания). — Республиканцы только призывают вернуть свободным штатам территорию Небраски, расположенную севернее 36°30′, которая по справедливому компромиссу была предназначена для системы свободного труда»26.

Представители консервативной фракции понимали, что конфликт между свободными и рабовладельческими штатами зашел довольно далеко и готовы были пойти на новый компромисс с южанами по вопросу о рабстве для достижения политической стабильности в стране и формирования основ новой двухпартийной системы. Главным дестабилизирующим фактором в политической жизни они считали проблему рабства. «Полемика по вопросу о рабстве не принесла ничего хорошего ни партиям, ни секциям, ни классам; она направлена на то, чтобы раздувать непримиримую и по сути своей бессмысленную вражду между людьми,» — писал Э. Бейтс, один из наиболее влиятельных представителей группировки27. Консерваторы с беспокойством следили за ростом движения против рабства, выражали опасения относительно его радикального характера. Дискуссии по вопросу о статусе западных территорий они стремились заменить традиционными межпартийными дебатами по проблемам внешнеполитической экспансии, экономической политики — тарифам, банкам, внутренним улучшениям.

Консерваторам в партии противостояла группировка радикальных республиканцев, наиболее последовательных противников южан. Прочные позиции представители радикального крыла республиканской партии имели в обеих палатах американского конгресса. В сенате фракцию радикальных республиканцев возглавляли С. Чейз (Огайо), Дж. Хейл (Нью-Гемшпир), Ч. Самнер и Г. Вильсон (оба из Массачусетса), У. Сьюард (Нью-Йорк). В палате представителей в среде радикальных республиканцев выделялись конгрессмены Г. Гиддингз и Э. Уэйд (оба из Огайо), Дж. Джулиан (Индиана), Т. Стивенс и Д. Уилмот (оба от Пенсильвании). Республиканцы из радикальной группировки опирались на поддержку фермеров, рабочих, мелкой буржуазии в штатах Северо-Запада и Новой Англии.

Радикальные республиканцы выступали с программой территориального ограничения рабства существовавшими границами, недопущения его на западные территории. «Я убежденный противник дальнейшей территориальной экспансии института рабства, включая аннексию Кубы,» — писал К. Шурц, — один из лидеров организации республиканской партии штата Висконсин28. Комплекс мер, которые предлагали радикалы, предусматривал отмену закона 1850 г. о поимке беглых рабов, запрещение работорговли между штатами и принятия в состав Союза новых рабовладельческих штатов. Проведение в жизнь этой программы должно было привести к существенному изменению сложившейся в саране социально-экономической структуры. «Итак, ограничение рабства пределами его старой территории должно было, согласно экономическому закону, привести к его постепенному исчезновению, уничтожить политическую гегемонию, осуществляемую рабовладельческими штатами через сенат… , — указывал К. Маркс. — Своим принципом, что всякое дальнейшее расширение рабовладельческих территорий должно быть воспрещено законом, республиканцы, таким образом, подсекали самый корень господства рабовладельцев. 29»

Представители радикальной группировки обличали рабство как моральное, политическое и экономическое зло. Выступая в сенате, У. Сьюард назвал «непреодолимым» конфликт между Севером и Югом, между двумя системами труда. Это означает, утверждал Сьюард, что «Соединенные Штаты рано или поздно должны стать либо целиком рабовладельческим, либо полностью свободным государством»30. Вместе с тем радикальные республиканцы не призывали к немедленному освобождению негров, отмене рабства в тех штатах, где оно давно существовало, считая эти требования аболиционистов неконституционными. «Мы не собираемся навязывать вам при помощи силы нашу систему и принципы… , — говорил Сьюард, обращаясь к южанам. — Вы имеете полное право решать свои внутренние дела так, как сами считаете разумным»31. В отличие от консерваторов радикальные республиканцы главный акцент делали на решении вопроса о рабстве, считая все остальные проблемы лишь периферийными. «В межпартийной полемике внимание американского народа приковано к проблеме рабства, — утверждал конгрессмен Дж. Перри (Мэн), — все остальные темы по значению и важности давно отошли на второй план»32.

Крайне немногочисленной в республиканской коалиции в 50-е годы была группировка аболиционистов, выступавшая за немедленное уничтожение института рабства. Многие аболициониста — бывший конгрессмен Г. Смит (Нью-Йорк), видные деятели этого движения К. Клей (Кентукки) и У. Филлипс (Массачусетс), — стояли у истоков самых первых организаций республиканской партии. Однако по мере того, как политический курс республиканцев го вопросу о рабстве становился все более умеренным и доминирующие позиции в партии переходили к бывшим вигам и демократам, влияние аболиционистских элементов в республиканской партии падало. Прочных позиций и достаточного политического веса в руководстве республиканской партии сторонники запрещения рабства не имели.

Значительное влияние в республиканской партии имела умеренная группировка, выполнявшая роль внутрипартийного центра. В нее входили бывшие демократы, такие как сенаторы Л. Трамбл (Иллинойс) и Г. Хэмлин (Мэн); однако основу группировки все же составляли выходцы на вигской партии. Среди них выделялись конгрессмены У. Фессенд (Мэн), И. Уошборн (Мэн), Р. Йетс (Иллинойс), С. Колфакс (Индиана), губернатор Айовы Дж. Грюшз, бывший член палаты представителей конгресса А. Линкольн (Иллинойс). Республиканцы умеренного крыла находили поддержку в торгово-промышленных кругах, ориентировавшихся на рынки западных районов страны, в среде мелкой буржуазии, фермеров, имевших достаточно прочные экономические и финансовые позиции.

Подобно консерваторам, умеренные республиканцы опасались углубления межсекционного конфликта и считали сохранение союза штатов своей первостепенной задачей. «Политический курс республиканской партии должен строиться на основе принципов сохранения Союза», — заявил, выступая в палате представителей, конгрессмен И. Уошборн33. Во имя осуществления этой цели представители умеренной группировки республиканцев были готовы пойти на новые компромиссы с рабовладельцами. Однако в 50-е гг. логина политической борьбы вынуждала умеренных республиканцев искать сближения с радикалами по основным проблемам внутренней политики. Ключом к решению вопроса о рабстве они считали политический курс, направленный на территориальное ограничение института рабства, недопущение его на новые западные земли.

Вместе с тем представители умеренного крыла в республиканской партии осуждали такие требования радикалов, как запрещение работорговли между штатами и отмена закона 1850 г. о поимке беглых рабов на территории северных штатов. Они старались удерживать партию от крайностей в нападках на институт рабства. Умеренные противники рабства, становившиеся ведущей группировкой в партии, определявшей ее политический облик, внесли достаточно существенные коррективы в курс республиканцев. Им удалось направить партию по более умеренной линии в отношении проблемы рабства и в значительной степени нейтрализовать радикальные настроения, характерные для республиканцев в самый ранний период их деятельности.

Представители различных группировок в республиканской партии по-разному представляли себе решение расовой проблемы. Лидеры радикального крыла — С. Чейз, Б. Уэйд, Г. Гиддингз — в принципе поддерживали идею предоставления в будущем политических прав негритянскому населению. Однако большинство республиканцев в 50-е гг. не было готово к тому, чтобы признать равенство перед законом белых граждан и негров. В партии прочно укоренились расовые предрассудки, распространенные в различных слоях населения северных штатов. «Энергичные фермеры Индианы и Огайо прежде всего ненавидят рабовладельцев, но во вторую очередь они ненавидят негров, — отмечал К. Маркс. — Последние в их глазах являются символом рабства и унижения рабочего класса, а демократическая печать каждодневно угрожает им наплывом «nigger» на территорию их штатов»34. Многие видные деятели республиканской партии — Д. Уилмот, С. Камерон, Л. Трамбл, опасавшиеся, что после освобождения черные американцы устремятся на западные территории, требовали предоставления свободных земель исключительно белым поселенцам. Ф. Блэр, П. Кинг, Дж. Дулитл и некоторые другие республиканцы поддерживали план переселения негров в районы Центральной Америки35.

В вопросах экономической политики линия раздела в республиканской партии проходила между бывшими вигами и демократами. Республиканцы, прежде принадлежавшие к вигской партии, традиционно являлись сторонниками высоких темпов индустриализации страны. Они придерживались теории активной роли государства в экономическом развитии страны и призывали к введению протекционистских тарифов, созданию централизованной банковской системы, расширению комплекса «внутренних улучшений». Высокие тарифы, по их мнению, должны были защитить все отрасли экономики от конкуренции дешевых иностранных товаров, сделать более емким внутренний рынок страны, создать фермерам благоприятные условия для сбыта продукции. «Интересы нашей экономики, равно как интересы всех американцев, требуют создания прочного заградительного барьера против экспансии европейских товаров», — писала газета “Springfield Republican»36.

Республиканцы — выходцы из рядов демократической партии, придерживались теории «свободной игры» экономических сил, вы — ступали против чрезмерной регулирующей роли федерального правительства. Они отстаивали принцип свободной торговли, осуждали деятельность крупных банков, монополий, различного рода экономические привилегии. В области финансовой политики бывшие демократы руководствовались теорией «тяжелых» денег.

В 1855 — 1856 гг. вопросы экономического развития страны стали предметом оживленных внутрипартийных дискуссий. К началу избирательной кампании 1856 г. в лагере республиканцев наметилось преобладание сторонников «вигской» экономической программы: под их давлением в предвыборную платформу партии были включены разделы, содержавшие требования о выделении федеральных средств на строительство трансконтинентальной железной дороги и улучшение системы речного судоходства37. В последовавшее четырехлетие бывшим вигам удалось развить внутрипартийное наступление: основные положения их программы практически полностью перекочевали в платформу республиканской партии 1860 г. , а в феврале 1861 г. по инициативе республиканцев американский конгресс принял протекционистский закон Дж. Морилла.

Главной целью республиканской партии в области социальной политики было создание в США общества «среднего класса». «Средние слои являются самой надежной опорой всякого правительства, основанного на демократических принципах», — утверждал конгрессмен Т. Стивенс38. Главным преимуществом общества, основанного на системе свободного труда, республиканцы считали высокую социальную мобильность, которая, с их точки зрения, являлась универсальным средством преодоления конфликтов между классами, способным вчерашнего рабочего превратить в капиталиста. Неотъемлемой частью идеологии республиканской партии было насаждение культа капиталистической предприимчивости, идеала человека, добившегося успеха собственными силами («selfmademan» ). «Задача республиканской партии — предоставить каждому американцу возможность участвовать в соревновании на равных для всех условиях. Но если кому-то не удастся выплыть со дна и закрепиться на поверхности, пусть они погибнут», — заявил в одном из выступлений сенатор Дж. Харлан (Айова)39.

К началу избирательной кампании 1856 г. в партийном руководстве республиканцев достаточно отчетливо обозначилось преобладание центристской группировки, сумевшей придать партии умеренно антирабовладельческий курс. «С приближением президентских выборов тон выступлений лидеров республиканской партии становится все более неопределенным,» — писал в марте 1856 г. У. Гаррисон40. Представителям умеренной группировки удалось направить в нужное им русло работу национального предвыборного конвента республиканской партии, состоявшегося 17-19 июня 1856 г. в Филадельфии.

В качестве кандидата партии на пост президента США был выдвинут Дж. Фримонт, вполне приемлемая фигура как для консерваторов, так и для радикальных республиканцев.

В принятой конвентом предвыборной платформе республиканской партии 1856 г. главный акцент был сделан на проблеме рабства. Республиканцы заявили, что согласно американской конституции «долг и право конгресса запретить на территориях… институт рабства». Политический курс отцов-основателей США был направлен на территориальное ограничение рабства, и поэтому, отмечалось в платформе, «республиканская партия обязана защищать принципы конституции от стремления насильственным путем легализовать институт рабства на территориях. . . » Республиканцы потребовали незамедлительного вступления Канзаса в Союз в качестве свободного штата41.

Избирательная кампания 1856 г. завершилась победой кандидата демократической партии, бывшего сенатора, государственного секретаря в правительстве президента Дж. Полка (1845-1849), посла США в России (1832-1834) и Великобритании (1853-1856) Дж. Бьюкенена.42 Решающую роль в избрании Бьюкенена на пост президента США сыграло то, что он победил не только на Юге, в традиционном бастионе демократической партии, — но и заручился поддержкой консервативно настроенных избирателей северных штатов, опасавшихся, что приход к власти республиканского правительства приведет к расколу Союза.

«Республиканская партия выдвинула свою первую программу на президентских выборах 1856 г. , — писал К. Маркс,- Несмотря на то, что ее кандидат Джон Фримонт не победил, огромное количество голосов, которое он получил, безусловно свидетельствовало о быстром росте партии, особенно на Северо-Западе»43.

Появление на политической арене США республиканской партии было закономерным итогом нараставшего в стране массового движения за ограничение рабства. Она стала преемницей идейного наследия и политического опыта третьих антирабовладельческих партий 40-х — начала 50-х годов — партии Свободы, фрисойлеров. Вместе с тем, между республиканцами и ранними антирабовладельческими партиями существовали довольно серьезные различия, касавшиеся в первую очередь программных положений, характера деятельности, массовой базы. Третьи партии основное внимание уделяли проблеме рабства и фактически устранялись от решения целого комплекса социально-экономических вопросов. Руководство республиканской партии, поставив в центр партийной программы требование территориального ограничения института рабства, предложило также набор средств для решения вопросов социального ж экономического развития страны. Отличительной чертой третьих партий 40-х — начала 50-х гг. была сравнительная однородность их состава и массовой базы. Во главе этих партий стояли, как правило, наиболее последовательные противники рабства, а их политические требования носили отчетливо радикальный антирабовладельческий характер. Республиканская партия была коалицией, включавшей представителей различных политических течений — от радикалов, предлагавших эффективные меры борьбы против системы рабства, до консерваторов, требовавших простого восстановления положений Миссурийского компромисса 1820 г.

Большинство американских исследователей направления «новой политической истории», занимающихся изучением проблем партийной политической борьбы в США в 50-е гг. XII в. . необоснованно относит республиканцев в разряд третьих партий44. Они хотят представить 1850-е годы в качестве периода относительно стабильного функционирования института политических партий, когда вигская партия, потерявшая реальную связь со временем, была довольно безболезненно заменена новой, республиканской организацией, сделавшей главный акцент на решении проблемы рабства. Рассматривая республиканцев в качестве третьей партии, представители этого направления

проводят мысль о неограниченных возможностях американской двухпартийной системы, отвергают факты краха комбинации «демократы-виги» и глубокого кризиса, охватившего различные институты власти, — прежде всего политические партии в 50-е годы XIX в.

Появление республиканской партии не привело к восстановлению элемента системности во взаимоотношениях между двумя ведущими политическими партиями страны. Формирование основ новой двухпартийной системы оказалось невозможным в силу того, что республиканцы и демократы предлагали взаимоисключающие рецепты решения кардинальной проблемы рабства. На политическую арену страны республиканская партия вышла с программой, направленной в конечном итоге на ликвидацию системы рабства, преобразование существовавшей в стране социально-экономической структуры, расчистку путей для беспрепятственного развития капитализма.

Примечания

  • 1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. , т. 15, с. 316.
  • 2 Там же, с. 315.
  • 3 О выступлениях противников закона Канзас-Небраска подробнее см. : Захарова М. Н. Народное движение в США против рабства. М.,1965, с. 132-149.
  • 4 H. Greeley. Recollections of Busy Life. New York, 1868, p. 294.
  • 5 G. Kleeberg. The formation of the Republican Party as a National Political Organization. New York, 1970. p. 14.
  • 6 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 15, с. 315.
  • 7 В советской историографии некоторые аспекты образования республиканской партии рассмотрены в следующих работах: Иванов Р. Ф. А. Линкольн и гражданская война в США. М. , 1964, с. 94-96; Куропятник Г. П. Вторая американская революция. М. , 1961, с. 50-55; Захарова М. Н. Указ. соч. ,с. 146-149.
  • 8 New York Daily Tribune. June 16, 1854.
  • 9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 346.
  • 10 H. Wilson. History of the Rise and Pall of the Slave Power in America. Vol. 2, New York, 1969, p.409.
  • 11 M. Moose. The Republicans. A History of their Party. New York, 1965. p. 10.
  • 12 History of the US Political Parties / Ed. by A. Schlesinger. Vol. 2, New York-London, 1973. p. 1187.
  • 13 Н. Wilson. Op. cit., p. 413.
  • 14 National Anti-Slavery Standard. June 23, 1854.
  • 15 New York Weekly Tribune. October 21; December 30, 1854; A. Crandall. The Early History of the Republican Party. Boston, 1930, p. 24. Congressional Quarterly Guide to US Elections. Washington, 1968, pp. 404, 414, 598-599.
  • 16 New York Daily Tribune. June 16, 1854.
  • 17 New York Weekly Tribune. August 26, 1854.
  • 18 The Collected Works of A. Lincoln Vol. 2, New Brunswick, 1953, p. 288.
  • 19 Об истоках партии «ничего не знающих» подробнее см. ; И. Holt. The Politics of Patience: the Origins of Know Nothingism. — Journal of American History, September 1973, PP. 309-332.
  • 20 M. Fillmore Papers. Ed. by P. Severance, vol. 1, Hew York, 1970, p. 359.
  • 21 New York Weekly Tribune. June 24, 1854.
  • 22 National Anti-Slavery Standard. October 6, 1855.
  • 23 R. Nichols. Some Problems of the first Republican Presidential Campaign. – American Historical Review, XXVIII (April 1923), p. 492.
  • 24 Proceedings of the first three Republican National Conventions of 1856, 1860 and 1864. Minneapolis, 1893, p. 10.
  • 25 Ibid., р. 11.
  • 26 Congressional Globe. 34 Congress, 1 session, Appendix, р. 1066.
  • 27 The Diary of Е. Bates, 1859-1865. Ed. by H. Beale. In: Annual Report of the American Historical Association for the year 1930. Washington, 1933, p. 1.
  • 28 Speeches, correspondence and political papers of Carl Schurz. New York, 1969, vol. 1, p. 17.
  • 29 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 345-346.
  • 30 Congressional Globe. 35 Congress, 1 session, p. 1918.
  • 31 Congressional Globe. 36 Congress, 1 session, p. 834.
  • 32 Ibid., 34 Congress, 1 session, Appendix, p. 1192.
  • 33 Congressional Globe. 34 Congress, 1 session, p. 635.
  • 34 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 584.
  • 35 E. Foner Free Soil, Free Labor, Free Man: the Ideology of the Republican Party before the Civil War. New York, 1970 p. 267.
  • 36 Springfield Republican, January 12, 1855; In: F. Curtis. Op. ext. , p. 327.
  • 37 National Party Platforms. Comp. by D. Johnson, Vol. 1, Urbana-Chicago-London, 1978, p. 28.
  • 38 Congressional Globe. 31 Congress, 1 session, Appendix, p. 142.
  • 39 Ibid., 34 Congress, 1 session, Appendix, p. 276.
  • 40 The Letters of W. L. Garrison. Ed. by Ruchames L. Cambridge- London. 1975. Vol. 4, p. 391.
  • 41 National Party Platforms, vol. 1, p. 27.
  • 42 За Бьюкенена проголосовали 1838169 избирателей (174 выборщика), за Дж. Фримонта было подано 1341264 голоса (114) кандидат Американской партии М. Филлмор заручился поддержкой 874534 избирателей (8). р. Curtis. Op. cit., p. 267.
  • 43 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 343.
  • 44 History of the US Political Parties, Vol. 2, p. 1141.

Опубликовано: Из истории внутриполитической борьбы и общественной мысли США. Куйбышев, 1981. - С. 44-63
OCR 2018 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать