Состояние общества в Соединенных Американских Областях

Небольшой очерк русского дипломата П. И. Полетики о состоянии современного ему американского общества. Книга "Краткое обозрение внутреннего положения Соединенных Американских Областей и политических сношений их с Европою", о которой сообщает издатель "Литературной газеты", так никогда и не была издана.

Чтобы составить себе общее понятие о нынешнем состоянии общества в Северной Америке, должно прежде всего вспомнить, что оное есть естественное последствие гражданственности современной в Англии, но вдруг, так сказать, перенесенной в страну, которую по сие время еще почитать можно страною весьма новою. По сей самой причине, ход образованности общественной долженствовал быть и был в Соединенных Американских Областях отличен от того, который наблюдаем в древних европейских государствах, где гражданственность шла, так сказать, вслед за успехами землепашества, а не предшествовала оным, как в сем краю.

История первого населения Северной Америки довольно известна. Мы знаем, что основатели Новоплимутской колонии в Масачюзетском1 штате, возникшей в начале семнадцатого века, оставили отечество для избежания того политического и духовного гонения, коему они были подвержены в Англии. Просвещение сих людей соразмерно было общему просвещению Европы в то время. То же самое можно сказать о последователях Вильгельма Пенна, кои столь смирно водворились в Пенсильвании около 1682 года. И хотя основатели колоний на берегах Виргинии, предупредившие несколькими годами поселенцев в Масачюзете, Пенсильвании и Мариланде, были сначала более скопищем корыстолюбивых промышленников, нежели сообществом мирных и трудолюбивых людей, однако ж и сии промышленники имели также образованность, свойственную их веку и состояниям, к коим они в отечестве своем принадлежали. И того было уже довольно для решительного превосходства над природными жителями сего обширного края.

Нет сомнения, что разные сии поселенцы не иначе, как посредством тех способов, кои заимствовали они от выгод своего просвещения, не только нашли возможным упорно противиться нападениям природных жителей, бывших тогда и многочисленнее и воинственнее, нежели впоследствии, но могли еще столь постоянно и успешно заниматься улучшением своего состояния, что наконец положили основание политическому бытию Американских Соединенных Областей. Знание есть сила, сказал Бакон. Правило сие не находило, может быть, никогда лучшего доказательства, как в истории населения Северной Америки: успехи сего предприятия тем более достойны замечания, что оное достигнуто единственно мужеством и совокупными усилиями некоторых честных людей, не так, как завоевание Мексики и Перу, совершенное неизмеримыми силами самой могущественной монархии того времени.

По мере как сии колонии, стесненные вначале теми местными затруднениями, кои неразлучны с предприятиями сего рода, приходили в силу, сношения оных с Англиею становились более и более важны. Одинаковость нравов и еще более языка дозволяла колонистам следовать вблизи за успехами древнего отечества на поприще просвещения. По крайней мере сие двойное сходство препятствовало возвращению невежества и грубости. Английские типографии и мануфактуры работали на колонии столько же, сколько на жителей трех Соединенных Королевств. Плоды всякого открытия в науках, художествах, ремеслах сообщались немедленно поселенцам Северной Америки. Сии тесные связи бесспорно повредили много образованию между ими особенной народной физиогномии, но они же и взаимные выгоды, сильно способствуя к развитию естественных способов сего края, тем самым ускорили политическое освобождение оного.

Сии предварительные соображения были нужны для объяснения начального предположения, которое служит основанием сему начертанию, т. е. что в Соединенных Американских Областях земля еще новая, а гражданственность давняя. Впоследствии увидим, что сии рассуждения не вовсе чужды предмету, который мы рассматриваем.

Под состоянием общества в каком-либо определенном краю разумеется обыкновенно состояние нравов, обычаев и вседневной жизни жителей оного края, или, вообще говоря, сумма физического и нравственного их существования.

Выше сего уже было замечено, что первые переселенцы европейские, искавшие убежища на берегах Северной Америки, были люди просвещенные. Заведенные ими селения, столь слабые вначале, вскоре начали процветать. Отразив нападения индейцев, законных обладателей земли, кои не могли видеть спокойно появления в их соседстве людей иностранной породы, поселенцы расширили постепенно круг поместий, либо отторгнутых ими от индейцев, либо добытых от сих последних посредством добровольных сделок, как то было при основании колонии Вильгельма Пенна.

Границы английских колоний в Северной Америке, распространяясь более и более к Западу по мере отступления индейцев, достигнули в короткое время до подошвы гор Алеганских. Вскоре селения колонистов простерлись и за сей предел, идучи, так сказать, по следам удаляющихся индейцев, достигнули берегов Миссисипи и, переступив за сию великую реку, направились к берегам Миссури, и даже к местам, омываемым Тихим океаном.

Столь быстрое распространение владений в стране, дотоле чуждой всякому возделыванию, должно было неминуемо произвести значительную перемену в нравах и образе жизни колонистов. Те из оных, кои предпочли остаться в приморских городах, где они были очевидцами и основания городов, и быстрого распространения их торговли, сохранили долее природные свои черты. Причина сему легко постигается. Сии колонисты жили в сообществе с людьми, по большей части родившимися в одной с ними земле, и держались одних политических и религиозных правил. Переселение могло произвести в их правах перемену* медленным и почти неприметным образом, ибо сие могло произойти токмо от естественного действия нового климата и нового правления, которое из ограниченной монархии преобразовалось в неограниченную демократию.

Но другие переселенцы, движимые духом предприятий и любостяжания, проникнув во внутренность земель, нашли себя внезапно подверженными неудобствам всякого рода, сопряженным с уединенною жизнию, посреди дикой природы. Лишенные всякого непосредственного соседства, они провели первые годы своего перемещения в трудах тягостных и вредных для здоровья: отчасти в рубке дерев, нужных для постройки жилищ, и в возделывании земли, еще не тронутой плугом, обильно плодородной, но зато наполненной опасными лихорадочными испарениями, свойственными землям, упитанным согнившими растительными веществами. По целым месяцам сии обитатели лесов не видали никого, кроме семейств своих. Такое уединение должно было ожесточить нравы сих отшельников и сообщить их образу жизни нечто подобное дикой природе, отвсюду их окружавшей. Когда впоследствии число жителей, привлекаемых плодородием почвы, умножилось, когда к первым поселенцам прибыли соседи менее загрубелые и не столько отставшие в просвещении, когда, наконец, политические и гражданские законы начали действовать посреди сих возникающих обществ, то встречались всегда великие затруднения в исполнении оных между людьми, привыкшими наслаждаться неограниченною не- зависимостию и давать страстям своим необузданную волю. Ожесточение нравов . было тем сильнее между сими людьми полудикими, что набожные чувства, с коими они поселились посреди лесов, должны были необходимо, за недостатком надлежащей пищи, потерять постепенно прежнюю власть над ними. Ибо нет сомнения, что нарочитое время должно было пройти прежде, нежели население в сих новых местах могло достигнуть до той степени, на коей потребность какого-либо богослужения становится ощутительна; особенно в такой земле или государстве, где коренные законы отвергают всякое господствующее вероисповедание.

Согласно с предыдущими соображениями, вообще замечено, что в тех штатах Американского Союза, коих образование еще ново, бывает прн выборах более беспорядков, более раздражительности между партиями и кровопролития в частных ссорах.

Должно однако ж сказать, что для отыскания вышеписанно- го рода людей, надлежит проехать Соединенные Штаты во всей оных ширине с востока иа запад и достигнуть берегов Миссури и Орканзо. Во всех других местах просвещение идет скорыми шагами к совершенству. Но справедливо и то, что по сие время еще в некоторых Американских Штатах есть люди, кои в одно время принадлежат к диким по нравам своим и образу жизни, и к просвещенным по состоянию и промыслам. Сии самые люди, остроумно названные пионерами просвещения, начали население в многочисленных штатах, лежащих на берегах рек Огеио, Миссисипи, Миссури, Индиана и Иллинуа.

Путешественнику, хотя мало привыкшему к наблюдению, предстоит, бесспорно, весьма любопытное зрелище, когда он объезжает внутренность Соединенных Областей. Оставляя приморские города, где все удобности жизни доведены до весьма высокой степени утончения, путешественник видит и чувствует уменьшение своих удобностей; видит, что следы гражданственности, так сказать, более и более бледнеют по мере удаления к западу. Он оставил города, блистающие благосостоянием, и после не весьма долгого странствования приходит в места, где следы первых просвещенных людей, населивших оные, еще видны, так сказать, на земле. Наконец, путешественник наш видит себя посреди лесов, посещаемых до того времени токмо индейцами-звероловами, и находит там и здесь, в большом расстоянии, колонистов, незадолго прибывших с своими семействами, не имеющих еще других жилищ, кроме телег своих, ниже иной нищи, как соленые припасы, ими с собою привезенные. Таким образом в течение немногих недель можно, путешествуя по внутренности Соединенных Областей, спускаться или подниматься по всем ступеням лестницы гражданского образования.

Что образцом была Англия, то усматривается в Соединенных Областях во всем, что составляет внешние обыкновении жителей. Постройка домов, одежда, пища, даже провождение времени те же самые здесь, как в Англии, за исключением отмен более или менее значительных, кои местность и свойство правления демократического ввели в характер и нравы североамериканцев. Прибавя к сим сходствам (affinites) подобие языка, из всех подобий наисильнейшее, и легко будет объяснено, каким образом моральная симпатия всегда побеждала голос политической неприязни, существующей в высокой степени между Англиею и Американскими Соединенными Областями. Вообще, Англия нелюбима, но англичане, особливо хорошо воспитанные, приняты лучше других иностранцев.

Между оттенками, отличающими английские нравы от американских, тот, который примечается с первого взгляда, состоит в меньшей опрятности сих последних. Сей недостаток имеет многие причины, проистекающие от местных обстоятельств. В Северных, Средних и Восточных Областях, где влияние рабства или не существует или мало ощутительно, дороговизна всякого рода работ, и самых домашних, делает, что иногда нельзя наблюдать отменную чистоту во внутренности домов. Там, где законы дозволяют рабству неопрятность, еще больше оно необходимое последствие сей общественной болезни. Кто из путешественников, странствуя, не был поражен противоположностию в сем отношении в штате, где рабство существует, с теми, где оное уничтожено? Почти можно сказать, что в первых черные невольники, исправляющие все домашние работы, сообщают свой цвет и вещам, до коих руки их касаются.

Впрочем, предыдущие показания относятся более к трактирам, тавернам и прочим публичным местам, кои более попадаются в глаза путешественника. Внутренность жилищ достаточного класса людей, как в больших городах, так и в отдаленных местах, представляет чистоту, почти совершенно удовлетворительную.

В Северо-восточных штатах и в некоторых Средних жители, даже ремесленники, отличаются в такой степени, которой нельзя требовать в Европе от людей сего класса.

Ежедневное одеяние американцев отличается также от английского токмо тем, что оно вообще не столь тщательно. Американцы так заняты частными своими делами и опасением расстроить оные, ибо работа и досуг весьма дорого стоят, следственно и не имеют способов обращать на платье такое же внимание, как в Англии. По той же самой причине американцы отправляют с большею поспешностию все свои дела; не исключая пищи, которую возобновляют четыре раза в день. По воскресеньям, когда общая деятельность их приостановляется, улицы во всех больших городах и все публичные места наполняются праздными людьми, кои проводят время в том, чтобы смотреть на проходящих, невольно сообщая им угнетающую самих скуку.

Первоначальное обучение весьма распространено в Соединенных Областях, так что редко встречаются люди, даже в числе ремесленников, не знающие грамоты и цифири. Сверх сего английские путешественники признают, что язык, употребляемый большею частию жителей Соединенных Областей, чище и правильнее того, коим говорят простолюдины в Англии, где каждая провинция, и так сказать, каждое графство отличается особенным наречием. Но когда, отдав сию справедливость, мы приступим к рассмотрению положения наук и художеств в Соединенных Областях, то увидим, что край сей еще в большем отдалении на сей счет от Европы.

Дороговизна работы и, ежели можно сказать, дороговизна времени также и к сему способствует. Сие требует объяснения. Известно уже, что население Соединенных Областей со времени их независимости приумножилось почти беспримерно. Но распространение американских владений было еще быстрее, и дабы в том убедиться, достаточно будет окинуть взглядом географическую карту Соединенных Областей 1783 года и карту оных, недавно обнародованную для употребления в школах. Первое действие сего непомерного распространения владений было рассеяние на весьма обширной поверхности земли жителей, коих число и при самом начале было несоразмерно с пространством занимаемой земли. Часть капиталов следовала тому же направлению, и оттого накопление оных э больших приморских городах остановилось.

Нельзя, конечно, не согласиться, чтобы употребление капиталов на возделывание земель новых, по надлежащем соображении всех обстоятельств, не было самое выгодное для будущего благосостояния государства. Но нельзя также не признать, что таковое положение дел не могло благоприятствовать успехам наук, художеств и прочих занятий, составляющих нравственное достояние человека. Для сего необходимо нужен класс людей, имеющих досуг и способы для содержания себя без работы; а из вышеписанного положения вещей очевидно явствует, что класс досужных людей должен быть весьма малочислен, и даже едва ли существует в такой стране, где землепашество занимает большую часть жителей. Сие продолжается и поныне в Соединенных Областях.

Гражданские законы во всех Областях союза не признают ни права первородства, ни постановлений какого-либо рода для сохранения целости недвижимых имений в руках одного наследника. Благоразумно, конечно, было не вводить таких установлений в обширном и новом краю, управляемом законами демократическими. Но с другой стороны, неосноримо также, что беспрестанное раздробление недвижимой собственности и рассеяние оной на весьма великом пространстве земли, худо населенном, должно было вредно быть учебным заведениям, вследствие затруднений, проистекающих от сего положения вещей; ибо сим заведениям нужны для содержания постоянные капиталы.

Однако ж справедливость, которую нельзя не отдать разным правительствам, составляющим Американский Союз, требует того свидетельства, что во всем том, что касается до успехов народного просвещения, сии правительства оказывают соревнование, коего нельзя достаточно выхвалить. Северо-американцы, столь между собой несогласные в политических своих мнениях, единодушно признают необходимость одобрять народное просвещение, как одну из сильнейших подпор республиканского правления. Во всех союзных Областях назначены казенные земли для содержания школ. Там же, где население и нравственные оного потребности дали чувствовать нужду в училищах высшего рода, как-то в Восточных Областях и в большей части Средних, делают пособия из государственной кассы заведению коллегий и даже университетов, в которых обучение распространяется на все отрасли человеческих познаний.

В числе сих последних Кембриджский университет в Массачюзете, Гартфордский и Иельский в Коннектикуте, университеты Нюиоркский и Филадельфский, занимают по справедливости первое место по славе своих профессоров и числу молодых людей, вышедших из оных с познаниями равно обширными и основательными.

Число коллегий или гимназий гораздо превосходнее, ибо каждая Область имеет оных по крайней мере одну, а многие Области содержат по две гимназии и более. Что ж касается до нормальных школ, оные, так сказать, рассеяны по всей поверхности Соединенных Областей. Объезжая Западные Штаты, нередко встречаешь хижины, в коих за недостатком лучшего места дети того околотка получают первоначальное обучение.

Обширными сведениями отличаются в Соединенных Областях люди из званий адвокатов, докторов, духовных и купцов. И сей учености первые обязаны сильным, господствующим влиянием своим на управление общими делами. Можно сказать, не опасаясь противоречия, что общее правление Соединенных Областей во всех его отраслях находится в руках юрисконсультов. Может ли то быть иначе в земле, где, так сказать, беспрестанная надобность в даре красноречия?

В тех Союзных Областях, где рабство негров существует в силу закона и где, следственно, работы всякого рода производятся руками сих инородцев, встречаются часто между достаточными помещиками люди, отличные по своему воспитанию, сведениям и обхождению. Сие обстоятельство объясняется, может быть, тем замечанием, что таковые помещики, будучи свободны от всех забот домоводства и сельского хозяйства, имеют более времени на приобретение полезных и приятных познаний, нежели сограждане их в тех Областях, где рабство не существует. Сверх сего первые сообщаются только с равными себе, совершенно чуждаясь негров, как существ, принадлежащих к числу домашних животных, несмотря на то, что в Виргинии, Южной Каролине и некоторых других областях черные невольники составляют почти или даже точно целую половину, если не более, всей массы жителей. Таким образом достаточные люди, живучи между собою, образуются взаимно; между тем как в других частях Союза, где все население или по крайней мере самая большая часть, состоит из свободных граждан, отношения между избыточными и бедными, чувствительно изменяются от общего духа равенства и беспрестанного перехода и раздробления имуществ. Хотя вследствие общих установлений то же направление к раздроблению собственности приметно и в тех Областях, где рабство существует; но там имущество удерживается в руках одного только класса людей, а в других Областях оно делится между всеми жителями.

Но сия выгода на стороне южных помещиков более нежели перевешивается нравственным влиянием рабства даже на тех, кои оным пользуются. В заседаниях Конгресса было сказано и после в печатных отрывках повторено, что существование рабства благоприятствует свободе в Республиках именно действием противоположности, которые всегда пред глазами свободных граждан. Таким образом, говорили, унижение илотов питало ту страстную любовь к отечеству, которая некогда отличала спартанцев.

Но сие умствование только правдоподобно, а не справедливо. Род человеческий одарен телесными и нравственным способностями, кои слабеют и исчезают, если не имеют надлежащей постоянной деятельности. Когда же для удовлетворения надобностей и прихотей одного класса людей достаточно для них привести в действо, единым изъявлением воли, телесные силы другого класса, то нет сомнения, что первые хотя будут более и более прилепляться к свободе, но также нечувствительно предадутся привычкам неги и беспечности, вредным для нравственных и телесных способностей.

Сие влияние рабства уже видно во всех тех областях, где работы производятся руками черных невольников, при обработа- нии полей, во внутренности домов, наконец, в общем виде земли. И если в числе членов Конгресса многие представители Южных Штатов отличились вкусом в слоге речей своих и некоторою благовидностию в обращении, то сила рассуждения и глубокомыслие чаще заметны на стороне членов, избранных теми Областями, где рабство не существует*.

Вследствие беспрестанного раздробления имуществ в Соединенных Областях весьма редко видишь наследственные имения; но вновь приобретенных, довольно значительных, много. Таковое положение частных имений существовать будет дотоле, пока общее население в той же самой несоразмерности с пространством земли находиться будет, как ныне. Недостатку наследственных имений надлежит приписать и отсутствие того рода людей, столь многочисленного в Европе, который известен под названием людей незанятых. Чрезмерное размножение людей сего рода было бы конечно неудобством; но доколе число оных не вышло из надлежащих пределов, то они полезны, по крайней мере тем, что одобряют успехи наук, художеств и других искусств, способствующих к смягчению нравов и украшению общежития. Токмо между южными помещиками найти можно людей довольно незанятых, чтоб посвятить свое время произвольным занятиям. Но выгода сия перевешивается неудобством нездорового климата, принуждающего зажиточнейших между сими помещиками к временному удалению пред наступлением знойной поры года. По сей причине досуг сих людей проходит в переездах, без всякой постоянной или приметной пользы для словесности и свободных художеств.

Весьма большая часть жителей приморских городов занимается исключительно своими частными делами с деятельностию, которая не столь приметна в Европе, где работа более разделена. В числе людей, получивших более тщательное, по сравнению, воспитание, либо одаренных от природы нравственными способностями, свыше обыкновенного размера, часто найти можно глубокие и разнообразные сведения. В сем отношении можно было бы также назвать некоторых профессоров при разных американских университетах. Но весьма редко (не хотим сказать никогда) встретить можно в Соединенных Областях ученых людей или любителей словесности, коих жизнь исключительно была бы посвящена какой-либо особенной отрасли человеческих познаний. Труды их не могут быть достаточно вознаграждены ни денежным возмездием, ниже славою: ибо не взирая на то, что в Соединенных Областях вообще и повсюду знают грамоте, обыкновенные занятия большой части городских и сельских жителей едва оставляют им довольно свободного времени для пробежания какой-либо дневной ведомости или журнала литературного. Воскресные дни посвящаются обыкновенно чтению набожных книг.

Сверх того времени, которое проходит в упражнениях разных промыслов, американские граждане посвящают немалую часть оного на дела общие. Сия обязанность есть необходимое последствие демократических постановлений; и, не входя в рассмотрение, полезно ли сие, или вредно, ограничимся здесь замечанием, что американцы беспрестанно требуемы к отправлению должностей, нераздельных с правами их на власть политическую, в качестве то законодателей, то судей или присяжных, то исполнителей закона.

Во всех больших городах Соединенных Областей находятся ученые общества, долженствующие быть хранилищем и способом ободрения для науки и художеств. Но большая часть сих обществ или мало, или вовсе ничего не производит. Можно их уподобить растениям, истлевающим от недостатка надлежащего поливания. Малость происходящей от сих обществ пользы можно также отнести к недостатку досуга со стороны членов, кои хотя и суть просвещенные любители письма, но принадлежат обыкновенно или к классу богатых купцов, или к известным и многоозабоченным адвокатам, или к классу гражданских чиновников.

Добровольные сообщества для ободрения свободных художеств находятся в бессилии, еще более очевидном от недостатка того же ободрения, в коем сообщества сии сами претерпевают весьма великую нужду. По сие время едва ли существует один американский скульптор, сделавший себя известным произведениями своего таланта. В живописцах, а особливо портретных, нет недостатка; но положение общества принуждает их не иначе взирать на живописное искусство, как на прибыточное ремесло, а совсем не так, как на свободное изящное искусство, дарующее славу бессмертную тем, кои способствуют успехам и совершенству оного.

Архитектура, рассматриваемая как отрасль свободных художеств, не ослепляет взора в Соединенных Областях. Обыкновенно оная является в виде скудости и лишенная вкуса. Иногда видишь деревянный шпиц, возвышающийся над некрасивым кирпичным строением. В другом месте фронтон в греческом вкусе, но деревянный, приделан к зданию, видом очень прочному.

Г-н Джефферсон, бывший президент Соединенных Областей, говорит где-то в записках своих о Виргинии, что гений архитектуры произнес проклятие над сим краем. Мнение сие может, конечно, показаться не совсем справедливым тем, кои видели Пенсильванский Банк в Филадельфии и так называемый Капитолиум в Виргинии.

Но поистине сказать можно, что публичные здания в Соединенных Областях не удаются от худо обдуманной бережливости. Нельзя конечно причислить скупость к отличительным чертам характера американцев: они более склонны к противоположному пороку. Нет, однако ж, сомнения, что государственными доходами распоряжают с великою скупостию, и сия добродетель или сей порок проистекает, кажется, от демократических постановлений, коими они управляемы.

Говоря о состоянии наук в Соединенных Областях, справедливость требует не терять из виду одного главного обстоятельства, противополагающего весьма важные затруднения успехам народной словесности. Сие обстоятельство есть не иное что, как единство языка с языком Англии. В то время, когда утвердили они свою независимость, английская словесность обиловала уже образцами всякого рода, как в стихах, так и в прозе. Трудно б было американцам проложить для себя новую стезю на поле словесности. Сие самое единство языка не оставляет им возможности создать, как говорится, национальную словесность; и таким образом все усилия врожденного таланта ограничены, так сказать, принужденным подражанием.

Американцы вообще весьма гостеприимны, и, не взирая на весьма высокое о себе мнение, они принимают иностранцев с доброжелательством и откровенностию, не весьма тщательно рассматривая одобрительные письма, им вручаемые. В городах гостеприимство оказывается частыми приглашениями на обеды и вечеринки: в том нередко заключается довольно продолжительное знакомство с иностранцем. Но, посещая американцев, живущих постоянно на своих поместьях, во внутренности земли, находим гостеприимство, носящее на себе вид откровенности и доброжелательства истинно патриархального, и путешественник удовлетворяет совершенно своих хозяев, обращаясь с ними с некоторою свободною учтивостию, чуждою всякого принуждения, и охотно ответствуя запросам их жадного любопытства.

Во внутренности домов своих американцы являются вообще добрыми главами семейств, привязанными к супругам своим и детям, посреди коих они проводят большую часть времени. Но сношения между родителями и детьми сохраняют природную свою живость не далее совершеннолетия сих последних: по крайней мере таковы сношения с детьми мужеского пола. Они оставляют обыкновенно отеческий кров по совершении пятнадцати лет, с тем чтоб продолжать свои науки в какой-либо коллегии, оканчивают их потом в университете, и, возвращаясь оттуда с академическим знанием, или без оного, сии молодые люди помышляют немедленно о избрании звания или ремесла и вступают в свет для приобретения достатка, часто посредством тех способов, кои даны были им родителями для начатия, но чаще не взяв из родительского дома ничего, кроме благословения и блистательных замыслов юного воображения.

Нередко случается, что после сей первой разлуки родители уже не видятся е детьми, особенно когда сии последние избирают себе жительство в Западных Областях, либо предаются случайностям морской жизни.

Доброе мнение о нравственности женского пола в Соединенных Областях столь вообще твердо, что жесточайшие хулители сего края не смеют против оного спорить. Женщины в Америке отличаются постоянным исполнением обязанностей супруг и родительниц. Внешний их вид являет пристойность, скромность, осторожность. Тяжбы о разводе не весьма редки, но по большей части они имеют поводом несообразность нравов, а весьма редко неверность супружескую.

Нельзя, однако ж, не сознаться, что в больших приморских городах и в самой столице распутство между молодыми людьми ныне дошло до высокой степени. Но старание содержать оное под завесою тайны достаточно свидетельствует, что бесчинство сего рода еще противно общим нравам государства. С недавних токмо лет начали показываться в публичных местах корыстолюбивые жрицы разврата, столь многочисленные в больших европейских городах. Еще недалеко то время, в которое сии несчастные принуждены были скрываться и не дерзали обнаруживать своего гнусного ремесла, под опасением ругательства и обиды. Но справедливость требует признания, что в сем отношении произошла перемена, которая ежедневно становится более ощутительна в американских городах, и перемена сия не благоприятствует благочинию.

Красота женского пола в Соединенных Областях единогласно признается; но свойство сей красоты столь нежно и непрочно, что вид молодых американских красавиц, встречаемых всегда в большом числе на вечерних обществах, производит вместе с удивлением некоторое чувство сожаления; ибо их невольно уподобляешь нежным цветкам, вянущим от первого дыхания холодного ветра. Частые, внезапные перемены в воздухе, особенно свойственные климату Соединенных Американских Областей, имеют пагубное влияние на здоровье жителей вообще, а в особенности на красоту женщин.

Упрекают американцев в непомерном и даже отвратительном тщеславии. Сие может быть основательно до некоторой степени, ибо нельзя опровергнуть, что американцы наблюдают мало меры в похвалах, коими они превозносят себя при всяком случае. Но с другой стороны, где найдем мы народ, который не имеет своего тщеславия и не обнаруживает его? Заметим также, что народное самохвальство является столь часто в Соединенных Областях потому, что случаи к тому представляются чаще, нежели в какой-либо другой земле. Они проистекают, можно опять сказать, от духа республиканского правления, основанного на понятии о народной власти. Кто не знает, что между властителями державный народ всех более жаден к похвалам, а его голос или согласие необходимо нужны в Соединенных Областях для выбора в верховные чиновники, в надзиратели рынка и даже в офицеры земского ополчения; итак, сребролюбие одних и честолюбие других беспрестанно побуждают превозносить похвалами народ державный; и наконец, от ласкательств, коими наполнены и речи ораторов, и газетные статьи, распространилось и укоренилось между американцами мнение, что они просвещеннейший и добродетельнейший народ на земном шаре. Изъявление сего мнения находим даже в ежедневных посланиях президента Соединенных Областей.

Сие народное чванство существует, конечно, и в других землях; но оное выражается иначе и не столь часто, как в Соединенных Областях, по той причине, что народные выборы и политические собрания в других землях или бывают реже, или вовсе не существуют.

Американцы вообще довольно набожны. Но сие замечание более относится к жителям Северных и Средних Областей, нежели к населению прочих отделений Американского Союза. Ибо известно, что в областях Южных и Юго-западных большею частию господствует совершенное равнодушие на счет идей религиозных **.

Американцы наблюдают воскресные дни и прочие годовые праздники, весьма у них редкие. Познание или, лучше сказать, чтение священных книг повсеместно в Соединенных Областях, даже в работающем классе людей. Но состояние людей духовного звания далеко от того, чтобы возбуждать зависть. Они также находятся под влиянием республиканских установлений и должны, как прочие граждане, всего ожидать от народных выборов. В большей части Соединенных Областей служат в церкви священники, избираемые обществом, на счет коего оные церкви сооружены. Они получают определенное жалованье, и случайный их доход весьма незначителен. Столь худо обеспеченное состояние не способно возбуждать соревнования между людьми, посвящающими себя священству, и склонять молодых студентов коллегий и университетов к основательному изучению богословских наук. По сей причине можно смело сказать, что духовное красноречие не блистало еще в Соединенных Областях. Едва ли можно назвать американских проповедников, сделавших себе имя красноречием или сочинениями, и таковых надлежит искать в областях Массачюзете и Коннектикуте, где более набожности.

Тот же самый дух исследования и разбора, который руководствовал начертанием политических установлений в Соединенных Областях, хотел подчинить и религиозные понятия человеческому рассудку. Терпимость веры там совершенна и без всяких ограничений. Все богослужения пользуются свободою, и ни одно из них не содержится иждивением государства. От того произошло бесконечное размножение сект, кои трудно даже исчислить. Сии секты, не имея в существовании своем ничего достойного зависти, живут мирно или ведут войну на бумаге, которая не возбуждает ничьего внимания.

Римско-католики, не терпящие в Европе никаких других вер, в Соединенных Областях искренно пристали к сей системе совершенной терпимости всех исповеданий.

Еврейские общества, хотя немногочисленные, находятся также в Соединенных Областях. Любопытно заметить здесь, что хотя евреи причастны всем правам американских граждан, не исключая ни одного, однако ж они живут между собою, избегая тщательно сообщества христиан. Есть исключения, но весьма редкие, и оттого именно на них указывают.

Из всех христианских исповеданий, кои, как выше было уже замечено, весьма многочисленны в. Соединенных Областях, так именуемое Общество друзей, более известное под названием Общества квакеров, наиболее отличается духом порядка, христианского сердолюбии и общею благотворительностию. Стараниям квакеров приписать должно во всех местах, где влияние их на ход общих дел ощутительно, улучшение темниц, госпиталей, школ, наконец, и первые опыты для образования индейцев.

Методисты, также многочисленная секта в Соединенных Областях, отличаются ревностию к распространению христианской веры между индейцами и неграми-невольниками. Но секта унитаристов, последователей доктора Пристлея, ныне всех более усиливается.

Сей феномен любопытен, и должно, конечно, удивляться явлению оного в такой земле, где рассудок человеческий столь надменен. Ибо правила, проповедуемые унитаристами или антитринистами, суть не что иное, как смешение учения христианского с философским скептицизмом, кои трудно согласить. Они признают Священное Писание за основание своих правил и потом объявляют, что все, что рассудок человеческий не постигает, противно человеческому рассудку. Они признают божественное послание Иисуса Христа и отвергают божественное существо его.

Должно, однако ж, сказать, что между последователями сей секты многие делают честь человечеству своими добродетелями и своим примером.

Чтение сочинений известного Томаса Пенна распространило в сей земле деизм. Но сия секта, хотя она и не страшится наказания со стороны законов, однако ж доселе не смела составить общества и завести храм.

Что следует заключить окончательно о состоянии общества в Соединенных Областях? Что оное есть не что иное, как естественное последствие расселения людей, уже образованных на великом пространстве земли, еще новой. Все в движении и скорыми шагами идет к лучшему порядку вещей. Но сие движение, по несоразмерности между пространством земли и числом жителей, есть более философическое, нежели нравственное. Вся деятельность человека обращается на умножение имуществ; еще нет мысли (разумеется, вообще) о том, чтобы наслаждаться приобретенным.

Те люди, кои ищут единственно спокойной и безнужной жизни, не требуя ничего более от ближнего, или те, кои спасаются от незаслуженного гонения или имеют в предмете токмо выгодное употребление телесных своих сил, обращенных к какому-либо художеству или промыслу, легко могут, при хорошем поведении и умеренности, найти желаемое в Соединенных Областях.

Нет края лучше для людей несчастливых, но имеющих некоторый достаток, и для людей трудолюбивых и умеренных, без достатка.

Но еще много пройдет времени прежде, нежели край сей соделается пребыванием наук, свободных художеств и тех наслаждений ума, кон составляют прелесть общественной жизни в Европе.

Некоторые иностранцы, прожив многие годы в Соединенных Областях, заметили, что посещающие оные европейцы из любопытства либо по долгу дипломатического служения редко привязываются к сему краю, и по большей части с нетерпеливостию ожидают часа, определенного для отъезда. Кого обвинять в том должно: американцев или сих иностранцев? По всей вероятности, вина обоих. Если американцы, как их в том обвиняют, слишком самолюбивы, то с другой стороны, при внимательном рассмотрении откроется, может быть, что и европейцы в свою очередь по большей части слишком взыскательны.

В заключение сего краткого обозрения, необходимо нужно сказать читателю, что он не должен искать в оном описания Соединенных Областей во всех подробностях; потому что к успешному и совершенно беспристрастному выполнению подобного предприятия потребно продолжительное время для собрания материалов и проницательный философический взгляд, коим природа одаряет токмо своих любимцев.

Автор старался только представить в сем отрывке отличительные черты края, во многих отношениях привлекательного и еще мало известного в Европе. Он не уверен в точности своих показаний, но всячески усиливался быть беспристрастным и надеется, что американцы не обвинят его в умышленном искажении истины ***.

Вашингтон 16—22 февраля 1822.

Примечания

  • 1 Здесь и далее географические названия и имена собственные даны по оригинальной публикации.
  • * Автор признается, что ему трудно согласиться на одобрение внутреннего устройства такой республики, какою была Спарта, если еще можно назвать республикою политическое сообщество, в коем 30 тыс. свободных граждан имели нужду в 40 тыс. невольников для производства домашнего своего хозяйства.
  • ** Люди, доверенность заслуживающие, утверждают, однако ж, что с некоторых лет идеи, сообразные с христианским учением, распространились как в Виргинии, так и в других Южных Штатах.
  • *** Издатель приносит искреннюю благодарность свою Петру Ивановичу Полетике, за доставление в его Газету сей любопытной и занимательной статьи. При сем случае он извещает читателей Лит. Газ., что полное сочинение об Америке в непродолжительном времени будет напечатано по желанию почтенного Автора в пользу одного бедного семейства особою книгою под заглавием: Краткое обозрение внутреннего положения Соединенных Американских Областей и политических сношений их с Европою. Вообще в Европе мало знают политическое и нравственное состояние сего замечательного края, из наших же русских путешественников только П. П. Свиньин издал Опыт своего живописного путешествия по Северной Америке. Но г. Свиньин, можно сказать, только проехался по некоторой части Северо-Американских Соединенных Штатов, не имев времени вникнуть ни в дух постановлений, ни в политическое положение сей страны, ни в нравы и обычаи жителей оной. В сем отношении сочинение П. И. Полетики, при всей краткости своей, может сообщить читателям сведения весьма удовлетворительные.— Подписка на сию книгу принимается у книгопродавцев гг. Слёнина и Смирдина. Цена экзем. 5 руб., с пересылкою 6 руб.

Опубликовано: Взгляд в историю - взгляд в будущее: русские и советские писатели, ученые, деятели культуры о США / Сост. А. Н. Николюкин. - М.: Прогресс, 1987. - С. 117-142.
OCR 2018 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать