Российско-американские хозяйственные отношения на северо-западе Америки в конце XVIII — первой половине XIX века

В статье исследуются русско-американские экономические отношения на северо-западе Америки. Особое внимание автор уделяет отношениям между русскими и американскими колонистами.

Российско-американские хозяйственные отношения особенно интенсивно развивались в первой половине XIX в. на Северо-западе Америки. Именно на Аляске встретились колонизационные потоки русских, продвигавшихся из Сибири, и американцев, которые шли от Атлантического океана к Тихому. Именно в этом регионе происходило активное взаимодействие двух держав. Первые интенсивные контакты произошли уже в конце XVIII — начале XIX в., и связаны они с именами Г.И. Шелихова и А.А. Баранова. Если Шелихов был основателем первых постоянных русских поселений в Америке, то Баранов стал их первым главным правителем. Именно в это время были заложены основы последующего плодотворного взаимодействия двух стран.

После того как в 1808 г. Дж. Астор1 основал свою Американскую меховую компанию, между ним и руководством РАК было найдено взаимопонимание в вопросе прибрежной торговли в Русской Америке. Дж. Астор стремился монополизировать торговлю с РАК, чему ее директора не противились, полагая, что лучше иметь дело с одним, но надежным партнером, подписав с ним долгосрочный контракт, нежели с десятком мелких судовладельцев.

В 1809 г. российский генеральный консул в Филадельфии А.Я. Дашков проявил заинтересованность в том, чтобы у русских колонистов в Америке был постоянный торговый партнер, имея в виду Дж. Астора. В письме Астору Дашков подчеркивал важность дальнейшего развития выгодной для обеих сторон торговли, особенно пушниной в Кантоне2.

В свою очередь Астор писал А.А. Баранову, что готов ежегодно отправлять в Ново-Архангельск по два-три судна с припасами, по крайней мере, в течение трех лет и вывозить оттуда в Кантон меха компании при условии, что в китайском порту он будет действовать как единственное доверенное лицо РАК. Кроме того, американец был готов предоставлять свои суда для доставки пушнины в Кантон. Согласно взаимным обязательствам эти корабли должны были доставлять провиант, оплаченный мехами по фиксированным ценам или деньгами, вырученными от китайского торга. Таким образом, Баранов регулярно и недорого получал бы продовольствие и при посредничестве Астора мог бы пробиться на кантонский рынок пушнины, заплатив определенный процент от выручки и за фрахт судов. Американский же мехоторговец надеялся воспрепятствовать проникновению в Русскую Америку других судовладельцев из США3. В то же время он был заинтересован в том, чтобы воспрепятствовать экспансии на запад Северо-западной компании. В письме А.А. Баранову А.Я. Дашков одобрил предложение Астора4.

Одним из первых американских шкиперов, служивших на судах Астора, кто начал торговать с Барановым, был капитан Джон Эббетс, которого главный правитель знал и которому доверял. Корабль «Энтерпрайз» под командой Дж. Эббетса с товарами для русских колоний прибыл в Ново-Архангельск в июне 1810 года. Доставленные товары были оплачены частично наличными деньгами, но в основном мехами (всего 15 275 шкур, в том числе 10 874 котиков), предназначенными для кантонского рынка5.

Баранов купил у Эббетса различных предметов на сумму 27 000 пиастров. Затем судно Эббетса с грузом пушнины и других промысловых товаров (па сумму 65 000 пиастров) отправилось в Кантон, где все товары были проданы. Главный правитель поначалу «был очень доволен расторжкою» и стал продавать доставленные уже из Китая товары (чай и ткани) стоимостью 74 74 021 1/2 пиастра с наценкой в 60 %6.

Несмотря на солидные барыши, вскоре ни Эббетс, ни Баранов были не удовлетворены сделкой. Дело в том что, тщательноее проанализировав, А. А. Баранов пришел к выводу: от торговли этими же товарами в Кяхте РАК могла получить больше прибыли. В свою очередь Эббетс был недоволен тем, что главный правитель «запрашивал высокую цену за морских бобров и не предлагал сходную цену» за привезенные им шерстяные ткани7. Кроме того, американского капитана не удовлетворили условия проведения торговых операций. Плавание было рискованное, приходилось иметь дело с недружественно настроенными аборигенами, учитывать русские обычаи и т. д. Возможной перспективой русско-американского сотрудничества оставались торговля соболями на Камчатке и совместный промысел морского бобра в прибрежных водах Калифорнии8.

В 1811 г. компанией Дж. Астора в устье р. Колумбии была основана первая американская фактория. В то же время, исходя из опыта взаимного недовольства, А.А. Баранов отказался подписать постоянное соглашение с Астором, мотивировав это, во-первых, тем, что в отсутствие инструкций из Главного правления РАК он не может заключить контракт, не зная цен на товары в Нью-Йорке и Бостоне, во-вторых, заключению контракта явно не способствует сложная международная обстановка9. Российское правительство также ответило отказом на просьбу Астора освободить его от уплаты пошлины по тарифу 1810 г., которой облагался импорт пушнины в Россию10.

В начале XIX в. были основаны новые российские поселения в Америке, крайне южной точкой которых стали колония и форт Росс в Калифорнии (1812 г.). С этого времени российско-американские коммерческие отношения получили новый импульс развития.

Между тем следует отметить, что деятельность граждан Соединенных Штатов в Русской Америке вызывала и раздражение в Санкт-Петербурге. С одной стороны, она была выгодна и позволяла получать припасы от американцев. С другой стороны, граждане США зачастую торговали оружием и боеприпасами не только с РАК, но и с враждебными туземцами. В 1819-1820 гг. среди членов Главного правления возобладала точка зрения, согласно которой торговлю с американцами следовало запретить, равно как вход иностранных судов в территориальные воды Русской Америки. С этого времени руководство РАК начало настойчиво добиваться запрета торговли иностранцам в Русской Америке.

4(16) сентября 1821 г. император подписал указ, точнее «Постановление «правил» о пределах плавания и порядка приморских сношений вдоль берегов Восточной Сибири, северо-западной Америки и островов Алеутских, Курильских и проч.»11. В этом указе запрещалось «всякому иностранному судну не только приставать к берегам и островам, подвластным России… но и приближаться к оным в расстоянии менее ста итальянских миль»12.

В Главном правлении РАК не осознавали ошибочность принятия данного указа и практически до конца 1822 г. были уверены, что запрет торговли с иностранцами в Русской Америке в результате принесет большие доходы. Реальность опровергла их ожидания. Зима 1822 г. выдалась бесснежная и дождливая, такая, что, по меткому выражению бухгалтера Главного правления РАК П.В. Боковикова, «…лед под весну был так дорог, как… в Ситхе апельсины»13. К природным катаклизмам добавилось и то, что «…торговые дела вообще очень худы», на складах РАК скопилось значительное количество непроданных товаров, так как та пушнина, которая была предназначена для продажи в колониях иностранцам, и в первую очередь американцам, поступила на внутренний рынок. Например, на Ирбитской ярмарке практически осталась не реализованной крупная партия шкурок морских котиков. Хотя в Кяхте ситуация была первое время несколько иной, и компании удалось совершить выгодные сделки14. Однако в 1822- 1823 гг. положение ухудшилось и в торговле с китайцами, так как американцы доставили значительные партии пушнины на другой китайский рынок (в Кантон), и взаимовыгодная русско-китайская торговля на некоторое время замерла.

Уже к 1824 г. не только в ГП РАК, но и в российском правительстве осознали всю пагубность закона 1821 г., который был вскоре официально отменен. После того как было разрешено вести торговлю с представителями зарубежных стран в Русской Америке, главному правителю русских колоний М.И. Муравьеву

была послана специальная бумага на этот счет15. Первым кораблем, прибывшим по торговым делам из США в Русскую Америку, стало судно «Тамеамеа» под командованием Дж. Мика, посланное Дж. Астором. Муравьев купил у Мика дорогих сигар, 90 галлонов вина и камин себе в дом16.

Вскоре и другие суда из США стали активно посещать русские колонии. В это время в ГП РАК озаботились тем, что в торговле с американцами не были выработаны определенные нормы, которые отвечали бы требованием времени. Например, в 1824-1830 гг. стоимость шкурки морского котика при ее продаже американцам составляла 8 руб. ассигнациями, или 2 руб. 28 коп. серебром17. Стоимость же аналогичной шкурки, доставленной в Охотск, равнялась уже 15 руб. ассигнациями и доходила до 25-30 руб. в Кяхте или Санкт-Петербурге. Получалось так, что шкурки морских котиков в Русской Америке продавались по явно низким ценам.

Вплоть до 1820 г. продажа практически всех котиковых шкурок на месте — в колониях — была оправдана, так как в Россию отсылалось значительное количество шкур калана. Начиная с середины 1820-х гг. стал расти спрос на котиковые шкурки при торговле с китайцами. Между тем РАК продавала им котиковые шкурки по тем же ценам, что и несколько лет назад. Кроме того, принимаемые меры по ограничению добычи морских котиков в местах постоянной охоты (так называемые «запуски») были рассчитаны на достаточно длительную перспективу, и в течение нескольких лет подряд приходилось мириться с отсутствием больших объемов заготавливаемой пушнины.

Период с 1799 г. по 1839 г., который прошел под очевидным доминированием так называемых «бостонцев», или представителей Новой Англии. Этот период завершился контрактом 1839 г. с британской Компанией Гудзонова залива (ГКЗ) о поставке продовольствия а также страхование кораблей и доставляемых на них товаров в Русскую Америку.

Как показали события на международной арене, страхование судов и грузов было мерой своевременной. Крымская война продемонстрировала незащищенность компании перед крупными морскими державами в случае военных действий и необходимость развития коммерческих отношений со странами, с которыми у России традиционно складывались дружественные отношения. Такой страной в конце 40-х — начале 50-х гг. XIX в. были Соединенные Штаты Америки. С приходом американцев в Калифорнию и последовавшей золотой лихорадкой на Запад в поисках удачи устремились тысячи людей. Быстро росли поселения, в которых обыкновенный лед стал весьма дефицитным товаром. С 185 I г. предприимчивые калифорнийцы стали покупать его в Русской Америке, а в 1854 г. РАК заключила с Американо-русской торговой компанией контракт о торговле льдом, каменным углем и лесом. С 1852 г. по июль 1862 г. из Русской Америки было вывезено 27 500 т льда. РАК получила за это не менее 250 000 тыс. долл. прибыли18.

Между тем в 1857 г. в обстановке «совершенной секретности» обсуждался вопрос о продаже Русской Америки США. Инициатива эта исходила от великого князя Константина Николаевича Романова — родного брата императора Александра II, при этом Министерство иностранных дел «вполне разделяло» его мнение. Предполагалось ограничить эту уступку «…одними землями, в Северной Америке находящимися… Алеутские и Курильские острова могли бы остаться во владении России…»19

Следует подчеркнуть, что вопрос о предполагаемой продаже русских колоний в Америке обсуждался в то время, когда компания находилась в весьма благоприятном финансовом положении. РАК была во второй половине 50-х гг. XIX в. одной из наиболее успешных коммерческих организаций России, а потому и наиболее привлекательной для потенциальных держателей ценных бумаг. Курс акций по отношению к номинальной цене составлял 120 %, а это наивысший показатель среди всех обществ, представленных на Санкт-Петербургской бирже в то время.

Поэтому указания на то, что Аляску предполагалось продать, из-за того что РАК испытывало трудности в своей деятельности на внутреннем и международном рынках во второй половине 50-х гг. XIX в., вряд ли были оправданны.

Договор между Россией и Соединенными Штатами о покупке последними русских владений в Америке за 7,2 млн долларов был подписан 18 (30) марта 1867 г. государственным секретарем У. Сьюардом и русским посланником в Вашингтоне Э.А. Стеклем20.

Следует подчеркнуть, что уступку США Русской Америки удалось провести в тайне от членов Главного правления компании. Они узнали об этом факте из телеграфных сообщений. Директора компании вскоре также ознакомились и с тем, как в США отнеслись к покупке Аляски.

Любопытно, что в Соединенных Штатах не все были уверены в том, что эта сделка столь выгодна. Существовавшая в стране оппозиция по вопросу договора выдвигала ряд аргументов, согласно которым приобретение американским правительством российских колоний было неразумным. «Почему, — интересовалась газета «Нью Йорк Дэйли Трибьюн», — царское правительство решило продать такую хорошую территорию, как ее расписывают сторонники администрации президента?»21 Схожей позиции придерживались «Нью-Йорк Сан» и «Нью-Йорк Пост» отметившие, что «страна не нуждается в столь отдаленных и пустынных территориях»22. Техасская газета «Сан-Антонио Дэйли Экспресс» написала, что «приобретаемая территория своей большей частью состоит из арктического снега и льда… правительство найдет лучшее применение деньгам, чем покупать снежки, даже если в них иногда попадается треска или моржовый бивень», и высказала мнение: «вряд ли очевидно бесполезная территория для России может стать полезной для Америки»23. Газета «Дэйли Сентинэл» выразила надежду, что сенаторы, призывающие ратифицировать договор, будут первыми направлены обживать новые территории24.

Однако большинство американских периодических изданий выступило в поддержку договора о покупке Аляски. Политические аспекты, которые отмечались в периодике США в пользу покупки Аляски достаточно подробно изучены в специальных работах Р.Е. Уэлча, В.Х. Рейда, Т. Бейли и Н.Н. Болховитинова25. Однако следует отметить коммерческий аспект, который недостаточно высвечен в литературе. Через призму этого, сугубо прагматического, отношения к русским колониям можно дополнительно высветить особенности русско-американских хозяйственных отношений на тихоокеанском севере накануне продажи Аляски США. Данный аспект интересовал общественность портовых городов западного побережья, и, прежде всего, города Сан-Франциско. Именно в этом порту останавливались суда РАК на пути в колонии, а на обратном — в метрополию. Для нужд компании приобреталось продовольствие в обмен на пушнину и продукты тихоокеанского промысла. Не случайно одна из ведущих газет этого города «Сан-Франциско Кроникал» стала активным сторонником приобретения Русской Америки. В ней подчеркивалось, что Аляска и алеутские острова могут стать торговым мостом, соединяющим Америку с Азией: «Приобретая данную территорию, молодая энергичная Америка, сможет пожать руку умудренной опытом Азии», — писала газета26.

Похожего мнения придерживалась и редакция газеты «Коннектикут Карант», отмечавшая необходимость развития торговых отношений со странами Азии, что будет способствовать процветанию западного побережья: «новая территория может стать важнейшим звеном американской торговли с Азией»27. Газета «Комершэл Эдватайзор» напрямую связывала дальнейшее развитие и углубление торговых отношений с Китаем и Японией с приобретением Аляски. Это издание полагало, что коммерческие структуры США могут столь же успешно осваивать Тихоокеанский и азиатский рынки, как это делала Российско-американская компания28. Отмечалось также, что Аляска богата природными ресурсами. Кроме пушнины авторы газетных публикаций советовали обратить пристальное внимание на те отрасли, которые необходимо было развивать, а именно рыбный и китобойный промысел. Так, газета «Дэйли Ивнинг Транскрипт» призывала сосредоточиться именно на ловле рыбы, справедливо полагая, что торговля ей на азиатском рынке была освоена РАК явно недостаточно29. «Альта Калифорниа» отметила, что «рыбный промысел у берегов Тихого океана может быть столь значительным, что покроет затраты на приобретение Русской Америки уже в течение первого года»30. А, по мнению «Нэшенл Интелидженс», «прибрежные йоды Русской Америки полны рыбой, торговля которой вполнезаслуживает принять мировой масштаб»31. «Страна (Аляска) изобилует мехами, лесами и минералами, в то время как ее берега кишат превосходной рыбой, когда либо пойманной», — сообщает «Бостон Геральд»32. В газетах указывалось, что РАК явно недостаточно освоила торговлю лесом и льдом, существовали возможности и расширения рынка пушной торговли33.

Анализ американской прессы позволяет сделать вывод, что большинство периодических изданий рассматривали очевидные коммерческие выгоды от покупки русских тихоокеанских колоний. Поэтому нельзя вслед за С.Б. Окунем полагать, что большинство американских газет выступили против приобретения Аляски34. Представляется, что именно в 60-х гг. XIX в. обнаруживается нарастание усилий Соединенных Штатов по более активному освоению западного побережья и интенсификации коммерческих отношений с Китаем. Эти усилия продолжали стремительно нарастать к концу XIX в., когда именно с успешным проникновением в Китай связывалось будущее Америки, а основной ареной политического и экономического соперничества виделась именно северная часть Тихого океана.С продажей своих американских колоний Россия утратила свои позиции как одного из ключевых игроков в северной части Тихого океана, а с ликвидацией РАК Россия лишилась связующего звена континентальной России с Америкой, что в известной степени остановило взаимовыгодное экономическое взаимодействие США с Дальним Востоком Российской империи, поступательная динамика развития которого была изменена. Оказался прерванным успешный опыт вхождения России в глобальный международный рынок посредством единой монопольной акционерной компании. Соединенные Штаты напротив существенно укрепили свои позиции как с точки зрения интенсификации экономической деятельности на Севере Тихого океана, так и более активного освоения новых территорий и привнесением новых форм международного сотрудничества. Кроме того, приобретая русские колонии в Северной Америке, кроме решения целого ряда политических задач, Соединенные Штаты стремились выйти на качественно иной уровень в торговле с Дальним Востоком, и прежде всего с Китаем. С покупкой Аляски этот экономический интерес неуклонно возрастал с каждым годом.

Тем не менее взаимовыгодное сотрудничество с США на Северо-Западе Америки способствовало теплому развитию двусторонних отношений в целом. Изучение же хозяйственных отношений РАК с гражданами Соединенных Штатов является важным условием при исследовании истории США и России в XIX в., что в свою очередь способствует укреплению двусторонних отношений на современном этапе.

Примечания

  • 1 Дж. Астор (1763-1848). Сын фермера. Родился в Германии, затем переехал в Лондон, где занимался изготовлением музыкальных инструментов. Услышал о перспективах пушной торговли в США, в 1783 г. перебрался в Нью-Йорк. Вскоре стал торговать пушниной в устье реки Колумбия. Женитьба на Саре Тодд принесла ему около 30 000 долларов. После покупки Луизианы и создания Американской пушной компании стал крупнейшим мехоторговцем в США. В период войны с Англией предоставил правительству кредит под высокий процент. Вкладывал деньги в недвижимость в Нью-Йорке. Часть своего состояния направил на создание библиотеки. В 1848 г. был богатейшим человеком в США, его капитал составлял 20 млн долларов.
  • 2 А.Я. Дашков — А.А. Баранову, 23 окгября (4 ноября), 26 октября (7 ноября) 1809 г. //Россия и США… С. 379-380, 382-385; Porter K.W., John Jacob Astor Business Man. Vol. 1-2. Cambridge, 1931. Vol. 1. Doc. 41. P. 429; Болховитинов H.H. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. M., 1966. С. 440-465.
  • 3 Дж. Астор — А.А. Баранову, 23 октября (4 ноября) 1809 г. // Россия и США: Становление отношений, 1765-1815: Сб. документов / Сост. Н.Н. Башкина, Н.Н. Болховитинов, Дж Браун, и др. М., 1980. С. 603-604; Дж. Астор — А.Б. Бентсону. (9) 21 января 1811 г. //Там же. С. 452-453; Porter K.W. Op. cit. Vol. l.P. 454 459.
  • 4 А.Я. Дашков — А. А. Баранову, 26 октября (7 ноября) 1809 г.//Россия и США… С. 382-385. Об установлении и развитии отношений между Астором и РАК; см.: Saul N. Distant Friends: I’he United States and Russia. 1763-1867. Lawrence (Kansas), 1991. P. 64-69, 74
  • 5 История Русской Америки (1732 T 867): В 3 т./Отв. ред. акад. H.H. Болховитинов. (Далее: ИРА). Т. 2. Деятельность Российско-американской компании (1799- 1825). М., 1999. С. 174-175; Porter K.W. Op. cit. Vol. I. P. 429-430, 432. 433-438.
  • 6 Русская Америка в «Записках» Кирилла Хлебникова Ново-Архангельск… С. 57, 59, 60; Хлебников К.Т. Жизнеописание Александра Андреевича Баранова, Главного правителя Российских колоний в Америке. СПб., 1835. С 137-140.
  • 7 Там же. С 57, 59; А.А. Баранов — Дж. Астору, (13) 25 августа 1811 г.  // Россия и США .. С. 484-485; Porter K.W. Op. cit. Vol. 1. P. 460, 471-472.
  • 8 Дж. Эббетс — Дж. Астору, (30 декабря 1810 г.) 11 января 1811 г. // Россия и США… С. 448-449; Porter K.W. Op. cit. Vol. 1 P. 448 452.
  • 9 А.А. Баранов — Дж. Астору, 27 июля (8 августа) 1810 г. // Россия и США… С. 429-430
  • 10 Дж. Астор — Г. Джефферсону, 2(14) марта 1812 г. // Там же. С. 512-513.
  • 11 Текст указа см.: Тихменев П А. Историческое обозрение образования Российско-американской компании и действий ее до настоящего времени. СПб., 1861, 18ьЗ. Ч. 1-2;. Ч. 1. Прил. С. 27-40.
  • 12 Там же. С. 27.
  • 13 П.В. Боковиков — К.Т. Хлебникову, 20 апреля 1822 г. // Государственный архив Пермской области (ГАПО). Ф. 445. Оп. 1. Д. 151. J1. 33-33 об.
  • 14 Там же. Л. 33 об. -34.
  • 15 ГП РАК — Муравьеву М.И. 27 февраля 1824 г. // National Archives and Record Service (NARS). Washington (D.C.) Records of the Russian-American Company (NARS RRAC) R 4 . P. 16, ИРА. T 2. Деятельность Российско-американской компании (1799-1825). М„ 1999. С 383-388.
  • 16 М.И. Муравьев — ГП РАК 13 декабря 1824 г. // NARS. RRAC R. 29. P. 160.
  • 17 Обменный курс серебряного рубля по отношению к бумажному в среднем в 20-х гг. XIX в. составлял 1: 3,5.
  • 18 Тихменев П.А. Указ. соч. Ч. 2. С. 176, ИРА ЛИ 3. Русская Америка: От зенита к закату (1825-1867). М., 1999. С. 347-359.
  • 19 Записка об уступке Соединенным Штатам наших владений в Америке, 29 апреля 1857 г. // Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). ФСПб. Главный архив I -9. 1857 1868. Д. 4. Л. 13.
  • 20 История подготовки и принятия этого договора была достаточно подробно изложена в работах Н.Н, Болховитинова. Им же были достаточно полно выявлены причины решения правительства России о продаже Аляски США. См.: Болховитинов Н.Н. Россия открывает Америку, 1732-1799. М 1991 С. 213-228; Он же. Русско-американские отношения и продажа Аляски, 1834-1867 М., 1991. С. 167 -214; ИРЛ. Т. 3 Русская Америка: От зенита к закату (1825-1867). М., 1999. С. 394-497
  • 21 New York Daily Tribune. 1867. Apr. 8.
  • 22 New York Post. 18o7. Apr. 8
  • 23 San Antonio Daily Express. 1867. Apr. 23.
  • 24 Daily Sentinel. 1867. Apr 3.Doc. 41. P. 429; Болховитинов H.H. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. M, 1966. С. 440—465.
  • 25 Welch R.E. American Public Ooinion and the Purchase of Russian America //American Slavic and East European Review. 1958. Vol. 17. December P. 486-488; Bailey Th.A. Why the United States purchased Alaska // Pacific Historical Review /1934. March. Vol. 3. № 1. P. 39-40; Reid V.H. The Purchase of Alaska: Contemporary opinions.  Long Beach, 1940; Болховитинов H.H. Русско-американские отношения и продажа Аляски. 1834-1867. С. 221-258.
  • 26 San Francisco chronicle. 1867. Apr. 11.
  • 27 Connecticut Courant. 1867. Apr. 6.
  • 28 Commercial Advertiser. 1867. Apr. 1.
  • 29 Daily Evening Transcript. 1867.Apr. 3.
  • 30 Alta California. 1867. Apr. 5.
  • 31 National Intelligence. 1867. Apr. 5.
  • 32 Boston Herald. 1867. Apr. 11.
  • 33 Commercial Advertiser. 1867. Apr. 1; National Intelligence. 1867. Apr. 5.; Alta California. 1867. Apr. 5.
  • 34 Окунь С Б. Российско-американская компания. М.; Л., 1939. С. 253.

Опубликовано: Americana. Выпуск 8. Россия и США: Опыт политического, экономического и культурного взаимодействия: Материалы научно-практической конференции, посвященной 10-летию создания Центра американских исследований ВолГУ "Американа" / Отв. ред. А. И. Кубышкин. Волгоград: Изд-во ВолГУ. - С. 33-44.
OCR 2018 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter