О характере эксплуатации рабов-негров в США в первой половине XIX века

На американских плантациях господствующим было внеэкономическое принуждение, свойственное рабскому способу эксплуатации. Раб-негр в США продавался раз навсегда, являлся собственностью господина, стоял вне конкуренции, считался вещью. Он работал при помощи чужих условий производства и несамостоятельно. С этой стороны плантационное рабство сходно со всеми формами прямого рабства, которые основывались на рутинной, отсталой технике производства, соответствовавшей «однообразному, традиционному характеру рабского труда. Однако плантационное рабство имело и свои особенности: оно возникло в связи с развитием капитализма; являлось методом первоначального накопления капитала; подчинено было исключительно производству товаров на мировой рынок и являлось более товарным; оно отличалось наиболее бесчеловечными формами эксплуатации непосредственных производителей, кроме того, основывалось на расовом признаке.

В течение более двух столетий, с XVII в. до гражданской войны 1861 —1865 гг., в Соединенных Штатах Америки существовал позорный институт рабства негров. Исследование экономической и политической истории рабства негров, как специфической особенности развития американского капитализма, является насущной необходимостью. Без изучения истории рабства невозможно представить подлинную картину развития хищнического американского капитализма не только в новое, но и в новейшее время — в период общего кризиса капитализма.

Данная статья ставит своей задачей выяснить лишь характер эксплуатации рабов на плантациях юга США в первой половине XIX века, на основании переписей (статистических данных), публикаций архивных документов, периодической печати и мемуарной литературы.

В советской историографии этому вопросу не посвящено ни одной статьи или монографии, исключая отдельные замечания, имеющиеся в работе А. В. Ефимова «К истории капитализма в США», изданной в 1934 году. Прогрессивные американские историки: У. Фостер, Г. Аптекер. У. Дюбуа и другие (в частности, ряд авторов статей, помещенных в «Журнале негритянской истории») проявляют живой интерес к изучению истории негров, показывая их большую роль в истории США и разоблачая при этом реакционную буржуазную историографию, искажающую историю США.

Буржуазная реакционная историография, как правило, повторяя измышления рабовладельцев и их идеологов, оправдывает рабство, пытается доказать, что эксплуатация негров не являлась жестокой, но что она вообще смягчалась, что якобы негры жили «в довольстве» и лучше наемных рабочих, что якобы негры в состоянии рабства приобщались к «цивилизации», к труду и дисциплине, что будто рабы иногда пользовались «большими благами», чем сами хозяева, которые якобы только и заботились о своих неграх. Подобные утверждения проводятся в той или иной форме в работах У. Б. Филлипса, Култера, Селлерса и других историков и связываются с желанием оправдать порабощение других, так называемых, «неполноценных» народов мира и прежде всего — народов Азии и Африки.

Рабство негров возникло в северо-американских колониях Англии в XVII веке. До войны за независимость 1775—1783 годов, совпавшей с началом промышленного переворота в Англии, оно существовало во всех колониях. В южных, особенно в Виргинии и Мериленде, рабов было больше, чем в северных, так как там занимало значительное место производство табака на мировой рынок. Однако в указанное время труд мелкобуржуазных производителей преобладал в Америке, которая, по выражению Ф. Энгельса, была «крестьянской» страной1.

В результате войны за независимость американского народа против Англии образовалось политически независимое государство — Соединенные Штаты Америки. Завоевание независимости имело огромное значение для развития капитализма, особенно в северных штагах, так как многие ограничения со стороны англичан — колонизаторов были уничтожены. Под влиянием развития капиталистической системы, рабство не окупалось и исчезло в начале XIX века. Рабы-негры были проданы на юг2  или же, освободившись от рабства, превратились в наемных рабочих на севере.

Южные Штаты Америки пошли по другому пути развития. В Южных Штатах с начала XIX века плантационное хозяйство на основе применения рабского труда стало господствующей системой. Юг США, таким образом, был аграрной страной в экономическом отношении, зависимой от Англии (юг США поставлял Англии хлопок для ее текстильной промышленности), а в середине века зависимой и от других европейских стран. Первая половина XIX века была периодом расцвета плантационного рабства негров в США.

До гражданской войны 1861 —1865 гг. обе социальные системы — система наемного труда на севере и система прямого рабства на юге — сосуществовали, развивались параллельно. Великий русский революционер — демократ Н. Г. Чернышевский, имея в виду социальный строй, подчеркивал, что в Северо-Американском Союзе существовали «две страны, по всему   характеру своей жизни более различавшиеся между собой, чем Турция различается от Англии или Китай от Франции».3 Причем, они не имели определенной границы. Между ними были так называемые пограничные рабовладельческие штаты: Делавар, Мериленд, Западная Виргиния, Кентукки, Теннесси, Арканзас, Миссури. Они не были собственно рабовладельческими. Природные условия не позволяли там всюду возделывать хлопок, производство которого основывалось на труде рабов. По выражению К. Маркса, пограничные штаты представляли собой «настоящее поле битвы между Севером и Югом, между рабством и свободой»,4 где рабство постепенно отмирало. На это указывают статистические данные. В 1790 г. там насчитывалось 127 тыс. рабов и 362 тыс. свободных, т. е. на 1 раба приходилось 3 свободных жителя; в 1860 г.—820 тыс. рабов и 3928 тыс. свободных, т. е. уже на 1—4,8.5 Пограничные штаты были как бы переходным поясом к Северным Штагам, где плантационное рабство было практически неосуществимо.

Плантационная система длительное время была господствующей в следующих штатах: Восточная Виргиния, Северная Каролина, Южная Каролина, Джорджия, Флорида, Алабама, Миссисипи, Луизиана, Техас. В этих штатах население рабов по отношению к свободному населению увеличивалось быстрее. Если в 1790 г. там насчитывалось 530 тыс. рабов и 943 тыс. свободных жителей, т. е. на 1 раба приходилось 1,8 свободных, то в 1860 г. 3112 тыс. рабов и 4428 тыс. свободных, т. е. на 1 —1,4.6  Подавляющее большинство рабов использовалось на плантациях или на работах, связанных с ними, целью которых было производство товаров на рынок. По размерам плантации были самыми разнообразными: мелкими, средними, крупными—в зависимости от количества рабов на них и самой площади плантации.

Методы выколачивания прибыли из рабов на плантациях были самыми отвратительными, кровавыми и грязными. На средних и крупных плантациях, на которых было сосредоточено более 3/4 рабов7, гнусное дело выколачивания прибыли плантаторы поручали обычно наемным надсмотрщикам (управляющим). Собственник плантации, как правило, жил вне плантации, а в городе, занимаясь кутежами, политическими интригами и т. д., то есть не имел прямого отношения к плантации8.  Управляющий был орудием в руках рабовладельца по выколачиванию прибыли.

Часто рабовладельцы давали инструкции надсмотрщикам, как управлять плантациями. Управляющий считался хорошим, если под его надзором негры выращивали обильный урожай. Надсмотрщик должен был каждую неделю присылать плантатору письменный отчет, на основании которых и составлялась оценка о нем9.  Оклады надсмотрщиков зависели прежде всего от их способностей обеспечить прибыли, независимо от того, как они выколачивались, а также и от площади плантаций и количества рабов на них. Они колебались от 300 долларов до 800 долларов, в отдельных случаях доходили до 1.000 долларов в год.10 Жалование управляющему не ограничивалось только долларами, а дополнялось натурой и другими формами поощрения. Например, при заключении в 1853 г. договора Манигэлт обязался выплачивать надсмотрщику ежегодно 500 долларов, снабжать за счет плантации кукурузой и «небольшим количеством риса». Кроме того, в полное распоряжение надсмотрщика поступала женщина-рабыня, которую он мог использовать для «любых дел по домашнему хозяйству» и мальчик-негр для прислуживания и заготовления дров для надсмотрщика.11

Таким образом, сам надсмотрщик представлял из себя рабовладельца, так как и его личное хозяйство держалось на труде рабов. Как рабовладелец, так и его управляющий были проникнуты презрением к черным рабам. Негры считались такой же собственностью, какой «являлись свиньи и лошади».12 Если дела на плантации шли «хорошо», выколачивалось достаточно прибыли, то плантатор и надсмотрщик были солидарны— надсмотрщик был неограниченным хозяином на плантации, чинил произвол по своему усмотрению, плантатор запрещал всякие жалобы со стороны рабов на своего управляющего, жалобщик-раб жестоко избивался кнутом при одобрении плантатора, так как — учил он своего надсмотрщика — «вы не должны позволять руководствоваться ему своим собственным благоразумием, а как солдат в шеренгах он должен действовать подобно машине, без воли и рассудка, только по тому, что вы внушаете ему. Эта дисциплина должна основываться на приучении негров к абсолютному подчинению приказам».13

Управляющий плантацией, принуждая рабов к труду, стремился использовать при этом самих же негров. Почти на каждой средней плантации, обычно по выбору управляющего, назначался погонщик (или драйвер), а на крупных плантациях по нескольку погонщиков—на определенное количество рабов по погонщику. Они подбирались из среды наиболее религиозных -«послушных» рабов, готовых в .любую минуту избить кнутом своего же негра-собрата за малейшую провинность. Христианские проповедники внушали им, что бог одобряет наказания, если проступки совершаются не в интересах хозяев-господ. Кроме того, им перепадали кое-какие подачки от хозяев. Переписка между собственниками плантаций и управляющими, а также и плантационные отчеты свидетельствуют о том, что ни рабовладельцы, ни управляющие никогда полностью не были довольны погонщиками. Поэтому на некоторых плантациях должность погонщика не учреждалась. Например, плантатор штата Джорджия Ал. Телфер, хлопковая плантация которого была расположена близ Огесты, в инструкции своему надсмотрщику в 1832 г. писал: «У меня нет погонщика… каждый негр является ответственным перед вами за свою собственную работу и никто больше»14.

Обязанности погонщиков были прямой издевкой над неграми. Вот как определяет одна из многих инструкций, данная рабовладельцем управляющему плантацией в Южной Каролине, общие должностные обязанности погонщиков: «погонщики должны под управлением надсмотрщика утверждать дисциплину и порядок на местах. Они должны быть ответственными за спокойствие в казармах негров, за надлежащее выполнение ими урочных заданий, за ранний вывод их утром на работу и вообще за непосредственное наблюдение за всеми вещами, какими только заведует надсмотрщик».15 Иными словами, погонщики были обязаны помогать надсмотрщикам в грязном деле выколачивания прибыли, принуждать рабов к труду.

Принуждение рабов к труду осуществлялось в форме работы партиями и в форме выполнения урочных заданий. Во время работы партиями теми работы устанавливался специально подобранным рабом. Остальные рабы под угрозой удара кнута подгонялись к заданному темпу и таким путем из них выжимался максимум возможного. При мотыжении, например, «самый крепкий раб ставится впереди, за ним следуют остальные. Если же кто-нибудь отстает или на минуту заленится, он избивается кнутом. Таким образом, кнут сдирает кожу рабов в течение всего дня, с утра до ночи».16 Так описывают указанную форму работы современники. Каждый раб отвечал непосредственно перед погонщиком, а погонщик за выполнение работы всей партии—перед надсмотрщиком, которому он докладывал о «лениво» работавших рабах, за что последние после окончания работы жестоко наказывались.

Система работы партиями была самой примитивной формой, гак как при ней нельзя было учесть индивидуальных возможностей каждого раба. Над неграми чинился самый разнузданный произвол и насилия, что несомненно вызывало рост ненависти и усиление сопротивления со стороны порабощенных. По мере обострения классовой борьбы с 30-х годов XIX века старая система работы партиями вытеснялась системой урочных заданий, которая накануне гражданской войны применялась в больших масштабах. На это указывают многочисленные документы. В письмах к плантаторам надсмотрщики часто жаловались на то, что им приходится часто бить кнутом рабов за плохое выполнение «урочных заданий». Надсмотрщик плантации Телфера в письме за 1840 г писал, что он бьет рабов не ради «своего собственного удовольствия», а для того чтобы они выполняли свои урочные задания «более усерднее».17 «Погонщик должен каждое утро давать урочное задание каждому рабу»,—писал в инструкции своему надсмотрщику в 1856 г. рабовладелец Южной Каролины Вестон.18 Современники рабства, побывавшие в хлопководческих штатах в конце 30-х годов, указывали, что на многих плантациях рабам даются «урочные задании (tasks)».19 Следует считать несостоятельным безоговорочное утверждение А. В. Ефимова о том, что «система работы партиями была господствующей». При этом ссылка, сделанная им на источник, является ошибочной, так как в указанном документе говорится о системе урочных заданий (см. «К истории капитализма в США», стр. 175). Конечно, система работы партиями продолжала в какой-то степени применяться. Однако она вытеснялась или системой урочных (индивидуальных) заданий, или переходными (смешанными) формами, когда рабы во время работы распределялись по группам в зависимости от пола, возраста, физической силы. При этом каждой группе давалось урочное задание. Сам процесс возделывания хлопка способствовал разложению примитивной системы работы партиями, ибо при таких основных видах работы, как сбор хлопка и его очистка, раб контролировался лучше всего при системе урочных заданий, что соответствовало интересам плантаторов, получению наиболее высоких прибылей.20

Определение урочных заданий для негров-рабов сопровождалось обычно применением наказаний. При сборе хлопка, например, новый работник-раб «расшевеливался» сильными ударами кнута и собирал за день столько, сколько он мог. Это количество становилось его постоянным дневным урочным заданием. Если потом раб собирал меньше, его жестоко наказывали. Такими же варварскими способами устанавливалась норма урочного задания при мотыжении земли и очистке хлопка.21

Бесспорно, изменение форм принуждения рабов к подневольному труду обуславливалось степенью остроты классовых противоречий. При этом рабовладельцы всегда преследовали цель— выжать как можно больше прибыли. В зависимости от того, какая из форм лучше всего соответствовала интересам получения прибыли, та и применялась на плантации. Поэтому все они были одинаково изнурительны и ненавистны для рабов.

Возделывание культуры хлопка на рынок лучше всего соответствовало стремлениям рабовладельцев использовать своих рабов круглый год без перерыва непосредственно на плантациях. В апреле негры выгонялись на поля, мотыжили землю, сеяли хлопок и другие культуры. После того как семена хлопка давали ростки, почва разрыхлялась, растения прореживались и очищались от сорняков. Все работы выполнялись вручную. Сезон «мотыжения» продолжался до июля. С августа до ноября производился сбор хлопка. «В это время каждый раб являлся кладом».22 Рабы должны были собрать огромные площади хлопка вовремя. В течение нескольких месяцев, путем жестокого принуждения из рабов выжималось все, что они могли дать, не взирая ни на что, гак как дело касалось непосредственно прибылей плантаторов и интересов буржуазии Севера, торговавшей хлопком, на который с жадностью смотрели европейские и американские текстильные фабриканты. Особенно тяжело неграм приходилось, когда сезон выдавался дождливым. В дождливую погоду дороги становились непроезжими и рабы должны были переносить хлопок на своих плечах на большие расстояния. Например, плантатор Ламар в письме за 1844 г. указывал, что на его плантации «весь собранный урожай переносился рабами в корзинах, так как почва на поле была настолько сырой, что нельзя было проехать на телеге». 23

Не менее изнурительным занятием для рабов являлась «подготовка хлопка для рынка», которая длилась с момента окончания уборки до начала сева, т. е. до апреля следующего года. В это понятие входили следующие операции: отбор (сортировка) хлопка для очистки, пропуск его через джин-хлопкоочистительную машину, тщательное удаление раздробленных семян от волокон хлопчатника и, наконец, упаковка  пригодного для продажи хлопка в кипы по 400—500 фунтов.

Очень тяжелым видом работы была и расчистка полей на новых землях. Она заключалась в расчистке леса, выкорчевывании и поднятии целины и, по выражению одного из мучеников рабства, «истощила жизни тысяч несчастных рабов». 24 Таким образом, весь год рабы были заняты тяжелым подневольным трудом.

На работу рабы-негры поднимались по сигналу с расчетом, чтобы до восхода солнца достичь места работы. Особенно за этим следили рабовладельцы в период уборки хлопка, несмотря на то, что ночи были коротки, а утренники очень холодны и суровы.25 Плантаторы в инструкциях требовали, чтобы рабы трудились усердно, чтобы дневные задания выполнялись ими полностью. Надсмотрщику предписывали вести дело твердо, «без слабости» по отношению к рабам.26 Управляющий обычно верхом на лошади, с собакой, вооруженный огнестрельным оружием следил за работающими и стремился предотвратить побеги рабов с поля. Ни один негр не мог оставить места работы, пока погонщик (или надсмотрщик) не осмотрит и не одобрит выполнения урочного задания. Только после этого, часто поздней ночью, рабов отправляли в их казармы, а «иногда некоторые из них работали всю ночь».27 Инструкции плантаторов весьма неопределенно указывают срок, когда рабы должны отправляться на отдых. В одной из них по этому поводу указывалось: «необходимо требовать, чтобы все работники уходили отдыхать и спать в соответствующий час». 28

Принуждение к труду осуществлялось путем жесточайших истязаний рабов. Чтобы сделать из рабов послушных говорящих животных и таким образом заставить «усердно» работать, рабовладельцы и надсмотрщики наказывали их за всякую малейшую провинность. Негр наказывался и за невыполнение урочного задания, и за то, что он робко возражал надсмотрщику, и за то, что попадался на глаза страже в неположенное время, и за то, что брал у хозяина без позволения какую-нибудь вещь, и т. д. За эти и другие проступки раб наказывался обычно 39 ударами кнута, а подчас 70 или сотней по обнаженной спине. 29 Рабы, по выражению очевидцев, «управлялись*» с помощью многочисленных видов наказаний: пинками, ударами чем попало, голодом, выжиганием клейма, применением холодного и огнестрельного оружия, травлей собаками, надеванием на шею железного хомута с острыми зубцами, заключением в тюрьму и с помощью других изощренных жестокостей.30 Об этом свидетельствуют многочисленные документы: отчеты надсмотрщиков и их письма к рабовладельцам, газетные объявления и заметки, описания современников, воспоминания самих мучеников рабства и др. Вот некоторые из них.

Объявление из Виргинской газеты за 1767 г. гласит: «сбежала молодая женщина-негритянка, около 35 лет… ее горло сильно иссечено от одного уха до другого, имеет много шрамов на спине, которые были нанесены ударами кнута..,»31 В другом объявлении из той же газеты за 1774 г. говорится: «сбежавший— мулат, около 40 лет, не имеет многих зубов… Так как он избивался мною дважды кнутом за плохое поведение, то полагаю, что рубцы видны на его теле…»32

«Сбежала женщина-негритянка,—объявлялось в другой газете за 1818 г.,—высокая, стройная, имеет несколько шрамов на щеках, спине, шее, ходит сильно вывернув ноги носками наружу, один, из ее указательных пальцев очень скрючен у сустава большого пальца, который не сжимается и имеет очень вздутый вид».33

«Сбежал негр по имени Рондол, 26—27 лет,—объявляет один рабовладелец в газете,—имеет пометки от выстрелов в бедра, икры, шею и лицо, так как он простреливался в нескольких местах сразу».34

«Луизианская газета» за 1826 г. .напечатала объявление об арестованном рабе — негре: «содержится под стражей в общественной тюрьме негр… Задержанный имеет вокруг своей шеи железное кольцо с тремя зубцами, направленными вверх, имеет много шрамов на своей спине и плечах от кнута».35

Жестоко обращались с женщинами и в тех случаях, когда они явно не могли работать в поле. Из письма надсмотрщика к плантатору Ламару за 1855 г. видно, что рабыня, в результате тяжелого труда и жестоких наказаний на плантации, «сделала выкидыш» на пятом месяце беременности.36 Женщин «с младенцами за спиной» принуждали работать на плантациях. Если же они не выполняли урочного задания, их наказывали ночью кнутом.37

Поскольку все работы на плантациях выполнялись подневольно, ввиду абсолютной незаинтересованности рабов, которые руководствовались лишь «внешним побуждением», постольку на всех плантациях—больших .и малых—основным методом принуждения к труду был метод физического насилия. Высшие органы власти—верховный суд и президенты—одобряли этот метод. Верховный суд Соединенных Штатов Америки, указывала «Нью-Йоркская Трибуна», «по существу решил, что цветное лицо не является человеком, а только вещью. Негр не являлся гражданином, не может быть им и не имеет никаких прав. Он обязан уважать белого человека… Президенты одобрили такое зверское отношение».38 При таких условиях, когда государственная власть признала человека в качестве вещи-собственности другого человека, единственной целью которого было получение прибыли в долларах, человеческие страдания доходили до крайнего предела. Естественно, негритянский народ США усиливал борьбу против ненавистной системы рабства.

Тяжелое положение рабов на плантациях усугублялось скудностью питания и отвратительными жилищными условиями. На американских плантациях питание рабов определялось исключительно интересами получения прибыли. Это видно из инструкций. Один из хлопковых плантаторов, например, предписывал своему надсмотрщику, что пища рабам необходима для обеспечения «приличных дивидентов на сумму вложенного капитала». Плантатор советует обеспечивать рабов достаточным количеством пищи, говорит «о долге к своим подчиненным, к себе и богу», но точного рациона не определяет, предоставляя таким образом чинить произвол своему управляющему.39 Другие инструкции определяют паек, предназначенный для раба. По инструкции одного из хлопковых плантаторов он был определен следующим образом: для негров, которые работали в поле, полагалось  1/4 бушеля (9,09 литра) кукурузы на неделю, пинти (0,56 литра) соли и куска мяса. Однако мясо по инструкции полагалось только в период уборки хлопка. Больные, дети и все остальные, не работавшие в поле, получали половину пайка кукурузы и соли, мяса же вовсе лишались.40

Так определяла норму пайка инструкция. На деле же рабы получали меньше средств существования, ибо выдачей пайка ведал лично управляющий, жаждавший поживиться за счет рабов. «На многих плантациях ничего не давалось бедным неграм, кроме недельной порции кукурузы без приправы соленой сельди или даже и соли»,—писал один из современников. Он же писал, что «полуголодный негр выглядит жалким созданием. Его кожа становится сухой, при этом на ней появляются распыленные беловатые чешуйки, глянец его лица пропадает; теряется цвет волос, а когда ударяют по ним розгой, то облако пыли поднимается от них. Эти признаки скверного, обращения являются самыми распространенными в Виргинии; многие молодые девушки, которые могли бы быть красивыми, если бы они в достаточной степени питались, потеряли всю свою прелесть из-за голода; прекрасный блеск их волос стал красноватого цвета, они выступают вокруг головы подобно длинной коричневой шерсти».41

Одежда негров состояла из грубой хлопчатобумажной материи; иногда готовившейся прямо на плантации ручным способом. Ольмстед писал, что «полевые работники носили очень грубую и рваную одежду».42 Рабы одевались подчас в специальные «негритянские бумажные жакеты» и выглядели «очень неряшливо», что сразу выдавало их в случае побегов с плантации.43

Точно так же и жилища рабов были в отвратительном состоянии. Рабовладельцы не строили специальных домов для негров, потому что на это нужны были материальные затраты. Крупный хлопковый плантатор Ламар в письме к сестре писал, что он не может строить дома для негров, так как это «обходится дорого».44 Рабы жили в казармах, которые они обычно сами строили и ремонтировали. «Дайте неграм гвоздей при постройке или ремонте своих жилищ, если вы предполагаете, что они нуждаются в этом», — писал хлопковый плантатор своему управляющему.45 Часто жилище рабов было без окон, без дверей, без пола. В нем не было ни стульев, ни стола, ни кровати.46 Рабы жили в скверных, антисанитарных условиях, и эпидемии нередко уносили тысячи жизней.

Если выразить издержки рабовладельца на одного раба в долларах, то окажется, что они были незначительными. В сообщениях 30-х годов XIX в. о плантации Манигэлта приводится следующий расчет затрат на раба:

на питание тратилось 13 долларов в год
на летнюю и зимнюю одежду 7 долларов
на обувь 1 доллар
Всего на 21 доллар в год.

Такую величину расходов можно принять за типичную.47 Рабовладельцы же получали прибыль, в несколько раз. превышавшую сумму, которая шла на содержание рабов.48  Кроме того, за счет неоплаченного труда рабов большие прибыли получали торговцы хлопком, спекулянты, банкиры Севера и другие эксплуататорские элементы, которые, обогатившись, вкладывали капиталы в промышленные предприятия. Именно рабство негров, указывал прогрессивный американский историк Уильям Дюбуа, являлось «базой современной индустриальной системы» Соединенных Штатов Америки.49

Таким образом, на рабовладельческих плантациях США производство осуществлялось исключительно с. целью получения прибыли в денежной форме. Это и являлось одной из основных причин особенно жестокой эксплуатации рабов-негров. Другая причина зверской эксплуатации определялась наличием в период плантационного рабства (наряду с африканской работорговлей) регулярной и организованней внутренней торговли неграми. Выше указывалось, что в США были так называемые пограничные штаты. Рабовладельцы этих штатов в значительной степени занимались воспитанием рабов для продажи. В середине XIX в. потребности хлопководческих штатов в рабах удовлетворялись примерно на 80% за счет внутренней работорговли.50 Наличие обильных рассадников рабства обусловливало хищническое стремление рабовладельца выжать из раба как можно больше прибыли в возможно короткий срок, ибо он знал, что всегда возместит погибшего раба новым. Именно «организованная торговля рабами в глубине Южных Штатов возвела снашивание рабочей силы рабов в течение семи лет в общепризнанный экономический принцип». 51

На американских плантациях господствующим было внеэкономическое принуждение, свойственное рабскому способу эксплуатации. Раб-негр в США продавался раз навсегда, являлся собственностью господина, стоял вне конкуренции, считался вещью. Он работал при помощи чужих условий производства и несамостоятельно. С этой стороны плантационное рабство сходно со всеми формами прямого рабства (в том числе и с античным), которые основывались на рутинной, отсталой технике производства, соответствовавшей «однообразному, традиционному характеру рабского труда, который не изменяется соответственно условиям производства, а требует, наоборот, чтобы производство приспособлялось к однажды введенному и по традиции унаследованному способу труда».52

Однако плантационное рабство имело и свои особенности: оно возникло в связи с развитием капитализма; являлось методом первоначального накопления капитала; подчинено было исключительно производству товаров на мировой рынок и являлось более товарным; оно отличалось наиболее бесчеловечными формами эксплуатации непосредственных производителей, почему К. Маркс и указывал, что оно было самой низкой и бесстыдной формой порабощения человека, когда-либо встречавшейся в летописях истории;53  кроме того, основывалось на расовом признаке.

Последнее обстоятельство использовалось в свое время рабовладельцами. Оно используется и теперь в эпоху общего кризиса капитализма империалистической буржуазией США для разжигания расовой вражды с целью сохранения своего господства.

Примечания

  • К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXVIII, стр. 278, 573.
  •   См. Aptheker, Herbert, A Documentary History of the Negro People in the United States, New York. 1954, pp. 20—21,
  • Н. Г. Чернышевский, Соч.. т. VIII. стр. 410. 1950.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XII, ч. II, стр. 245.
  • Подсчеты сделаны no Negro Population 1790—1915. Department of Commerce. Washington, 1918.
  • Там же.
  • См. Gray L. C. History Agriculture in the Southern United States to 1860, vol. I, p. 483, N. Y. 1941.
  • См. Olmsted, F. L. The Cotton Kingdom, р. 477, 193d; Фостер У. 3. Очерк политической истории Америки, стр. 109, 1953.
  • A Documentary History of American Industrial Society . Plantation and Frontier. Ed by Phillips, U. B. Vol. I. Cleveland. 1910. Pp. 121—122. В дальнейшем: Docum. Hist.
  • Там же, стр. 140—147.
  • Там же, стр. 123—126.
  • The Collected Works of A. Lincoln. Ed by R. P, Busier. N. Y. 1953. P. 245.
  • Practical Rules… (1803). Docum. Hist., v. I, pp. 129—130.
  • Instructions… (1832). Docum. Hist., v. I, pp. 129—130. Погонщика американские источники называют разными терминами: Driver, Plantation foreman, Sub-overseer.
  • Rules… 1856. Docum. Hist., v. I, p, 120,
  • Aptheker, Herbert. A Documentary History of the Negro People in the United States, p. 247.
  • Letter of E. Cain… to M. Telfair, Dec. 14, 1840. Docum. Hist., v. I, p. 333.
  • Там же, стр. 117. См. также стр. 116, 118, 121, 126, 272—273 и др.
  • American Slavery as it is: Testimony a Thousand Witnesses. N. Y 1839, p. 18.
  • См. Foster, W. Z. The Negro People in American History, pp. 153—154. N. Y. 1954.
  • Cm. Aptheker, H. A Documentary History of the Negro People in the U. S. P. 248.
  • Там же, стр. 247.
  • Letter of Lamar… to H. Cobb, March 17, 1844, Docum. Hist., v. I, p. 169
  • Narrative… of Ch. Ball, a Black Man. По Docum, Hist., v. II, p. 62,
  • Docum. Hist., v. I, pp. 114, 118.
  •   Там же, стр. 15, 16, 17 и др.
  •   American Slavery as it is, p. 20,
  • Rules… 1857. Docum. Hist., v. I, p. t14.
  • American Slavery as it is, p. 20.
  • См. там же, cip. 20, 62-—94.
  • Virginia Gazette, March 26, 1767. По Docum. Hist., v. II, p. 93.
  • Там же, Jan. 1774. По Docum. Hist., v. II, p. 8.
  • Carolina Centinel. July 25, 1818. Docum. Hist., v. II, p, 90.
  • Advertisement from the Releigh Register, Feb. 20, 1818. Docum, Hist., v. II, p. 86.
  • Louisiana Journal, Nov. 25, 1826. Docum. Hist., v. II, p. 88.
  • Docum. Hist., v. I, pp. 312—313.
  • American Slavery as it is, p. 18. В этом сборнике документов приведено множество примеров зверского обращения с рабами.
  • N. Y. D. Tribune, Feb. 15, i860. См. также Commager, Hi  S, Documents of American History. N. Y. 1945. p. 339—345.
  • См. Rules… 1857. Docum. Hist., v. 1, pp. 112—113.
  • Instructions… 1832. Там же, стр. 126, 129.
  • Narrative… of Ch. Ball, Docum. Hist., v. II, pp. 61—64.
  • Olmsted F. L. Journey in the Seaboard Slave States, pp. 44—45.
  • См. Doсum. Hist., v. II, pp. 79, 88.
  • Letter of Lamar to his Sister. April 27, 1846. Docum. Hist., v. II, p. 38.
  • Instructions… 1832. Docum. Hist., v. I, p. 129.
  • American Slavery as it is, pp. 41, 43.
  • См. Docum. Hist., v. I, p. 135; Foster,  W. Z. The Negro People in American History, p. 156.
  • Noel Baptist N. Freedom and Slavery in the United States of America. London. 1863, p. 66.
  • Du Bois, W. E. Burghardt. Black Folk. Then and Now. N. Y. 1939 p. 196; См. также Political Affairs, Feb. 1950, v. XXIX, No 2, pp. 14—17
  • Callender, G. S. Selections from the Economic History of the United States 1765—1860. Boston. 1909, p. 307.
  • К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XIII, ч. I, стр. 254. А. В. Ефимов по всех учебных пособиях указывает почему-то не на 7 лет, а на 8—10. См. Новая история, ч. I, для вузов, стр. 415, 1939. Новая история, ч. I, для 8 кл., стр. 157. 1955.
  • Архив Маркса и Энгельса. т. II. стр. 119
  • К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XII, ч. II, стр. 195.

Косарев Б. М. О характере эксплуатации рабов-негров в США в первой половине XIX века / Б. М. Косарев. - 1956. - Т. 18. - C. 236-248

Скачать