Гражданская война в США: эволюция стратегии и тактики ведения наземных операций армии Юга, 1861 — 1865 гг.

А. В. Глухов

Небольшая статья об эволюция стратегии и тактики ведения наземных операций армии Конфедерации во время Гражданской войны в США

Южная Конфедерация смогла просуществовать четыре года, несмотря на численное и военно-материальное превосходство армии Севера. Вооруженные силы Юга изначально имели более высокий моральный и боевой дух, обусловленный своеобразной системой ценностей (кодекс чести, рыцарский этикет и пр.), присущий традиционным обществам. Солдаты Конфедерации самой своей жизнью были лучше подготовлены к военной службе, они часто ночевали под открытым небом, каждый день был заполнен физическим трудом, вырабатывавшим силу и выносливость. Рабство наряду борьбой с индейцами и колонизацией только усилило милитаризм Юга.1 Индейские войны оказали благотворное влияние на повышение боеспособности американской кавалерии, определив, по сути, ее тактику. Сабельные атаки в сомкнутом конном строю, общепринятые в те времена в Европе, были малоэффективны. Сабля, оставаясь основным оружием европейского кавалериста, для американского драгуна являлась лишним предметом снаряжения; чтобы сабля не путалась в ногах и вообще не мешала в бою, ее часто приторачивали к седлу или даже сдавали в обоз. Основным оружием американских кавалеристов стали карабин и револьвер. Они могли вести прицельный огонь и в пешем порядке, и прямо с седла, с несущейся вскачь лошади.

Во многих штатах действовал закон о патруле — создании отрядов в 10 человек во главе с капитаном в основном из рабовладельцев.2 С детства южан приучали верховой езде и владению оружием. Милитаризм стал элементом их культуры и выразился в склонности к военному образованию и воинской службе. Они поставляли стране военных министров, высшие армейские чины. На Юге существовало много военных колледжей и академий.3 В лице церкви правительство Конфедерации обрело преданного и надежного союзника, опираясь на поддержку которого оно пыталось решить наиболее острые проблемы мобилизационной готовности и политической консолидации Юга.4

На протяжении Гражданской войны формировалась новая стратегия, отличительными чертами которой являлись целеустремленность, решительность и активность действий, сосредоточие крупных масс войск на решающих направлениях; увеличение масштабов вооруженной борьбы; стремление добиться победы путем разгрома армий противника в генеральном сражении. Претерпела изменения и военная тактика армии — наметился переход от линейных боевых порядков войск к стрелковым цепям. С появлением стрелковой цепи стали применяться перебежки на поле боя и самоокапывание. Важнейшим принципом новой тактики стало тесное взаимодействие в бою всех родов войск. Стратегия и тактика армии Конфедерации в силу целого комплекса причин продвинулась далеко вперед, что обусловило успехи армии в первые годы конфликта.

Вооруженные силы Конфедерации уступал и Северу в количественном отношении (точные данные о личном составе установить невозможно, но по приблизительным оценкам она могла выставить 1 млн. солдат, тогда как Север — 3,5 млн.). К тому же личный состав северных воинских формирований постоянно пополнялся неграми из южных штатов и сторонниками северян, число которых составило более 100 тыс. человек.5 Юг превосходил их качеством и быстротой мобилизации своих воинских ресурсов. На Юге с первых же дней конфликта осознали серьезность положения и еще до начала гражданской войны приступили к формированию вооруженных сил. В послании от 18 февраля 1861 года Дж. Дэвис заявил о необходимости создания хорошо обученной, многочисленной более боеспособной и дисциплинированной армии, чем обычно требуется в мирное время.6 6 марта 1861 года конгресс принял два закона. Первый позволял призывать милицейские формирования сроком на шесть месяцев, а также набрать 100 тыс. добровольцев во временную армию сроком на один год. Второй закон санкционировал создание регулярной армии численностью 10 тыс. человек.7 Когда прозвучал призыв Дж. Дэвиса, губернаторам оставалось лишь свести эти роты в полки и передать их в распоряжение президента. К моменту первого сражения при Бул-Ране (июль 1861 г.) вооруженных силах Конфедерации насчитывалось 100 тыс. человек. В итоге важнейшим стратегическим аспектом стала более тщательная и продуманная подготовка южан к войне.

Армия Юга формировалась из элементов бывшей с федеральной армии, офицеров милиции, ветеранов мексиканской войны, влиятельных политиков и представителей аристократии. Основу вооруженных сил Конфедерации составляли иррегулярные войска, и поначалу они носили исключительно волонтерский характер. За все время войны южные штаты собрали и снарядили 642 пехотных полка ,137 полков кавалерии и 16 полков артиллерии (272 батареи).8 Добровольческая система набора работала из рук вон плохо, и на Юге раньше осознали преимущества всеобщей воинской повинности. 25 февраля 1862 года

Дж. Дэвис направил в конгресс соответствующий законопроект, который был принят 16 апреля 1862 года. Согласно этому закону, призыву подлежали все белые мужчины, способные носить оружие, в возрасте от 18 до 35 лет (позже, в феврале 1864 года эти рамки были расширены до 17 и 50 лет).9 Срок службы был установлен в три года. Волонтеры, срок службы которых истекал весной 1862 года, были обязаны вернуться в свои прежние роты. По приблизительным оценкам, было призвано, а не поступило добровольно, около 300 тысяч человек, что составляло примерно одну треть от общего числа военнослужащих южан. На Севере необходимость призыва была осознана значительно позже, и здесь он носил более хаотичный характер.10 Призывная комиссия в ходе войны явилась существенным стратегическим шагом президента Дж. Дэвиса. В последующих войнах всеобщая воинская повинность стала неотъемлемой составляющей, включая конфликты двадцатого века.

Южане с самого начала более ответственно подошли к подбору командных кадров, офицерский корпус армии был более профессиональным, чем у северян. На Юге также приходилось пользоваться услугами офицеров-добровольцев, не прошедших военной подготовки, но в отличие от северян здесь не назначали дилетантов на высокие посты. Согласно распоряжению Дж. Дэвиса, не закончившие Вест-Пойнт офицеры, не могли подняться выше командира бригады, и, следовательно, весь старший командный состав от командира дивизии до командира армии состоял исключительно из профессиональных военных. На Юге заботились и о качестве младшего командного состава, стараясь поднять уровень его подготовки. У южан существовал обычай избрания офицеров солдатами, но продержался недолго. Закон от 16 апреля 1862 года, согласно которому была введена всеобщая воинская повинность, передоверил назначение командиров всех уровней, включая даже сержантов, администрации президента, покончив таким образом с демократизмом в армии. Но даже непрофессиональные офицеры, вышедшие из кругов южной аристократии, оказались лучше подготовленными к исполнению своих обязанностей, чем их северные коллеги-политики. Довоенная жизнь плантатора была своего рода «командирскими курсами». Среди южан было много тех, кому уже приходилось участвовать в крупномасштабных боевых действиях во время Мексиканской кампании. Из 50 тысяч добровольцев, присоединившихся в 1847 году к армии США, 40 тысяч были выходцами с Юга.11 Большинство частных и государственных военных школ располагались на Юге и, соответственно, мужчин с высшим военным образованием оказалось больше на стороне Конфедерации. Профессионализм и талант офицерского корпуса и генералитета Юга обеспечили более эффективное руководство на театрах войны.

Армия южан строилась по существу как сословно-военная организация. В первые месяцы конфликта рабовладельцы пытались использовать рабов для нужд армии. Многие офицеры использовали своих рабов в качестве оруженосцев и конюхов. Порой даже обыкновенные солдаты имели при себе личных слуг. Но негры не сыграли значительной роли в комплектации армии.12 В дальнейшем черное население все чаще и чаще демонстрировало акты неповиновения, чему способствовала Прокламация А. Линкольна об освобождении рабов от 1 января 1863 года.13 Генерал Р. Ли неоднократно предлагал верховному командованию использовать негров в военных операциях, но каждый раз получал отказ.14 В то же время в армии Севера негритянские войска представляли собой важные тактические соединения.

Организация южной армии была несколько необычной, основным тактическим соединением формально был полк, но он состоял из одного батальона, или даже так и назывался батальоном. Он делился на десять рот, каждая из которых насчитывала сто или более человек. Боевая сила теоретически превышала тысячу бойцов, но на самом деле достигнуть установленного уставом предела почти никогда не удавалось.15 Чем дольше шла война, тем меньшими по размеру становились пехотные полки. Если в 1861 году один пеший батальон мог насчитывать около 600 человек, то к 1863 году его средняя численность сократилась до 300-350 человек. Затем эти формирования сводились в бригады от трех до пяти батальонов в каждой, которые в свою очередь объединялись в дивизию. В 1862 году на Юге были введены пехотные корпуса, каждый из которых состоял из 3 — 4 дивизий. К середине 1863 года, т. е. ко времени проведения решающих операций как на Востоке, так и на Западе, численность бригады колебалась от 1400 до 2000 человек, дивизия в среднем состояла из 6-14 тысяч солдат и офицеров, а корпус от 24000 до 28000 бойцов. Подобная организация армии ничуть не снижала ее боевой эффективности.16

В течении первых лет войны стратегическая линия южан была направлена на проведение решающих сражений, которые могли длиться от нескольких часов до нескольких дней, каждое из них было отдалено неделями и месяцами подготовки. Теннесийской армии Конфедерации, к примеру, потребовалось шесть месяцев для восстановления сил после битвы у Каменной реки.17 При этом военные операции носили сезонный характер и эффект от длительных сражений оказался роковым для южан. Практика решающих боев наносила серьезный урон рядовому составу, на заключительном этапе войны армия уже не имела времени и возможности для восстановления физических и моральных сил. 1864 и 1865 годы характеризовались непрекращающимися боями и перестрелками. Метод постоянного давления на южан стал в конечном итоге залогом успеха и победы Севера.

Характер новой тактики определялся качеством стрелкового оружия, применявшегося в ходе войны. Согласно статистике, с его использованием было нанесено более 90% всех ран, полученных участниками конфликта с 1861 по 1865 гг. Оружие пехотинцев было дульнозарядным и внешне мало отличалось от подобного оружия предшествовавших войн. Но первым и главным отличием было то, что большинство ружей теперь были нарезными. Нарезки на стволах увеличили дальность полета пули, дистанцию прицельного выстрела и кучность боя в несколько раз. Капсюльный замок, изобретенный в 1814 году капитаном Дэниэлем Шоу, упрочил надежность винтовки и снизил количество осечек. Если при стрельбе из кремневки их приходилось в среднем по 441 на каждые 1000 выстрелов, то для капсульного оружия тот же показатель составил 4,5. Основу вооружения пехоты южан составляла английская капсульная винтовка Энфилд образца 1853 года. Энфилд заряжался пулей Минье, которую он был способен послать на расстояние 1700 метров, а прицельный огонь можно было вести с 853 метров.18 Соответственно, возможностей дульнозарядного оружия оказалось вполне достаточно, чтобы коренным образом изменить пехотную тактику. Наполеоновская метода ведения боя была в новых условиях неприемлема-сомкнутые пехотные построения (колонны и линии из трех шеренг), общепринятые в начале 19 века, были предназначены для гладкоствольных мушкетов с кремневыми замками, эффективность которых была невысока. Дальность такого оружия не превышала 300 шагов, а дистанция прицельного выстрела была и того меньше. Чтобы добиться результата, необходимо было подпустить противника на близкое расстояние и дать по нему дружный залп. При этом развернутый в линию полк действовал как один многоствольный пулемет. В случае непрекращающегося огня люди погибали массами. Сомкнутые построения — как линии, так и колонны, — отличные цели для стрелков, стали великолепным способом справить на тог свет побольше собственных солдат.

Боевой порядок выглядел следующим образом: пехотный полк высылал одну роту в стрелковую цепь и затем разворачивался в две шеренги, протяженность каждой из которых не превышала 200 — 300 метров. Фронт развернутой бригады составлял примерно 1400 — 1500 метров, а интервалы между бригадами — 150-300 метров. Ключевым маневром считалось развертывание колонны в линию и свертывание линии обратно в колонну. Колонна обычно представляла собой плотную массу пехоты и артиллерии. Опытные офицеры (Ли, Лонгстрит, Джонстон и другие) предпочитали строить свои полки простым поворотом направо или налево. При проведении этого маневра колонна могла двигаться в направлении перпендикулярном направлению атаки, а затем, развернувшись в нужную сторону, перейти в наступление как боевая линия. Применение подобной тактики должно было неизменно привести к крупным потерям личного состава, что и происходило на самом деле. С самого начала роль наступающих играли в основном федералы, и именно они несли наибольшие потери. Армия Юга державшаяся оборонительного образа действий и в стратегии и в тактике, оказалась в более выгодном положении о чем свидетельствует первое серьезное сражение при Бул-Ране в 1861 году.19 Роберт Э. Ли и Дж. Джонстон быстро осознали преимущества, которые дает хорошо построенная оборона, а в наступлении — маневрирование и фланговые обходы.

К 1864 году в армии южан наметились изменения в тактике: военные операции стали носить перманентный характер, в прошлое стали отходить спорадические, короткие кампании. Это привело к использованию сложных и запутанных земляных фортификационных сооружений. Земляные работы широко использовались на первом этапе войны, защищая города, речные переправы и места дислокации артиллерии. Специфика решительных сражений, длящихся не более двух или трех дней не позволяла возводить даже временные окопы, так как у солдат не было времени их копать, зная при этом, что битва будет непродолжительной. На втором этапе войны (1864-1865 гг.), армия Юга оказалась в состоянии

постоянных боев и перестрелок. При таких условиях солдаты быстро научились рыть окопы, даже находясь под обстрелом. В Виргинии и Джорджии научились делать более сложные укрепления и траншеи с траверсами, которые препятствовали врагу осуществлять атаки с флангов.20 Впереди главной траншеи сооружались заграждения из ветвей деревьев и устанавливались палисады из острых кольев, а порой даже заграждения из проволоки. Брустверы укреплялись камнями для более прочной защиты.21 Благодаря оборонительному образу действий южане оказались в более выгодном положении.

Южане пытались использовать одну из первых казнозарядных артиллерийских систем — пушку Уитворта. Это было нарезное оружие, заряжавшееся с казны коническими снарядами, которые оно могло послать на 9,5 км., а дистанция прицельного составляла 2560 м. Из-за нехватки боеприпасов эта пушка не сыграла заметной роли. Нарезные стволы не применялись в ходе боевых действий достаточно хорошо. Несмотря на большое количество усовершенствований и изобретений основная масса артиллерии оставалась дульнозарядной и гладкоствольной. В ходе конфликта не было создано никакой принципиально новой артиллерийской тактики. Большинство крупных сражений, такие как, Шайло, Фейр-Уокс, Семидневная битва, Мерфрисборо, Чанселорсвилл, Глушь, происходили в густых лесах, где для пушек было немного работы и где артиллерийские расчеты часто оказывались беспомощными жертвами стрелков, укрывшихся в зарослях. Дистанция прицельного выстрела картечью — самым эффективным из противопехотных снарядов — не превышала 200-300 ярдов, в то время как вражеские стрелки, вооруженные винтовками, могли спокойно и не торопясь уничтожать артиллеристов с расстояния 400-500 ярдов. В этом случае орудийный огонь оказывался малоэффективным средством. Вначале войны южане не уделяли должного внимания концентрации свой артиллерии и созданию артиллерийского резерва. Три шестиорудийных батареи объединялись обычно в артиллерийский батальон, каждый из которых придавался пехотной дивизии. С 1863 года, южане значительно опередив северян, создали независимые артиллерийские парки. Генерал Ли понял необходимость этих перемен еще летом 1862 года, сформировав небольшой артиллерийский резерв. Обычно он располагался между интервалами пешей линии, для поддержки батареи специально выделяли полк или несколько рот. Во время атаки орудия поддерживали пехоту своим огнем по батареям противника, следуя порой за наступательными линиями, останавливаясь время от времени чтобы дать залп. В обороне артиллерия вела огонь сначала по батареям противника, а затем по его пехоте. Армия Юга смогла быстрее осознать значение артиллерии, выделив ее в отдельную боевую единицу, чему способствовала активная новаторская деятельность генерала Ли.

Во время наступления южан на Вашингтон широко применялись кавалерийские рейды. Конница южан проводила разведку местности, наносила короткие удары по тылам северян, нарушая их коммуникации, несла охрану главных сил, действовала в авангарде наступавших войск. Рейды конницы имели стратегическое значение; они отвлекали внимание и силы противника от вражеских пунктов, нарушали связь между войсками; подрывали моральное состояние населения. Важнейшим объектом действий рейдовых конных групп служили железнодорожные станции, мосты и все то, что имело важное значение. Численность конных групп у южан достигала 10 тыс. человек, чаще 3 и 5 тыс. Рейды по расстоянию и продолжительности бывали до 960 км. в 16 дней. Были случаи, когда конные отряды проходили за сутки путь в 120 км, а за 36 часов — 150 км. Интерес с точки зрения военного искусства представляют кавалерийские рейды генерала Стюарта, совершенные им в октябре и ноябре 1862 года. С колонной в 1800 всадников он нанес удар по тылу войск союза; неожиданное появление вражеской конницы в тылу заставило генерала Мак-Клеллана отложить наступление своих войск. В ноябре 1862 года при содействии кавалерии Стюарта находившегося в авангарде, армия Ли перешла из долины Шенандоа к Рапидану и нанесла удар по противнику. В ходе отступления армии Ли кавалерия Стюарта прикрывала ее отход.22 Привнесенные южанами рейды — стали новым явлением в военном искусстве. Конница Юга сыграла знаковую роль в обороне и наступлении.

Наступательная тактика требовала высокого морального духа в войсках. В то время как северяне, на первом этапе войны, оставили инициативу в руках южан, которые свободно могли сконцентрировать свои силы на любом главном направлении, разорвав кольцо и сведя на нет все планы Севера. Даже в 1863 г. армия Конфедерации обычно нападала на врага, даже находясь в стратегической обороне. Некоторые современные историки доказывают, что тем самым армия Юга обескровила себя.23

Из обзора основных событий войны видно, что стратегия и тактика конфедератов проделала сложную и закономерную эволюцию. В начале войны южане вступили с багажом архаичных положений, основанных на опыте наполеоновских войн. Применение их в новых условиях (усовершенствованное стрелковое оружие) оказались роковыми и приводили к тяжелым потерям, что вынудило полководцев не только Юга, но и Севера искать новые приемы ведения боя, дав особо мощный толчок развитию тактики. Это развитие привело к своей высшей ступени — окопной войне. Ни в одной из войн XIX столетия траншеи не играли столь важной роли как в гражданской войне в Америке, и первыми обратили на это внимание полководцы армии Юга. Новаторством стало использование кавалерии для стратегических рейдов по тылам противника (Стюарт, Форрест). Умение вести огонь с седла стало главной чертой этого рода войск во время гражданской войны.

Примечания

  • Cotrman Е. М. The old army. A portrait of the American army in peace time, 1784-1898. N. Y„ 1986. P. 42.
  • Супоницкая И. M. Рабовладельческий Юг США 1840- I860 гг. М, 1998. С.  95.
  • The New American State Papers, military affairs. The military during constitutional crisis .Ed. by B. F. Cooling. V. XIX. Wilmington., 1980. P. 95.
  • Джорджадзе A. H. Церковь в общественно-политической жизни Юга США в годы Гражданской войны, 1861 — 1865 гг. М„ 1998. С. 3.
  • Hattaway Н. М. The Civil war armies creation, mobilization, and development. //On the road to total war. The American Civil War and the German Wars of unification, 1861 1871. Ed. by S. Forster. Wash.,1997. P. 175.
  • A compilation of the messages and papers of the Confederacy including the diplomatic correspondence. V. I, Nashville ., 1906. P. 34.
  • Ibid. P 124-160.
  • The Civil War Almanac. Introduction by Henry Steele Commager. Ed. by J. S. Bowman. N. Y„ 1983. P. 74.
  • A compilation of the messages and papers of the Confederacy including the diplomatic correspondence. V. I., Nashville., 1906 .P. 307.
  • Greene F .V. The revolutionary war and military policy of the United States. Wash., 1967. P 307.
  • Маль К. M. Гражданская война в США (1861 — 1865). Развитие военного искусства и военной техники. М., 2000. С. 72 .
  • Freedom. A documentary history of emancipation 1861 — 1868. Selected from the holdings of the national archives of the United States. Series I., VI. L„ 1985. P. 664.
  • Great issues in American History. A documentary record . Ed by R. Hofstadter. N. Y. 1958. P. 441.
  • Jefferson Davis and the Confederacy and treaties concluded by the Confederate States with Indian tribes. Ed. by R. Gibson ,N. Y .1977. P. 31 -32.
  • The American State Papers, military affairs. The military during constitutional crises. Ed. by B. F. Cooling. V. XIX..Wilmington., 1980.P. 4 -5.
  • Ibid. P. 490.; Hattaway H. M. The Civil War Armies: Creation, Mobilization  and Development //On the road to total war. Ed. by S. Forster. Wash., 1997. P. 178.
  • The military annals of Tennessee Confederacy. N. Y. 1974. P.418.
  • Coggins J. Arms and equipment of the Civil War. Wilmington., 1990. P. 9 -26.
  • The Battle of Bull Run. U. S. Congress. N. Y„ 1977. P. 3.
  • Hess E. J. Tactics, trenches, and men in the Civil War// On the road to total war. Ed. by S. Forster. Wash., 1997. P 489.
  • Ibid . P. 490.; North Carolina Civil War documentary. Durham. N. C. 1980. P. 123.
  • Дивин В. А., Скрыльник А. И. Вопросы стратегии и тактики в гражданской войне США// К столетию гражданской войны США. М., 1961.С. 193.; Eaton С. History of southern Confederacy. N.Y., 1954. P. 106-107.
  • См. McWhiney G., Jamieson P. D. Attack and die. Civil War military tactics and the southern heritage. Montgomery. 1982. P 3-5.