Конфликт вокруг «Трента» и его освещение в работах английских и американских буржуазных историков

Статья посвящена дипломатическому конфликту между США и Великобританией в начале Гражданской войны, известному как "Дело «Трента»", и его интерпретации американскими и британскими историками

Быстрое развитие капитализма в США в первой полови не XIX в. привело к резкому усилению роли этой страны н международной арене. США при сохранении известной экономической зависимости от Англии к 60-м гг. XIX в. все чаш выступают в роли ее соперника, что объективно ведет к обострению англо-американских отношений. Между Англией США обостряется торговая конкуренция. Рост американского флота угрожает подорвать английскую монополию на море. Американская экспансия в западном полушарии ведет ослаблению британского влияния в этом районе.

Стремясь сохранить роль первой торговой и промышленной державы мира, Англия решила использовать внутренние борьбу в США для их ослабления. Лидеры американских рабовладельцев учитывали это обстоятельство, а также зависимость английской экономики от хлопка южных штатов. Разрабатывая планы отделения, они были уверены в поддержке Англии и, как показал ход событий, небезосновательно.

Уже через месяц после начала гражданской войны США, 13 мая 1861 г., английским правительством была принята декларация о нейтралитете, фактически признававшая мятежников воюющей стороной. Несомненно недружественным актом по отношению к США было признание Англией законности каперства южан и уклончивая позиция в вопросе о признании блокады Юга. Наконец, в мае—июне 1861 премьер-министр Г. Пальмерстон «отправил 3000 человек Канаду — до смешного ничтожная армия, если она предназначена для защиты границы в 1500 миль, но очень хитры маневр, чтобы поощрить мятеж и вызвать раздражение Союза»1.

Важным звеном в цепи попыток английской дипломатии осложнить положение Севера и создать повод для открытого вмешательства в гражданскую войну в США явилось дело «Трента», вызвавшее конфликт в англо-американских отношениях. Анализу этого конфликта уделяется большое внимание в статьях К. Маркса, опубликованных в периодических изданиях в конце 1861—начале 1862 г.2 В советской литер: туре этот вопрос рассматривается в работах И. Я. Левитаса3 и М. М. Малкина4. Определенный интерес для изучения истории этого конфликта представляет анализ отдельных произведений английских и американских исследователей, в которых рассматривается дело «Трента».

Как известно, в основе внешней политики Конфедерации лежало стремление добиться дипломатического признания со стороны европейских держав и прежде всего Англии и Франции. Уже 29 апреля 1861 г. в Лондон прибыли эмиссары мятежников Янси и Рост, а 15 мая — Манн. Их деятельность оказала влияние на принятие Англией прокламации о нейтралитете, но добиться официального признания Конфедерации они не смогли. Поэтому президент мятежников Д. Дэвис решил заменить их двумя специальными эмиссарами Конфедеративных Штатов Америки5 — Джеймсом Мэзоном и Джоном Слайделлом. Бывшие сенаторы, они были хорошо известны в американской политической жизни как яростные защитники рабовладения и сецессии. Американский историк Э. Адамс отмечает: «Их назначение означало, что Юг наконец осознал потребность серьезной внешней политики»6.

На корабле Конфедерации «Теодора» 12 октября 1861 г. Мэзон и Слайделл успешно прорвали блокаду Чарльстона и, пересев в Гаване на британский почтовый корабль «Трент», отправились на нем в Англию. Но в это время в районе Кубы находился федеральный сторожевой корабль «Сан Джасинто», возвращавшийся с западного побережья Африки. Американский генеральный консул в Гаване сообщил капитану этого корабля Ч. Уилксу о цели миссии Мэзона и Слай-делла. Капитан Уилкс не имел на этот счет никаких инструкций от правительства США. По собственной инициативе он 8 ноября 1861 г. в Багамском проливе, пользуясь правом обыска нейтральных судов, перехватил «Трент» и арестовал Мэзона и Слайделла. «Тренту» было разрешено продолжать плавание, а эмиссары на борту «Сан Джасинто» были отправлены в тюрьму форта Уоррен в Бостонской гавани.

Пленение двух отъявленных мятежников вызвало в США бурю ликования. Конгресс на объединенном заседании выразил благодарность капитану Уилксу и принял решение о награждении его золотой медалью7. Ни у кого не возникло никаких сомнений в законности действий Уилкса.

В Англии возможность подобного инцидента уже некоторое время рассматривалась как вполне реальная. Исходя и сообщений о намерении Мэзона и Слайделла плыть в Англию, возможно на английском почтовом корабле, британское правительство было обеспокоено возможностью американского вмешательства8. 11 ноября в письме редактору газеты «The Times» Пальмерстон отмечал, что, по заключению видных британских юристов, воюющая сторона может остановить и обыскать в открытом море любой нейтральный корабль, «…и если южане и их верительные грамоты будут найдены на борту, либо изъять их, либо захватить корабль и отвести в Нью-Йорк для призового суда»9. Э. Адамс из это го делает совершенно справедливое заключение: «…британское правительство было предупреждено собственными юристами, что если случится то, что произошло в действительности в деле «Трента», английская практика требует молчаливого согласия с этим»10.

Рассмотрение происшедшего конфликта показало, что капитан Уилкс мог быть обвинен в том, что с «Трента» были сняты эмиссары, которых близкие к правительству юристы не рассматривали как военную контрабанду и что сам «Трент» вместо захвата в качестве приза был отпущен и продолжал плавание11. Таким образом, «английские королевские юристы свели спорный пункт к простой процедурной ошибке…»12. Более того, К. Маркс, опираясь на официальные документы и высказывания крупнейших юристов, доказал, что эмиссары-мятежники вполне подпадали под категорию контрабанды, а кораблю, его грузу и пассажирам эта ошибка принесла только пользу13.

Несмотря на очевидную незначительность этого инцидента, в оценке рассматриваемых здесь авторов он выглядит по-иному. Американский историк А. Невинс, например, пишет: «Было очевидно, что Уилкс совершил серьезное нарушение международного права»14. Э. Адамс, книга которого носит пробританский характер, заявляет, что Британии, владычице морей, был брошен вызов, несомненно, признанный этим государством как оскорбление национального престижа и гордости, спокойно терпеть который было невозможно15.

Представляется, что совпадение взглядов буржуазных авторов в преувеличении ими серьезности конфликта объясняется общим стремлением буржуазной историографии сгладить остроту англо-американских противоречий, показывая, что взаимоотношения правительств США и Англии якобы определялись сравнительно второстепенными, постоянно меняющимися факторами и в основе носили дружественный характер. В Действительности, как уже отмечалось, в основе англо-американских противоречий лежали более глубокие причины. Стремясь ослабить США, английское правительство последовательно придерживалось враждебной, а часто и провокационной политики по отношению к Северу.

Этот курс, однако, не пользовался единодушной поддержкой даже внутри кабинета. Уже летом 1861 г. во время усиления военных приготовлений в Канаде в английском правительстве выявились разногласия. Среди сторонников жесткой линии по отношению к США были премьер-министр Пальмерстон, министр иностранных дел Рассел, военный министр лорд Герберт16. Призывая к посылке войск, военных кораблей и боеприпасов в Канаду (до зимы Пальмерстон хотел сосредоточить там десятитысячную армию) 17, они преувеличивали агрессивность по отношению к Англии и роль во внешней политике США государственного секретаря У. Сьюарда. Действительно, Сьюард в мае 1861 г. считал возможным превращение гражданской войны в США в войну против Англии 18, но правительством это предложение было отклонено, и в дальнейшем Сьюард прекратил враждебные выпады против Англии.

В парламенте и даже среди некоторых министров агрессивная политика Пальмерстона вызывала возражения. Министр внутренних дел Дж. К. Льюис писал: «Кажется невероятным, что любое правительство… во время гражданской войны добровольно увеличит число своих врагов и, более того, пожелает навлечь на себя враждебность такой громадной державы, как Англия»19. Сомнения во враждебных намерениях- США высказывали также министр финансов У. Гладстон и первый лорд Адмиралтейства Сомерсет. Ощутимого воздействия на Пальмерстона эта оппозиция не оказывала и носила пассивный характер. События вокруг дела «Трента» подтвердили это.

После получения известий о снятии эмиссаров мятежников с «Трента» на заседаниях английского правительства 29 и 30 ноября было решено потребовать, чтобы США «дезавуировали акцию капитана Уилкса и немедленно освободили пленных»20. В инструкциях, посланных 30 ноября английскому послу в США Р. Лайонсу, санкционировалась отсрочка ответа американской стороны до 7 дней, после чего в случае отказа США принять английские требования Лайонс должен был покинуть свой пост21. В эти же дни английское правительство отдало распоряжение привести военный флот в состояние готовности, начало подготовку к отправке войск в Канаду. Было решено запретить экспорт селитры, а 4 декабря кабинет запретил вывоз из Англии оружия и боеприпасов.

Такая драматизация инцидента, который не был серьезным нарушением международного права, объяснялась враждебностью Сьюарда, опасениями, что Север и Юг объединятся и нападут на «беззащитную» Канаду. Предвзятость этих аргументов была очевидна для многих. Даже член английского правительства и специального военного комитет Дж. К. Льюис назвал предположения такого рода «весьма дикими и необдуманными»22. Их опровергали и действия агентов Конфедерации в Лондоне, которые именно в эти дни 27 и 30 ноября, «возобновили свою деятельность, пытаясь добиться признания…»23. Следовательно, объективных при чин опасаться нападения на Канаду у английского правительства не было. Правящие Круги Англии сознательно вели дело к усилению напряженности в отношениях с США, что было выгодно мятежникам, и они прекрасно понимали это.

Сложившееся положение оценивается по-разному в рассматриваемых работах. Э. Адамс, подчеркивая сдержанные характер инструкций британского правительства Лайонсу считает, «что уже сначала было очевидно, что возможное возникновения войны, вслед за трещиной в отношениях, был; устранена»24. Английский исследователь К. Борн пишет «Возможность войны была более вероятной, чем возможность ее предотвратить. Она казалась действительно неизбежной, если Союз не отступит»25. Оправдывая военные приготовления английского правительства, он утверждает, что демонстрация решимости Великобритании к борьбе должна была убедить американцев принять правильное решение.

Совершенно ясно, что конфликт усилиями британской правительства приобрел серьезный характер, и опасность перерастания его в войну была вполне реальной. Это подтверждает письмо Пальмерстона королеве от 5 декабря 1861 г., в котором он писал: «Великобритания находится в лучшем состоянии, чем в любое предшествующее время, чтобы нанести сильный удар и дать урок Соединенным Штатам, который не скоро будет забыт»26.

К. Маркс, анализируя сложившееся положение, писал 7 декабря 1861 г.: «Пальмерстон ищет законный повод для войны с Соединенными Штатами, но на заседаниях кабинета он встречает самое решительное сопротивление со стороны гг. Гладстона, Милнера Гибсона и, в меньшей степени, со стороны сэра Корнуолла Льюиса. «Благородного виконта» поддерживает Рассел, это презренное орудие в его руках, и вся вигская клика»27.

Интересную интерпретацию разногласий в британском правительстве дает Невинс. Он считает, что «Гладстон, Ньюкасл и Гренвилл были убежденными сторонниками мира»28. Пальмерстон, хотя и играл решающую роль в правительстве, «был особенно заинтересован в сохранении правительственной машиной плавного хода, избегая скандалов и давая консервативной оппозиции немного возможностей для атаки»29. Поэтому, по мнению Невинса, для действий британского правительства примирительная политика была вполне естественна. Он пишет: «Правдивая оценка воздаст похвалу желанию Британии защитить свое национальное достоинство, давая американцам любую возможность для почетного отступления»30. Невинс, таким образом, полностью отрицает враждебное отношение Англии к США. По его мнению, британское правительство делало все возможное, чтобы избежать конфликта. Как далек этот тезис от истинного положения вещей!

На самом деле во внешнеполитическом курсе Англии проводилась агрессивная линия Пальмерстона. Серьёзным подтверждением этого может явиться рассмотрение позиции ведущих английских газет, и прежде всего «The Times» во время конфликта. Характеризуя линию «The Times» этого времени, К. Маркс писал: «…деятельность «Times» в области внешней политики Британской империи целиком направлена на фабрикование общественного мнения, соответствующего внешней политике лорда Пальмерстона»31. Более того, К. Маркс отмечал, что «Пальмерстон в вопросах внешней политики… безусловно контролирует 9/10 английской прессы»32. Видный, буржуазный историк Э. Адамс также признает «скрытое соприкосновение ведущих газет с правительственным мнением»33.

28 ноября, на следующий день после получения в Англии известия об инциденте с «Трентом», близкие к правительству газеты опубликовали сравнительно сдержанные статьи, анализирующие значение происшедшего с точки зрения международного права и лишенные определенных выводов (правительство еще не имело официальной информации о случившемся). Уже на следующий день «можно было заметить, что официальная печать слегка изменила тон»34. (Королевские юристы объявили, что действия капитана Уилкса носили незаконный характер). 30 ноября, когда правительство объявило о своих требованиях к США, «все лондонские газеты, за единственным исключением «Morning Star», поставили альтернативу— либо вашингтонский кабинет дает удовлетворение, либо — война»35. В последующие дни позиция пальмерстоновской прессы была враждебной по отношению к США. Лишь с 10 декабря «The Times» начала публикацию статей, «заметно менее гневных по отношению к американцам и показывающих сильное желание мира»36. Ту же тенденцию прослеживает Адамс и в тоне других английских газет. Это изменение в тоне ведущих газет можно объяснить, очевидно, усилением разногласий в правящих кругах Англии по поводу перспектив развития конфликта. Даже министр иностранных дел Рассел, обычно поддерживавший Пальмерстона, 16 декабря писал ему, что если американский ответ не окажется резко агрессивным, нужно пойти на уступки37. 20 декабря, после беседы с американским послом Ч. Адамсом, он отмечал, что удовлетворен его уступчивостью, и даже если английские требования будут отвергнуты, Англия не должна вступать в войну без санкции парламента.

Сторонники агрессии против Севера действовали и в эти дни, но их активность несколько снизилась. Так, в военных кругах широко обсуждались планы установления Англией блокады США, рассматривалась даже возможность совместных действий с войсками мятежников38. Провокационную политику продолжал проводить Пальмерстон. Он пошел на прямое сокрытие ноты Сьюарда, которая была передана американским послом в Лондоне Адамсом Расселу 19 декабря. Нота содержала официальное признание, что поступок Уилкса не был санкционирован правительством США. В результате «английский народ в течение трех недель был жертвой преднамеренного обмана»39. Вследствие этих действий английского правительства напряженность вокруг дела «Трента» сохранялась еще долгое время.

Американская сторона в течение этих недель находилась в сложном положении. Захват эмиссаров мятежников вызвал всеобщую радость в США. Э. Адамс справедливо объясняет эту радость как сознанием, что по Югу после шести месяцев неудач нанесен реальный удар, так и тем, что надменной Великобритании, издавна причинявшей обиды и оскорбления Соединенным Штатам, наконец «дали дозу ее собственного лекарства»40. Поддержка действий Уилкса конгрессом США, несомненно, носила опрометчивый характер, так как затруднила маневры американской дипломатии. Наиболее дальновидную позицию в американских правящих кругах с самого начала занимал председатель сенатской комиссии по иностранным делам Ч. Самнер. Он считал, что правительство должно уступить английским требованиям. Государственный секретарь США Сьюард, воинственности которого так боялись в Англии, уже 30 ноября направил Расселу депешу с признанием того, что Уилкс действовал без приказа. Э. Адамс даже считает, что Сьюард с первых дней был за освобождение пленных, «если будет предъявлено такое требование»41. Президент Линкольн, сначала одобривший захват, вскоре заколебался, опасаясь, что пленники могут стать «обременительным имуществом»42.

Ответ на английские требования обсуждался американским правительством 25 и 26 декабря. Самнер, присутствовавший при этом, зачитал письма английских радикалов Д. Брайта и Р. Кобдена, которые «произвели огромное впечатление на Линкольна и других членов кабинета»43. Брайт убеждал американское правительство уступить английским требованиям, указывая при этом на главную задачу США: «Если’ вы решились достигнуть успеха против Юга, не добивайтесь войны с Англией; сделайте любую возможную уступку»44. Кобден также указывал на опасность войны с Англией.

Даже после зачтения 25 декабря этих писем Сьюард, вы­ступавший за освобождение Мэзона и Слайделла, не смог получить полной поддержки министров правительства. Линкольн продолжал колебаться, считая, что конфликт может быть разрешен третейским судом. Лишь на следующий день после продолжительной дискуссии сторонникам уступок уда лось убедить всех членов правительства принять английские требования.

В составленной Сьюардом для передачи английскому правительству депеше подробно, рассматривались прошлые отношения двух государств в осуществлении «права обыска нейтральных судов». Сьюард утверждал, что Мэзона и Слайделла следует считать военной контрабандой, и единственной ошибкой Уилкса было то, что он не привел «Трент» в порт для_ судебного процесса в американском призовом суде. Поэтому арестованные эмиссары американской стороной будут освобождены. Прямых извинений Сьюард не приносил. Он писал. «От нас потребовали удовлетворения требований британской нации, а мы всегда настаивали на том, что как раз это все нации должны делать по отношению к нам»45, намекая на имевшие место в прошлом случаи, когда английские корабли в подобной ситуации подвергали обыску американские суда. Г. Хансен справедливо считает, что «его объяснение больше похоже на юридическую аргументацию, чем на извинение»46.

Депеша Сьюарда была немедленно отправлена Лайонсом в Лондон. Там вплоть до ее получения продолжались дискус сии о возможном содержании ответа США. 7 января 1862 г._ Рассел писал Пальмерстону: «Я все еще склонен думать, что Линкольн покорится, но не раньше, чем за одну минуту до 12 часов»47. Э. Адамс отмечает, что в конце декабря даже пальмерстоновский орган «Morning Post» откликнулся на «народную надежду» мирного урегулирования, выступив против «прежней враждебности к Америке»48.

8 января телеграмма Лайонса, сообщавшая об освобождении Мэзона и Слайделла, была получена в Лондоне, а на следующий день пришло донесение Лайонса с копией ответа— Сьюарда. 10 января Рассел заявил американскому послу Ч. Адамсу, что Великобритания считает инцидент исчерпанным. Что же вынудило Пальмерстона, последовательно стремившегося к ослаблению США и даже готового осуществить интервенцию, отступить? Ведь депеша Сьюарда наряду с удовлетворением английских требований содержала и нападки на политику Англии, то есть повод дл» интервенции или_ хотя бы полного признания Конфедерации, казалось бы, мог быть найден. Ничего этого, однако, не произошло.

Изучение работ буржуазных историков показывает, что они выделяют ряд причин, которые охладили пыл Пальмерстона и его сторонников. Одна из них — признание того, что Англия столкнется с серьезными трудностями в случае военных действий против США в Канаде49, понесет серьезный ущерб от американского флота и каперов и не сможет гарантировать безопасность своих берегов50. Другим обстоятельством, сыгравшим свою роль, явилось нежелание англичан вступать в войну, которая объективно означала бы защиту рабства на Юге. Американский посол в Лондоне Ч. Адамс 10 янзаря 1862 г. писал Сьюарду о понимании «среди спокойных и религиозных граждан средних классов», что если Великобритания будет вовлечена в войну с Соединенными Штатами, она будет вынуждена стать союзником «рабовладельческой олигархии»51. Э. Адамс отмечает, что такая ситуация была неприемлема и для некоторых представителей правящих кругов. Он приводит слова герцога Аргайля, который 7 декабря 1861 г. писал Гладстону, что если Англия и Америка станут врагами, «мы неизбежно станем фактическими союзниками подлости Юга»52.

Рассматриваемые авторы отмечают, что на протяжении всего конфликта против войны с США активно выступали английские радикалы Д. Брайт и Р. Кобден. Они убеждали американское правительство удовлетворить английские требования, чтобы избежать войны.

Рассмотрением этих факторов и ограничиваются буржуазные историки. В своих выводах они стремятся поставить в равное положение правительство Линкольна, стремившееся заручиться дружественной поддержкой европейских государств в борьбе против мятежников, и правительство Пальмерстона, занимавшее в отношении США последовательно враждебную позицию и провоцировавшее столкновение по крайней мере в первые недели конфликта. Признавая серьезный характер инцидента, они сводят его сущность к спорам вокруг принципов международного права, подчеркивая стремление обеих сторон к миру. А. Невинс, в частности, утверждает: «К счастью, члены британского кабинета желали избежать войны с США»53. В их изображении английское правительство оказалось более дальновидным и миролюбивым, чем весь английский народ, который, особенно в первые дни конфликта, причисляется к сторонникам войны. Э. Адамс, например, приводя свидетельства современников о возмущении, которое охватило всех в Англии после получения известий об инциденте, пишет: «Если таково было настроение британцев, то требовалось умелое управление даже миролюбиво настроенного правительства, чтобы избежать войны»54.

Конечно, рассмотренные выше факторы сыграли свою роль, но они не были главным, что сдержало агрессивные устремления Пальмерстона.

К. Маркс, анализируя события вокруг дела «Трента», писал: «Английские капиталовложения в Соединенных Штатах превосходят весь капитал, вложенный в английскую хлопчатобумажную промышленность, американские же капиталовложения в Англии равны нулю»55. К. Маркс указывал также на зависимость Англии от американского зерна. Он приводит следующее высказывание ливерпульского купца в журнале «The Economist»: «Никто в Англии не рискнет настаивать на войне из-за одного только хлопка. Для нас было бы выгоднее в течение трех лет кормить все хлопчатобумажные округа за государственный счет, чем один год воевать ради них с Соединенными Штатами»56.

Значительная часть английской буржуазии не была заинтересована в войне с США, и это обстоятельство, несомненно, сыграло свою роль в мирном исходе конфликта, однако оно не принимается во внимание в анализируемых работах.

Исследуемые работы буржуазных историков практически не отражают борьбу английского пролетариата против попыток вмешательства Англии в гражданскую войну в США. В их работах в лучшем случае содержатся лишь упоминания о рабочих митингах в поддержку Севера57. Между тем эта борьба носила массовый характер. К. Маркс 25 декабря 1861 г. писал: «Пальмерстон хочет войны, английский народ ее не хочет. Ближайшие события покажут, кто одержит верх в этом поединке — Пальмерстон или народ»58. Верх «в этом поединке» одержал народ. Именно героические действия рабочего класса Англии явились решающим фактором в предотвращении войны.

Освещение дела «Трента» в работах рассматриваемых авторов носит, таким образом, тенденциозный характер. Сводя сущность конфликта к оскорблению национального престижа Англии, они умалчивают о глубоких противоречиях в англоамериканских отношениях в 60-х гг. XIX в. Ими игнорируются агрессивные устремления английской буржуазии, борьба пролетариата Англии против попыток правительства спровоцировать войну с США. В результате создается картина традиционной дружбы между Англией и США, нарушаемой лишь в отдельные моменты истории, и обосновывается тезис о неизбежности и необходимости тесного англо-американского союза в настоящее время.

Примечания

  • 1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. т. 15. С. 427.
  • 2 См. там же, т. 15.
  • 3 См.: Левитас И. Я. Дело «Трента» и русская общественная мысль. — Уч. зап. Горьковского гос. ун-та, 1959, вып. 51.
  • 4 См.: Малкин М. М. Гражданская война в США и царская Россия. М. — Л., 1939.
  • 5 См.: Adams Е. Great Britain and American Civil War. N. Y., 1925, vol. 1, p. 203.
  • 6 Ibid.
  • 7 См.: Hansen H. The Civil War. N. Y, 1961, p. 85.
  • 8 См.: Adams Е. Op. cit., р. 206.
  • 9 Ibid., р. 208.
  • 10 Ibid., p. 210.
  • 11 См.: Nеvins A. The war for the union. N. Y., 1959, vol. 1. p. 389—390.
  • 12 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 421.
  • 13 См. там же, с. 419—421.
  • 14 Nevins A. Op. cit., ð. 390.
  • 15 См.: Adams Е. Op. cit.,.р. 205.
  • 16 См.: Bourne К. Britain and the balance of power in North America, 1815—1908. L, 1967, p. 212.
  • 17 См.: Ibid., p. 213.
  • 18 См : Mалкин М. М. Указ. соч., с. 53.
  • 19 Bourne K. Op. cit., p. 214.
  • 20 Bourne K. Op. cit., p. 218.
  • 21 См.: Nеvins A. Op. cit., р. 392.
  • 22 Bourne K. Op. cit., p. 219.
  • 23 Adams Е. Op. cit., р. 214.
  • 24 Ibid., р. 213.
  • 25 Bourne К. Op. cit., р. 219.
  • 26 Ibid., р. 246.
  • 27 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 427.
  • 28 Nevins A. Op. cit., р. 391.
  • 29 Ibid.
  • 30 Ibid.
  • 31 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 328.
  • 32 Там же, с. 418
  • 33 Adams Е. Op. cit., р. 216.
  • 34 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 405.
  • 35 Там же, с. 406.
  • 36 Adams Е. Op. cit., р. 222.
  • 37 См.: Ibid., р. 215.
  • 38 См.: Bourne К. Op. cit., р. 243—244.
  • 39 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 457.
  • 40 Adams Е. Op. cit., р. 219.
  • 41 Ibid., р. 231.
  • 42 Ibid.
  • 43 Ibid., p. 232.
  • 44 Ibid,
  • 45 Hansen Н. Op. cit., р. 86.
  • 46 Ibid.
  • 47 Adams Е. Op. cit., p. 230.
  • 48 Ibid, p. 239.
  • 49 См.: Ibid., р. 224.
  • 50 См.: Ibid., р. 228.
  • 51 Ibid., p. 238.
  • 52 Ibid.
  • 53 Nevins A. Op. cit., p. 388.
  • 54 Adams Е. Op. cit., р. 217.
  • 55 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 446.
  • 56 Там же
  • 57 См.: Adams Е. Op. cit., p. 239.
  • 58 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 15, с. 444.

Опубликовано: Проблемы истории и историографии международных отношении в XIX-XX вв. / Отв. ред. В. К. Фураев. - Л.: ЛГПИ, 1979. - С. 120-131.
OCR 2018 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать