Захват форта Самтер (Первое сражение гражданской войны в США)

С. Н. Бурин
Небольшой очерк о первом столкновении гражданской войны в США

Гражданская война в США (1861 — 1865 гг.) — одно из важнейших событий в истории этой страны. Советские ученые неизменно уделяли и уделяют большое внимание ее политическим и чисто военным аспектам, выявляют новые документы, помогающие всесторонне осветить причины возникновения войны, ее ход и результаты1.

Некоторые события гражданской войны развивались настолько драматично и захватывающе, что их внимательное рассмотрение норой представляет самостоятельный интерес. Среди них и предлагаемый читателям в данной заметке эпизод, который послужил поводом для открытия широких военных действий.

Напряженные отношения между северными штатами США, где рабство негров практически не получило распространения, и южными рабовладельческими штатами к середине XIX в. достигли наибольшей остроты, поэтому в историографии за ними закрепилось наименование «неотвратимого конфликта». Суть его заключалась в том, что буржуазия северных штатов стремилась ликвидировать рабство и крупное землевладение на Юге, так как оно сковывало развитие страны по капиталистическому пути; плантаторская же олигархия Юга, в свою очередь, жаждала распространить рабство на территории всех штатов, тем более что кризис рабовладельческого плантационного хозяйства к тому времени стал очевидным.

В феврале 1854 г. возникла республиканская партия, которая в те годы стала выразителем интересов молодой национальной буржуазии, а также средних и мелких фермеров. Ее лидеры вначале остерегались прямо высказываться за отмену рабства негров, хотя своей антипатии к рабству не скрывали и активно выступали за его ограничение теми штатами, где оно уже существовало. В мае 1860 г. на съезде новой партии в Чикаго ее кандидатом на пост президента был выдвинут адвокат из штата Иллинойс Авраам Линкольн, который еще в июне 1858 г. сравнил положение, создавшееся в стране, с «домом, расколотым надвое». Позднее, в феврале 1860 г., поясняя эти слова, Линкольн выразил уверенность, «что правительство не может постоянно быть полурабовладельческим и полусвободным»2   и что полная победа противников рабства или же его сторонников неизбежна.

Понимая, что значительная часть населения страны поддерживает позицию республиканцев, и предвидя неблагоприятный для себя исход президентских выборов, рабовладельцы «заблаговременно» начали подготовку к расколу страны. За месяц до выборов, 5 октября 1860 г., губернатор рабовладельческой Южной Каролины В. Гист отправил с секретными агентами одинаковые письма губернаторам нескольких южных штатов. Имея в виду перспективу победы республиканцев на выборах, он писал что если какой-либо из штатов отделится от Союза, то Южная Каролина последует его примеру. Если же никакой из штатов не возьмет на себя инициативу, Южная Каролина отделится, как я думаю, одна в случае наличия определенных гарантии, что вскоре за ней последует некий штат или штаты»3. Довольно быстро пришли ответы, в которых губернаторы южных штатов в той или иной форме высказались за сецессию (так принято именовать выход этих штатов из состава США. Губернатор Алабамы А. Мур писал Гнету: «Алабама не отделится одна, но если два или более штатов объединятся с ней она отделится вместе с ними»4. Еще более решительную позицию занимал губернатор Джорджии Д. Браун, писавший, что его штат, возможно, выступит первым, «если это окажется необходимым для его безопасности»5. Так, еще до победы республиканцев на выборах, власти южных штатов спланировали провокационный раскол Союза.

6 ноября 1860 г. А. Линкольн голосами 1 866 452 американских граждан был избран президентом США и, согласно конституции страны, должен был занять свой пост спустя четыре месяца (позднее этот интервал был сокращен до двух с половиной месяцев). Для рабовладельцев победа Линкольна стала своеобразным сигналом к началу действий. Уже 20 декабря из состава США вышла Южная Каролина, за которой последовали Миссисипи (9 января 1861 г.), Флорида (10 января), Алабама (11 января), Джорджия (19 января), Луизиана (26 января), Техас (1 февраля), а позднее — Теннесси, Арканзас, Виргиния и Северная Каролина. 4 февраля 1861 г. представители отделившихся к тому времени от Союза штатов на конвенте в г. Монтгомери (штат Алабама) заявили о своем объединении в рабовладельческую Конфедерацию, президентом которой стал крупный плантатор Джефферсон Дэвис. Война надвигалась неотвратимо, и события, ставшие ее началом, уже разворачивались близ Чарлстона — столицы Южной Каролины.

Еще 21 ноября 1860 г. в город прибыл новый командующий федеральными войсками в этом районе 55-летний майор Роберт Андерсон. Хотя он и был родом из южных штатов, рабовладельцы, надеявшиеся найти в нем единомышленника, просчитались. Уже 23 ноября Андерсон доносил в Вашингтон, что гарнизон форта Моултри (на северной стороне прилегающей к Чарлстону бухты), где он остановился, ничтожен но численности и в случае нападения южан будет совершенно беззащитным. Андерсон предлагал немедленно начать фортификационные работы, усилить гарнизон форта и установить на его стенах мощные орудия, что, по его подсчетам, можно было бы сделать в течение двух недель. Аналогичные работы он предлагал провести и в соседних фортах — Самтер и Кэстл Пинкни, расположенных на островах. Если без промедления сделать все это, подчеркивал Андерсон, то Южная Каролина не осмелится атаковать федеральные форты.

Однако еще остававшийся в Белом доме президент Дж. Бьюкенен, симпатизировавший рабовладельцам, вовсе не спешил принять меры, к которым призывал Андерсон. В начале декабря 1860 г. чиновник военного министерства полковник С. Купер сообщил Андерсону, то, по мнению министерства, названные форты не будут атакованы; усиление же их гарнизонов, напротив, может привести к нежелательным осложнениям. Андерсон тем не менее настаивал на своем, и вскоре к нему прибыл помощник Купера майор Буэлл с устным посланием, предлагавшим Андерсону «избегать любой акции, которая повела бы к ненужному провоцированию агрессии»6. Характерно, что именно в эти дни в Чарлстоне собрался конвент Южной Каролины, единогласно, 169 голосами, принявший 20 декабря декрет, где, в частности, заявлялось, что «существующий ныне союз между Южной Каролиной и другими штатами под названием «Соединенные Штаты Америки» настоящим расторгается»7. Одновременно рабовладельцы прекратили поставку продовольствия федеральным гарнизонам в бухте Чарлстона, фактически установив их блокаду.

Именно после этого Андерсон, не дожидаясь новых инструкций из Вашингтона, решил переместить свой гарнизон из форта Моултри в Самтер, стратегически расположенный более выгодно: форт находился посередине бухты при выходе из нее. 25 декабря в Чарлстоне отмечался праздник Рождества, и именно в этот день Андерсон собирался осуществить задуманное. Однако погода была дождливой и ветреной, поэтому операцию пришлось отложить.

26 декабря по приказу Андерсона семьи офицеров были отправлены в относительно безопасный форт Джонсон, на южном берегу бухты. С наступлением темноты началась переброска гарнизона в Самтер, прошедшая успешно. Андерсон вначале намеревался оставить часть людей и несколько орудий в Моултри, чтобы в случае нападения на форт Самтер последний имел бы поддержку, но потом понял, что это привело бы лишь к распылению и без того скудных сил. Все, что не удалось вывезти из Моултри, было сожжено.

Время шло, и близился тот день, когда новоизбранный президент А. Линкольн должен был занять свой кабинет в Белой доме. 11 февраля 1861 г. Линкольн выехал в Вашингтон из столицы Иллинойса Спрингфилда, где он жил до этого. Остановившись в тот же вечер на ночлег в Индианаполисе, он впервые высказал свое отношение к происходившим в стране событиям. В частности, по поводу шума, поднятого на Юге после занятия отрядом Андерсона форта Самтер, Линкольн сказал: «Был бы марш какой-либо армии в глубь, например, Южной Каролины против воли ее народа и с враждебностью к нему принуждением или вторжением?.. По-моему, это было бы и вторжением, и принуждением, если население этого штата заставят подчиниться. Но если правительство будет, например, просто настаивать на сохранении своих собственных фортов, на возвращении этих фортов, принадлежащих ему.. будут ли такие действия принуждением?».8   В этой речи, произнесенной с гостиничного балкона перед собравшимися жителями Индианаполиса, Линкольн утверждал, что действия Андерсона и других офицеров федеральных войск, занявших стратегически важные пункты, вполне законны.

4 марта Линкольн был приведен к присяге и официально вступил в должность президента США. Впервые выступая в этом качестве в тот же день, Линкольн осудил сецессию, в частности, сказав: «Муж и жена могут развестись и избавиться от взаимного присутствия и контакта друг с другом, но разные части нашей страны не могут сделать этого. Они не могут не остаться лицом к лицу». Впервые на столь высоком официальном уровне было прямо сказано об угрозе гражданской войны в стране. Тем не менее президент призвал Север и Юг к примирению, сказав: «Мы не враги, но друзья. Мы не должны быть врагами»9.

На следующий день, 5 марта, Линкольн получил письмо от военного министра Дж. Холта, сообщавшего, что, по последним донесениям из Чарлстона, форт Самтер следует немедленно усилить или же отказаться от его защиты. 9 марта в ходе первой встречи со своим кабинетом министров Линкольн предложил обсудить положение, в котором оказался гарнизон Самтера. Часть участников встречи советовала эвакуировать форт ввиду невозможности его защиты, другие же, ссылаясь на то, что в форте еще оставалась провизия сроком на 28 ней, предлагали не поднимать вопрос об эвакуации до истечения этого срока. Тогда генералы Скотт и Тоттен заявили, что для снятия с форта установленной южанами осады Северу понадобится 20-тысячная армия. Цифра была явно завышена, но то, что названа она была профессиональными военными, подействовало на членов кабинета гипнотически.

Большинство их (пятеро против двух) высказалось за оставление Самтера.

Заколебался и сам президент. Только в конце марта он решил направить в Самтер небольшую флотилию под командованием Г. Фокса, но не для снятия блокады с форта, а всего лишь для пополнения его складов запасами продовольствия. Линкольн не решился даже отправить в Самтер вооружение и снаряды, опасаясь, что это спровоцирует южан на открытие военных действий. Все еще стремясь к соблюдению формальных приличий, президент 6 апреля направил губернатору Южной Каролины Ф. Пикенсу (он сменил на этом посту В. Гиста 17 декабря 1860 г.) послание с уведомлением о предстоявшей экспедиции и ее чисто мирных целях. Спустя три дня «экспедиция спасения» (под таким названием она вошла в американскую историю) отплыла от нью-йоркских причалов в южном направлении.

Южане, не заинтересованные даже в таком робком улучшении положения осажденного форта, решили действовать немедленно. «Президент» Конфедерации Дэвис назначил командующим всеми войсками Южной Каролины бригадного генерала Пьера Борегара, который уже 11 апреля через парламентеров направил Андерсону письмо с требованием незамедлительно эвакуировать Самтер. (Любопытно, что Андерсон некогда преподавал кадету Борегару курс артиллерии в военной академии в Вест-Пойнте.) Борегар обещал обеспечить в ходе эвакуации «удобства» и даже сохранить офицерам и солдатам гарнизона оружие и личное имущество. Андерсон поблагодарил Борегара за «любезность», но оставить форт отказался. Борегар повторил свое требование, как бы между прочим намекнув при этом, что его орудия могут «разнести на куски» Самтер и его гарнизон. В конце послания Борегар предлагал Андерсону самому назвать срок, к которому форт будет очищен, и обещал в случае уведомления об этом не открывать огня.

Угроза разрушения форта и уничтожения его гарнизона, а также катастрофическая нехватка продовольствия подействовали на Андерсона, тем более что федеральное правительство тогда явно не желало идти на обострение ситуации. Самтер был брошен на произвол судьбы, поэтому Андерсон вручил посланцам Борегара полковнику Дж. Чеснату и капитану С. Ли письмо, в котором сообщал о согласии во избежание ненужного кровопролития эвакуировать форт к полудню 15 апреля (т. е. за трое суток), если власти Чарлстона предоставят ему суда для перевозки людей и имущества. Руководство мятежников, однако, решило, независимо от ответа Андерсона, пойти на вооруженное столкновение. Это ясно из того, что Чеснат и Ли, на месте ознакомившись с содержанием письма Андерсона, после трехчасовой беседы с ним в 3 часа 20 минут ночи с 11 на 12 апреля от имени Борегара сообщили, что через час по форту Самтер будет открыт огонь. Даже если предположить, что такое решение не было продумано заранее, у Борегара еще оставалось время по возвращении парламентеров отменить приказ о нападении на Самтер. Позднее в официальном отчете военному министру Конфедерации Борегар попросту лгал, утверждая, что Андерсон отказался назвать точное время эвакуации его войск из Самтера, и поэтому-де южане были вынуждены открыть огонь по форту.

Обстрел начался, как и предупреждали Чеснат и Ли, в 4 часа 30 минут утра 12 апреля и продолжался в течение 20 минут. Это были первые выстрелы гражданской войны в США, унесшей более 600 тыс. жизней только военнослужащих армий Севера и Юга. Жертвы среди гражданского населения, включая и негров-рабов, никто не подсчитывал, известно только, что и они были немалыми.

Защитники форта вначале не ответили на огонь, и только в 7 часов утра были сделаны выстрелы по батарее мятежников в Куммингс-Пойнт, к югу от Самтера Спустя час орудия обеих сторон заговорили уже в полную мощь. Огонь мятежников, ведшийся с нескольких направлений, а также с военных кораблей, постепенно разрушал плохо укрепленные стены форта; были и прямые попадания в небрежно укрытые орудия. В упомянутом выше отчете Борегар утверждал, что уже к темноте огонь, ведшийся из форта, ослаб, а южане продолжали вести обстрел, встречая «ничтожный ответ». Однако на деле все было не так просто.

Один из защитников форта, сержант Дж. Честер, позднее вспоминал, что состав гарнизона, особенно старослужащие, держался мужественно и дисциплинированно. Честер сокрушался, что у них не было мортир; использовать же легкие орудия Андерсон категорически запретил, приказав вести огонь только из орудий, укрытых в казематах, чтобы не нести лишних потерь. Но, по мнению Честера, такое решение оказалось выгодным лишь для южан, так как огонь из казематов почти не приносил им вреда.

«Экспедиция спасения» тем временем застряла у входа в бухту Чарлстона. Ее командующий Фокс получал от начальства противоречивые указания, возможно, тут не обошлось и без предательства, так как сильнейший корабль в экспедиции, фрегат «Повхэтен», был почему-то отправлен для снятия осады со второстепенного форта Пикенс в заливе Пенсакола. 19 апреля Фокс доносил военному министру США, что, отплыв из Нью- Йорка во главе трех паровых судов, «Болтик», «Янки» и «Анкл Бэн», он к трем часам ночи с 11 на 12 апреля уже был у Чарлстона, где вместо обязанных прибыть туда нескольких судов оказалось только одно — «Харриет Лейн». К семи утра подошло судно «Поунп», капитан которого сразу же бросил якорь, чтобы дождаться прибытия «Повхэтена», который, как уже говорилось, так и не появился.

К этому времени со стороны Самтера уже доносилась сильная пальба, и Фоксу стало ясно, что доставить продовольствие не удастся. Помочь защитникам Самтера «экспедиция спасения» уже не могла, ибо ее немногочисленные суда не были вооружены, к тому же и команды их нуждались в доукомплектовании. Так сорвалась (а точнее — была умышленно сорвана сторонниками южан в федеральном правительстве) вполне реальная возможность помочь гарнизону форта.

Молодая дама из Чарлстона, Эмма Холмс, пунктуально ведшая дневник, в 16 час. 30 мин. 12 апреля записала, что вот уже 12 часов со стороны Самтера доносится беспрерывная пальба. А на следующий день она узнала, что форт Самтер горит, и бросилась к берегу бухты, откуда пожар был виден невооруженным глазом. Эмма Холмс пишет, что горели все казармы Самтера, а совсем рядом стояла так и не осмелившаяся вступить в бой «экспедиция спасения» из 4—5 судов, причем «их мачты легко можно было сосчитать. Они не сделали даже ничтожной попытки прийти на помощь Андерсону»10. Собравшиеся на набережной чарлстонцы наблюдали за происходившим в театральные бинокли, а мисс Холмс захватила из дома телескоп.

Силы защитников форта к тому времени были на исходе. Находившийся в Самтере военный врач Кроуфорд вспоминал, что все деревянные постройки форта были в огне; офицеры и солдаты, вооружившись топорами, растаскивали горящие бревна, чтобы спасти хоть что-нибудь. Пороховой погреб с 300 бочонками пороха мог вот-вот взорваться, поэтому все, кто был относительно свободен, оттаскивали порох подальше от огня. Но пламя подступало уже со всех сторон, и Андерсон приказал во избежание страшного взрыва сбросить бочонки в море.

Люди в форте задыхались от дыма, к тому же сильный южный ветер гнал этот дым прямо в казематы, защитники которых закрывали лица мокрой одеждой и бросались к амбразурам, чтобы хоть немного подышать чистым воздухом. Огонь продолжал распространяться, и в форте то и дело взрывались снаряды, принося новые разрушения. В большой замок на складе боеприпасов попал снаряд, погнув его так, что открыть двери стало невозможным. По сути дела все здания в форте горели и рушились. Защищать было уже нечего и нечем. Между тем на редкость удачное в стратегическом отношении расположение форта позволяло надеяться на иной исход. Корреспондент лондонской газеты «Таймс», вскоре побывавший в Самтере, писал, что если бы гарнизон форта был обеспечен всем необходимый, Андерсон, без сомнения, «выбил бы войска (противника.— С. В.) с острова Моррис, выжег бы дотла форт Моултри и заставил бы орудия противника замолчать»11.

13 апреля около двух часов дня Борегар прислал на лодке парламентеров с повторным требованием о сдаче форта. На этот раз Андерсон вынужден был согласиться. 18 апреля он сообщал Bоенному министру (эти строки стали в США хрестоматийными): «Защищал форт Самтер в течение 34 часов, пока казармы не были полностью сожжены, главные ворота разрушены огнем, стены тыльной стороны форта серьезно повреждены, пороховой погреб окружен огнём, а его дверь заблокирована в результате прямого попадания снаряда, при этом осталось лишь четыре бочонка и три заряда пороха, не сохранилось никакого продовольствия, кроме свинины. Я принял условия эвакуации»12.

Жестокая кровопролитная война только начиналась, впереди были разрушенные города и опустошенные селения, канавы, заваленные трупами, превращенные в груду обломков заводы, шахты, железнодорожные пути… Военачальники Севера и Юга еще могли себе позволить несколько театральное джентльменство, и поэтому Борегар разрешил 83 защитникам Самтера беспрепятственно оставить форт и даже забрать с собой вооружение и личное имущество.

В полдень 14 апреля гарнизон форта во главе с Андерсоном под барабанный бой выступил за пределы крепостной стены. По приказу Андерсона был дан орудийный салют национальному флагу США. Как раз во время салюта разорвалось одно из орудий, при этом погиб артиллерист Даниэль Хоф, ставший первой жертвой гражданской войны (огонь из Самтера не принес особого ущерба укреплениям мятежников, а пальба последних разрушила лишь стены форта и деревянные постройки, не тронув людей, укрытых в прочных казематах). По взаимной договоренности гарнизон форта погрузился на пароход южан «Изабель», который приблизился к «экспедиции спасения» и передал на борт одного из ее судов героев Самтера.

В Чарлстоне торжественно звонили колокола, по всему Югу праздновали первую победу. Рабовладельцы и не думали тогда, что эти плавные звуки через четыре года обернутся для них погребальным звоном. Авраам Линкольн, на следующий день после сдачи Самтера, 15 апреля, подписавший прокламацию об объявлении южных штатов в состоянии мятежа и о призыве в федеральную армию 75 тыс. добровольцев, не знал, что спустя ровно четыре года, в самом начале своего второго президентского срока, он умрет от пули, выпущенной ему в затылок фанатиком с Юга. Все еще было впереди.

Примечания

  • См. Иванов Р. Ф. Гражданская война в США (1861-1865). М., 1960; его же. Авраам Линкольн и гражданская война в США. М., 1964; К столетию гражданской войны в США. Под ред. А . В. Ефимова, Л. И. Зубока. М., 1961; Куропятник Г. П. Вторая американская революция. М., 1961; История США, т. 1. Под ред. Г. Н. Севостьянова и др. М., 1983. с. 393—509, и др.
  • Prologue to Sumter. The Beginnings of the Civil War From the John Brown Raid to the Surrender of Fort Sumter. Ed. by P. Van Doren Stern. New York, 1961, p. 81.
  • Tragic Years. 1860—1865. A Documentary History of the American Civil War, v. 1. Ed. by P. Angle, E Miers. New York, 1960, p. 5.
  • Ibid., p. 6.
  • Ibidem.
  • Ibid. p. 13.
  • Prologue to Sumter, p. 177.
  • Ibid., р. 13.
  • Tragic Years, v. 1, p. 46—47.
  • Ibid., р. 57.
  • The Times, 14.V.1861.
  • Tragic Years, v. 1, p. 59.