Закулисное соглашение между республиканцами и южными демократами

в связи с президентскими выборами 1876 года в США

Заключенное в связи с президентскими выборами 1876 года в США соглашение между лидерами республиканской партии и руководителями южных демократов представляет интерес не только потому, что этим довольно незначительным, на первый взгляд, событием заканчивается период реконструкции Юга в США, но и потому, что история этого соглашения убедительно показывает на конкретном примере, чем и кем в действительности определяется исход президентских выборов в США и к чему сводится на деле участие американского народа в выборах президента США.

Заключенное в связи с президентскими выборами 1876 года в США закулисное соглашение между лидерами республиканской партии и руководителями южных демократов представляет интерес для советских историков не только потому, что этим довольно незначительным, на первый взгляд, событием заканчивается период реконструкции Юга в США, но и потому, что история этого соглашения, типичного для политической жизни США, убедительно показывает на конкретном примере, чем и кем в действительности определяется исход президентских (да и не только президентских) выборов в США и к чему сводится на деле участие американского народа в выборах президента США.

Выборы президента США проходили в 1876 году в условиях нового подъема революционного движения рабочих и фермеров, наступившего в связи с начавшимся в 1873 году тяжелым экономическим кризисом, причем наибольшего размаха это движение достигло как раз в 1875—1877 гг. В это время среди рабочих наиболее энергично выступали текстильщики, горняки и железнодорожники, зарплата которых особенно понизилась в результате начавшегося во время кризиса решительного наступления предпринимателей на рабочих. Например, известная забастовка текстильщиков в Фолк-Риверс в Массачусетсе продолжалась с некоторыми перерывами почти весь 1875 год. Еще более упорной была «долгая стачка» углекопов, начавшаяся ранней весной 1875 года и серьезно перепугавшая буржуазию не только в Пенсильвании, где она проходила, но и во всей Новой Англии. Большое значение имела и начавшаяся в апреле 1876 года стачка железнодорожников Новой Англии, требовавших от железнодорожных компаний признания профсоюзных организаций железнодорожников. Хотя все эти забастовки и закончились поражением рабочих, американская буржуазия не успокаивалась, ожидая новых, еще более решительных выступлений рабочего класса.

Тревога буржуазии усиливалась также и потому, что в это же время фермерство стало резко проявлять свое недовольство существующим положением. «Общество патронов сельского хозяйства» (члены которого были известны под именем гренжеров — от слова «гренж» — «ферма»), представлявшее интересы широких кругов фермерства, сбывавшего свои продукты на городском рынке и выступавшего поэтому против банков и крупных железнодорожных компаний с их высокими тарифами перевозок, в 1874 году насчитывало уже свыше 12.000 местных организаций, охватывавших около миллиона человек. В 1875 году гренжеры даже образовали свою самостоятельную политическую партию, к которой примкнули многие рабочие, недовольные политикой республиканцев и демократов. В том же 1875 году начался новый подъем движения гринбекеров, охватывавшего, главным образом, мелких и средних фермеров и выступавшего под лозунгом сохранения обесценившихся во время войны бумажных денег — «гринбеков». Это движение, вследствие своего ярко выраженного демократического характера, вызвало особенное беспокойство среди буржуазии после того, как 17 мая 1876 года в городе Индианаполис собралась национальная конвенция гринбекеров. Конвенция выработала избирательную платформу и выдвинула самостоятельных кандидатов на посты президента и вице-президента США. Однако, ввиду отсутствия руководства этими фермерскими движениями со стороны пролетариата, ни гренжеры, ни гринбекеры никаких серьезных результатов не добились, хотя и вызвали немалый страх у буржуазии и тем ускорили ее окончательное сближение с плантаторами Юга.

К этому времени демократическая партия, особенно на Севере и на Западе, уже в достаточной степени находилась под контролем крупнейших магнатов капитала и достаточно обуржуазилась. Буржуазии совершенно не приходилось опасаться последствий прихода демократической партии к власти, хотя еще совсем недавно эта партия была основной политической опорой рабовладельческой олигархии Юга. Даже в южных штатах, где совершился переход к системе эксплуатации негров путем полурабской издольной аренды, возвращение к рабству стало невозможным и местные организации демократической партии, представлявшие интересы крупных плантаторов, уже не выступали против развития южных штатов по пути капитализма. Поэтому буржуазия начала смотреть на демократическую партию как на свою вторую опорную партию, и в стране вновь начала действовать известная «система двух партий».

Используя широкое недовольство народных масс, вызванное экономическим кризисом, и играя на падении авторитета республиканской партии в народе, чему в немалой степени способствовало демагогическое разоблачение демократами коррупции верхушки республиканской партии и личного окружения президента Гранта, демократическая партия имела, как будто бы, все шансы на победу на президентских выборах 1876 года. Однако лидеры старой партии американской крупной буржуазии — республиканской партии не желали уходить от власти.

В такой сложной обстановке наиболее дальновидные из этих лидеров, понимая, что буржуазия, напуганная подъемом рабочего и фермерского движения и не менее самих плантаторов боявшаяся негритянских восстаний на Юге, готова пойти на соглашение с плантаторами Юга и даже заключить с ними тесный союз для борьбы против народных масс, стали зондировать почву для переговоров с лидерами организаций демократической партии в южных штатах. В то же время лидеры южных демократов, отражая настроения крупнейших плантаторов Юга, со своей стороны не прочь были пойти на переговоры с лидерами республиканцев, так как плантаторская олигархия Юга без тесного союза с буржуазией Севера не могла быть уверена в прочности своего господства над вновь порабощенными неграми. К тому же борьба освобожденных негров за землю, часто выливавшаяся в вооруженные восстания, вспыхивавшие по всему Югу вплоть до самого 1874 года, могла возобновиться с новой силой в случае серьезного обострения классовой борьбы на Севере и на Западе. Поэтому плантаторы были кровно заинтересованы в удушении рабочего и фермерского движения в северных и западных штатах.

Стремление республиканских лидеров заключить полюбовное соглашение с южными демократами усиливалось по мере того, как слабели позиции республиканской партии в ходе выборов 1876 года.

Национальная конвенция республиканской партии собралась 14 июня 1876 года в городе Цинциннати. В принятой на этой конвенции избирательной платформе говорилось о необходимости прекращения беспорядков на Юге и необходимости защиты прав всех граждан без исключения. Это заявление, конечно, не следовало рассматривать серьезно, как действительное намерение республиканской партии, на деле республиканцы собирались лишь привлечь к себе голоса негритянских избирателей. В этой платформе также говорилось о необходимости коренной реформы системы гражданской администрации в США, о важности защиты высоких заградительных тарифов. Кандидатом в президенты от республиканской партии был выдвинут [Р.] Хейс1, кандидатом в вице-президенты — [У.] Уиллер.

По своим политическим взглядам губернатор штата Огайо Хейс, человек довольно состоятельный, принадлежал к числу умеренных или консервативных республиканцев. Его готовность пойти для победы республиканской партии и для своей личной победы на выборах 1876 года на прямое соглашение с плантаторами Юга нашла свое открытое выражение уже в письме, в котором Хейс выразил согласие выставить свою кандидатуру на пост президента США. В этом письме он прямо указывал, что его целью будет «стереть навсегда различия между Севером и Югом в нашей общей стране».

Несколько позднее, 27 июня 1876 года, в городе Сент-Луис собралась национальная конвенция демократической партии. Выработанная здесь избирательная платформа тоже содержала в себе требование административных реформ, но в платформе демократов, как и в платформе республиканцев, не было конкретных указаний на способы осуществления этих реформ. Платформа демократов далее заверяла, что в случае победы демократической партии на выборах последняя оставит в неприкосновенности все принятые за последние годы поправки к конституции США и, в то же время, осуждала чрезмерно высокие заградительные тарифы, умножавшие прибыли фабрикантов Севера. Последнее заявление носило явно демагогический характер. Осуждение высоких тарифов должно было обеспечить демократам голоса фермеров, в особенности фермеров Запада, приветствовавших всякое мероприятие, направленное против высоких ввозных тарифов.

Кандидатом в президенты от демократической партии был выдвинут губернатор штата Нью-Йорк, известный банкир [С.] Тилден, кандидатом в вице-президенты — губернатор штата Индиана [Т.] Хендрикс. Подчеркивая новый буржуазный характер, приобретенный демократической партией, и стремясь не отпугнуть от себя избирателей на Севере и на Западе, Тилден в специальном письме, опубликованном в печати, торжественно обещал в случае своего избрания президентом США добиваться проведения в жизнь всех поправок к конституции США и. противиться чрезмерным притязаниям плантаторской олигархии Юга.

Демагогические заявления сторонников Тилдена и его самого об осуждении высоких таможенных тарифов и о борьбе за проведение в жизнь последних поправок к конституции США оттолкнули от Тилдена некоторых представителей. промышленной буржуазии и, одновременно, некоторых южных демократов, для которых строгое проведение в жизнь этих поправок означало бы восстановление гражданских прав освобожденных негров.

Вскоре после начала выборов стало известно, что за кандидата от демократической партии Тилдена голосовало уже 184 выборщика, а так как для победы ему, по условиям данных выборов, достаточно было набрать 185 голосов выборщиков, то победа Тилдена представлялась совершенно неизбежной, тем более, что его противник, кандидат от республиканской партии Хейс набрал к этому времени всего лишь 166 голосов выборщиков. Исход выборов должен был решиться голосованием выборщиков от Южной Каролины, Луизианы и Флориды, которые имели в своем распоряжении 19 голосов и могли, при единодушном голосовании за республиканского кандидата, даже обеспечить победу Хейсу, которому как раз недоставало 19 голосов выборщиков для победы. Между тем определить, за кого были поданы голоса выборщиков в этих штатах, оказалось нелегко, так как и республиканцы, и демократы, опираясь на имевшиеся там параллельные соперничающие правительства штатов, представили параллельные списки якобы законно избранных выборщиков с совершенно противоположными результатами голосования.

Политическое положение в стране в связи с. этим настолько обострилось, что многие современники опасались возобновления открытой гражданской войны в стране2. По приказанию президента Гранта к Вашингтону стали стягиваться федеральные войска. Однако на деле предпосылок для возобновления гражданской войны между Севером и Югом, или, иначе говоря, для новой революции, в это время уже не было, так как вопрос о развитии Юга по капиталистическому пути был уже бесповоротно решен и противоречия между буржуазным Севером и плантаторским Югом давно потеряли ту остроту, при которой между северными и южными штатами мог вспыхнуть вооруженный конфликт. К тому же обе стороны понимали, что вооруженная борьба между ними не могла бы проходить беи участия самых широких народных масс, что для буржуазии и плантаторов было теперь совершенно неприемлемо.

Поэтому сразу же за спиной рядовых членов республиканской и демократической партий и в тайне от широкой общественности наметилось соглашение между лидерами республиканцев и южных демократов. Южные демократы согласились помочь мошенническому избранию Хейса на пост президента США и даже избранию крупного республиканского политического деятеля [Дж.] Гарфилда на пост спикера палаты представителей конгресса, где у демократов после выборов 1876 года сохранилось большинство в 8 голосов, — в обмен на содействие всей республиканской партии в деле окончательного закабаления негров на Юге, а также в обмен па допущение хотя бы одного из лидеров южных демократов в кабинет Хейса. Это соглашение должно было осуществляться в глубокой тайне и постепенно, чтобы не вызвать возмущения рядовых членов обеих партий. Успех этого тайного соглашения обеспечивался тем, что оно отражало общее стремление буржуазии и плантаторов к взаимному соглашению, направленному против рабочих, фермеров и освобожденных негров.

Буржуазные политические деятели и историки всячески стремились и стремятся скрыть эту действительную причину, обеспечившую успех закулисной сделке между лидерами республиканцев и южных демократов. Им помогает глубокая тайна, которой была окружена эта позорная сделка, направленная против рабочих и фермеров Севера и Запада и окончательно предававшая освобожденных негров в руки бывших рабовладельцев. Сделка эта заключалась с таким невероятным цинизмом, что ее необходимо было любой ценой скрывать от народа. Известный политический деятель того времени республиканец [Г.] Уоттерсон в своих воспоминаниях рассказывает, что на интимном обеде у президента США Кливленда в период его первого президентства разговорились два республиканца и два демократа, игравшие, по словам Уоттерсона, виднейшую роль в заключении закулисной сделки 1876 года, но не названные им по имени. Когда они стали разбалтывать свои секреты, президент Кливленд в ужасе воскликнул: «Что бы подумал народ этой страны, если бы крыша была бы поднята с этого дома и он мог бы услыхать этих людей!» В ответ один из этих политиканов сказал: «Если кто-нибудь повторит то, что я сказал, я опровергну его, как лжеца»3. Другие буржуазные историки, менее откровенные, но зато более ловкие, чем Уотерсон, прямо утверждавший, что полная правда о позорной сделке 1876 года никогда не будет известна, стараются уверить своих читателей, будто бы они открывают всю тайну этого соглашения, в то время как на деле всячески скрывают действительные причины, обеспечившие успех сделки 1876 года.

Из таких работ буржуазных историков следует особо отметить книгу [К. В.] Вудуорда, специально посвященную истории этого закулисного соглашения4. Вудуорд выдвигает весьма смелую и радикальную, на первый взгляд, точку зрения, будто Хейсу удалось стать президентом США потому, что стоявшие за ним лидеры республиканской партии договорились с руководителями всемогущей будто бы на Юге железнодорожной компании, обещав им помощь со стороны государства в случае избрания Хейса. Руководители же южных демократов вмешались будто бы в самом конце, когда от них фактически уже ничего не зависело, и выторговали для себя несколько незначительных уступок. При этом Вудуорд уверяет, что ему, в отличие от других исследователей, удается объяснить, почему южные демократы пошли с республиканцами, а не с северными демократами — потому, будто бы, что северные демократы выступали против оказания правительственной экономической помощи восстановлению хозяйства южных штатов, а республиканцы против этого не возражали. Почему северные демократы так поступали, Вудуорд не объясняет.

Благодаря такому объяснению истории «с экономической точки зрения» за обличениями второстепенных махинаций и разъяснением второстепенных событий скрывается главная суть исследуемого вопроса и обходится такая далеко не второстепенная подробность, что правительству республиканцев во главе с Хейсом гораздо легче, чем правительству демократов можно было осуществить все требования южных демократов, не рискуя вызвать народные волнения, чего вполне можно было бы ожидать, если бы такую фактически предательскую политику стало бы проводить правительство партии, совсем еще недавно являвшейся представительницей интересов рабовладельческой олигархии Юга.

Договоренность между представителями республиканцев и южных демократов, насколько можно судить по известным нам материалам, была достигнута следующим образом. В конце ноября 1876 года Хейс попытался договориться лично с одним из виднейших лидеров южных демократов [Л.] Ламаром, но тот отклонил предложение о личном свидании, предпочитая действовать через посредников. 1 декабря полковник У. Робертс, редактор выходившей в Новом Орлеане газеты демократов «Таймс», посетил Хейса. Во время беседы с Робертсом Хейс признал необходимость передачи власти во всех южных штатах в руки демократической партии, а Робертс высказал ‘мысль, что такая политика обеспечит Хейсу поддержку со стороны южных демократов. «Вы будете президентом,— сказал Робертс Хейсу, — мы не устроим беспорядков. Мы хотим мира»5. Однако во время этих предварительных переговоров никакого определенного соглашения заключено не было.

Такие же переговоры с представителями южных демократов вели в это время и другие видные лидеры республиканской партии — [У.] Деннисон, Гарфилд, [Дж.] Келли и др. Например, Гарфилд в своем письме Хейсу от 12 декабря 1876 года сообщил о своих попытках договориться с представителями южных демократов, наиболее дальновидные из которых были готовы согласиться на признание Хейса президентом США в обмен на предоставление им полной свободы рук на Юге. Хейс выразил Гарфилду свое полное согласие на дальнейшие переговоры с лидерами южных демократов. После этого начались настоящие переговоры, которые велись однако не прямо между главными заинтересованными лицами, а между их второстепенными представителями в лице сотрудников информационного агентства «Уэстерн Ассошиэйтед Пресс», обслуживавшего как республиканские, так и демократические газеты в южных и западных штатах. 14 декабря 1876 года участвовавший в этих переговорах Уильям Смит, близкий друг Хейса и его политический советник, доложил Хейсу, что в результате этих переговоров составлен план совместных действий с представителями южных демократов в конгрессе. И действительно, уже 18 декабря южный демократ, сенатор от Теннеси Дэвид Кэй выступил в сенате с призывами к «умиротворению» и к отказу от «насильственных действий»6.

После этого, благодаря содействию южных демократов для разрешения вопроса о том, кто же является законно избранным президентом США, была создана специальная согласительная комиссия из 7 сенаторов и 7 членов палаты представителей. Эта комиссия, состоявшая из равного числа демократов и республиканцев, выработала соглашение, оказавшееся благоприятным для Хейса, что объяснялось результатами соглашения с южными демократами. 18 января 1877 года комиссия представила проект этого соглашения на утверждение конгресса.

Согласительная комиссия предложила избрать специальную электоральную комиссию для окончательного решения всех спорных вопросов, связанных с определением законности избрания выборщиков от отдельных штатов. Электоральная комиссия должна была состоять из 15 членов — 5 от палаты представителей конгресса, 5 от сената и 5 от Верховного суда США. При этом каждая палата конгресса выбирала по 2 члена этой комиссии от Верховного суда США, а сами они должны были уже избрать пятого члена комиссии от Верховного суда. Решения электоральной комиссии могли быть отменены только в результате единого решения обеих палат конгресса, а так как в сенате большинство имели республиканцы, а в палате представителей — демократы, и принятие единого решения было поэтому для конгресса невозможным, решения электоральной комиссии должны были явиться на деле окончательными.

Уже то, что решение комиссии должно было выноситься в каждом отдельном случае без проверки подачи голосов за выборщиков па местах, было выгодным республиканцам, гак как они нуждались для победы в 19 голосах выборщиков, а не в одном, как демократы, и поэтому больше рисковали при проверке результатов голосования на местах. Но и независимо от этого победа республиканского кандидата в президенты была надежно обеспечена соглашением с южными демократами, благодаря чему в электоральную комиссию при 7 демократах и 7 республиканцах пятнадцатым ее членом обязательно- должен был быть проведен республиканец.

Южным демократам была при этом обещана полная поддержка республиканцев при проведении через конгресс закона о предоставлении особых льгот для строительства Техасско-Тихоокеанской железной дороги. Колоссальные субсидии, которые должна была получить эта железная дорога, обогатили бы многих из лидеров южных демократов. Но, вопреки утверждениям Вудуорда, это было не главным, а второстепенным условием в соглашении, заключенном между республиканцами и южными демократами. Все же несомненно, что внесенный 24 января 1877 года в конгресс одновременно с законопроектом об образовании электоральной комиссии законопроект о субсидиях этой железной дороге способствовал сплочению сил республиканцев и южных демократов в конгрессе США, о чем прямо заявили лидеры южных демократов7. 24 января законопроект об образовании электоральной комиссии был одобрен сенатом, а 25 января — палатой представителей, 29 января он был утвержден президентом Грантом и стал законом. В сенате и палате представителей этот закон был проведен благодаря усилиям южных демократов, так как многие рядовые члены конгресса от республиканской партии, ничего не зная о закулисном соглашении с южными демократами, возражали против этого законопроекта, считая его невыгодным для республиканцев.

Американские буржуазные историки, следуя традиции, уверяют, что законопроект об образовании электоральной комиссии был действительно невыгоден для интересов республиканской партии, так как лишь счастливая будто бы случайность привела в эту комиссию в качестве пятнадцатого ее члена вместо человека, сочувствовавшего демократам, другого, ярого республиканца, что и решило дело в пользу республиканского кандидата в президенты США. При этом историки ссылаются на то, что между республиканцами и демократами существовала заранее официальная договоренность о том, кто будет пятнадцатым членом электоральной комиссии, в которую уже входило 7 республиканцев и 7 демократов. Этим пятнадцатым членом комиссии заранее решено было избрать члена Верховного суда США [Д.] Дэвиса, якобы сочувствовавшего демократам. Между тем это было лишь ловким демагогическим приемом, позволившим заговорщикам скрыть свои настоящие планы от широкой публики. Этими планами предусматривалось, что Дэвис сейчас же после своего назначения выйдет из состава электоральной комиссии. Согласившись на это, южные демократы добились в связи с разразившимся вслед за этим скандалом обещания на введение в кабинет Хейса представителя южных демократов на пост генерального почтмейстера.

В результате этой закулисной договоренности в тот самый день 25 января, когда официально было объявлено о решении назначить пятнадцатым членом электоральной комиссии судью Дэвиса, стало известно, что совместными усилиями демократов и республиканцев в законодательном собрании штата Иллинойс. Дэвис был избран сенатором США от штата Иллинойс. Дэвис сейчас же отказался от своего поста в Верховном суде США. Таким образом, в глазах рядовых членов конгресса от республиканской и демократической партий, как и в глазах всего американского народа, все это было чистой случайностью, лишившей демократов верной победы, а на деле было результатом тайного сговора, имевшего своей целью осуществить соглашение между республиканцами и южными демократами, не вызывая при этом возмущения в широких кругах американского народа.

Судья, назначенный президентом Грантом на место Дэвиса в Верховный суд США, республиканец [Дж.] Брэдли, был сейчас же избран на место Дэвиса и в электоральную комиссию. Все это также не было случайным, так как судья Брэдли был издавна связан, как юрист, с Техасско-Тихоокеанской железнодорожной компанией и уже неоднократно оказывал ей большие услуги. Избрание Брэдли в электоральную комиссию внешне выглядело довольно естественно, так как и другие члены Верховного суда, не вошедшие пока в состав комиссии, были тоже республиканцами.

Сделав так много для осуществления своего соглашения с лидерами республиканской партии, южные демократы решили теперь, когда электоральная комиссия приступила к проверке законности избрания выборщиков, добиться от республиканского руководства новых уступок и, главное, более надежных гарантий выполнения республиканцами своих обязательств. Поэтому весь февраль продолжались переговоры между руководителями республиканцев и южных демократов. В ходе этих переговоров окончательно выяснилось, что вопрос о дотациях для Техасско-Тихоокеанской железной дороги является вопросом второстепенным или даже третьестепенным, так как окончательно определившаяся 17 февраля полная безнадежность попыток провести законопроект об этой дороге в данную сессию конгресса нисколько не помешала завершению переговоров между республиканцами и южными демократами. Эти переговоры закончились 26 февраля, как раз перед обсуждением в электоральной комиссии спорных результатов избрания выборщиков от Луизианы, Южной Каролины и Флориды, и были письменно оформлены на следующий день — 27 февраля 1877 года.

Заключенное соглашение сводилось к тому, что представители южных демократов гарантировали со своей стороны окончание подсчета голосов выборщиков в пользу Хейса без сопротивления со стороны палаты представителей конгресса, где демократы имели большинство мест, а также гарантировали отсутствие беспорядков на Юге после провозглашения Хейса президентом США. При этом было также подтверждено и обещание провести Гарфилда в спикеры палаты представителей. Лидеры республиканцев со своей стороны гарантировали демократам полную свободу действия на Юге, откуда после избрания Хейса должны были быть выведены все федеральные войска, предназначенные для оказания поддержки республиканским правительствам в южных штатах, и обещали также привлечь южных демократов в состав правительства Хейса.

Эта предательская по отношению к освобожденным неграм и ко всему народу США сделка была, как уже указывалось выше, окончательно оформлена в виде письма, написанного 27 февраля близкими политическими и личными друзьями Хейса — Стэнли Мэтьюзом и Чарльзом Фостером представителям южных демократов—сенатору Джорджу Гордону и члену палаты представителей конгресса Дж. Юнгу Брауну:

«Касательно разговора, который мы имели с Вами вчера, и в котором был подвергнут обсуждению будущий политический курс губернатора Хейса по отношению к некоторым южным штатам, мы хотим сообщить Вам, что мы можем заверить Вас наивозможно сильнейшим образом в нашем величайшем желании. чтобы он принял такой политический курс, который дал бы населению штатов Южной Каролины и Луизианы право решать свои дела по своему собственному усмотрению, сообразуясь лишь с конституцией Соединенных Штатов и с вытекающими из нее законами, и желаем далее сообщить, что, основываясь на личном знакомстве с губернатором Хейсом и па глубоком знании его самого и его взглядов, мы получили самую полную уверенность в том, что таким именно будет политический курс возглавляемого им правительства»8.

Это письменное соглашение содержит лишь самые основные положения, изложенные, к тому же, в весьма осторожной форме, и не содержит остальных условий соглашения, обсуждавшихся па совещании 26 февраля, в котором принимали участие со стороны демократов сенатор [Дж.] Гордон, члены палаты представителей Уоттерсон и [Дж.] Браун и другие конгрессмены-южане, а со стороны республиканцев и лично Хейса — Чарльз Фостер, Стэнли Мэтьюз, Джеймс Гарфилд, вице-губернатор штата Огайо [Уильям] Деннисон и виднейший лидер республиканцев Джон Шерман.

Получив такие убедительные заверения со стороны республиканских лидеров, представители южных демократов в конгрессе обеспечили признание Хейса законно избранным президентом. Это было осуществлено во время объединенного заседания конгресса 1 марта 1877 года, когда представители от южных штатов, находившихся под контролем демократической партии, сорвали попытку северных демократов оттянуть на неопределенное время окончание подсчета голосов выборщиков путем организации систематической обструкции, причем спикер палаты представителей [С.] Рэндалл, сам демократ, решительно пресекал все попытки обструкции9. Благодаря этому Хейс получил голоса всех выборщиков от штатов Южная Каролина, Луизиана и Флорида, а также от штата Орегон, где законность избрания одного выборщика от республиканской партии была подвергнута сомнению местными демократами. Хейс стал после этого президентом США, хотя и получил на выборах 4 036 000 голосов против 4 300 000 голосов, поданных за Тилдена.

Прежде всего Хейс выполнил свое обязательство, касавшееся привлечения южных демократов в состав правительства. После долгих совещаний с лидерами республиканцев и южных демократов, перебрав несколько кандидатов, Хейс назначил Дэвида Кэя, бывшего генерала армии мятежников-конфедератов, генеральным почтмейстером, т. е. министром почты и телеграфа. Этот пост представлял большую важность потому, что давал Кэю возможность распределять назначения на множество мелких административных постов по своему усмотрению, причем Кэю дали возможность влиять на назначения даже вне прямой сферы его деятельности.

После этого президент Хейс выполнил и другие обязательства республиканцев, вытекавшие из закулисной сделки с южными демократами. 10 апреля 1877 года он приказал вывести федеральные войска из столицы Южной Каролины — города Колумбии, после чего республиканское правительство штата во главе с губернатором Чемберленом самораспустилось, и в столицу прибыло опиравшееся на демократов правительство во главе с бывшим генералом армии конфедератов [У.] Хэмптоном, ставшим официально признанным губернатором Южной Каролины. 20 апреля президент Хейс распорядился вывести федеральные войска из столицы штата Луизианы города Новый Орлеан, что привело к падению республиканского правительства штата и к полному торжеству демократов в Луизиане. Еще ранее, по решению Верховного суда штата, вынесенному в январе 1877 года, было признано незаконным правительство республиканцев в штате Флорида. Любопытно отметить, что новый губернатор Флориды демократ Дрю после этого официально объявил, что выборщики Флориды отдали свои голоса за Тилдена, и отослал соответствующие документы в электоральную комиссию, но там на них никто не обратил никакого внимания.

Заключение закулисной сделки между лидерами республиканцев и южных демократов отражало установившееся к концу периода реконструкции Юга новое соотношение классовых сил в США, при котором все эксплуататорские классы в лице буржуазии и плантаторов выступили единым фронтом против трудящегося и эксплуатируемого народа, против рабочих, фермеров и освобожденных негров. Это новое соотношение классовых сил не носило уже больше временного, непрочного характера и явилось исходным моментом для дальнейшего развития политической жизни в США.

Нельзя не отметить, что действительная история заключения закулисной сделки между лидерами республиканцев и южных демократов наглядно показывает, в каких далеких от подлинного демократизма условиях проходят выборы президента США и насколько народ США на деле лишен какого бы то ни было влияния на окончательный исход таких выборов.

Отраженное этой закулисной сделкой успешное соглашение американской буржуазии с плантаторами Юга позволило буржуазии, при полной поддержке со стороны своего нового союзника, потопить в крови революционные выступления американского рабочего класса летом 1877 года. В свою очередь буржуазия США всячески помогала, прежде всего через федеральное правительство, укреплению реакции в южных штатах, которая и до наших дней является падежной опорой диктатуры крупного капитала в США, а также помогала окончательному закабалению только что «освобожденных» негров, скованных на Юге системой полурабской издольной аренды и лишенных там всех гражданских и даже человеческих прав.

Опубликовано: Учёные записки Красноярского педагогического института. - 1955. - Т. 4. - вып. 1. - С. 224-237
OCR 2019 Северная Америка. Век девятнадцатый.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Скачать