«Золотая лихорадка» (1896 — 1902 гг.) на Юконе как социально-экономический феномен

Небольшая статья о «золотой лихорадке" на территории Юкон, последней классической «золотой лихорадке» конца XIX в.

В XIX в. мир захлестнули «золотые лихорадки» почти на всех континентах: в Америке, Австралии и даже в России. Явление «золотая лихорадка» справедливо можно назвать социально- экономическим феноменом, так как, где бы она не проходила история этого края кардинально менялась.

В конце XIX в. «золотая лихорадка» потрясла север Канады, в ходе которой последняя открыла в себе неведомые прежде силы. Несмотря на огромное число жертв, тяжелые условия жизни, криминальную обстановку, приехавшие со всех концов света иммигранты смогли освоить территории, которые до них считались труднодоступными и бесперспективными. Был накоплен огромный опыт в социально-экономической и политической жизни, а сам Клондайк стал символом богатства, как Эльдорадо.

«Лихорадка» на Клондайке была последней классической «золотой лихорадкой» конца XIX в. С началом XX в. мир целиком переходит к промышленной добыче золота, и большее значение уже приобретает нефть.

Несмотря на значимость влияния «золотой лихорадки» на историю Канады, в отечественной научной литературе эта тема не получила отражения. Единственным источником информации по проблеме остаются произведения Джека Лондона, который был непосредственным участником тех событий.

Ключевыми датами «золотой лихорадки» можно считать 1896 г., когда на Юконе было открыто золото, и 1902 г., когда залежи истощились, начался массовый отток золотоискателей, связанный, в том числе и с обнаружением золота на Аляске.

Есть сведения о том, что золото в Канаде добывали еще в 1824 г., однако объемы добычи нам неизвестны. В начале второй половины XIX в., когда наметилось истощение россыпей Калифорнии, золотоискатели предприняли поиски золота в северных районах Америки. Продвигаясь на север, они, в конце концов, добрались и до Канады.

Бурное развитие добычи золота в Канаде началось в 1896-1897 гг. с открытия и разработки россыпных месторождений в районе Клондайка — притока реки Юкон. В верховьях Юкона, в районе его правых притоков Клондайка и Индиана со знаменитыми ручьями Бонанца, Эльдорадо, Хункер, Доминион и другими, и находились богатейшие россыпи.

17 августа 1896 г. лесной бродяга Кармэк со своими приятелями индейцами Скумом Джимом и Тагишем Чарли промышляли рыбной ловлей на Клондайке. И в поисках рыбных мест набрели на речушку, на ее берегах и было золото. Кармэк обнаружил одно из самых богатых месторождений, которое позже будет называться Ручьем золотого дна. Но новости достигли внешнего мира только через 11 месяцев, когда 2 парохода «Портленд» и «Эксельсиор» прибыли в Сиэтл и Сан-Франциско в середине июля 1897 г. с 3 тоннами золота на борту. С них сошли первые 68 удачливых золотоискателя, которые имели золота на 700 тыс. долл., это произвело ошеломляющий эффект.

По миру началась новая «золотая лихорадка» и многие вновь ринулись на поиски неуловимого металла. Надежда разбогатеть заставляет людей забыть о том, что они не имеют ни малейшего представления ни о способах добычи золота, ни о правилах выживания во враждебных человеку условиях.

Уже сам путь к районам приисков, заставляет удивляться выносливости золотоискателей. Существовало несколько маршрутов до мест, где было открыто золото. Самым легким, но и самым дорогостоящим был морской путь из Сан-Франциско, Сиэтла или Виктории и штата Аляска до Голландской гавани и Берингова моря. Другие выбирали американский маршрут от Валдеза, штат Аляска, избегая канадскую таможню.

Два следующих пути были равными по сложности. Один проходил через Британскую Колумбию, другой — от Эдмонтона, оба были одинаково губительны для золотоискателей. Люди, выбирая этот путь, получали обморожения до гангрены, болели цингой, голодали, некоторые не выдерживали и доходили до самоубийства. Смельчакам необходимо было пройти два горных перевала — Белый и Чилкут.

Вспоминает участник этих событий Джек Лондон: «Индейцы- носильщики… взвинтили цены за перенос багажа с 8 центов за фунт до 40, но их не хватало…»1. «Бесконечная цепь тянется на север. Мы прикованы друг к другу, как рабы на галере, мы вереница проклятых. .. Четыре раза в сутки я проделывал один и тот же путь туда и обратно. Половину из него — с полутороцентнерами за плечами»2 Вот, что вспоминает золотоискательница Марта Пудри, прошедшая этот путь благодаря брату: «Я чувствовала, что не делала бóльших усилий, чем на этой последней части восходящего подъема. Камни рвут на части ботинки, кровотечение по ранкам. Я фактически прошла по проходу Чилкут! Я никогда не сделала это бы снова, зная, что меня ждет». Тяжелая была и психологическая обстановка: усталость, нечеловеческие условия ломали людей или наоборот закаляли их. Важным перевалочным пунктом на этой дороге был Уайтхорс, где золотоискатели могли закупить оборудование и отдохнуть.

После подъема золотоискатели спускались к озеру Линдерман. На всю зиму берега озера превращались в беспорядочный хаос примитивных мини-верфей. Весной построенные, тяжело нагруженные баржи, лодки и плоты золотоискатели спускали на воду и пытались добраться к Доусону. Так, 7 тыс. самодельных «судов», вышедших в конце мая 1898 г. на старт «золотого марафона», «являли собой «скопище непригодных для мореплавания казусов». В основном это были плоты катамаранного типа с одиночным парусом и внушительным рулевым веслом3.

Для золотоискателей смертельную опасность представляли собой пороги. Самыми опасными были Белая Лошадь и Пять Пальцев: «Наша мелкая лодка беспомощно болталась в бурной воде, и три человека ее еле сдерживали, гребя со всей силы, мы сумели дойти до середины реки, и были вовлечены в гремящий поток, который чудом пропустил нас живыми»4.

Зимой начинали двигаться по суше — по горному бездорожью — безнадежно отстающие, не сумевшие вовремя превратиться в моряков-речников. Как полагают, из 100 тыс., цели достигало не более 30- 40 тыс. человек. Разбогатело же, как и во всех подобных случаях, только несколько сот5.

Многие золотоискатели селились в лагерях вдоль рек, входящих в реку Юкон. «Сумасшедшие люди. В притоке каждый реки, входящей в Юкон имелись тысячи разбитых палаток, на каждой стороне каждого потока перед Доусоном. Мы были вынуждены идти 2 мили выше города», — записал золотоискатель Т.Т. Барбоу 26 июля 1898 г.6 Быт этих людей был очень суровым во многом из-за климата.

На Юконе арктический холод и резкие перепады температуры. Зимой в полярную ночь она может колебаться от +4 до -50, а летом не поднимается выше +13. Вспоминается случай, описанный Джеком Лондоном в повести «Смок Белью», когда десятки человек замерзли за одну ночь по дороге в погоне за очередным месторождением.

Земля глубоко скована вечной мерзлотой. Благоприятный для добычи золота сезон продолжатся всего 110-140 дней. В таких условиях добыча золота требовала больших издержек и усилий.

Чтобы находить несущий золото гравий, золотоискатели должны были рыть шахты рядом с существующими ручьями, на бывших руслах, которые были закрыты 10-20 футами ила, грязи и мерзлоты. Делать это приходилось зимой, когда ручьи были заморожены. Чтобы разморозить грязь, золотоискатели использовали огонь и горячие камни. Роя, таким образом, глубокие шахты, они накапливали грязь и гравий на поверхности, и ждали весны. Вот как описывал это в письме золотоискатель Моуд Кас: «Они работают весь день под землей со светом свечи и в паре, в грязи. Они растапливают землю и собирают ее в ковш, который будет поднят на поверхность в коробку водовода. Основание постоянно тает и с грязью не справиться»7. Весной на вытащенную из шахт грязь направлялась вода, или грязь промывалась в ковшах, откуда затем извлекалось золото. Чтобы оценить месторождение, образцы грязи проверялись на наличие золота еще зимой, но это было очень ненадежно. Таким образом, люди могли всю зиму выполнять изнурительную работу, и в итоге ничего не получить. Кроме того, доходность индивидуального золотого прииска была небольшой и быстро исчерпывала себя.

«Золотая лихорадка» имела последствия, которые коренным образом изменили историю освоения всего региона, превратив малонаселенный, сонный Юкон в оживленную провинцию. Рассмотрим, прежде всего, экономические последствия, которые имели решающее значение.

В первую очередь, следует назвать массовый приток поселенцев в районы золотых приисков. До «золотой лихорадки» население Юкона в основном состояло из племен индейцев и белых охотников. Но после известия о нахождении золота в страну хлынули старатели. Только в мае 1898 г. контрольно-пропускной пункт конной полиции в Тагише пересекли 30 тыс. золотоискателей. К 1899 г. в долинах рек Клондайк и Юкон разбили свои лагеря больше 100 тыс. человек8.

Иммигранты, многие из которых имели хорошее образование и были квалифицированными рабочими, везли с собой инструменты и оборудование.

Государство ввело квоту на въезд. Старатель был обязан ввезти не менее 2 тонн груза — это оборудование и продовольствие. Кроме того, золотоискатели везли с собой деньги на первое время, многие из них на большой земле вкладывали капиталы в акционерные общества, обещавшие прибыль от разработки месторождений. Можно привести цифры притока капитала в Сиэтл, пункт, где золотоискатели запасались оборудованием:, инвентарем и продовольствием. Через банки Сиэтла проходили большие денежные суммы, которые постоянно росли: 1896 г. — 28,157,065 долл., 1897 г. — 36,045,228 долл., 1898 г. — 68,414,635 долл., 1899 г. — 103,327,617 долл., 1900 г. — 130,300,000 долл., 1903 г. — 206,400,000 долл.9

Естественно, что золотоискатели не могли предусмотреть всего, и многое из оборудования и инструментов, приходилось покупать на месте: были необходимы теплая одежда из меха и шкур, палатки, лопаты и кирки, много керосина, промывочные лотки, драги, а также продовольствие. На этом стал возвышаться бизнес, обслуживающий золотоискателей. Томас Кеарней открыл пекарню, которая приносила неплохой доход. Сара Гибсон, которая, последовав за своим мужем Джозефом, открыла в Доусоне прачечную. На Юконе процветала спекуляция: золотоискатели покупали запасы и перепродавали их вновь прибывшим по завышенной цене. Из письма Альфреда МакМайкла жене от 9 августа 1898 г.: «Я купил печь за 12 долл, и через 20 минут продал ее за 20 долл., это подобно найденному самородку»10. По свидетельству очевидцев, состояние за период «лихорадки» смогли сколотить исключительно снабженцы, индейские носильщики и обслуживающий персонал. Лишь около 3 тыс. старателей вернулись через пару лет на «материк» с кое-какими накоплениями за пазухой, сохранить же и преумножить капт ал удалось и вовсе единицам.

В городах получил развитие гостиничный бизнес, а также аренда жилья. Часто вместо отдельных комнат сдавались просто спальные места (кровать с соломенным матрасом и номером на спинке), но даже они были очень дороги. Цены на квартиры на главной улице составляли более 150 франков за квадратный метр в месяц.

С притоком населения формируется транспортная инфраструктура. Между портами Канады и другими странами резко увеличивается количество курсирующих пароходов. Пароходные конторы переживали бум. Билет в новое Эльдорадо продавали по 1 тыс. долл. К февралю 1898 г. между Сан-Франциско и Скагуэем регулярно курсировал уже 41 пароход.

В 1900 г. была проложена узкоколейная железная дорога по маршруту Скагуэй-Уайтхорс, которая функционировала до 1982 г. Взялся за ее строительство инженер Майкл Хини. Он сделал ставку на огромный человеческий ресурс: десятки тысяч нищих старателей охотно брались за тяжелую работу, надеясь прокормиться. Железная дорога вырубалась и прокладывалась ими в скалах практически вручную, при помощи динамита и кирки. Неудивительно, что затраты на ее строительство по тем временам были огромны: почти 100 тыс. долл, за милю полотна. Весь проект обошелся британским инвесторам в 10 млн. долл. — настоящая «дорога из золота»11.

С началом «золотой лихорадки» в регионе возникают города. Центром золотодобычи стал Доусон. История этого города поражает той скоростью, с какой он возвысился. В предчувствии «золотой лихорадки» Джозеф Ладю застолбил в августе 1896 г. участок в 160 акров и заложил поселок, который назвал Доусоном — в честь начальника Геологической службы Канады — Джорджа Доусона. Настоящий город, с театром, кабаре, танцзалами, игорными домами, 2 больницами, 3 церквями и тюрьмой, часто называли «Парижем Севера». За ужином из 7 блюд в ресторанах сидели джентльмены во фраках и дамы в вечерних туалетах. Доставка сюда первой коровы обошлась примерно в 1 тыс. долл! Хозяин коровы и владелец одного из салунов, Том Христиансен, собственноручно подоил ее тогда на начищенном паркете танцзала. После известия о найденном золоте население города увеличивалось каждый месяц. Вот воспоминания Хантера Фицхуга: «Они (старатели — Р.Б.) прибывают приблизительно по 20 человек в день, со всеми видами буровых установок, но главным образом с санями собак»12. В апреле 1897 г. население Доусона достигает приблизительно 1,5 тыс. человек, летом оно уже составляет 3,5 тыс. человек. На пике лихорадки население доходило до 25 тыс.

На пути в Доусон возник город Скагуэй — американский порт, расположенный на Аляске, на 59° СШ, где горная речка Тайя впадает в одноименный извилистый фиорд. Это был шумный и веселый порт, встречавший всех любителей легкой наживы.

Что же касается основной отрасли — золотодобычи, то поисковые и разведочные работы на Юконе проводились на протяжении всей, более чем 100-летней истории золотодобычи. В основном прирост запасов осуществлялся за счет близлежащих ручьев и притоков. Обеспеченность достоверными запасами была низкая и составляла 1- 2 года.

Добыча золота в районе Клондайка к 1900 г. составляла 80% всей добычи в Канаде. Но, достигнув 33 тонн в год, добыча сразу же стала падать — сказалось общее правило быстрого истощения россыпей. За все время россыпей было добыто почти 6 тонн золота. Во времена золотой лихорадки добыча была не столь уж и велика — 40-45 тонн в год13. По самым скромным подсчетам, старатели добыли золота на 500 млн. долл.

Первые старатели добывали золото из россыпей в основном по берегам рек. Были установлены правила получения участка. Золотоносные участки были разделены на четыре округа, получившие название от главных рек, протекающих здесь. Это округа Юкон, Клондайк, Индиан-Ривер и Стеварт-Ривер. Не все из приехавших в поисках золота могли получить участки на богатых ручьях Клондайка, поэтому многие работали за заработную плату на других владельцев, или объединялись по долевому участию. Некоторые из золотоискателей накопив достаточно средств, покупали свой участок. Они стоили неимоверно дорого. Если еще в 1896 г. участок стоил 25 франков, то. через 2 года он стоил уже 100 тыс. Обычно участок составлял примерно 76 метров и должен был располагаться в не менее 100 метрах от другого.

Важным следствием «золотой лихорадки» было начало геологоразведочных работ, раскрывших громадный ресурсный потенциал Канады. Еще в 1883 г. в Садбери, провинция Онтарио, был найден никель, а также медь, цинк и свинец, которые можно было добывать промышленным способом. В начале 1890-х гг. были найдены крупные залежи железной руды в южной части Британской Колумбии. После 1900 г. большое месторождение серебра было открыто на севере от озера Ниписсинг в Онтарио. Канаду скоро стали воспринимать как страну, богатую природными ископаемыми и большим потенциалом. Соответственно добывающая промышленность скоро стала основой экономики края, объем продукции, которой составляет примерно 30%.

Кроме того «золотая лихорадка» на Юконе, как и «лихорадка» в Калифорнии, внесла вклад в золотовалютную систему мира. По некоторым оценкам она дала недостающий запас золота в момент экономического кризиса. А также добытое золото способствовало и развитию финансовой системы Канады. Так можно привести пример, что приблизительно в одно время — в США в 1908 г. и в Канаде в 1912 г. — появились золотые монеты новых типов: 10-долларовая с головой индейца и сидящим орлом на обороте в США и 10-долларовая с головой английского короля Георга V и гербом на обороте — в Канаде. Считается, что они отчеканены из золота Юкона и Аляски14.

«Золотая лихорадка» оказала колоссальное влияние на формирование социальной обстановки в регионе. В район приисков прибывало множество людей самых разных национальностей и профессий. В основном это были мужчины до 45 лет в полном расцвете сил. Кроме золотоискателей на прииски приезжали поживиться авантюристы и мошенники. Разнородный социальный и национальный состав старателей вызывал напряженность и конфликты. Рост преступности был неизбежен. Уже когда золотоискатели переходили через Чилкут, их часто грабила хозяйничавшая там банда Кузнеца. В городах процветали проституция, мошенничество, азартные игры и алкоголизм. Так в Скэгуэе власть контролировала мафия. Вот так описал атмосфе- 153 ру этого портового города очевидец: «Я бывал в разных суровых местах на земном шаре, но, думаю, самое чудовищное беззаконное место, какое я видел, — это Скагуэй. Как будто вся накипь со всей земли собралась сюда, чтобы воровать, грабить, убивать. Не было совершенно никакого закона, сила давала право, и только мертвые были в безопасности»15. А это воспоминания старателя из Доусона Уильяма Баллоу, весна 1899 г.: «Шахтеры были удобным источником денег. Они садились за стол, где играли на деньги. Заказывался спиртной напиток, потом еще один, и уже через короткое время жертва оказывалась ни с чем»16.

Правосудие в районе осуществляла Королевская конная полиция. В 1894 г. инспектор Конной полиции Канады Чарльз Константин был отправлен на Юкон для надзора за неожиданным притоком туда рудокопов и торговцев алкоголем. Конная полиция не только обеспечивала исполнение законов, но и взимала пошлины, принимая во внимание благосостояние разведчиков, а также выполняла функции спасателей, когда искала замерших. 250 одетых в мундир конников были призваны остепенять бешеный темперамент старателей. Также для сохранения законности губернатором Юкона Джеймсом Мороу был выпущен декрет о правосудии в округе Доусон, который содержал 17 положений, регулирующих деятельность старателей на приисках и в повседневной жизни. Основным видом наказания были штрафы, а функции мировых судей и исполнения закона были возложены на приисковых комиссаров правительства. Между тем, золотоискатели для наказания обидчиков продолжали пользоваться судом Линча. Так, что несмотря на попытки государства контролировать ситуацию, социальная обстановка в районах «золотой лихорадки» оставалась очень сложной.

Изучив письма и воспоминания старателей, отчеты современников событий, художественные произведения Дж. Лондона и визуальные материалы, можно сделать следующие выводы. Наиболее важными экономическими эффектами «золотой лихорадки» являлись: массовый приток поселенцев и капиталов в районы золотых приисков и освоение труднодоступных территорий, развитие инфраструктуры и транспорта (пароходное сообщение, железные дороги, почтовая служба), рост торговли и бизнеса, связанного с обслуживанием старателей, возникновение городов, а также проведение широкомасштабных геологоразведочных работ, раскрывших громадный потенциал Канады как страны с богатыми природными ресурсами. К числу социальных атрибутов «золотой лихорадки» относятся рост преступности, азартных игр, проституция и алкоголизм, в борьбе с которыми большую роль сыграла Королевская конная полиция.

Примечания

  • 1 Биль М. Джек Лондон и его «золотая жила» // Geo. 2002. № 5. С. 163.
  • 2 Лондон Дж. Соб. соч. в 8 т. Т. 5. Смок Белью. М: Полиграф, 1994. С. 128.
  • 3 Великанов А. На реке Юкон. По следам Джека Лондона // Катера и Яхты. 2008. №1. С. 139.
  • 4 Digital Collection. URL: http://content.lib.washington.edu/cdm4/results.php?CISOOP1=all&CISOBOX1=Whitehorse%20Yukon&CISOFIELD1 =subjea&CISOROOT=/alaskawcanada
  • 5 Максимов M.M. Очерк о золоте. URL: http://www.bibliotekar.ru/zoloto/61.htm
  • 6 Фотинов В. Золотые грезы Доусона // Москвичка. 2003. 15 декабря. С. 13
  • 7 Document 70. Letter from Maud Case. 1903. July 26 // Center for the Study of the Pacific Northwest. University of Washington. URL: http://www.washington.edu/uwired/outreach/cspn/Website/Resources/Curriculum/Klondike/Documents/70.html
  • 8 Сорг П. Холод Эльдорадо // Geo. 2004. № 10. C. 116.
  • 9 Canadian Heroes of the Klondike Gold Rush. URL: http://www.yukonalaska.com/klondike/byprovince.html.
  • 10 Document 91. Letter from Alfred McMichael. Circle City. 1898. August 9 // Center for the Study of the Pacific Northwest. University of Washington. URL: http://www.washington.edu/uwired/outreach/cspn/Website/Resources/Curriculum/Klondike/Documents/91.html.
  • 11 Дорога жизни и золота URL: http://www.knm.ru/news/10752/
  • 12 Document 30. Letter from Hunter Fitzhugh to his mother. Hoosier Creek. 1900. March 2 // Center for the Study of the Pacific Northwest. University of Washington. URL: http://www.washington.edu/uwired/outreach/cspn/Website/Resources/Curriculum/Klondike/Documents/30.html.
  • 13 Канадское золото — добыча золота в Канаде. URL: http://e-zlato.net/archives/42
  • 14 Максимов М.М. Указ. соч.
  • 15 Сорг П. Указ. соч. С. 118.
  • 16 Document 34. Letter from William Ballou. Dawson City. 1899. Spring // Center for the Study of the Pacific Northwest. University of Washington. URL: http://www.washington.edu/uwired/outreach/cspn/Website/Resources/Curriculum/Klondike/Documents/34.html