Чарльз Самнер (1811-1874) – вехи политической биографии

Биографическая статья об американском политике, видном противнике рабства Чарльзе Самнере

В городе Бостоне в знаменитом общественном парке среди других известных деятелей воздвигнута статуя Чарльзу Самнеру в знак признания его заслуг со стороны земляков. В течение 1851-1874 годов, вплоть до своей смерти, он был бессменным представителем своего родного штата в Сенате США. Имя Самнера довольно хорошо известно в современной Америке благодаря тому, что множество общественных школ носят его имя. Одна из таких школ для чернокожих детей была названа в его честь в Вашингтоне и является в настоящее время музеем.1

Историки, изучающие Гражданскую войну в США, в обязательном порядке обращаются к личности и речам Ч. Самнера, поскольку он сыграл важную роль в рядах партии вигов, фрисойлеров, и республиканцев. Наиболее плодотворной его деятельность была в 1850-е гг., в период Гражданской войны и Реконструкции. По словам известного поэта и биографа А. Линкольна Карла Сэндберга, Самнер символизировал все, что было наиболее ненавистно южанам на Севере и от чего они так жаждали отделиться. Среди многочисленных биографий Ч. Самнера, написанных американскими историками, особенно выделяются обстоятельные работы Дэвида Герберта Дональда.2 В отечественной американистике личность и взгляды Ч. Самнера специально не рассматривались.

Чарльз Самнер родился в Бостоне, штат Массачусетс, 6 января 1811 года. Его семья имела давние и прочные корни в Новой Англии. Его предки прибыли с первыми поселенцами в Новый Плимут. Его дед сражался в армии Дж. Вашингтона. Но на его биографии неизгладимым пятном оказался тот факт, что его отец был незаконнорожденным. В провинциальном Бостоне о подобных случаях любили посудачить, и поскольку Эстер Холмс не стала женой майора Джоба Самнера, то слухи о ней распространялись один нелепее другого. Во всяком случае, местные сплетники утверждали, что она была полукровкой, и в ее жилах текла кровь «возможно, и негров и индейцев».3

Сам Чарльз Самнер никогда не любил вспоминать о своем детстве и своих родителях. Но, тем не менее, и его отец Чарльз Пинкни Самнер, узаконенный своим дедом, и его мать, происходившая из почтенной пуританской семьи, создали крепкий и прочный союз и вырастили 9 детей: пять мальчиков и четырех девочек. Семья была небогатой, доход отца семейства составлял вначале всего лишь тысячу долларов в год, так что часто не хватало самого необходимого. Детство Чарльза было нерадостным, поскольку в родном доме царила суровая религиозная обстановка. Слабое физическое здоровье,4 нескладная фигура и непривлекательная внешность, отдаляли его от сверстников, он заделался завзятым книгочеем и предпочитал одиночество.

Но отец гордился своим первенцем и стремился дать ему хорошее образование. Чарльз-младший закончил бостонскую латинскую школу. Именно в это время он впервые услышал выступление знаменитого оратора Дэниэла Уэбстера, которое поразило его красноречием и впервые пробудило интерес к политике. В 1826 году резко к лучшему изменилось положение его семьи, поскольку отец получил должность шерифа графства Суффолк. Возросшие доходы не только позволили приобрести трехэтажный дом на Хэнкок-стрит, но и дали возможность оплатить обучение старшего сына в колледже. А затем его ждала учеба в знаменитом Гарвардском университете. Однако эти годы остались в его памяти абсолютно безрадостными, наполненными зубрежкой и тягостной необходимостью изучать целый ряд бесполезных, по его мнению, предметов. Поэтому он не значился среди выдающихся выпускников Гарварда. Проведя три года в юридической школе Гарварда, он овладел необходимой и выгодной по тем временам профессией. Большую роль в его судьбе сыграло покровительство известного политика Джозефа Стори. В 1834 году он был допущен к юридической практике. В этом же году он совершил свое первое путешествие в Вашингтон, которое оказалось весьма насыщенным. Проезжая по Мэриленду, Самнер впервые столкнулся с проблемой рабства, которая неприятно поразила его. В столице он побывал на заседаниях Конгресса и восхищался речами Генри Клея и Джона Кэлхуна.

Занимаясь в Бостоне юридической практикой, Самнер много и упорно занимался углублением своего образования. В 1836-1837 годах его пригласили читать лекции на родном юридическом факультете в Гарварде. Хотя и недолгая преподавательская работа немало содействовала совершенствованию его ораторского искусства. В это время он тесно сближается с бостонскими вигами. Его не интересовали обычные разговоры о спорте, лошадях и собаках, он плохо разбирался в музыке, живописи и поэзии, но его приверженность к политике была несомненна. В глазах бостонского общества он все же выглядел как многообещающий юноша, сторонник умеренных реформ.

В 1837-1840 гг. Самнер путешествует по Европе, где он начинает свободно говорить на французском, испанском, немецком и итальянском языках. Он встречается со многими знаменитыми людьми и представителями политической элиты такими, как князь Меттерних или наследный принц Пруссии. «Мое путешествие возбудило мои амбиции», – признается он позже.5 Возвратившись в Бостон, он расширяет круг своих друзей и знакомых, среди них: Джордж Тикнор, Роберт Лоуэлл, Ральф Эмерсон, Натан Эплтон, Дэниэл Уэбстер и другие. Поворотным пунктом в его карьере становится его речь «Действительное величие наций», произнесенная в 1845 г. против надвигающейся войны с Мексикой. Он становится признанным оратором, этот высокий, статный, щеголеватый юноша, наделенный сильным голосом, страстным темпераментом и красноречием, а также обладающий достаточной эрудицией.

Самнер эффективно сотрудничал с Горацием Манном по совершенствованию системы государственного образования в штате Массачусетс. Он настаивает также на реформе пенитенциарной системы. С резкой критикой Мексиканской войны он выступил в легислатуре штата Массачусетс. Самнер заявил, что эта война ведется ради расширения и усиления рабовладельческой системы на западных землях и таким образом направлена против интересов свободных штатов. В своем выступлении он назвал войну преступлением против справедливости и гуманности и призвал к ее прекращению и выводу американских войск с территории Мексики.6

Самнер принял самое активное участие в образование партии фрисойлеров, выступающей против распространения рабства на западные земли. Он активно осуждает новый компромисс 1850 года, согласно которому был принят жестокий закон о беглых рабах. Позиция вигов вызывает у него полное неприятие, он резко отзывается о поддержке этого компромисса Уэбстером в его знаменитой речи 7 марта 1850 года. «Уэбстер после этой речи занял место в черном списке подлых отступников дела Свободы», – пишет он своим друзьям. Он называет своего бывшего кумира «падшим ангелом», «предателем священного дела», Иудой и Бенедиктом Арнольдом.7 Новый закон о беглых рабах он считал неконституционным и осуждал нового президента Милларда Филлмора за то, что он подписал его. «Было бы лучше всего для него, чтобы он никогда не рождался на свет, было бы лучше для памяти о нем и для доброго имени его детей, чтобы он никогда не был президентом!».8 Он был уверен, что этот закон никогда не будет исполняться в Массачусетсе. «Общественное мнение, – говорил он, – подобно херувиму с пламенеющим мечом у ворот будет разворачиваться в любую сторону, чтобы … препятствовать появлению любого охотника за беглыми рабами на нашей земле».9 Самнер настаивал на отмене компромисса 1850 года, на запрете рабства в федеральном округе Колумбия, исключении рабства в территориях.

В 1851 году коалиция демократов и фрисойлеров Массачусетса избрала Самнера в Сенат на место, освободившееся после перехода Дэниела Уэбстера на работу в Государственный департамент. Теперь именно в Конгрессе США Самнеру предстоит доказать, что он стал одним из ведущих политиков страны. Как он сам отмечал, что палата Сената «станет могущественной кафедрой, с которой правда будет провозглашена».10 26 августа 1852 года Самнер, несмотря на энергичные усилия противников помешать ему, произнес свою первую крупную речь в Сенате, озаглавленную «Свобода общенациональна, рабство секционально», что стало популярным аболиционистским девизом.

В 1854 году в Конгресс был внесен известный билль Канзас-Небраска, предложенный Стивеном Дугласом. Главным принципом в нем провозглашался «суверенитет скваттеров», т.е. само население в территориях решало вопрос о рабстве, что отменяло линию Миссурийского компромисса. Законопроект вновь подтвердил доктрину невмешательства центрального правительства в вопрос о рабстве. Мечтая о президентском кресле, Ст. Дуглас был заинтересован в поддержке рабовладельцев Юга, и новый компромисс должен был, по его мнению, способствовать росту его популярности среди южан.11 Однако даже подобный законопроект не мог устроить наиболее экстремистских плантаторов. Так, сенатор Диксон из Кентукки внес поправку к биллю, которая гласила, что «граждане Соединенных штатов должны быть свободными в своем праве брать с собой и держать своих рабов в любых территориях, как если бы Миссурийский компромисс не существовал вовсе».12 На другой день сенатор Самнер из Массачусетса предложил поправку, подтверждающую Миссурийский компромисс.13

В развернувшихся в Конгрессе дебатах особенно непримиримую позицию по отношению к биллю занял именно Чарльз Самнер, блестяще парировавший все возражения прорабовладельчески настроенных демократов.14 В газетах «New York Times» и «National Era» появилось «Обращение независимых демократов-конгрессменов к народу Соединенных Штатов». В нем говорилось о перспективах территории Небраска, ее выгодном географическом положении и плодородии ее почв. Заявлялось, что предложенный Дугласом билль отменяет Миссурийский компромисс, поэтому он является «серьезным нарушением священного компромисса, преступным предательством драгоценных прав», поскольку закрывает обширные незанятые территории для действительных поселенцев и отдает их плантаторам, которые превратят их «в тоскливую страну, населенную хозяевами и рабами». Призыв был обращен к лицам, заинтересованным в строительстве железной дороги к Тихому океану, к западным поселенцам, фрисойлерам и иммигрантам, чтобы они поддержали протест против предложений Дугласа. Если позволить биллю стать законом, то свободные поселенцы не смогут обосноваться в Небраске, потому что там утвердится рабство. Народ должен протестовать против этого «огромного преступления» посредством писем в газеты, обращений и петиций, а также на публичных митингах. В прессе активно обсуждались детали законопроекта и подчеркивалось, что он не только отменяет Миссурийский компромисс, но и наносит удар по компромиссу 1850 года, поскольку запрещает Конгрессу вмешиваться в вопрос о рабстве в территориях.15

Вслед за принятием в Конгрессе билля Канзас-Небраска демократическим большинством начинается открытое вторжение в Канзас вооруженных миссурийских рабовладельцев. Развернувшаяся между сторонниками свободы и рабства война в Канзасе стала настоящим прологом к Гражданской войне 1861-1865 гг. В 1856 г. слово «Канзас» не сходило со страниц газет. Редакционные статьи антирабовладельческих газет Севера выходили под заголовками: «Новая гражданская война в Канзасе», «Политика пограничных разбойников», «Рабовладельческий закон в Канзасе», «Что можно сделать для свободного Канзаса». В феврале 1856 г. «New York Tribune» и «New York Evening Post» привели знаменитые слова священника Г. Бичера о том, что винтовка Шарпа в условиях Канзаса обладает не меньшей действенностью и моральной силой, чем сотня библий. С этого времени их стали называть «библией Бичера».16 На Севере был организован сбор средств в помощь фристейтерам. 16 июля 1856 г. «Tribune» напечатала письмо из Пенсильвании под заголовком «Полмиллиона для Канзаса». В нем предлагалось каждому подписчику или читателю газеты внести по 1 долл., создав тем самым канзасский фонд. Уже к концу года общая сумма пожертвований составляла 20 тыс. долл.

25 сентября 1856 г. «New York Tribune» привела заявление сенатора от штата Массачусетс Чарльза Самнера: «Я с интересом наблюдаю за вашим великолепным фондом помощи освобождению Канзаса, сейчас оскверненного и втоптанного в грязь, израненного и порабощенного президентом США, действующим как орудие тиранической рабовладельческой олигархии». Не только настойчивая пропаганда антирабовладельческих изданий, но и стремление многих свободных жителей северных штатов обосноваться на новых землях оказывали значительное влияние на формирование общественного мнения на Севере, также как и драматическое развитие событий в Канзасе.17

В мае 1856 г. миссурийцы совершили новое преступление. Они организовали нападение на Лоуренс, оплот фристейтеров. Дома поселенцев были разграблены и сожжены. Разгром Лоуренса вызвал протесты на всем Севере. 19 мая Самнер произнес в Сенате свою двухдневную блестящую речь «Преступление против Канзаса». Он назвал миссурийцев пиратами, выступавшими под черным флагом, говорил о рабстве как отрицании прав человека и всех гражданских свобод. Самнер подчеркнул, что война в Канзасе носит не местный, а национальный характер. От решения, которое будет принято Конгрессом, сказал он, зависит свобода большой территории, мир в стране и наше доброе имя в истории. Против Канзаса совершено беспримерное преступление, подобного которому нет в анналах истории. В своей речи он жестоко высмеял наиболее отличившихся в защите рабства сенаторов Батлера из Южной Каролины и Дугласа из Иллинойса.

Президент Бьюкенен назвал выступление Самнера «наиболее грубой и оскорбительной тирадой, когда-либо произнесенной в представительном собрании». Действительно, смелая речь массачусетского сенатора вызвала у рабовладельцев приступ ярости. 22 мая член Палаты представителей, племянник сенатора Батлера, Престон Брукс внезапно напал на Самнера, сидящего за письменным столом, в здании Конгресса, жестоко избив его.18 Брукса сопровождали Лоренс Кейт из Южной Каролины и Генри Эдмундсон из Виргинии, которые не принимали никакого участия в нападении. Брукс заявил: «Г-н Самнер, я читал ваши выступления очень тщательно. Это – клевета в отношении Южной Каролины, и г-на Батлера, который является моим родственником». Не дав Самнеру встать из-за стола, Брукс начал избивать его по голове толстой гуттаперчевой тростью с золотым набалдашником. Самнер оказался совершенно беспомощным, так как не мог подняться. Он был ослеплен собственной кровью, которая стекала из раны на голове, и, в конце концов, рухнул в беспамятстве. Однако Брукс продолжал наносить удары до тех пор, пока не разбил свою трость вдребезги. Несколько других сенаторов пытались помочь Самнеру, но они были остановлены Кейтом, вооруженным пистолетом, который восклицал: «Пусть будет так!»19

«Трусливое и зверское нападение на сенатора Самнера, – писала бостонская газета «Daily Evening Transcript», – показывает совершенно ясно, что никакой представитель свободных штатов не может осуществлять свои обязанности без риска быть убитым. …Эти действия – законный результат событий, которые выросли из канзасских несправедливостей… Поддерживая варварство и восхваляя его лидеров, президент и большинство Сената совместно участвуют в позоре, который они сами и поддерживают. Это преступление – не просто против свободы, но против цивилизации». Не менее резко охарактеризовала происшедшее «Boston Atlas».20

Суд приговорил Брукса к штрафу всего лишь в 300 долл., его даже не исключили из состава Палаты. На Юге Брукса приветствовали как героя.21 Нападение на сенатора Самнера еще больше накалило атмосферу в стране, в очередной раз противопоставив общественное мнение Севера и Юга друг другу.

В Чикаго, Нью-Йорке и других городах прошли митинги, на которых осуждались преступления рабовладельцев против Канзаса и избиение сенатора Самнера.22 Тут же происходил сбор денег и запись добровольцев в помощь фристейтерам. Газеты Севера писали в эти дни о «кровоточащем Канзасе» и «истекающем кровью сенаторе Самнере». Тон большинства из них был резким и осуждающим в отношении сторонников рабства. Они заявляли, что рабство еще раз показало всему миру свое истинное лицо, что оно является угрозой свободе не только на земле Канзаса, но и на Севере, даже в стенах Капитолия. Именно рабство воспитывает жестоких людей вроде Атчисона или Брукса. Редактором «New York Evening Post» Уильям Каллен Брайант, писал: «Юг не может терпеть свободу слова в любом месте, и стремится подавить его в Вашингтоне с помощью дубинки, а сейчас они пытаются задушить ее в Канзасе, опираясь на убийства и грабежи …Разве мы тоже рабы, рабы на всю жизнь, сносящие любые жестокие удары?»23

С резким осуждением нападения на Самнера выступил Р. Эмерсон, призвав объединяться в защиту американской свободы. В речи «Американская цивилизация» он осудил рабство и олигархию Юга, которые «отравляют нашу политику, общественную нравственность и отношения между людьми». Он убеждал слушателей в том, что существование двух разных форм общества – демократии и олигархии – невозможно в рамках одного государства с едиными законами. «Варварство, при котором человек низводится до положения животного, и цивилизация не могут сосуществовать в одном государстве. Либо мы выбираем свободу, либо рабство». «Страна в опасности», – такова главная мысль его выступлений в 1855–1856 годах. Долг каждого честного человека в этих условиях – активно включиться в борьбу. «Ученый, защищающий рабство, произвол правительства, монополии, угнетение, предает свою профессию. Он перестает быть ученым и не может больше относиться к компании порядочных людей».24

Обострение борьбы в самом Канзасе и вокруг него тоже активно обсуждалось на страницах южной прессы. Дольно широким оказался спектр мнений по отношению к избиению 22 мая 1856 г. сенатора Самнера южанином Бруксом. Нападение на невооруженного человека, находящегося в стенах Конгресса, многие считали действием, недостойным джентльмена. «Чудовищно, что член Палаты представителей избивает сенатора в здании Конгресса из-за речи, произнесенной в Сенате и не имеющей никакого прямого отношения к индивидууму, осуществляющему избиение», – писала юнионистская газета «Louisville Journal».25 Даже экстремистская «Charleston Mercury» не могла одобрить столь не рыцарское и не джентльменское поведение южного конгрессмена. «Получается, что сенаторы и представители не могут наслаждаться правом свободы слова или свободного обсуждения без того, чтобы не подвергнуться зверскому нападению. Они должны иметь в руках или трость, или револьвер. Трудно думать спокойно о таком нападении, какому подвергся м-р Самнер. Такое нападение является малодушным и недостойным… Грустно, что подобное имеет место».26

Но основная часть населения, особенно на глубоком Юге, выражала одобрение действиям Брукса. Народ Южной Каролины восхищался его поступком. «Yorkville Enquirer» сообщала: «В Бостоне и других городах Массачусетса были проведены массовые митинги, где выражалась подобающая степень негодования по поводу избиения их сенатора. С другой стороны, мы удовлетворены, что восторженные митинги были проведены в Колумбии, Чарлстоне, Ньюберри и в других местах в поддержку полковника Брукса с одобрением его действий и уверениями в поддержке его друзей дома».27 Общественное мнение Юга формировалось также под воздействием экстремистских заявлений других газет, еще более резких в своих выражениях. «Если Массачусетс не отзовет подобного человека, если Сенат не изгонит его и не сможет контролировать его, то не остается ничего, как только стегать его плетью из воловьей кожи, чтобы выбить из него плохие манеры и научить хорошим», – заявляла «Washington Sentinel».28

Сенат не стал наказывать Брукса,29 а направил жалобу в Палату представителей. Однако последняя приняла постановление, в котором заявила, что не имеет права судить Брукса.30 Была предпринята попытка исключить его из состава Палаты, но не удалось набрать 2/3 голосов. Брукс, правда, сам подал в отставку, но был затем снова переизбран в своем штате, что свидетельствовало об одобрении его поступка избирателями.

Самнер провел ближайшие несколько лет в Европе и дома, чтобы залечить раны, не только физические, но и моральные. Вернувшись к активной политической жизни, он, выступая в Сенате 4 июня 1860 г., заклеймил «варварство рабства». Он заявил, что «особый институт» Юга, который южная пропаганда живописала как благодетельный для негров, был варварским учреждением, и южане, которые основали его, являются настоящими варварами без всяких признаков цивилизации. Выступая позже в Нью-Йорке, Самнер предсказал, что с избранием Линкольна рабство вскоре скончается «…подобно отравленной крысе, которая умирает в своей норе».31 Эта речь вызвала такой негативный взрыв эмоций на Юге, что друзья опасались за его жизнь и приставили к нему вооруженную охрану. Всюду на Юге газеты обсуждали эту речь. Новоорлеанская «Daily Picayune» назвала ее «наиболее злостной и злобной тирадой против рабства и рабовладения, … которые когда-либо произносились людьми вроде Ф. Дугласа или У.Л. Гаррисона».32 После выздоровления Самнер не оставил своих антирабовладельческих настроений, наоборот, он стал отстаивать их ещё более рьяно и начал борьбу за межрасовое обучение в общественных школах Бостона.

В критические месяцы после избрания Линкольна на пост президента Самнер был категорически против любых компромиссов с Югом.

Во время Гражданской войны Самнер, примкнув к радикальным республиканцам, выступал за скорейшее освобождение рабов и в 1864 году представлял в Сенате 13-ю поправку к Конституции, а также настаивал на привлечение негров к службе в федеральной армии. Именно он предложил кандидатуру черного юриста Джона Рока для работы в Верховном суде США и возглавил кампанию за одобрение покупки Аляски.

Он был за жестки план реконструкции Юга, считая, что южные штаты «совершали самоубийство с помощью раскола, и что они должны рассматриваться в качестве завоеванных территорий, которые никогда не были государствами». Во время Реконструкции он поддержал импичмент президента Эндрю Джонсона (когда сенатский суд оправдал президента, Самнер предложил привлечь его к ответственности снова) и разработал проект Акта о гражданских правах негров, принятый уже после его смерти. Единственная попытка устройства личной жизни оказалась неудачной. Выбрав себе в жены дочь массачусетского юриста Алису Хупер, которая была намного его моложе и не разделяла взгляды своего мужа. Брак вскоре распался.

Выступая против аннексии Сан-Доминго, предложенной президентом Улиссом Грантом, Самнер подал в отставку с поста председателя сенатского комитета по международным делам (бессменно возглавляемого им с 1856 года) и порвал с республиканцами. На выборах 1872 года он поддержал кандидатуру Хораса Грили.33 В том же году ему предложили баллотироваться на должность губернатора Массачусетса, но подорванное здоровье вынудило его отказаться от этого поста. Через два года 11 марта 1874 года Чарльз Самнер скончался и был похоронен в его родном Бостоне.

В истории США он навсегда остался непримиримым сторонником равноправия негров, подлинной демократии и свободы.

Примечания:

  • 1 www.cr.nps.gov/nr/travel/wash/dc58.htm.
  • 2 Donald D.H. Charles Sumner and the Coming of the Civil War. N.Y., 1960 (Pulitzer-prize-winning biography to 1860); Idem. Charles Sumner and the Rights of Man. N.Y., 1970 (biography from 1861).
  • 3 Donald D.H. Charles Sumner and the Coming of the Civil War. N.Y., 1960. P. 5.
  • 4 Из всех видов спорта ему давалось только плавание.
  • 5 Donald D.H. Op. Cit. P. 69.
  • 6 The Annals of America. Vol.7. 1976. P.361-365.
  • 7 Donald D. Charles Sumner and the Coming of the Civil War. N.Y., 1989. Р.184-185.
  • 8 Sumner Ch. Works. Boston,1811-1874. In 14 Vols. Vol. II. P. 398-399.
  • 9 Sumner Ch. Orations and Speeches. Vol. II. Boston, 2006. P. 403.
  • 10 Pollard J.A. John Greenleaf Whittier. Boston, 1907. P. 217-219.
  • 11 Johannsen R.W. Stephen A. Douglass. N.Y., 1973. P. 499.
  • 12 Cong. Globe. 33d Cong. 1st Sess. P. 175; Greeley H. American Conflict: In 2 Vols. Chicago, 1865-1866. Vol. 1. P. 229-233.
  • 13 Алентьева Т.В. Роль общественного мнения в канун Гражданской войны в США (1850-1861 гг.). Курск, 2008. С. 56.
  • 14 The Jeffersonian and Hamiltonian Traditions in American Politics. Р. 215-219.
  • 15 New York Times. Jan. 6, 10, 11, 13, 14, 16, 18, 23, 24, 25, 26, 28; Febr. 3, 4, 6, 8, 9, 15, 16, 20, 23, 24. 1854; New York Courier and Enquirer. Jan. 30; Feb. 3, 6. 1854.
  • 16 New York Daily Tribune. Apr. 18. 1855; Febr. 8; June 12. 1856; National Intelligencer. May 31. 1856.
  • 17 Gara L. The Presidency of F. Pierce. Lawrence, 1991. P. 114-121; Goodrich T. War to the Knife: Bleeding Kansas, 1854-1861. N.Y., 1998. P. 89, 110.
  • 18 And Why not Every Man? Documentary History of the Fight against Slavery in the United States / Ed. by H. Aptheker. N.Y., 1970. P. 195-196; Pierson M.D. “All Southern Society is Assailed by the Foulest Charges”: Charles Sumner’s “The Crime against Kansas” and the Escalation of Republican Antislavery Rhetoric // The New England Quarterly. Vol. 68. N 4. December 1995. P. 531-557.
  • 19 New York Evening Post. May 23. 1856; New York Courier and Enquirer. May 24, 26. 1856; National Intelligencer. June 3. 1856.
  • 20 Clarke J.F. Anti-Slavery Days. N.Y., 1884. Р. 165-166; Daily Evening Transcript. May 23. 1856; Boston Atlas. May 24. 1856.
  • 21 Брукс погиб в 1857 году; Кейту было высказано порицание за его действия, позднее он был убит в 1864 году в ходе гражданской войны как сторонник Конфедерации.
  • 22 Strong G.T. Diary: In 2 Vols. / Ed. by A. Nevins, T. Milton. N.Y., 1952. Vol. I. P. 284-285.
  • 23 The History of the United States. Source Readings: In 4 Vols. / Ed. By N. Harris, D. Rothman, S. Ternstrom. N.Y.–L., 1950. Vol. I. P. 414-424; Craven A. The Coming of the Civil War. N.Y., 1942. P. 374-376.
  • 24 Emerson R.W. Antislavery Writings. N.Y., 1995. Р. 107-110.
  • 25 Louisville Journal. May 28. 1856.
  • 26 Charleston Mercury. May 30. 1856. Cм. также: Richmond Whig. May 31, June 4, 7. 1856.
  • 27 Charleston Mercury. May 28, 29, June 9. 1856; Yorkville Enquirer (SC). May 29. 1856.
  • 28 Richmond Enquirer. June 2, 3. 1856; New York Daily Tribune. May 21, 27. June 6. 1856; South Carolinian. May 27. 1856; http://www.furman.edu/~benson/docs/editorial/index.htm. «South Carolinian» (г. Колумбия) описывала восторженный прием, оказанный Бруксу в его родном штате. По инициативе губернатора штата была собрана круглая сумма, ради того, чтобы подарить Бруксу роскошный серебряный кувшин, кубок и трость.
  • 29 Хотя по Конституции обе палаты Конгресса имеют право наказывать своих членов за «нарушающее порядок поведение» (ст. 1, разд. 5).
  • 30 Cong. Globe. 34th Cong. 1st Sess. Part II. P. 1317, 1348-1367.
  • 31 New York Herald. June 5, 6, 7. 1860.
  • 32 Reynolds D.E. Editors Make War. Nashville, 1970. P.95-96.
  • 33 https://america-xix.ru/personalia/ch_sumner.html

Опубликовано: История и историография зарубежного мира в лицах / Под ред. В.В. Кутявина. Вып. IX. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2009. 247с. С. 49-61
Предоставлено автором.

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter