Правовые аспекты сецессии американского Юга в 1860 г.

Историку важно разобраться, каким образом довольно быстро и мирно осуществился процесс сецессии Юга. Какие правовые основания подводили под процесс сецессии лидеры Южной Конфедерации. В нашей стране этой проблемой специально до сих пор никто не занимался.

Проблема изучения правовых аспектов южного сепаратизма специально не ставилась в отечественной американистике, хотя в американской исторической науке существует немало монографий и статей, посвященных специально проблемам сецессии. В то же время нельзя не отметить заслуги ведущих отечественных американистов Р. Ф. Иванова и Г. П. Куропятника, С. Н. Бурина и др., специально занимавшихся историей второй североамериканской революции и немало сделавших для выяснения ее причин1. Также важно подчеркнуть вклад Н. Н. Болховитинова и И. П. Дементьева в изучение историографических проблем этого периода2 . Довольно много в отечественной американистике писалось о движении и идеологии аболиционизма, достаточно упомянуть работы Захаровой М. И. , Уманского П. Б. и др. 3. В 70-80-е гг. появились исследования идеологии защитников особого института Юга — рабства. Это прежде всего труды В. В. Согрина, Г. А. Дубовицкого, В. М. Кричевского, И. М. Супоницкой4 Несмотря на перечисленные нами работы, все же нельзя считать, что отечественная американистика в должной степени уделяла внимание проблемам раскола Союза, сецессионистскому движению как таковому5.

Эта проблема в настоящее время приобрела особую актуальность, поскольку в конце XX в. существенно усилились сепаратистские, дезинтеграционные процессы. Произошел на наших глазах распад СССР, Югославии, Чехословакии. Следовательно, историку важно разобраться, каким образом довольно быстро и мирно осуществился процесс сецессии Юга. Какие правовые основания подводили под процесс сецессии лидеры Южной Конфедерации. В нашей стране этой проблемой специально до сих пор никто не занимался.

Теоретики правового обоснования сецессии Юга опирались, прежде всего, на основополагающий документ американской государственности — Конституцию 1787 года. Основанная на принципе федерализма, она содержала в самой себе немало противоречий, что выяснилось уже в первые годы существования независимых США. «Отцы-основатели» вынесли с конституционного совещания в Филадельфии различное понимание того, что такое федерализм. Одну из точек зрения защищал А. Гамильтон. Так как национальное правительство создается народом и поскольку самые насущные потребности связаны с развитием национальной экономики и поддержанием благоприятных международных отношений, Гамильтон считал, что национальное правительство является верховной и ведущей силой в политических отношениях и его полномочия должны быть весьма широкими и истолковываться весьма свободно6.

Другая точка зрения, которую защищал Джефферсон (не присутствовавший на совещании, поскольку находился в качестве посланника во Франции), состояла в том, что хотя федеральное правительство имеет большое значение, оно является продуктом соглашения между штатами. И хотя «народ», по существую выступает как носитель власти, основная угроза его правам и свободам исходит именно со стороны национального правительства. Таким образом Джефферсон считал, что полномочия федерального правительства должны истолковываться узко и строго ограничиваться7 .

Борьба за права штатов возникла не в период сецессии американского Юга, а гораздо раньше, вот почему важно, хотя бы и в самых общих чертах, проследить за правовым обоснованием «суверенитета штатов». Доктрина «прав штатов» разрабатывалась наиболее активно Т. Джефферсоном, полагавшим, что это позволит упрочить демократические начала в Союзе штатов и лучше гарантировать права личности. Она получила концентрированное выражение в «доктрине нуллификации» (аннулирования). По этой доктрине штатам предоставлялась возможность объявлять федеральный закон недействительным, если, по их мнению, он противоречит Конституции. Эта доктрина впервые была предложена Т. Джефферсоном и Д. Мэдисоном как часть их оппозиции федеральному закону 1798 г. , который допускал наказание редакторов газет, если они публикуют статьи, содержащие критику федерального правительства. Она была сформулирована в так называемых Кентуккийских резолюциях. Федеральная конституция, доказывал Джефферсон, это соглашение между штатами, которые добровольно передали центральному правительству некоторые свои полномочия. Права центрального правительства, считал он, четко определены в конституции и недвусмысленно ограничены. Как только оно превышает свои прерогативы и узурпирует «неделегированные ему полномочия», штаты могут объявить его постановления антиконституционными. Более того, каждый штат может в таком случае игнорировать волю центрального правительства и опираться на свой суверенитет8.

Любопытным эпизодом из истории сепаратистских настроений на Севере явилась работа Хартфордского конвента (15. 12. 1814 — 5. 01. 1815), собрания 26 ведущих федералистов из 5 штатов Новой Англии — противников англо-американской войны 1812-1815 гг. Администрация президента Д. Мэдисона опасалась, что он выступит с инициативой сецессии Новой Англии, и готовилась к подавлению этого движения9. Конвент выражал сепаратистские настроения Новой Англии против господства в Союзе рабовладельческого Юга. Эти настроения были выражены в различных формах как оппозиция правлению республиканцев. Так, например, радикальный федералист Т. Бигелоу, выступая на Собрании Благотворительного общества Вашингтона 30 апреля 1814 г. , заявил следующее: «Поскольку конституция не смогла достичь своих заявленных целей; и поскольку существующая администрация явно нарушила ее положения; вопрос о том, должны ли мы — те, кто был в числе ее (конституции) наиболее ревностных друзей, кто всегда самым скрупулезным образом ее соблюдал, и кто пострадал больше всего от ее нарушений, — должны ли мы дальше считаться с ее авторитетом, становится вопросом не столько права, сколько целесообразности»10. Крайние новоанглийские сепаратисты (Т. Пикеринг и др. ) готовы были пойти на создание Северной конфедерации в составе Новой Англии. Планы новоанглийских сецессионистов не были поддержаны большинством населения Массачусетса. Кроме того, заключение Гентского мира и окончание войны с Англией привели к исчезновению причин для новоанглийского сепаратизма.

Позднее эту идею пропагандировали многие деятели аболиционистского движения (У. Филлипс, Т. Паркер, Х. Грили и др. ), которые считали, что Северным штатам лучше отделиться от южных, и таким образом не быть связанными с институтом рабства.

Доктрину суверенитета штатов разрабатывали на Юге, прежде всего, Дж. Тейлор (1753-1824) и Р. Хейн (1791-1839). В своей знаменитой полемике с Д. Уэбстером в 1830 г в конгрессе США, Р. Хейн обосновал свои аргументы в пользу доктрины суверенитета штатов. В ответных речах Д. Уэбстер подверг ее резкой критике и сформулировал доктрину суверенитета Союза Он заявил, что правительство США — «правительство народа, созданное народом и ответственное перед народом» (а не перед властями и населением отдельных штатов). Крылатыми стали заключительные слова его речи 26-27. 01. 1830 г.: всякому подлинно американскому сердцу всего дороже «Свобода и Союз, ныне и навеки, единые и нераздельные»11 .

Доктрину суверенитета штатов позднее возродил Д. Кэлхун (1782- 1850) из Южной Каролины в качестве способа блокирования федеральных тарифов, а позднее, усилий федерального правительства ограничить рабство. Он доказывал, что если Вашингтон попытается запретить рабство, то у штатов есть право отменить этот закон. За ним утвердился приоритет создателя групповой демократии: его идеи оказались созвучны современности и он превращен в одного из теоретиков современного либерального государства с его плюрализмом интересов и наличием у каждой группы механизма выражения своего мнения и его реальной защиты12.

Впервые четко свои взгляды он сформулировал в 1828 г в меморандуме «Позиция Южной Каролины»13. Вопрос, поставленный во главу угла в этом меморандуме? — проблема ввозных пошлин, которые ущемляли интересы аграрного Юга. Кэлхун постарался доказать, что для страны является вредным господство в ней «специальных интересов», он имел в виду торговцев и банкиров Новой Англии. Он поддержал известную доктрину нуллификации, т. е. права штатов отменять на своей территории неугодные им решения федеральной власти. Острый кризис национальной политики 1831 -1833 гг. по поводу высоких таможенных тарифов оживил давние споры о сущности принципа федерализма, о соотношении полномочий федеральной власти и штатов. Защита суверенитета и прав штатов, по его мнению, являлись панацеей от опасного развития антагонизма промышленных и аграрных штатов. Суверенитет штатов весьма вольно трактовался Кэлхуном как право каждого из них на неподчинение решению федерального правительства и даже выход из Союза. Такая концепция потребовала от него оригинального толкования американской конституции, которая впоследствии была воспринята большинством южан. К началу 30-х гг. на Юге окончательно сложилось три взгляда на природу федерального союза — нуллификаторов, юнионистов (сторонников сильной центральной власти) и традиционных защитников прав штатов — сецессионистов. Эти расхождения обусловливались, прежде всего тем, что интересы отдельных групп рабовладельцев — из старых и новых штатов, приморской полосы и горных районов, из пограничных штатов и штатов Мексиканского залива не совпадали.

В 30-40-е гг. XIX в. происходила перестройка мировоззрения южан. Если в начале века существовало мнение, что институт рабства отомрет сам собой, то развертывание промышленной революции в Англии, Франции и на Севере США потребовало большого количества сырья. И этим сырьем становится американский хлопок, вытеснивший после изобретения хлопкоочистительной машины Э. Уитни другие культуры и превративший Юг в «хлопковое королевство». Устанавливается господство олигархии крупных джентльменов-плантаторов над безгласной массой южан-фермеров, в качестве конечной цели южного общества выдвигается «аристократический идеал греческой демократии»14. Кэлхун, также как и другие, начинает активно защищать институт рабства. «Просто необходимо для нас посмотреть на природу и характер этого великого института Юга, чтобы исправить ту ложь, которая воздействует даже на нас. Прежде многие на Юге верили, что рабство — моральное и политическое зло. Теперь в эту глупую выдумку никто не верит. Мы видим теперь этот институт в его подлинном свете и рассматриваем его в качестве наиболее безопасной и стабильной основы демократических основ мира»15.

Со временем Кэлхун все чаще признавал, что между Севером и Югом существуют серьезные разногласия. Свободные штаты, по его мнению, источник всех конфликтов, которые возникают между трудом и капиталом, а значит, эти штаты являются дестабилизирующей силой, способны привести к расколу страну. Его апология рабства носила патерналистскую направленность: Д. Кэлхун трактовал отношения между классами рабовладельческого общества как отношения «отцов и детей», «старших и младших»16. Рабовладение, указывал Кэлхун, является первоосновой экономического развития и благополучия Юга, его социальных отношений и политической организации. Кэлхун настойчиво напоминал, что в 1787 г южные штаты пошли на ратификацию конституции только в силу договоренности о сохранении рабства. На этом основании он указывал на незаконность любой агитации против него и утверждал, что Конгресс США не имеет права обсуждать этот вопрос. Попытка запретить рабство в федеральном округе Колумбия или на любой другой территории будет открытой и опасной попыткой подорвать сами устои Юга.

Тезис о конституционности рабства был очень важным для Д. Кэлхуна. Он доказывал, что южные штаты независимы и суверенны, что они обладают «исключительным и принадлежащим только им правом контроля над своими внутренними институтами, которое не может быть никому делегировано», что федеральное правительство обязано стоять на страже этого права. Рабовладение — это важнейший из институтов, и всякое покушение на него есть нарушение самых священных обязательств, поэтому попытки запретить рабство на любой территории Юга, будут открытым и опасным наступлением на права рабовладельческих штатов, «попытки препятствовать расширению их границ и росту численности населения за счет присоединения новых территорий являются по отношению к ним враждебным актом»17. Фактически право на нуллификацию означало шаг к признанию права на сецессию. В конце 40-х гг. Кэлхун завершил работу над двумя основными трудами: «Исследование о правительственной власти» и «Рассуждение о конституции и правительстве Соединенных Штатов».

Кэлхун абсолютизировал роль государства, полагая, что от его типа зависит поведение граждан. Он стремился защищать интересы рабовладельцев сугубо конституционными методами. У Джефферсона Кэлхун заимствовал учение о правах штатов, у федералистов — теорию государства, основанного на строгом равновесии сил. Объединив эти теории, он сконструировал свою теорию18. В отличие от Мэдисона и некоторых других толкователей Конституции Кэлхун не изъявлял желания уступать федеральному правительству ни половины, ни даже части суверенитета. Конституция ни в коей мере не могла рассматриваться как соглашение массы индивидуумов, населяющих Америку. Она была «общественным договором» между гражданами отдельных и суверенных государств-штатов, которые делегировали федеральному правительству ряд строго перечисленных и строго определенных прав. Все же иные полномочия, о чем четко свидетельствовала 10-я статья Билля о правах, принадлежали штатам. По его заключению, любой федеральный закон, выходивший за рамки прерогатив федерального правительства, в частности указ о протекционистских тарифах, мог быть объявлен недействительным каждым штатом. Правда, Конгресс США имел право защищать принятый им закон, но чтобы преодолеть вето штата, он должен был принять соответствующую поправку к конституции. Однако в этом случае штаг; имеющий особое мнение, обладал правом свободного выхода из федерального союза19.

«Для существования и сохранения свободных штатов необходимы две силы: сила управляемых, чтобы препятствовать правителям злоупотреблять своей властью и заставить их быть верными своим избирателям, — это достигается при помощи избирательного права, сила, способная заставить отдельные части общества быть справедливыми друг по отношению к другу и принуждать их считаться с интересами друг друга, это может быть достигнуто только при условии, что мероприятия правительства будут проводиться с общего одобрения всех значительных и определившихся общественных групп. Этот результат выражает общий итог всех усилий свободных штатов сохранить свою свободу путем предотвращения конфликтов между отдельными классами или частями общества»20. При разработке данного аспекта проблемы Кэлхун выдвинул принцип, на котором зиждется его слава политического мыслителя — теорию параллельно действующего большинства. Он нашел свое решение вопроса в расширении принципа демократии, поставив над объединенным, взятым в целом количественным большинством волю географического большинства, «ли, другими словами, путем специального референдума по географическим районам. «Из сказанного выше следует, что существует два различных способа выявления общественного мнения: первый — просто на основании избирательного права, без какой-либо дополнительной помощи, второй — на основании права, осуществляемого через надлежащий орган. Каждый из них выявляет настроение большинства. Однако первый обращает внимание только на количество, полагая, что общество составляет единое целое, имеющее один, общий для всех интерес, и выявляет мнение большей части целого, принимая его за мнение всего общества Второй, напротив, обращает внимание не только на количество, но и на существование различных групп, полагая, что общество состоит из различных враждующих между собой групп, когда речь идет о действиях государства. При этом способе выявляется как мнение каждой из них, что делается при помощи ее большинства или особо созданного органа, так и совокупное мнение всех, как выражение мнения общества в целом. Первый из этих способов я называю количественным, или абсолютным большинством, а второй — параллельно действующим, или конституционным большинством»21. Разрабатывая проблему защиты прав штатов, он выдвинул принцип относительного большинства. Его можно понимать как систему мер, ограничивающих прерогативы федеральной власти22. К числу их Кэлхун относил расширение полномочий штатов в выработке законов и предоставлением права налагать вето на них, а также право штатов не подчиняться федеральному правительству в пределах своей территории в случае несогласия с ним (нуллификация). «Не может быть разделения власти без механизма защиты каждой частью Союза своих прав Иначе более сильная его часть сосредоточит в своих руках всю полноту власти». Он предлагает контроль за центральным правительством путем специальной формы референдумов по регионам. Одной из идей является также двойное президентство: в каждой из секций свой президент с правом вето на решения конгресса23.

Концепция прав штатов, предложенная Кэлхуном, была воспринята южными политиками не сразу. Многое в ней было непривычным, даже явно противоречащим конституции США: последняя, например, признавала суверенитет штатов, но ни словом не обмолвилась об их праве на самоопределение вплоть до отделения. Позиция Кэлхуна подверглась критике. Д. Уэбстер выступил в конгрессе с речью 16 февраля 1833 г. под названием «Конституция не является договором между суверенными штатами». Доводы Уэбстера носили сугубо юридический характер и основывались на четырех исходных положениях: верховная власть принадлежит народу; индивидуальные носители верховной власти, из которых состоит народ, действуя коллективно, и учредили конституцию; учрежденная подобным образом конституция является высшим законом страны, действие которого непосредственно распространяется на отдельных граждан и который исключает посреднический суверенитет штата; в качестве «заключенного по всей форме договора» конституция нерасторжима и носит окончательный характер — из нее вытекают все функции, необходимые для истолкования предусмотренных ею полномочий и проведения в жизнь ее воли24.

Плантаторы Юга были жизненно заинтересованы в территориальном расширении рабовладельческой сисгемы. Ограничение рабства существующими границами означало бы его постепенную гибель. Вот почему известная своими аболиционистскими настроениями газета «Нью- Йорк Трибюн» заявляла, что смотрит «уверенно в отношении окончательного запрещения рабства на американской земле. Конгресс может ничего не делать, но ограничить национальное бедствие и позор его нынешними законными границами, и конец рабства наступит не через потрясения и разрушения, но … подобно тому, как заходит солнце или падает на землю дождь»25. «Трибюн» приводит слова плантатора Д. Рэндольфа о том, что скоро наступит время, когда плантаторы будут убегать от рабов, вместо того чтобы рабам убегать от хозяев, если не распространить рабство на новые территории. Газета сравнивала рабовладельцев с людьми, живущими на вулкане, готовом в любой момент начать свое извержение. «Но вместо того, чтобы искать безопасности, они усиливают опасность требуя присоединения новых территорий и открытия иностранной работорговли»26.

Вопрос о рабстве становится центральным в 50-е гг. XIX века, отодвигая все другие на второй план. Ни Кэлхун, ни Уэбстер не дожили до того дня, когда разразился острейший политический кризис в стране, приведший к сецессии Юга на практике Президентские выборы 1860 года были призваны сыграть решающую роль в вопросе о рабстве и дальнейшем господстве рабовладельцев над Союзом «Нью-Йорк Трибюн» неоднократно указывала, что власть в стране, по существу, сосредоточилась в руках немногочисленной олигархии. Среди 300 тыс. рабовладельцев только 30 тыс. являются владельцами большого количества рабов, и именно в их руках сосредоточена власть27.

16 мая 1860 года в Чикаго открылся съезд Республиканской партии. На нем присутствовали делегаты от всех свободных штатов, а также Делавэра, Мэриленда, Миссури и Виргинии. Председателем съезда был избран Д. Уилмот28. На съезде разгорелась серьезная борьба. В результате трех баллотировок кандидатом на пост президента от республиканской партии был избран А. Линкольн. Кандидатом в вице-президенты был выдвинут Г. Хэмлин. Происхождение Линкольна из фермерской среды, его трудовое прошлое должны были, по мнению руководителей партии, привлечь голоса трудящихся классов29.

В рядах республиканской партии Линкольн занимал центристские позиции30. Он твердо стоял на принципах ограничения рабства существующей территорией и невмешательства в дела рабовладельческих штатов. Национальную известность принесли ему дебаты с С. Дугласом в 1858 году на выборах в сенат от штата Иллинойс. Дебаты широко освещались в прессе31. Знаменитыми стали его слова, произнесенные на республиканском конвенте штата Иллинойс, что «дом, разделенный надвое», устоять не может, что правительство США не может оставаться наполовину рабовладельческим, наполовину свободным. Поэтому неизбежна реорганизация всего Союза либо на основе рабства, либо на основе свободного труда32.

Линкольн гордился принципами американской демократии и в то же время выражал озабоченность в связи с посягательствами на нее со стороны реакционеров. «Процесс нашего вырождения, мне кажется, происходит довольно быстро. Как нация мы начали с заявления: «Все люди равны». Теперь мы на практике читаем так: «Все люди рождены равными, кроме негров » Когда «ничего не знающие» придут к власти, это будет читаться: «Все люди рождены равными, кроме негров, иностранцев и католиков. » Когда дело дойдет до этого, я предпочту эмигрировать»33.

Выражая распространенные среди республиканцев взгляды в отношении рабочего класса, Линкольн заявлял: «Мы не предполагаем объявлять войну капиталу, мы хотим лишь дать самому обыкновенному человеку такую же возможность разбогатеть, как и всем другим … Я хочу, чтобы у каждого человека была возможность улучшить свое положение, и я считаю, что право на это имеют и негры. Я хочу, чтобы каждый человек мог надеяться, что, проработав по найму год или два, он сможет затем потрудиться на себя, а потом и нанять рабочих, которые будут работать на него. Вот такое положение вещей я считаю правильным»34.

Избирательная платформа республиканцев включала требования запрещения рабства в новых территориях, прекращение африканской работорговли, принятие Канзаса в Союз в качестве свободного штата, закона о гомстедах, прекращения дискриминации иностранцев, осуществления политики протекционизма, программы «внутренних улучшений», строительства трансконтинентальной железной дороги35. Это была программа, выражавшая интересы передовых классов американского общества, промышленной буржуазии, фермерства, рабочих.

Особое внимание уделяли республиканцы северо-западным штатам, роль которых все время увеличивалась. Приводя образное сравнение, газеты писали. «Король хлопок» мертв, теперь правит новый монарх в образе пшеницы»36. Было очевидно, что народные массы Севера проголосуют за Линкольна. Демократическая партия все больше утрачивала свои позиции в стране, окончательное ее поражение предопределил раскол на съезде в Чарлсгоне (Южная Каролина) в апреле 1860 года. Демократы раскололись на северных и южных, и собрали затем отдельные съезды в Ричмонде и Балтиморе. Северные демократы выдвинули кандидатуру С. Дугласа, южные — Дж. Брекинриджа37. В своих избирательных платформах обе демократические партии одобряли требование о проведении в жизнь закона о беглых рабах, приобретении Кубы, строительстве железной дороги от Миссисипи до Тихого океана.

Главной причиной раскола было то, что южные рабовладельцы настаивали на доктрине прав штатов и вынашивали планы отделения, стремясь в то же время к господству рабства на территории всей страны, а северные демократы основывались на доктрине «суверенитета скваттеров» и стояли за целостность Союза. Выборы принесли победу Линкольну он получил 1. 857. 610 голосов и завоевал большинство во всех свободных штатах за исключением Нью-Джерси. Кандидаты демократических партий получили: Дуглас — 1291574 голоса и Брекинридж — 850 тысяч38. Победа республиканцев на выборах означала свержение власти плантаторской аристократии мирным путем на основе конституции. Промышленная буржуазия могла торжествовать победу. «В истории президентских выборов не было события более волнующего, более показательного и полного энтузиазма, чем выборы 1860 года»39.

Однако радость по поводу победы над рабовладельцами была преждевременна. Они не собирались добровольно уступать своей власти. Как только сообщение об избрании Линкольна достигло южных штатов, там начинается движение за отделение и создание независимого государства. Движение за отделение возглавила Южная Каролина. В декабре 1859 г. после восстания Д. Брауна рабовладельцы этого штата пытались организовать встречу представителей всех рабовладельческих штатов, чтобы договориться о «совместных действиях». 13 ноября 1860 г. легислатура штата единодушно приняла решение о созыве конвента для рассмотрения этого вопроса. 20 декабря все 169 депутатов конвента проголосовали за ордонанс об отделении, объявлявший, что «союз, существующий между Южной Каролиной и другими штатами … настоящим расторгается». Таким образом, Южная Каролина возглавила движение за сецессию, отделение от Союза. С первых же дней после избрания Линкольна президентом страны в штатах глубокого Юга и Юго-Запада инициативу прочно удерживали крайние сепаратисты: сенаторы Дж. Дэвис (Мисиссиппи) и Р. Рэтт (Юж. Каролина), экс-губернаторы Р. Янсей (Алабама) и Дж. Квитман (Мисисиппи). «У меня нет ни малейшей тени сомнения в том, что выход из состава США — ваше священное право и обязанность, — утверждал в обращении к жителям Джорджии бывший министр финансов Х. Кобб 6 декабря 1860 г. , -… готовьтесь к провозглашению и сохранению вашей независимости от Союза, поскольку вам никогда не обрести в нем равенства и справедливости»40. Ссылаясь на Декларацию независимости, сепаратисты утверждали, что поскольку народ является главным источником политической власти в стране, ему принадлежит неотъемлемое право изменять форму правления, если та перестает соответствовать целям, ради осуществления которых она была создана. Для экстремистов сецессия явилась эпилогом, венчающим длительную борьбу за независимость Юга. В январе-феврале 1861 г. еще семь рабовладельческих штатов вышли из Союза: Миссисипи(9/1), Флорида (ЮЛ), Алабама (11/1), Джорджия (19/1), Луизиана (26/1), Техас(1/Н), Теннесси. Позднее к ним присоединились еще три: Арканзас. Виргиния и Северная Каролина. Территория всех 11 отделившихся штатов достигла 733 144 кв. миль, что составляло 40% территории страны41.

Конвент отделившихся штатов собрался в г. Монтгомери (Алабама) 4 февраля 1861 г. Он состоял из представителей шести штатов, отделившихся к тому времени от Союза: Алабамы, Флориды, Джорджии, Луизианы, Миссисипи и Юж. Каролины. Конвент провозгласил создание Конфедерации южных штатов. Они создали вооруженные силы, заняли почти все военные арсеналы и форты США, за исключением Самтера. Газеты Юга советовали поскорее вооружаться, чтобы оказать сопротивление вступлению Линкольна на пост президента. Газета «Натчез Фри Трейдер» (Миссури) призывала 19/IХ-1860: «Рубикон перейден. Мы должны действовать. Если мы не можем иметь равенство штатов в Союзе, мы получим его вне Союза — «Свободную и независимую республику южных Соединенных штатов Америки». Газета «Оксфорд Меркьюри» (Миссисиппи) писала 17/IX-1860: «Преданность Союзу- измена Югу! Нас привел к этому фанатизм, и мы готовы принять это из чувства самосохранения. Конституции созданы для защиты меньшинства. Право на восстание — право на самозащиту — исходит от небес, оно выше конституционного соглашения… Юг требует лишь того, что принадлежит ему по Конституции. Но поскольку правда то, что могущественное сектантское большинство почти захватило правительство и его цель уничтожить институт рабства, существующий в 15 штатах, мы не можем спокойно смотреть, как управление переходит в руки такой гнусной шайки. Джорджия, Миссисипи, Алабама, Луизиана, Техас и Арканзас скоро объединятся как братья, чтобы защитить друг друга от нашествия северных фанатиков… Мы надеемся, что ни один южанин больше не вступит в дискуссию с северянином, хорошо или плохо рабство. Отныне мы будем говорить им: «Эти негры наши, и как только вы попытаетесь их присвоить, вы заплатите штраф своей жизнью».

8 февраля 1861 года представители отделившихся штатов приняли конституцию «Конфедерации штатов Америки» и 18 февраля избрали временным президентом Джефферсона Дэвиса, крупного плантатора из Миссисипи, являвшегося сенатором конгресса США. Вице-президентом был избран Александр Гамильтон Стифенс (1812-1883). Будучи политическим деятелем и юристом, он еще задолго до сецессии Юга отстаивал это право, как действенное, хотя и крайнее средство, заставляющее федеральную власть держаться в рамках Конституции. Право на отделение есть право как гражданское, так и революционное. Оно заложено в договоре, первоначально заключенном штатами. Любой штаг вправе взять обратно то, что он предоставил мирным путем, когда сочтет подобный шаг желательным. Суверенные штаты никогда не отрекались от своего суверенитета. Конституция представляет собой равноправный договор между равноправными партнерами. Соединенные Штаты — это федеративный союз а не органически единое государство. Рассмотрение основного закона как документа, связывающего страну воедино и подчиняющего каждого отдельного гражданина непосредственно центральному правительству в духе Д. Уэбстера, считает не только антиисторическим, но и противоречащим всем фактам и всем традициям. Лишь тот, кто умышленно закрывает глаза на ранний период истории конституции, может отстаивать принцип централизации власти и утверждать, что право на отделение носит лишь революционный характер. «Настоящее государство должно прежде всего быть сильным… Необходимо, чтобы некая сила объединяла воедино все его части и всех его граждан. Я охотно признаю эту необходимость. Наши расхождения затрагивают не эту силу и не широту ее применения, а характер и природу. Какой она должна быть — физической или моральной? Я полагаю, что самая могучая сила, способная связывать воедино все составные элементы всякого государства, это любовь народа к своему государству»42 . До тех пор, пока уважаются права всех, общие интересы и верность своему государству будут сохранять целостность союза.

21 марта 1861 г. он произнес в Саванне речь о принципах нового государства Конфедеративных Штатов Америки. «В период разработки старой конституции … среди большинства ведущих государственных деятелей господствовало мнение, что порабощение африканцев являет собой нарушение законов природы, что с социальной, моральной и политической точки зрения оно носит принципиально порочный характер. Это явление представлялось им злом, но они не знали, как с ним бороться. Однако все они в то время полагали, что провидение каким-то образом вмешается, что дни института рабства будут сочтены и оно умрет естественной смертью… Эти представления были в основе своей ошибочными, ибо исходили из представления о равенстве рас… Наше новое государство исходит из прямо противоположной идеи… Основой, краеугольным камнем является великая истина, гласящая, что негр и белый не равны, что рабство, то есть подчинение высшей расе, — естественное и правомерное для него состояние,… отвечающее велениям нашего Создателя… Наша Конфедерация основана на принципах, которые находятся в полном согласии с божественными законами. Этот камень, отброшенный первыми строителями, «становится главной опорой», поистине «краеугольным камнем» нашего нового здания»43.

В конституции Конфедерации нашли отражение основные цели сецессионистов. В большей части конституции Конфедерации копировала конституцию США, но с той разницей, что рабство провозглашалось открыто и признавалось законным не только для территории отделившихся штатов, но и для тех территорий, которые присоединятся к Конфедерации. Однако в конституции пришлось признать запрет на работорговлю с другими странами и вывоз рабов из Африки44.

Учитывая конфедеративную форму объединения южных штатов, конституция значительное внимание уделяла правам отдельных штатов. Уже в преамбуле говорилось о признании прав штатов как суверенных независимых государств. Чиновники Конфедерации, деятельность которых полностью протекала в рамках какого-либо штата, были подотчетны властям штата и могли быть преданы импичменту легислатур. Конституция ограничивала право президента при назначении должностных лиц и предоставляла значительные права в этой области штатам. Характерно также и то, что конституция не предоставляла штатам права свободного выхода из Конфедерации. Ратификация конституции в некоторых штатах натолкнулось на серьезные трудности. Если, например, в Джорджии за нее было подано подавляющее большинство голосов, то в Юж. Каролине имело место значительная оппозиция. Это было вызвано тем, что права, предоставленные штатам, рассматривались как недостаточные45.

Иной характер носили выступления против сецессии. Это движение было сильным, причем не только на верхнем Юге, но и в ряде районов нижнего Юга. Показательно, что даже на сецессионистских конвентах раздавались голоса против сецессии. Выдвигалось требование, чтобы вопрос об отделении решался плебисцитом. Предлагались всевозможные компромиссные решения проблемы взаимоотношений между северными и южными штатами.

Сецессионистское движение захватило врасплох многих представителей республиканской партии Перед лицом грозящей Гражданской войны северная буржуазия заколебалась. И эти колебания ясно отразились на страницах печати, прежде всего «Нью-Йорк Трибюн». Несмотря на постоянные угрозы об отделении Юга, «Трибюн» не верила в его возможность: «Очень легко разрушить Союз на бумаге, но на практике … огромные препятствия возникнут на этом пути. Политические узы, мо- жег быть, разорвать сравнительно легко, но социальные и коммерческие связи … могут быть разорваны только после отчаянной борьбы».46 «Объединение Юга с целью разгрома Союза не более вероятно, чем заговор лунатиков с целью разгрома сумасшедшего дома», — писала она47. Однако начавшееся после избрания Линкольна сецессионистское движение поставило страну перед совершившимся фактом. «Американская республика, — писала «Трибюн», — переживает сейчас наиболее серьезное и тяжелое испытание, мы думаем, что это слово лучше подходит, чем кризис»48.

Перед Севером встал трудный вопрос, какую политику проводить в сложившихся условиях. Трудящиеся массы требовали решительных действий, призывая на многочисленных митингах к сохранению Союза и наказанию мятежников49. Буржуазию Севера пугала перспектива кровопролитной гражданской войны. Выражая ее взгляды, «Трибюн» заявила: «Трудно жить в республике, где одна часть пригвождается к другой штыком … Если рабовладельческие штаты убедятся, что для них лучше быть вне Союза, чем в нем, мы будем настаивать на том, чтобы разрешить им уйти с миром»50. Ее главный редактор Х. Грили был твердо убежден в возможности мирного разрешения кризиса. Он не сумел правильно оценить природу сецессионистского движения. Сложившаяся ситуация, как ему казалось, напоминала времена войны за независимость, и, верный учению Джефферсона о том, что народ имеет право восстать против правительства, если его действия противоречат народным интересам, он заявил: «Если мы оправдываем отделение 3 миллионов колонистов от Британской империи в 1776 году, почему мы не должны оправдать отделение 5 миллионов южан от федерального Союза в 1861 году. «51

Однако эта нерешительная позиция Севера была непродолжительной. Предложения новых компромиссов между Севером и Югом были встречены отрицательно. 18 декабря 1860 года сенатор от Кентукки Криттенден предложил продлить линию миссурийского компромисса до Тихого океана. Газеты Севера подвергли его резкой критике52. 7 января 1861 г. редактор газеты «Трибюн» Грили опубликовал открытое письмо, что в связи с агрессией рабовладельцев «народ свободных штатов отвергает любой компромисс». 53 С 18/11 по 1/III — 1861 года в этой газете печатается заголовок: «Нет компромиссу! Нет уступкам изменникам!»54.

Несмотря на миролюбивые заявления мятежников, подготовка к войне началась на Юге еще задолго до начала открытых военных действий. Юг мог беспрепятственно готовиться к войне, так как до 4 марта 1861 г. на посту президента США оставался сторонник рабовладельцев Д. Бьюкенен. Будучи главой государства, он не мог открыто выступить в поддержку действий южан. Он лицемерно порицал сецессию как нарушение конституции, но при этом заявлял, что конституция не дает президенту права использовать силу, чтобы восстановить единство Союза. 55 В ежегодном послании конгрессу 3 декабря 1860 г. он осудил как лишенное законных оснований движение на Юге за отделение от Союза, отметив, что оно «полностью несовместимо с характером федеральной конституции». Наряду с этим Бьюкенен указал, что он не наделен полномочиями силой удерживать отдельные штаты в федерации. «После серьезных размышлений я пришел к выводу, что ни конгресс, ни органы федерального правительства неправомочны при помощи силы заставлять штаты оставаться в Союзе. Истина заключается в том, что наш Союз невозможно построить на крови его граждан, пролитой на полях гражданской войны»56 . Более открыто действовали члены правительства — Флойд, Кобб и Томпсон, возглавлявшие соответственно военный департамент, финансов и внутренних дел. Благодаря их усилиям с Юга были выведены верные правительству гарнизоны и разоружены важнейшие форты. В южные штаты перебрасывались офицеры-сецессионисты, ввозилось большое количество оружия, боеприпасов и военного снаряжения. С первых же дней существования Конфедерации начались переговоры с Англией об оказании мятежникам военной и финансовой помощи.

26 февраля начал функционировать генеральный штаб Конфедерации. Вскоре было объявлено о выпуске займа в 15 млн. долл. для осуществления военных мероприятий и для содержания правительства. Решением правительства от 28 февраля в распоряжение президента Д. Дэвиса отдавались все вооруженные силы отделившихся штатов — как наемные, так и волонтеры. 6 марта начался набор в вооруженные силы 100 тыс. волонтеров. Губернатор Джорджии Джозеф Браун захватил форт Паласки в устье Саванны 3 января 1861 г. , за две с лишним недели до отделения штата. Примеру Джорджии последовали остальные южные штаты, и вскоре все основные форты и арсеналы Юга перешли в руки южан.

Инаугурационная речь Линкольна 4 марта 1861 г. носила явно примиренческий характер. «Мы не враги, но друзья. Мы не должны быть врагами… Разделение США на две половины противоестественно и не может быть долговременным». Он заявлял, что не собирается «ни прямо, ни косвенно вмешиваться в вопрос о рабстве в штатах, где оно существует», более того, закон о выдаче беглых рабов будет неукоснительно соблюдаться… Обращаясь к южанам, президент призывал их воздержаться от враждебных действий. «В ваших, а не в моих руках, мои недовольные соотечественники, важный вопрос о гражданской войне. Наше правительство не собирается нападать на вас. У вас не возникнет никаких конфликтов, если вы сами не станете агрессорами. Вы не давали клятвы Господу уничтожить это правительство, а я даю и самую священную, — сохранить, защитить и оборонить его». В своей речи Линкольн говорил, что США возникли задолго до принятия федеральной конституции, и их единство было главной ценностью. Таким образом, получалось, что Север и Юг разделяет не различное отношение к рабству, а разное толкование конституции. Его толкование было созвучно взглядам А. Гамильтона — единство штатов превыше всего. Линкольн решительно отверг за рабовладельческими штатами право на сецессию и твердо заявил, что «ни один штат… не может выйти из Союза». 57

Комментируя эту часть выступления Линкольна, южная пресса заявляла, что президент покушается на суверенитет штатов, на их право свободного выхода из Союза. Одна из виргинских газет писала: «Теперь должна начаться гражданская война. Виргиния обязана сражаться. Война на стороне Линкольна или Дэвиса — вот выбор, остающийся для нас». Югу нужен был только повод для начала военных действий. Таким предлогом явился обстрел форта Самтер. Этот форт, прикрывающий с моря подступы к Чарлстону, занимал выгодное стратегическое положение. Он оставался одним из немногих укрепленных фортов Юга, остававшихся в руках федерального правительства.

12 апреля 1861 года батареи конфедератов открыли огонь по укреплениям форта. После 40-часовой бомбардировки гарнизон Самтера капитулировал, и вооруженные южане заняли территорию форта. Так началась гражданская война Севера и Юга. Сохранение и восстановление Союза становится первостепенной задачей. «Добрая доля дискуссий велась с тех пор, как Южное восстание началось, о том, уместно ли позволить рабовладельческим штатам отделиться от Союза и основать независимое рабовладельческое правительство. Теперь очевидно, … что Союз не может быть разрушен. Не может быть двух соперничающих правительств в границах Соединенных Штатов. Территориальная целостность и политическое единство нации должны быть сохранены, чего бы это ни стоило». 58 15 апреля президент США А. Линкольн объявил о мобилизации милиции верных правительству штатов и предложил конфедератам в 20-дневный срок прекратить мятеж. Линкольн призвал всех лояльных граждан встать на защиту Союза и Конституции59. Так началась длительная и кровопролитная гражданская война, в которой одной из главных целей Севера было восстановление единства Союза60.

Газеты Севера, прежде всего «Нью-Йорк Трибюн», выразили твердую уверенность в победе. «Великий мятеж хлопководческих штатов начался с открытых попыток ниспровергнуть конституцию и правительство и утвердить рабовладельческую олигархию на их развалинах. Она может рассчитывать лишь на временные преимущества… Но никто не сомневается в окончательной победе Правды»61. «Трибюн» призвала к самой решительной борьбе против мятежников. С 26 июня по 4 июля 1861 года в ней печатается призыв: «Вперед на Ричмонд! 62 Мятежный конгресс не должен собраться здесь 20 июля. К этому дню город должен быть в руках национальной армии!»

В ходе второй североамериканской революции были решены все важнейшие задачи: была восстановлена целостность Союза, вся полнота государственной власти перешла в руки буржуазии, было уничтожено рабство, тормозившее развитие капитализма, демократическим путем был решен аграрный вопрос. Гражданская война также окончательно разрешила проблему права на сецессию: победа северян означала, что Союз не может быть расторгнут, и что штаты не могут объявлять действия Конгресса неконституционными — вывод, подтвержденный позднее Верховным судом (1869).

Примечания

  • 1 Бурин С Н. На полях сражений гражданской войны в США. — М., 1988; Иванов Р.Ф. Авраам Линкольн и гражданская война в США. — М.,1964; Иванов Р.Ф. Гражданская война в США. М., 1960; Кормилец А.А.. Поршаков С. А. Кризис второй партийной системы США накануне и в годы гражданской войны в США (1840-1.865 гт) — М, 1987, Куропятник Г.П. Вторая американская революция. — М, 1961; Петров Д.Б. Авраам Линкольн — великий гражданин Америки. М.,1960; Поршаков С.А., Кормилец А.А. Либерализм. Время испытаний. Политическое мировоззрение А.Линкольна // Проблемы американистики. — М., 1997,- Вып. 10.- С.74.-110; Согрин В.В. Президент и демократический опыт. — М. 1998.
  • 2 Болховитинов Н.Н. США: проблемы истории и современная историография. — М.,1980; Дементьев И.П. Американская историография гражданской войны в США — М.,1963 и др.
  • 3 Алентьева Т.В. Основные проблемы развития США в освещении «Нью-Йоркской трибуны» (1852-1861 гг.). Рукопись канд. дис. — М.„ 1979; Алентьева Т.В. Жизнь и взгляды Ричарда Хилдрета. — АЕ. 1995. — М.; 1996. — С. 110-129; Захарова М.И. Народное движение в США против рабства. — М., 1965; Иванов Р.Ф. Черные пасынки Америки. — М., 1978; Уманский П.Б. Из истории борьбы негров США за свободу. Негры в аболиционистском движении 30-50-е гг: XIX в. — Казань, 1963;
  • 4Дубовицкий Г.А., Шатунова И.В. Джон Кэлхун — выразитель интересов американского Юга. // АЕ, 1991. — М.,1992; Дубовицкий Г.А. Шесть портретов. — Самара,1994; Кричевский В.М. Идейно-политическая борьба в США по вопросам рабовладения: (Критика основных концепций плантаторов-рабовладельцев. К. XVIII в. -1860 г). Рукопись канд. дис. — Л., 1982; Согрин В.В. Идеология в американской истории: от отцов-основателей до конца XX века. — М.,1995; Согрин В.В. Мир американских рабовладельцев: Кэлхун, Фицхью и другие // ННИ. — 1990. — №5. — С.67-81; Супоницкая И.М. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. — М., 1998.
  • 5 Зубков А.Ю. Х.Грили и «Нью-Йорк Трибюн» во время Гражданской войны и реконструкции. — АЕ, 1985. — С. 124-142; Поршаков С. А. Партии и политическая борьба в период сецессии рабовладельческих штатов Юга (1860-1861). // Проблемы американистики. Вып.З. — М., 1985.
  • 6 Уилсон Д. Американское правительство. — М.:Прогресс,1995.-С.51.
  • 7 См.: Haecker L.M. A.Hamilton in the American Traditions. N.Y., 1967.
  • 8 Согрин В.В. Джефферсон: человек, мыслитель, политик. — М.,1989. — С. 173-174.
  • 9 См.: Козлов Д. А. Новоанглийский сепаратизм в США в нач. XIX в. — СПб., 1997.
  • 10 Там же. — С 79.
  • 11 См.: Исаев С.А. Дебаты Уэбстера-Хейна // АЕ, 1990. — М.,1991. — С. 114-125; а также: Дубовицкий Г.А. Идейно-политические взгляды Д. Уэбстера // Из истории политических движений и общественной мысли США. — Самара, 1991. — С.3-20; Webster D. The Writings and Speeches of D. Webster. -Boston 1903. — Vol. IV.-P.309.
  • 12 Дубовицкий Г.А., Шатунова И.В. Джон Кэлхун — выразитель интересов американского Юга. // АЕ, 1991. — М.,1992 — С. 57.
  • 13 The Constitutional History of the United States. 1826-1876 /Ed. by Heckett H.C. -N.Y.1939- P.260-261.
  • 14 Парриттон В.Л. Ук. соч.-С. 80-81.
  • 15 The Works of John Calhoun. Vol. III.-P. 180; Mormor Th. R. The Career of J.Calhoun. Politician, Social Critic, Political Philosopher. — N. Y -L.,1988. — P.234.
  • 16 Дубовицкий Г.А., Шатунова И.В. Джон Кэлхун — выразитель интересов американского Юга (20-40-е гг. XIX в.) //АЕ, 1991 .- М., 1992. — С.65; The Works of John Calhoun.-V.X.-P.462; V.XII. -P. 550.
  • 17 См.: Дубовицкий Г.А. Шесть портретов. — Самара, 1994.-С. 182- 183; Дубовицкий Г.А., Шатунова И.В. Ук. Соч. -С.69.
  • 18 Пазенко Е.А Теория прав штатов Д.Кэлхуна // Великобритания и США в XIX-XX вв.: по­литика, дипломатия, историография. — Уссурийск, 1997. — С.31-32; История политических и правовых идей / Под ред. В.С.Нерсесянца. — М.,1996. — С.394.
  • 19 The papers of J. С. Calhoun. Ed. by W.E. Hemphill, C.N. Wilson. Vol. I-XVI. Columbia, University of South Carolina, 1959-1985 — V.XI. — P.266-267; Calhoun J.C. A Disquisition of Government and a Discource on the Constitution and Government of the United States. /Ed. by R.K. Cralley. N. Y., 1968. — P. 112.
  • 20 The papers of J. C. Calhoun. — V.VI.-P.32,189-190; Wiltse CM. John C. Calhoun, nationalist.- N.Y.,1949.
  • 21 The papers of J. С. Calhoun. — V.I. — P.28.
  • 22 Хофстедтер P. Американская политическая традиция и ее создатели. — М.,1992. — С.111.
  • 23 Пазенко Е. А. Ук. соч. — С.37; Дубовицкий Г.А. Шесть портретов. — С. 185; Carpenter J. The South as a Conscious Minority. 1789-1861. — N. Y., 1930. — P. 149.
  • 24 Паррингтон В.Л. Основные течения американской мысли. Т.2. — М.,1962. -С.361-362; The papers of J. С. Calhoun. — V. IV. — P.573.
  • 25 «New York Daily Tribune», 10\XII-1856,p.4.
  • 26 Ibid.
  • 27 «New York Daily Tribune», 12/III,6/V, 11/VI, 21/VI, 1/VIII — 1856, 24/11 — 1858, 15/VII-1859, 3/III — 1860 и др.
  • 28 Bain R.C. Convention decision and voting records. Washington, 1960. — P.67-69
  • 29 «New York Daily Tribune», 21 /V, 9/VIII, 2/VIII, 14/VIII, 17/VIII, 30/VIII — 1860.
  • 30 См.: Иванов Р.Ф. А Линкольн и гражданская война. — М., 1964. — С. 116; Согрин В.В. Президенты и демократия: американский опыт.- М., 1998.-С. 177.
  • 31 См.: «New York Daily Tribune», 12; 13, 15, 22, 26/VII, 1/IX — 1858.
  • 32 American forum. Speeches on Historical Issues. 1788Л900. /Ed. by H.D. Wrage. — N Y., 1960 — P 180; Lincoln A. The Collected Works.- Vol. III.- P.538.
  • 33 Цит. по  Э.Генри. А.Линкольн и современность//США: экономика, политика, идеология. — 1975, — №1. — С.30.
  • 34 Цит. по: Паррингтон B.Л. Ук. соч.-Т.2.-С. 183; Фонер Ф. История рабочего движения в США. — Т.1. — М.,1948. — С.332-333.
  • 35 «New York Daily Tribune», 19/V — 1860 p.; Bain R.C. Op.cit.-P.76.
  • 36 См.: Dodd W.E. The Fight for the northwest, 1860. //American Historical Review. — Vol. XVI- No 4. — July 1911.-P. 774-778.
  • 37 «New York Daily Tribune», 19\V, 12\V, 28\V, 19\VII, 9\VIII, 11\VIII, 11\IX, 12\IX — 1860.
  • 38 Bain R. C. Op. cit. — Р. 61-67,72-76.
  • 39 «New York Daily Tribune», 8\X1 — 1860.
  • 40 Цит. по: Поршаков С. А. Партии и политическая борьба в период сецессии рабовладельческих штатов Юга (1860-1861) //Проблемы американистики. — Вып. 3. — М. . 1985. — С. 55.41 Иванов Р.Ф. Конфедерация рабовладельческих штатов в годы гражданской войны (1861- 1865 гг). / К столетию гражданской войны в США. — М., 1961. — С. 136.
  • 42 Stephens A.M. Constitutional View of the Late War between the States. Philadelphia, 1868 — Vol. 1.-P.526.
  • 43 Pendleton L B. Alexander Н. Stephens.-Philadelphia, 1908 — P.251 -254.
  • 44 Documents of American History./Ed. by H.S. Commager, — N. Y.,1945. — P.376-385.
  • 45 Иванов РФ. Ук. соч. — С. 138.
  • 46 «New York Daily Tribune», 3/XI p.5; см. также 19/XI p.4-1860.
  • 47 «New York Daily Tribune», 28/XI — 1860.
  • 48 «New York Daily Tribune», 24/XI — 1860.
  • 49 См.: «New York Daily Tribune», 5,7,10,11,12,22,28.31/I, 5,6,19,21/II -1861.
  • 50 «New York Daily Tribune», 2/XI, 9/XI, 3/XII — 1860; Potter D.M. Lincoln and his party in the secession crisis. New-Haven-London, 1962.- P.52-56; Hikes J.D. The federal Union. Boston, 1970- P.635; Howe D.W. Political history of the seccesion. — N. Y.,1969. — P.560-561.
  • 51 «New York Daily Tribune», 1\XI, 15\ХI, 17\XII -1860.
  • 52 «New York Daily Tribune», 12\XII — 1860.
  • 53 «New York Daily Tribune», 1\XII, 15\XII, 17\XII — 1860.
  • 54 См.Иванов Р.Ф., Ук. соч. — С.170.
  • 55 Fish С. The American Civil War. -L.,1937. — P.67.
  • 56  A Compilation and the Messages and Papers of the Presidents. 1789-1897.-Vol.5.- Washington. 1897 — P.626.
  • 57 Lincoln A. The Collected Works. Vol.4.P.257-260; Documents of American History. /Ed. by H.S. Commager, — N.Y.,1945. -P.385.
  • 58 «New York Daily Tribune», 25UV — 1861.
  • 59 The Collected Works of A. Lincoln. Vol.IV.-P.263.
  • 60 См.: Куропятник Г.П. Распад Союза и начало войны с Югом: разные мнения и оценки / Восприятие США по обе стороны Атлантики — М.,1997. — С.87-99.
  • 61 «New York Daily Tribune», 13MV — 1861; см. также 15,17,25\TV — 1861.
  • 62 Столица Конфедерации.

Опубликовано: Актуальные проблемы юридической науки. Ученые записки РОСИ. - Вып. 5. - Курск, 2000. - С.63-81

Чтобы сообщить об ошибке или опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter